18+
c_180_123_16777215_00_images_ISP_tr.jpgСтенограмма выступления экс-главы Владивостока в ходе прений сторон 
 
26 февраля в Тверском районном суде Москвы продолжились прения сторон по уголовному делу экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего группу компаний «Востокцемент» Андрея Пушкарёва. Во время слушания Игорь Пушкарёв перечислил многочисленные ляпы обвинения, прокомментировал выступление гособвинителей и озвученные ими в ходе прений выводы.

Экс-глава Владивостока цитировал гособвинителя Татьяну Минакову и приводил контраргументы на каждое заявление прокурора. Игорь Пушкарёв акцентировал внимание Тверского суда на абсурдности ряда доводов. Например, по версии обвинения, экс-мэр заблаговременно знал о том, что станет главой города в 2008 году, одержав победу на досрочных выборах, поэтому в 2007 году в ГК «Востокцемент» было налажено производство асфальта. Предвидел Игорь Пушкарёв и то, что во Владивостоке состоится саммит АТЭС-2012. По версии прокуроров, экс-глава запланировал обогатиться, поставляя стройматериалы МУПВ «Дороги Владивостока», который будет участвовать в стройках саммита. Однако, обвинители не учли тот факт, что муниципальное предприятие не участвовало в возведении саммитовских объектов, а «Востокцемент» не поставлял строительные материалы. 
 
Стенограмма выступления Игоря Пушкарёва 26 февраля

Судья Гордеев Д.В.:Представители защиты? Пушкарев Игорь Сергеевич? Пожалуйста, попрошу вас.

Пушкарёв И.С.:Ваша честь, я внимательно послушал в прениях обвинителей. Потом ещё почитал стенограмму. И обвинитель Никифоров полностью прочитал обвинение, которое, было нам предъявлено следствием. Но надо сказать ему спасибо, он сокращал. Так бы нам дольше пришлось слушать. Но гособвинитель Минакова,  она, конечно, проявила творчество и изложила по-своему Я хотел бы это прокомментировать, но хочу отметить, почему я с этого начал. Что такое ощущение, что у нас не было года заседаний, больше ста заседаний. Полностью проигнорированы все доводы защиты, доказательства. Полностью проигнорированы представленные доказательства и экспертиза, опровергающая ту экспертизу, которая легла в основу обвинения. Абсолютно. Как будто вот ничего и не происходило. Я, конечно, поддерживаю выступление моих защитников в прениях полностью. И просто от себя ещё хочу добавить кое-что. Вот, исходя, прежде всего, из обвинения, из выступления обвинителя. Обвинитель Минакова сказала, что я вообще, по ее мнению, задумал ещё в 2007 году в общем избраться мэром города и заниматься коррупцией. Заниматься личным обогащением  в своих интересах. Она аргументировала это тем, что ещё в седьмом году у  «Востокцемента» появилось производство асфальта. И уже начались поставки. Конечно, были заинтересованы, так как город крупный потребитель, вот эти поставки осуществлять. Но, тогда уже надо было говорить, что в 2006 году, потому что, чтобы в 2007 запустить завод, а он действительно в 2007 запущен был, заработал, начал поставки делать, надо было еще в 2006 эту работу начать. Ну и потом надо обладать каким-то даром предвидения Ванги. Или ещё кого-то. Что будут назначены внеочередные выборы в городе Владивостоке. Что они будут не только назначены, но и что меня пригласят и скажут о том что мне нужно будет идти на выборы. А потом в подтверждение этому поддержат и несколько партий, и все общественные организации, и полпред президента и так далее. То есть всё это нужно было предвидеть. Видимо дар такой был предвидения.  Но только это всё из области РЕН-ТВ, передачи Прокопенко. Значит, потому что это не соответствует действительности и ничем не подтверждено, кроме как какими-то голословными умозаключениями. То есть первый тезис обвинителя Минаковой в том, что я заранее всё так планировал. И вот 19 мая. Она сразу так начала свою речь, с того, что 19 мая подтверждение, вот «Парк – актив» переоформил. Я ушел из общества «Парк – актив». Но это было до 23 мая, до вступления, заранее же. И только 18 мая выборы состоялись. А 23 это всего лишь вступление в должность. Так что никак не заранее, даже в этом моменте. Дальше. Я просто взял, чтобы если что не было вопросов. Буду цитировать стенограмму. 

«Таким образом, ещё до избрания Пушкарева, прекрасного осознающего насколько сейчас будут востребованы асфальтобетонные смеси или дорожные материалы, начал создавать условия для того, чтобы обладая полномочиями, о которых я ещё скажу, о тех которых я уже назвала, это вопросы местного значения. В области 257 закона. Это о дорожной деятельности».

 Так вот, я специально взял справочку. Что касается АТЭС. И дорожной деятельности города Владивостока в рамках АТЭС. Вот действительно, подпрограммой на дороги  было предусмотрено 108 млрд 871 млн. На 2008-2012 годы в рамках подготовки к АТЭС. В частности, на строительство мостового перехода на остров Русский 35 млрд., на строительство мостового перехода через бухту Золотой Рог 20 млрд., на строительство автомобильной дороги «Поселок Новый - полуостров Де-Фриз» порядка 10 млрд. 29 млрд. «Посёлок Новый - полуостров Де-Фриз». Патрокл - мостовой переход через Золотой Рог 3 млрд 200 млн., реконструкция автомагистрали аэропорт Кневичи - Федеральная автодорога Хабаровск-Владивосток 366 млн., реконструкция «Аэропорт Кневичи - станция Санаторная» 10 млрд., реконструкция автомобильной дороги «Аэропорт Кневичи - станция Санаторная» 459 млн., реконструкция автомагистрали общегородского значения, проектирование, Санаторная -мостовой переход через Золотой Рог 29 млн., реконструкция сама 2 млрд. 329 млн. Дальше строительство улично-дорожной сети на острове Русском, проектирование 205, и подъездной дороги к аэропорту Кневичи 531. Из всех наименований, только два пункта это городских. И это 2 млрд. 329 млн. Из 103 миллиардов. Причём, этот подряд выиграла компания «Инжтрансстрой», которая полностью сама эти работы сделала. И ни одного килограмма асфальта даже у «Востокцемент» не приобрели. Потому что у неё был установлен свой временный завод, с которого она производила и делала другие ещё работы и подряды, в том числе этот подряд. Это один из подрядов, которые она выполняла в рамках заказа. То есть, обвинитель Минакова обвинила в том, что я позарился на деньги АТЭС на дороги, на реконструкцию, на те выделенные федеральные средства. Но фактически, никаких, ни в каких поставках, ни в каких контрактах МУП г. Владивостока «Дороги Владивостока» или «Востокцемент» не участвовал, не принимал и ничего не делал. То есть это просто фигура речи, ничем не обоснованная. Дальше обвинитель Минакова говорить что, ну в дополнение к обоснованию своей позиции, что был подписан договор  292/08 и он является ключевым. В частности процедуры… Процитирую: 

«Не прошло и нескольких дней после избрания Игоря Сергеевича, как был заключён один из ключевых договоров между МУП и «ДВ-Цементом».

Но если он ключевой, то почему мы здесь его не обсуждали? Он у нас упоминается вскользь среди многих договоров. Почему мы его не исследовали? Почему ничего по нему не сказано, не предъявлено никакого обвинения? Т.е. да потому, что он просто, опять же, голословное обвинение.

Причём для красного словца. Нет, не для красного, сказать, что здесь участвовал Андрей Сергеевич,  значит, при заключении договоров.

Но у нас есть все показания свидетелей, то есть которые говорят, о том что и договор 292, который восьмом году заключался и ещё один, который в восьмом году заключался и в девятом году заключался. Андрей Сергеевич не имеет к этому отношения, он не участвовал в этом. И все свидетели, которые были, кстати, Ваша честь, допрошены ещё до начала судебного следствия,  то есть Демичев, в частности, они всё это показывают. 

Когда я был арестован и находился в глубокой изоляции. И вообще,  не было ещё адвокатов и так далее,  поэтому они были допрошены в первые дни, они дали такие показания. 

Андрей Сергеевич, отношения который никакого не имел ни по должности, никак, мы это уже установили.

Далее, обвинитель Минакова, сетует, пеняет защите, нам что мы тратим зря время, на то что не стоит беспокоить кого-то какими-то запросами, потому что и так понятно, что я не являюсь муниципальным служащим. Но все обвинения, которые поддержало обвинение, следствие, говорится о том, и начинается всё моё обвинение, если вы откроете начнете читать, что я являюсь муниципальным служащим, но я им не являюсь. Казалось бы, все условия, прежде всего обвинителем Минаковой, она говорит что, процитирую:

«Однако, я был обязан сообщать в порядке установленном нормативами  правового акта о возникновении личной заинтересованности в исполнении должностных обязанностей, которая приводит или может привести к конфликту интересов, а также принимать меры по предотвращению и урегулированию такого конфликта».

Мы приобщили к материалам дела, ответ на запрос, я не буду его весь цитировать, которые делали адвокаты, я просто прочитаю часть:

«Таким образом, процедура обращения главы города Владивостока с заявлением о конфликте интересов при осуществлении своей деятельности законодательством не предусмотрено, и выше указанной нормы не распространяется на выборное должностное лицо».

Минакова Т.А.:Ваша честь, чтобы пресечь дальнейшее вот это вот затягивание процесса, сразу сориентирую Игорь Сергеевича,  на тоже, на что я уже ориентировала защитников.  Если он хочет меня цитировать, пусть цитирует дословно, не вырывая контекста.  Я очень хорошо помню, что я ссылалась на закон «О противодействии коррупции», более того обозначила статус вашей должности, и огласила те ограничения, которые прямо вытекают из этого протокола и то, что вы сейчас назвали, именно относится к сфере регулирования данным законом.

Высоцкий А.И.:Ваша честь!

Минакова Т.А.:Не перевирайте, пожалуйста, мое выступление.

Высоцкий А.И.:С учётом того, что образовалась некая пауза, я бы просил уважаемую коллегу не мешать, просто не перебивать, будет у вас право реплики,  и вы в реплике скажите всё, что высчитает нужным об Игоре Сергеевиче, и я предлагаю, пусть подсудимый скажет то, что  нужно, а не то, что хочется услышать Вам. 

Пушкарёв И.С.:Ваша честь, я специально взял и цитирую стенограмму, которою мы расшифровали и сделали для того, чтобы Татьяна Александровна зная, как она внимательно за всем следит, значит и поэтому я был просто поражён! Ладно там, обвинитель Никифоров, он не знает, путает доход и прибыль, всё у него в одном! Значит, но от Татьяны Александровны я такого не ожидал.  Поэтому, я взял специально, значит, текст попросил, чтобы его распечатали и в общем ссылаюсь, можно запросить запись  прослушать. Я так сказать, не всё цитирую, вы уж Татьяна Александровна,  послушайте,  потому что, всё-таки 33 месяца я здесь нахожусь.

Минакова Т.А.:Цитируйте все, а то я буду возражать, постоянно!

Пушкарёв И.С.:Против чего? 

Минакова Т.А.:Против такого цитирования, которое сейчас имело место быть.

Пушкарёв И.С.: То есть, против своих же слов!

Минакова Т.А.:Нет. У меня были другие слова.

Пушкарёв И.С.: Нет, нет. Всё как написано. Вот уже мой защитник сказал, что обвинитель сказал, что я набирал в администрацию по принципу, не просто сотрудников, которые эффективно будут работать на своих местах, а  набирал по сути тех, кто будут способствовать ему в достижении его целей, в частности, корыстных. Но чем это доказано? Как вообще это вот?  Чем-то этот подтверждено или ещё что?

Ваша честь, я бы хотел обратить Ваше внимание,  вот 2007 год, 2008 год, я избран. В 2008 году оборот бюджета компании, группы компаний «Востокцемент» более 8 млрд. руб. А бюджет города Владивостока 4,5, то есть бюджет компании в два раза больше, которая мне принадлежит, в 2 раза больше бюджета города. А средств, выделяемых городом на дорожную какой-то деятельности, или в частности на асфальт - это вообще гроши. Потому что, это весь бюджет 4,5 млрд. И вот так-то, я объяснял почему я пошёл на выборы, я пошёл, потому что я член партии, потому, что мне предложили в администрации президента, и сказали, я так сказать был солдатом партии, и солдатом, так сказать, президента. И пошел, и начал делать. И победил первым, кстати, кто за всю историю города новейшую, который избирался, первый победил в первом туре. Это я к тому, что еще в седьмом году знал, что смогу победить. До этого все только со второй попытки избираются, и то, как правило, тот, кто побеждает в первом туре, так сказать, занимает первое место, во втором туре - проигрывает. Это кстати, кампания губернатора прошлого года показала, в Приморском крае. Первое место в первом туре занял, во втором проиграл. Значит, и вот я принимаю решение эту компанию большую переписываю на маму и брата, потому что в соответствии с законом я должен это сделать. И дальше я управляю городом, понимаю, что денег недостаточно или хватает, а главное проблема это дороги и благоустройство. Я со своих личных денег, своей компании помогаю городу, жертвую миллиард рублей. На момент, когда я стал главой города задолженность МУП была порядка 20 с лишним млн. руб, до 25 млн. Сейчас МУП никому ничего не должен, он получил прибыль, более 500 млн. заплатил там только в шестнадцатом году 92 млн. руб  налог на прибыль и так далее. Уже сейчас, 3 года, по сути, почти, как МУП существует на тех запасах,  которые были сделаны, не имея никакой задолженности. 

Мы вот Ворошилова допрашивали. И когда я его спросил на какие деньги он живёт, он сказал «не знаю». С каких денег ему зарплата выплачивается, он сказал «не знаю». То есть он вообще даже не задумываются. И все эти три года существует, и никакой задолженности нет, и со всеми рассчитались. А вот со слов Татьяна Александровна лучший директор МУП - это был Безручко, который не пользовался таким успехом у меня, как, например, Лушников. Цитирую. Так что Безручко предлагал? Обанкротить предприятие. Что значит обанкротить? Оставить поставщиков продукции без оплаты, бюджет без налогов, людей без зарплаты, город без имущества и без предприятий. То есть, вот значит как надо оказывается, банкротить МУПы. Это по мнению государственного обвинителя лучшая позиция. Можно было бы рассуждать, это правильно банкротить или неправильно. Но факты есть в прошлом, в будущем фактов нет, а в прошлом есть. Мы можем посмотреть, правильно ли было решение не банкротить и оставить МУП, или неправильно. По факту получается правильно. МУП выполнил все свои обязательства перед всеми контрагентами, поставщиками, и так далее. Перед бюджетом перед, фондами внебюджетными, полностью со всеми рассчитался. По контрактам все контракты были исполнены. Татьяна Александровна пытается дискредитировать работу МУПа и приводит пример выписку там и пример акта проверки контрольно-счетной палаты по ремонту дорог. Что был плохой асфальт. Процитировал, что он не был уплотнен и обводнен. Но это не говорит о качестве асфальта. Это говорит о том что его не укатали. Не уплотнили должным образом. А обводнили потому что либо в лужу положили, либо в дождь. То есть опять же, Татьяна Александровна говорит одно, а на самом деле совершенно другое. Не соответствует это действительности Но, конечно, пиком, значит, Ваша честь, для меня было, значит я понимал что такой ляп колоссальный в обвинении, когда обвинение написало, с 9 по 11 год поставлено на 300, оплачено на 356 млн. Цена завышена на 143. И задолженность образовалась на 611. Как можно? Это, во-первых, вот первую фразу Татьяна Александровна процитировала первую часть своего обвинения. Про 356 и 143. Но это противоречит даже акту, на который ссылается ну экспертиза РЦСС. Это получается, что 40% было завышение. Но ведь не было 40%, даже РЦСС говорит об этом. Более того, мы неоднократно говорили и приводили факты, и в деле это есть, что не 356 млн было поставлено продукции, а на миллиард. И мы говорим реальные цифры. Но это всё игнорируется. Если даже вот исходить из того, что обвинение повторило полностью позицию следователя, обвинительного приговора. Обвинение следователя, который сделал. Не учло вообще никаких наших аргументов. Получается что мы просто, это невозможно сделать. То есть, это ляп на ляпе. Это просто физически невозможно осуществить даже. Я уже не говорю про саму экспертизу. Кто ее делал? Вот Татьяна Александровна зачитывала виды деятельности, которые разрешены РЦСС на тот момент, но вида деятельности - проведение судебной строительно-технической экспертизы нет. Да, Татьяна Александровна увидела там слово «экспертиза». Но это экспертиза сметной стоимости и сметы. Более того, там указано, что другие виды деятельности запрещено делать. Эксперт Владимирова,  которую мы заслушивали здесь. Она сказала, что ущерб не устанавливался. И опять же Татьяна Александровна тоже процитировала в своем выступлении в прениях, какие вопросы ставил следователь перед экспертами. Установить разницу. Ну, а кто установил ущерб? Как оценили ущерб? Разница арифметическая и ущерб - это всё-таки две большие разницы. Или где есть хоть один акт в деле, подтверждающий, что эту разницу можно считать ущербом? Я уже не говорю о качестве. Само по себе. То есть то, что эксперты так называемые, ознакомились об ответственности, после того как они сделали экспертизу, подписали. То что они привлекли пятого эксперта, не имея на то права, нарушив процедуру. Уже само это основание считать эту экспертизу недействительной. Она сделана с нарушением. Я не говорю уже о процессуальных нарушениях, то есть кроме этого ещё масса нарушений. Но когда перепутать, значит, с НДС сравнивать и без НДС. Перепутать марки асфальта и марки битума. И говорить что высший сорт и первый сорт - это одно и тоже, ну это вообще ну.... Можно как-то было сделать это лучше что ли, что-то как-то придумать, но это совсем ляпы такие, что это невозможно. Но это невозможно сделать, потому что оно же уже написано пером, не вырубишь топором. И более того, сами эксперты сказали, что их экспертиза не в ущерб. Как можно вменять ущерб, если никто не устанавливал? Татьяна Александровна в прениях уповала на то, что именно я, как руководитель города и Андрей меня слушался, мой брат. Я руководил предприятия. Но не как владелец, а как руководитель города. Но вот мы сегодня заслушивали,  вчера заслушивали. Не вчера, а на прошлой неделе. И до этого заседание было. Результаты оперативно-розыскных мероприятий. Это, что вот,  мы с Рыбенковым разговаривали, с директором ВБЩЗ. Управляющий. То есть, он тоже, значит, ну как-то там я не знаю мне взятки давал? Или он тоже был в курсе что мне дает взятки и надо мне подчиняться? Или там что была такая договоренность, даем взятки и все подчиняемся. Все, кому бы не позвонил сотрудникам «Востокмента», все делаем вид, что он наш босс. Причём это было в десятом году, в одиннадцатом, в двенадцатом и так далее. То есть, это ну невозможно не переделать ничего. И адвокаты мои, только если бы машиной времени обладали, можно было назад переместиться, как-то там что-то поделать. Но этого нет. Это невозможно сделать. Я ведь, Ваша честь, уже не говорю о том, что эти прослушки были, так сказать, 6 лет. Уж можно было бы за 6 лет видеонаблюдения, прослушивания, ну, что-то то найти. И опять же, смотрите. Меня обвиняют в том, что я заранее запланировал обогатиться, заступив на должность мэра города, и получить там себе доход. Что в результате получилось? Я на миллиард руб. подарил городу, пожертвовал. А на полтора миллиарда в убытки «Востокцемент» ушел. Если я бы хотел получить 143 млн, эти завышенные цены, то я просто бы взял у Эповой миллиард, не 143. И никто бы не узнал никогда. То есть, мне проще было всё гораздо сделать. Да у нас вот тетради в деле Эповой и Черепанова за 9 месяцев 13 и 14 год. И в них на 56 млн я оказал благотворительной помощи различной, спонсорской помощи, благотворительной, различной помощи на 56 за 9 месяцев. Если так посчитать за 8 лет, то это на полмиллиарда руб. раздал денег. Для того чтобы 143 млн себе взять? Так сказать, запутаться в такой системе, чтобы через муниципалитет, через МУП всё это брать? Зачем? Что подарить миллиард? А взять 143? Ещё полмиллиарда раздать или 56 млн, что подтверждено. То есть это просто ну не соответствует действительности. Это одно с другим никак как не увязывается абсолютно. Более того, вот защитники говорили про различные экспертизы и так далее. Но одну экспертизу которая приобщена к делу. Одна из последних. «Моор Стивенс» которую сделали. Я бы хотел на не остановиться. Значит, если… Мы попросили аудиторов, чтобы они посчитали, если действительно посчитать что РЦЦС прав, и цены были на 143 млн завышены, что бы был. Во-первых, в экспертизе которая была сделана ранее «Моор Стивенс» они указали, что если бы МУП рассчитался полностью сразу же вовремя, без задержек платил, то за всю деятельность за 8 лет «Востокцемент» бы заработал 127 млн рублей от деятельности с МУПом. А РЦСС утверждает что на 143 цены были занижены. Не РЦЦС, а обвинение. РЦЦС только разницу сказал между сметными и среднеарифметическими ценой и ценой в счетах-фактурах и то не всех, а кого они посчитали нужным посчитать. Так вот, получается что если бы так сделать, то получится что «Востокцемент» поставлял был в убыток, потому, что 143 минус 127 - минус 16 млн. А в  убыток работать нельзя. То есть это от обратного доказывает, что обвинение не соответствует действительности. Потому что если бы всё было в соответствии с обвинением, то «Востокцемент» бы работал с убытком. А работать с убытком нельзя. Он и так работал с рентабельностью по поставкам МУП ниже 6%. В то время как рентабельность рекомендуемая в отрасли 10%, приказом Минстроя. То есть. И если бы посчитать что он поставлял, как сказало обвинение, дешевле на 143, то не только бы он получил убыток, что запрещено, запрещено работать в убыток, и он бы нарушил налоговое законодательство и так далее. Но его бы ещё оштрафовала налоговая инспекция, и он бы заплатил штраф, а бюджет бы недополучил 54,3 млн.рублей. Я к тому, Ваша честь, что когда здание строишь на хлипкой конструкции, всё валится. Когда в уравнении что-то неверно, или вот так вот судоку, одну букву написал, цифру не так поставил, и у тебя всё полетело. А если верно, то всё только подтверждается. Вот. То есть вот куда мы ни копнем с обвинения с позиции, везде нестыковки и несуразица. Такого не бывает и такого не может быть. А если позиция как есть мы говорим, как она была, ничего не придумывая, вот на документы, на факты, то она только подтверждается. Ещё вы знаете, такая цифра из обвинения, на 1 млрд 200 было поставлено продукции по контракту 142/09. Из них 80% это асфальт. От 1 млр 200, 80 процентов это 960 млн. 960 млн прощены. То есть по сути по обвинению весь асфальт получен бесплатно. Вот если так. И можно сколько угодно разных аргументов находить, и они будут находится в подтверждении нашей позиции потому, что она верна. Потому что тут ничего не придумаешь. А вот если заложена трещина, огрех, то этот огрех вылезает везде. Потому что одно противоречит другому. 

Вот ещё такая фраза, что «А что же Пушкарёв хранил деньги в «Востокцементе»? Если его деньги, то он хранить у себя должен. Мы уже это все объясняли. Значит вот Алексеев работает с 99 года, 20 лет уже у меня. Которого обвиняет что он мой помощник, его зарплата это мне взятки. Значит Черепанова работает 22 года уже у меня. Черепанова всю жизнь это её задача, она - казначей, и как это было за 10 лет до избрания меня главой города и в течение 10 лет до избрания, как и после, всё продолжалось также как оно и было. Конечно, зачем мне хранить деньги где-то дома, наличные и так далее, когда есть кабинет, сейф, охраняемый круглосуточно и так далее. С человеком который за это отвечает и ведёт всё. Я ничего и не меняю. И как мне Черепанова до 2008 года с Эповой на карточку деньги зачисляли, так и после этого продолжают зачислять так же по моему звонку, ничего не изменилось. И если бы уж я собирался зарабатывать, став главой, то я бы устроил Алексеева помощником, водителей и 2 машины, потому что у меня две машины постоянно со мной. То есть, мы уже справку прилагали, потому что это минимум 60 миллионов рублей дополнительно мне бы сэкономило, если бы я так сделал. Но я этого не сделал Я ездил на своих автомобилях, которые оформлены были на братьев. С водителями, которые зарплату получали в компании. И Алексеев также. Это экономило бюджет. Это подтверждает  также то, что я не собирался там чего-то брать или воровать, уж я бы тогда 60. Если я на 143 млн покусился, то 60 млн я бы тоже сэкономил.  Дальше. Сейчас, секундочку. Вот обвиняют, что я знал о том, какие могут происходить контракты, заключаться, какие выполняться работы. Но вы знаете, конечно, я как глава города должен знать. Более того, я сам непосредственно… Денег всегда не хватает, проблем очень много, жалоб масса и мы выбираем какие дороги делать в первую очередь, на что хватает. На что направить те средства, не достаточно которых чтобы сделать. И, конечно, я знаю какую дорогу сделать нужно. И будут делать. Мы ее утверждаем заранее, проводим совещание и потом закладываем в бюджет. Я ее отслеживаю, потому что я знаю. Я даже до часа знал если есть задержка какая-то с чем-то. И требовал такого отчета. Разве это говорит о том, что я плохой мэр? Или там я не должен был так делать? Или это какая-то… То есть на стадии утверждения бюджета уже какие объекты, какие дороги будут ремонтироваться, они уже известны. А вот кто будет участвовать в аукционах и конкурсах это неизвестно, и утверждение Татьяны Александровны о том, что мы заранее знали кто будет участвовать. Мы не могли знать, если только сам кто-то не пришел и не сказал: «Вы знаете, я собираюсь участвовать». Потом вот это вот много сказано о том, что… Татьяна Александровна приводила значит, что у нас измутузил совсем, пример когда гарантий не было. Наш телефонный разговор с Лушниковым, что нужна гарантия, а её нет. Вот этот контакт по острову Русский, по дорогам. Чем он закончился? Со слов Татьяны Александровны он закончился тем, что предоставили письменное объяснение, что гарантия будет – заключайте договор. Закончился он тем, что МУП перевел деньги вместо неполученной гарантии, чтобы срок не упустить. Там в течение 3 дней нужно заключить договор, не смогли это сделать - перевели деньги, а дальше контракт этот не выполнялся потому что администрация расторгла. Потому что земля, военные должны были передать землю, а она не была передана. Вот как это было. А не так, как это рассказывает Татьяна Александровна. Потому что ну дайте мне возможность как кто-то сказал вычеркнуть из Библии то, что я хочу и это будет самая ужасная книга. По такому принципу действует обвинение. 

Далее, тезис о том, что Вялых покровительствовал. Значит, так как он когда-то являлся работником и он покровительствовал. Но хорошо, хорошее покровительство, когда по МАО «БОСДВ» УФАС постоянно настаивал на том, чтобы МАО «БОСДВ» не заключало договоры по ремонту и обслуживанию дорог. И в результате, мы в суде проиграли и в соответствии с решением суда перестали с МАО «БОСДВ» эти договоры заключать. И начали это выставлять через аукционы и конкурсы. Когда МАО создавалось в соответствии с законом, все было законно, это никто не оспаривает. Может ли автономное учреждение без конкурсов заключать договор? Может. Единственное то, что у МАО не было достаточно техники если бы вся техника была у неё своя, чтобы выполнять свой договор, тогда бы не было вопросов. Но в достаточном количестве техники не было даже у МУПа на тот момент. Поэтому мы  и проиграли в суде, и согласились с решением. Но вот когда, Татьяна Александровна говорит: «вот мы запрашивали и  ФСБ в пятнадцатом году запрашивала, почему-то МУП не проверял ФАС. Это явно вот тут Вялых способствовал, а так бы ещё много чего было бы выявлено». Это вы не говорили, Татьяна Александровна, а это подразумевалось. Я так услышал. Значит, и надо знать, Татьяна Александровна, что ФАС проверяет монополистов, а МУП не является монополистом. Не монополистом по укладке асфальта, может быть чемпионом по укладке асфальта в свое время был, но не по чём-то другом. И асфальтовым заводом тоже монополистом «Востокцемент» не является. И по бетону, не по цементу, а по бетону, тоже не является. Поэтому здесь никакой тут предвзятости, или там закрывание глаз, или еще чем-то, наоборот максимально жестко и максимально всё проверялось. 

И вот ещё тезис о том, что: «нет, это были специальные цены, которые делались специально для МУП». Это невозможно, потому что в этом случае ФАС действительно проверяет, и ФАС, все изменения в ценах направляются в ФАС, и если есть замечания мы их потом урегулируем или устраняем, либо соглашаемся, либо доказываем что не так и так далее. И оно постоянно контролирует, проверяет. И с МУПом цены не могли быть выше, потому что они для всех едины, а вот ниже могли и они были ниже. Это доказано экспертизами. В конечном итоге, восемь экспертиз и заключений различных экспертных на одну несостоятельную экспертизу, которые не имели права делать, мы провели.

Вот тезис о том, что неэффективно МУП управлялся. И это не эффективность. Я возгордился тем, что у МУПа нет техники и имущества, на самом деле только неэффективность добавляла. Единственная у кого МУП арендовал всю технику, за исключением одного раза, это ТМК на контракт, там на несколько недель в Сибирцево, когда выполняли, единственное. Муниципальное предприятие «Управление капитального строительства» МУП «УКСИ». И деньги, которые МУП «УКСИ» получало, оно направляло в бюджет. Поэтому эти деньги не куда-то уходили с МУПа на то чтобы на ветер, что называется, или другим каким-то сторонним организациям. Это деньги, которые МУП платил и они возвращались в бюджет. Да получался такой круговорот, но зато исключали вероятность каких-то, ну возможностей даже минимальных, чтобы кто-то вышел и арестовал имущество МУПа. Потому что когда я пришёл у МУПа уже было предбанкротное состояние. От чего Безручко и говорит: «Давайте банкротить». Но я не видел смысла банкротить, потому что, как я уже говорил раньше в другом выступлении, что денег город давал МУПу в разы меньше, чем нужно было. Например, только по нормативу нужно 500 единиц техники, а у него 130. То есть, чтобы на снег, по количеству выпавшего снега и по количеству тротуаров и дорог, посчитать сколько нам нужно вывезти, мы в 10 раз меньше давали денег чем нужно. А требовали-то как с…полностью. Поэтому МУП и работал максимально. И мы, ну брали на себя обязательства. Вот еще тезис обвинения в том, что на МУПа всё смешивали и надо и не надо, какие работы, ну там нагружали, ну близко к тексту. Могу поискать если надо точно. Но это время. Значит, мы не могли свешивать на МУП потому, что МУП только по конкурсам выигрывал все работы, контракты заключал в результате конкурсов и аукционов. Это невозможно было, это также как МУП мог выиграть и мог выиграть кто-то любой другой. Так уже Александр Иванович привёл цифру и она в документах тоже есть не 80%, а 30% аукционов МУП выигрывал, это никак не 80, и мы не могли там, вот захотелось, сбросить на него любую работу, нет. Через аукцион и через конкурсы, и не любую и ничего плохого в том, что нанимать субподрядчиков или выполнять для каких-то работ, ну смежников нанимать, в этом нет абсолютно ничего нет. Это наоборот эффективная и хорошая работа, когда выполняется и МУП зарабатывает, получает прибыль. Поэтому опять же эти тезисы не обоснованы, то есть вот что «на аукционе решается через договоренности с администрацией, с Игорем Сергеевичем. Это всё явно слышно в содержании телефонных переговоров, необходимо договариваться, просить. Всё это привело к тому, что в этот период, значит, система госзакупок во Владивостоке функционировала не по Федеральным законам». Абсолютно это ничем не подтверждено, мои разговоры с Овечкиным, это вот единственная, которое, наверное, вот здесь мы говорим об участии Овечкина, его предприятия в выполнении контрактов. И вот сегодня мы тоже говорили про контракт, про выполнение работ на Днепровской. Овечкин выиграл конкурс, но работы не выполнял, он срывал. Когда мы его вызвали и начали с ним разговаривать, это в телефонных, в ОРМ есть, я ему говорю: 

- Ты же не выполняешь…

- Вот я ещё хочу зайти на остров Русский, я там ещё… Сделайте мне там аванс, я там зайду, получу аванс, я это работу завершу на Днепровской, а потом я там сделаю, я со всем справлюсь 

Я ему говорю: Ты не сделал работу на Днепровской, куда ты лезешь на остров Русский? Ты сначала заверши.

- Я не могу, у меня вот обещали, но у меня вот денег не хватает, я не успеваю. 

А нам нужна дорога. Я говорю:

- Что ты не успеваешь? Почему?

- Но мне нужен асфальт, мне нужен бетон, там сто с чем-то бетон с основанием, основания из (неразборчиво) бетона.

Вот если тогда кто-то бы зашёл, сделал за свой счёт, я бы пошел с ним рассчитался. Вот мы МУП и завели. И здесь опять же ссылка есть на 16 млн. прибыли, где Андрей Сергеевич переписывается с Андреем Вадимовичем и так далее, и только это не про прибыль, а про доход. Доход это вся сумма поставок, это не про прибыль 16 млн., а про доход, чтобы получить эту дорогу на Днепровской. Чтобы это подрядчик ну не расторг контракт в результате и не получилось, что у нас были деньги в бюджете, он выиграл конкурс, но ничего не сделал, у нас в результате дороги нет, а деньги просто провисели. Мы решили помочь и, я считаю, что это правильное решение. И МУП в конце концов работу получил и дорогу мы получили, то есть в той части где МУП зашёл, он ее сделал. То есть, со слов обвинителя это такая знаете афера, на самом деле это правильная, сложенная и нужная работа. И здесь не палки в колёса подрядчику стороннему, а наоборот мы помощь ему оказывали, но я сказал, что, конечно, если ты не выполняешь и не показываешь свою работу, то как ты собираешься на другой объект заходить и аванса никакого не будет. Мы с авансом уже со Штейниковым получали. Теперь про МАУ. Вообще с чего появилась это необходимость с  МАУ. Все жители города Владивостока, кто жил и в осознанном возрасте был в 2009 году, помнят снегопад, помнят снега. Это был просто коллапс, город остановился.  В то время как раз МУП практически было… ну не было техники на нём, МУП было не развито. И все договоры на обслуживание, на очистку дорог районов, межрайонных дорог и так далее, выигрывали частные компании. А вы знаете, что по нашему законодательству не важно, не нужно подтверждать, об этом Татьяна Александровна тоже говорила про ремиксер, значит не надо подтверждать, что у тебя есть в наличии техника, которой ты можешь выигрывать, трудовых ресурсов. Ты главное по цене, сделают цену дешевле и мы обязаны с ним заключить договор и вот такие компании выиграли и ничего не почистили. И город превратился в просто…остановился. Я вынужден был остановить предприятия: «Спасскцемент», Бутощебеночный завод, Дробильно-сортировочный завод, сняли всю технику, которая могла использоваться: грузовики, погрузчики, значит, грейдеры. Пригнали во Владивосток и убирали, очищали снег. Мой отец лично две недели жил в общежитии, он у меня работает на погрузчике, и  чистил город. Я ни копейки за это не попросил с города, это была такая спонсорская помощь, которая нигде не прошла. Это тоже десятки млн. рублей, но так работать невозможно. Поэтому я понял, что нужно: А) Чтобы было свое муниципальное предприятие, мощное, которое будет это обеспечивать, не зависеть от кого-то. Потому что там мы потом иски выставили этим компаниям, которые выиграли тендеры, но не выполнили никаких обязательств. Но а толку что, это компания «Рога и копыта» с фондом 10000 руб. уставного капитала, ты с него ничего не возьмешь, а к тому времени, когда ты выиграешь суд и ничего не получишь уже и снег растает. Поэтому невозможно было это допустить, вот мы и создали, усилили МУП, и я начал, дал задачу, чтобы узнать какая практика вообще, как в других городах происходит. И вот с автономными учреждениями такое решение мы нашли. И мы его использовали как другие муниципальные образования. Вот и всего лишь. Когда законодательство изменилось, когда невозможно стало это делать, мы отказались и МУП работал потому, что он участвовал в конкурсах наравне со всеми. Выиграл и выполнял работу. 

Что касается вот взяток ещё, что касается моих доходов, якобы незадекларированных или я не объяснил откуда у меня доходы. Все мои доходы, которые задекларированы они…и которые были поступления на 17 млн. на счёт и приобретение дома, значит, в четырнадцатом году. Они в моих декларациях обеспечены доходами. Потому что с самого начала Ирину Павчак я определил ответственной, как очень ответственного, хорошего бухгалтера. И она все мои движения по счетам, все мои доходы и расходы отслеживала. И не 33 млн. официальная покупка дома, а 15 млн. Макеева за полгода там, до того как оформили этот дом, как я стал собственником и моя семья, приобрела Макеева. За 15 миллионов рублей, официальная была оплата. И 18 млн она заплатила дополнительно. Всего 33 млн. Значит, и продала мне через полгода за 15 миллионов руб., но мы оформили специально, еще раз, дождались после того как старшему сыну исполнилось 18 лет. И исполнилось и соответственно его доля, и он свои доходы не декларирует, и я за него не указ. То есть это всё можно ещё раз можно просчитать, пересчитать и проверить. И 17 млн., и расходы на дом, и все мои другие расходы, доходы, соответствуют доходам и расходам. Есть ещё один такой пункт, что в течение 3-х лет последних доходы-расходы должны равняться. Они равняются. Наталья Ивановна получила дивиденды в 15 году 24 млн. Это перекрывает с лихвой все мои затраты, и по срокам и  всему соответствует. Нарушения никакого нет. Я уже говорил там про помощников и водителей, я ещё хочу сказать про взятку якобы в виде охраны дома. В материалах дела тоже есть, что когда-то ЧОП «Ратник» был наш.  Мы были учредителями. И ЧОП «Ратник» с самого начала дом на Таежной, с самого начала, как я его в 2005 году приобрёл, он его охранял. Но, после того Ваша честь, когда я избрался в восьмом году, я сам заключил договор с ЧОПом «Ратник». Потому что понимал, что могут возникнуть такие вопросы, а потом заключила договор Наталья Ивановна. И только после того, как Владимир Сергеевич, мой брат официально зарегистрировал долю и стал собственником, в том числе, Бутощебеночного завода, заключил Бутощебеночный завод договор на охрану дома, в котором Владимир Сергеевич также проживал. Проживал с 2006 года. Так что здесь это никакая не взятка, это затраты на обеспечение охраны руководства и так далее. Если у налоговой могут быть вопросы - можно ли отнести эти затраты на расходы или нельзя, это уже другой вопрос. Но это так. Более того, действительно я им всем указания давал. И Вилесову, директору, управляющему Бутощебеночного завода тогда эти указания давал. Андрей к этому, действительно, никакого отношения не имеет и не имел никогда. Он еще тогда не жил, у него не было тогда даже дома там. 

И ещё. Вот тезис о том, что я зашёл, чтобы обогащаться.  Почему же так же удивительно получается, что всё что связано… У меня…  за мной  следили 5 с половиной лет, везде проверяли, после того как арестовали вывернули наизнанку все и перепроверили. Но не с одним, ни с другими нигде никаких вопросов ко мне нет. То есть, нигде я там никого там значит не заставлял мне платить ни взятки, нигде ничего не зарабатывал, а только с родного брата. Не кажется странным? 

Значит дальше. Есть же у нас другие муниципальные предприятия, и они развивались, значит, и они работали.  Например ВПЭС. Когда я пришёл - 200 миллионов оборота, 200 человек работающих. Когда меня арестовали - 4 млрд. оборота и 2 000 работающих. ВПОПАТ. Вообще не было этого предприятия, его создали, оно работает и перевозит. Пассажирскими перевозками занимается, и расценки на пассажирские перевозки в два раза ниже, чем в Москве. И нужно развивать дальше, проблем много. Но это развиваются предприятия, и в белую платятся налоги, и обеспечивают качественные перевозки. И другие муниципальные предприятия тоже. 

То есть, очевидно и доказано, что МУП не рассчитался и получил прибыль. Очевидно, что никто не установил ущерб, и никак его не устанавливал. Очевидно, что от деятельности с «Востокцементом» именно МУП получил прибыль, после того как мы простили этот долг. И не перед кем никаких обязательств нет, и он спокойно сейчас завершает реорганизацию. Очевидно, что получил убытки только «Востокцемент», моя компания, я. Как мэр, что я нарушил? Что я развивал предприятия, помогал… что я не тратил с города а тратил свои личные деньги даже на то, на что имел право? На машины, на помощников и так далее. Я уже не говорю, там значит, всякие   использование катеров и так далее, в целях… для города. Когда не было моста, показания были свидетелей, мы ездили, город не нанимал, не тратил свои деньги на катер, у него нету своего катера. Я использовал свой и никаких денег за это не брал. Когда я приезжал в командировку в Москву я не жил в гостинице. Я жил у себя дома. Я не брал никаких денег за гостиницу, т.е. нет никаких. Я только тратил, потому что это мой город. Я избрался, люди в меня поверили. Более того я избирался и шёл и говорил, что я работал на «Спаскцементе», на Первомайском судоремонтном заводе. Я создал компанию, у которой бюджет в два раза больше, чем бюджет города Владивостока. Я не собираюсь воровать. Я иду для того чтобы порядок навести. И работу исправить, наладить. И я это сделал. И об этом отмечал президент неоднократно. Стало не хуже, а намного лучше. Я не говорю за последний год, или два, когда меня там не было. Ну и, Ваша честь, Лушников пособник мне во взятке. По версии следствия, взятку я начал получать еще когда Лушникова не знал. Не он меня, ни я его, ни он моего брата Андрея не знал. Просто абсурд на абсурде выставлен, абсолютно не соответствующий ни логике, ни здравому смыслу, ни обстоятельствам дела, ничему.

Оценивая доказательства стороны обвинения, я уже в завершение, исследованные в ходе судебного следствия, считаю что их не достаточно и не убедительно для обвинения меня в совершении инкриминируемых преступлений.

В течение предварительного следствия я утверждал о несостоятельности и надуманности предъявленного мне обвинения.  Судебное следствие подтвердило мой вывод.

Сторона обвинения не предоставила конкретных достоверных доказательств, которые бы прямо указывали на мою причастность к получению взяток, злоупотреблению должностными полномочиями и в коммерческом подкупе.

Выводы стороны обвинения о доказанности моей вины в предъявленном обвинении являются голословными и опровергаются доказательствами, как стороны защиты, так и собственно доказательствами стороны обвинения, включая показания свидетелей обвинения и результатов оперативно - розыскной деятельности.

Позиция государственного обвинения о причинении моими действиями вреда в размере 143 695 939,90 руб., основывается лишь на сомнительных выводах судебной строительно-технической экспертизы, проведенной специалистами Приморского РЦЦС.  Считаю, что по изложенным в речи защитников основаниям, данное доказательство не может быть признано допустимым, так как выводы экспертов не мотивированы, не соответствуют действительности и опровергаются в нескольких заключениях и показаниями других специалистов.

Позиция стороны обвинения о противоправности моих действий в период выполнения обязанностей Главы г. Владивостока и доказанности моей вины по предъявленному обвинению основана исключительно на предположениях о наличии таковых.

В соответствии со ст.49 Конституции Российской Федерации и ст.14 УПК РФ, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Презумпция невиновности является гарантией справедливого правосудия по уголовным делам.

Я подтверждаю, что, будучи главой города Владивостока, продолжал управлять предприятиями группы компаний «Востокцемент», фактически я управлял бизнесом, созданным мною более 20 лет назад.  Допускаю, что мною были нарушены некие формальности гражданско-правового характера, но при этом я заявляю, что я не совершал никаких преступлений, и мое участие в управлении предприятиями ни в коей мере не отражалось на моей основной деятельности в должности главы города и не причинило вреда кому бы то ни было, в том числе интересам МУПВ «Дороги Владивостока» и администрации г. Владивостока. По факту, наоборот, благодаря моему отношению к данным предприятиям я в условиях постоянного дефицита бюджетных средств смог выполнить одну из возложенных на меня, как на главу города, задач, связанную с ремонтом автомобильных дорог и придомовых территорий г. Владивостока. На указанные цели ГК «Востокцемент» безвозмездно израсходовало более 1-го млрд. рублей собственных средств. Я никогда не намеревался взыскивать данные средства с муниципального предприятия, в деле нет ни одного доказательства, опровергающего мои слова. В результате деятельности с МУПВ «Дороги Владивостока» предприятия ГК «Востокцемент» получили миллиардный убыток, а не прибыль, как ошибочно заявляют государственные обвинители. Безвозмездность поставок МУПу строительных материалов была осознанной, так как я и моя семья считали это социальной нагрузкой нашего бизнеса.

В основу инкриминируемых мне трех составов преступлений положены одни и те же события (включая место и время), действия, обстоятельства и доказательства, в них участвовали одни и те же лица. Изложенное не позволяет разграничить данные составы преступления. В тексте моего обвинения 31 раз указано, что я совершил преступления в неустановленном месте и при неустановленных обстоятельствах. Ввиду отсутствия конкретики в содержании обвинения, как я ранее неоднократно заявлял, предъявленное обвинение мне не понятно, вследствие чего нарушены мои права, предусмотренные ст.47 УПК РФ, а именно, право знать в чем я обвиняюсь и защищаться от предъявленного обвинения.  Также я заявляю о необоснованном отводе адвоката Шейнина Я.С. от участия в деле в качестве моего защитника, чем нарушено мое право на защиту.

Я внимательно слушал речи государственных обвинителей в ожидании момента, когда сторона обвинения начнет давать правовую оценку событиям инкриминируемых мне преступлений и оценку доказательствам по делу, полученных в ходе предварительного и судебного следствия. Не некую личную интерпретацию доказательств, а оценку обстоятельств, подлежащих доказыванию и доказательств сторон защиты и обвинения, в соответствии со ст.ст.87-88 УПК РФ, то есть с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, и в совокупности с точки зрения их достаточности для назначения мне наказания в виде 17 лет лишения свободы.

С учетом, того что я не услышал ответов государственных обвинителей на очевидные предполагаемые вопросы я их ставлю перед стороной обвинения непосредственно:

По обвинению в получении взяток.

Согласно обвинению, «…Пушкарев И.С. в период с 23.05.2008 по 04.03.2009 на территории г. Владивостока и Приморского края вступил в преступный сговор с Пушкаревым А.С.»

Вопрос: В каком месте и в какое время я вступил в сговор с Пушкаревым Андреем? Это был один разговор или несколько? Кто из нас кому, что сказал? Какими доказательствами подтверждаются эти обстоятельства?

Вопрос: Если мой умысел на получение взяток возник 23.05.2008, то почему первую взятку я получил лишь в январе 2009 г., а договор №142/09 был заключен 04.03.2009 г., тем более, что поставки продукции начались с 29.05.2008 года по договору №292/08?

Вопрос: Какую прибыль получила группа компаний «Востокцемент» от поставок продукции в адрес МУПВ «Дороги Владивостока», сумма прибыли? Где в обвинении указана эта сумма? Какими доказательствами подтверждается получение этой прибыли? 

Вопрос: В обвинении указано, что договор 142/09 от 04.03.2009 действовал до мая 2016 года, какими доказательствами подтверждаются поставки «Востокцементом» продукции и, соответственно, оплата МУПВ «Дороги Владивостока» продукции по договору 142/09 от 04.03.2009 года по май 2016 года?

Вопрос: Какими доказательствам подтверждается довод следствия о том, что мои родственники получили дивиденды в сумме 471 млн. рублей от продажи продукции в адрес МУПВ «Дороги Владивостока»? Есть ли в уголовном деле по этому поводу какая-то экспертиза, заключение специалиста или просто расчет следователя?

Лушников А.В. обвиняется в пособничестве в получении мною взяток, в обвинении указано, что я получал взятки в период с января 2009 по май 2015 года, однако Лушников А.В. работал директором МУПВ «Дороги Владивостока» в период с 03.03.2010 по 30.12.2010 и с 03.04.2012 по 01.04.2016 года?

В связи с этим возникает несколько вопросов:

Вопрос: Как без помощи Лушникова А.В., я получал взятки в периоды с января 2009 года по 03.03.2010 года и с 20.12.2010 года по 03.04.2012 г.?

Почему Лушников А.В. мне не помогал получать взятки в период работы директором того же МУПВ с 03.03.2010 г. по 30.12.2010 г.?  Или с 20.12.2010 по 03.04.2012 года, то есть в то время, когда Лушников А.В. не работал директором предприятия? Если я мог в этот период обходиться без помощи Лушникова А.В., нужна ли мне вообще была его помощь, чтобы получать взятки от Андрея? От брата.

Вопрос: Почему я прекратил получать взятки в мае 2015 года, если Лушников А.В. работал до 01.04.2016 года и поставки продукции и оплата, по мнению обвинения все еще продолжалась?

В обвинении указано:

«Оказывая содействие Пушкареву И.С. в реализации задуманного им плана, и способствуя реализации договора поставки № 142/09 от 04.03.2009, Лушников А.В. обратился 04.09.2012 и 29.09.2014 в администрацию с просьбой улучшить по сравнению с другими организациями положение МУПВ «Дороги Владивостока», уменьшить для этого предприятия размер обеспечения муниципальных контрактов до 10 % от начальной (максимальной) цены, а также без обеспечения заключить контракт в нарушение требований ст. 54 ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения муниципальных нужд».

Пушкарев И.С. в период с сентября 2012 г. по сентябрь 2014 г., точное время не установлено, в администрации г. Владивостока по адресу: г. Владивосток, Океанский пр-т, д. 20, осознавая незаконный характер своих действий, дал указание подчиненным ему сотрудникам администрации г. Владивостока удовлетворить вышеуказанные просьбы Лушникова А.В. и заключать контракты на предложенных им условиях».

Вопрос: Как это вообще можно было сделать, если аукционная документация разрабатывалась не для одного МУПВ «Дороги Владивостока», а для всех участников? Если я все-таки так сделал, как указано в обвинении, то пусть обвинение ответит, на каких торгах для МУПВ было обеспечение в 10%, а для других участников больше?

В обвинении в злоупотреблении должностными полномочиями.

Вопрос: Где в обвинении указаны мои должностные обязанности, которые позволяли мне обязать МУПВ «Дороги Владивостока» закупать продукцию по повышенным ценам в «Востокцементе», и каким нормативным актом предусмотрены эти обязанности?

Вопрос: Какими действиями я совершил злоупотребление должностными полномочиями, что я конкретно сделал, сам я не мог поставить продукцию в адрес МУПВ не мог и закупить ее тоже, к тому же по завышенной цене, кому я дал какие-то распоряжения, чтобы это произошло, каким лицам, когда, при каких обстоятельствах, и какими доказательствами это подтверждается?

В обвинении указано:

«Реализуя задуманное по оказанию незаконного предпочтения компаниям группы «Востокцемент», Пушкарев назначил на должность директора МУПВ с 16.10.2008 своего знакомого Демичева, не осведомленного о его (Пушкарева И.С.) преступных намерениях, который по его же указанию 04.03.2009 подписал с ООО «ДВ- Цемент» договор № 142/09. По названному договору в период 2009-2011 гг. МУПВ закупило у «Спасскцемент», и так далее, предприятий на 356 328 988,10 руб., действительная стоимость которых была завышена на 143 миллиона».

Вопрос: Какими доказательствами подтверждается указанное в обвинении обстоятельство, что в период с 2009 по 2011 годы МУПВ получило от «Востокцемент» продукцию на сумму 356 миллионов?

Вопрос: Мне вменяется ущерб на сумму 143, какими доказательствами подтверждается, что МУПВ не только получило продукцию, но и оплатило ее, включая так называемую завышенную стоимость? Насколько я понимаю преступление считается оконченным именно с момента причинения вреда, так когда он наступил, когда МУПВ «Дороги Владивостока» оплатило эту завышенную стоимость продукции? Вопрос. Для меня это имеет практическое значение, поскольку с этого времени будет исчисляться срок давности за якобы совершенное мною преступление?

В обвинении указано:

«В итоге, использование главой г. Владивостока Пушкаревым своих полномочий как представителя власти вопреки интересам службы повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов организаций, общества и государства, что повлекло тяжкие последствия, выразившиеся в дискредитации органов местного самоуправления ввиду формирования у населения мнения о допустимости и возможности нарушений действующего законодательства должностным лицом, в личных целях».

Учитывая, что постановление о признании потерпевшим администрации города Владивостока отменено, то я хотел бы спросить, какие другие органы местного самоуправления я дискредитировал, и какими доказательствами подтверждается тот факт, что в результате моих действий у населения Владивостока сформировалось мнение о допустимости и возможности нарушений действующего законодательства должностным лицом?

Государственные обвинители поддержали исковые требования о взыскании с меня 143 млн. рублей.

По делу установлено, что «Востокцемент» простила МУПВ задолженность на сумму 962 миллиона.

Даже если согласиться с тем, что ущерб реально причинен, то вычитанием 143 из 962 получается, что 819 получил доход.

Следствие неоднократно указывало, что прощение долга - это факт возмещения ущерба.

Но поскольку обвинение настаивает на иске, видимо, оно с этим мнением следствия не согласно.

В связи с чем у меня возник один юридический, и один чисто арифметический вопрос.

Юридический – если «Востокцемент» от взаимодействия с МУПВ за поставку продукции по завышенным ценам незаконно получила имущественную выгоду на сумму 143 млн., а затем простила обязательства на 962, то почему прощение долга не может быть зачтено как возмещение ущерба, полученного от поставки продукции по завышенным ценам?

Второй вопрос чисто арифметический - какая сумма больше 962 или 143 миллионаи если должен 143, а отдаешь 962, то почему все равно остаешься должен 143? 

После того как государственные обвинители в полном объеме дадут ответы на поставленные вопросы, у них появится хоть какое - то моральное право говорить о каком - либо преступлении и наказании. 

Кроме вышесказанного прошу обратить внимание на следующее обстоятельство.

Про саммит АТЭС я не буду повторяться, я уже привел цифры. И хочу сказать, что кроме этой дороги, которую  корпорация «Инжтрансстрой»  выполняла, других дорог, в рамках программы, не выполнялось из городских дорог. А дороги, которые на Русском острове делал «Крокус», по постановлению правительства как единственный поставщик он выполнял.

В соответствии с п.2 ч.1 ст.6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением, в том числе, защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения осуждения, ограничения ее прав и свобод.

С учетом того, что предъявленное мне обвинение не соответствует требованиям уголовного и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, противоречит фактическим обстоятельствам и исследованным в суде доказательствам, прошу Суд по предъявленному обвинению вынести в отношении меня оправдательный приговор за отсутствием в моих действиях состава преступления, а в иске прокурора – отказать.

Прошу приобщить.

Судья Гордеев Д.В.:В судебном заседании приобщается.
Поделиться: