18+

Николай Мишаков о давальческом сырье, аукционах и работе с «Дорогами Владивостока» 

В качестве свидетеля обвинения на вопросы Тверского суда по делу экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего холдинг «Востокцемент» Андрея Пушкарёва ответил руководитель компании «Дальводстрой-В» Николай Мишаков

По словам свидетеля, «Дальводстрой-В» являлся прямым конкурентом МУПВ «Дороги Владивостока». Предприятие, как и МУП, на общих основаниях участвовало и побеждало на аукционах на муниципальные заказы. Как отметил Николай Мишаков, также «Дальводствой-В» выполнял ремонтные работы как субподрядчик МУПВ «Дороги Владивостока. Свидетель высоко оценил систему работы давальческого сырья. 

«Когда мы с МУПом работали, мы получали давальческие материалы, так как не было аванса, по такой системе было намного легче работать. Ведь 50-60 % стоимости любого контракта это стройматериалы, - объяснил Николай Мишаков. - Можно было брать материалы где-то ещё, но нам давальческое сырьё было экономически интересно, не надо было идти в банк, брать кредиты, я это сырье мог получить в ВБЩЗ. Проблем с получением  сырья не было, и это на нашей работе никак не сказывалось, всё, что нам необходимо, мы получали своевременно без всяких проблем».

Стенограмма допроса Николая Мишакова 

Судья: Судом устанавливается личность свидетеля, назовите вашу фамилию, имя, отчество.

Мишаков: Мишаков Николай Васильевич.

Судья: Так, паспорт я вижу, предъявили. Ваша личность установлена, я вам разъясняю, что вы приглашены в качестве свидетеля для дачи показаний по уголовному делу в отношении Пушкарева Игоря Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича, Лушникова Андрея Вадимовича. Как свидетель вы обязаны говорить суду правду, за отказ дачи показаний, дачу заведомо ложных показаний, уклонение от дачи показаний предусмотрена ответственность по статьям 307-308 Уголовного кодекса Российской Федерации. Как свидетель вы обязаны говорить… так… как свидетель вы можете не свидетельствовать против себя, своих близких родственников и иных близких лиц. В судебном заседании имеете право пользоваться помощью переводчика, если не владеете русским языком, вправе заявить отвод переводчику, являться на допрос с адвокатом, заявлять ходатайство, делать замечания, заявления по поводу действующего председательствующего и участников процесса. Вправе пользоваться мерами государственной безопасности в случаях, когда это предусмотрено уголовно-процессуальным законом. Вам понятны ваши права и ответственность?

Мишаков: Понятны.

Судья: Распишитесь, пожалуйста, в подписке, которая перед вами.

Представитель Приморского краевого суда: Фамилия, число сегодняшнее 13 августа и ваша подпись. Так, ваш паспорт возьмите, пожалуйста.

Судья: Свидетель, поясните, пожалуйста, суду, вы какое-то отношение имеете или имели к МУПВ «Дороги Владивостока», которое у нас потерпевшим по делу признано?

Представитель Приморского краевого суда: Какое вы отношение имеете к МУПВ?

Мишаков: (Неразборчиво) работал с МУПом «Дороги Владивостока».

Судья: Угу, понятно. А с Пушкаревым Игорем Сергеевичем  знакомы?

Мишаков: Ну,  это самое…  мэр города…

Судья: Лично вы с ним не общались?

Мишаков: Ну, когда мы сдавали объекты, были случаи, он приезжал, принимал объекты у нас.

Судья: Угу. У вас с ним какие-то отношения возникали: дружеские, приятельские, служебные?

Мишаков: Никаких, кроме рабочих, никаких.

Судья: Угу. С Пушкаревым Андреем Сергеевичем знакомы?

Мишаков: Нет.

Судья: Лушниковым Андреем Вадимовичем?

Мишаков: Знаком.

Судья: Как можно в двух словах  охарактеризовать ваши с ним отношения?

Мишаков: С Лушниковым? Рабочие отношения, он директор МУПВ, я субподрядчик в нем.

Судья: Угу. У вас с подсудимыми возникали какие-то конфликты, в силу которых вы можете дать в отношении них недостоверные показания, оговорить их? 

Мишаков: Нет, никаких конфликтов у нас не было.

Судья: Тогда сейчас вопросы государственного обвинителя будут.

Гособвинитель (1): Угу, спасибо, Ваша честь. Николай Васильевич, расскажите, пожалуйста, где и кем вы работаете в настоящее время?

Мишаков: Директором ООО «Дальводстрой-В»

Гособвинитель (1): «Дальводстрой-В», да?

Мишаков: Да.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, когда была образована данная компания и, соответственно, как…

Мишаков: В 2010 году.

Гособвинитель (1): 2010 год. Какой род деятельности данной компании, чем она занимается?

Мишаков: Строительная.

Гособвинитель (1): Угу, скажите…

Мишаков: Род – строительство.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, более подробно расскажите, строительством каким? Строительством дорог, строительством домов, строительством там железнодорожных каких-то веток либо всем и понемногу?

Мишаков: В основном занимались мы строительством дорог, ливневой канализации, опорных стен, лестницы и параллельно по краю работали по линии (неразборчиво).

Гособвинитель (1): Так, скажите, пожалуйста, до 2010 года, до создания «Дальводстрой-В», где вы работали, в какой организации?

Мишаков: Просто «Дальводстрой».

Гособвинитель (1): Эти компании как-то взаимосвязаны между собой – «Дальводстрой-В» и «Дальводстрой»?

Мишаков: В смысле… ну там, там я был директором, и здесь я директор, профиль тоже остался.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, еще как-то связаны были эти компании между собой?

Мишаков: Больше никак.

Гособвинитель (1): Так, скажите, пожалуйста, следующий у меня к вам будет вопрос. А почему компания «Дальводстрой» прекратила свое существование?

Мишаков: После саммита, после саммитовских объектов на острове Русском была ситуация, налоговый спец. сказал, нет прибыли…

Гособвинитель (1): Погромче, пожалуйста, погромче говорите, пожалуйста, почетче, еще раз.

Мишаков: После работы на объектах саммита на острове Русском сложилась ситуация экономическая тяжелая для предприятия, и налоговая порекомендовала предприятию закрыться, так как оно нерентабельное.

Гособвинитель (1): Угу, так. И после этого открылось вот это «Дальводстрой-В», да?

Мишаков: Да.

Гособвинитель (1): Угу, так. Скажите, пожалуйста, чем вы занимались и чем занималась компания «Дальводстрой», просто «Дальводстрой», компания «Дальводстрой-В» в период с 2006 по 2010 год? Более подробно.

Мишаков: (неразборчиво) делали дороги, делали ливневую канализацию, делали там подпорные стены.

Гособвинитель (1): Так. Скажите, пожалуйста, компания такая, как МУПВ «Дороги Владивостока», вам вообще с какого времени…организация точнее, как МУПВ «Дороги Владивостока», вам с какого времени известна?

Мишаков: Да нет, это в те года, мы… так-так… где-то, значит, с 2005-2006 года.

Гособвинитель (1): С 2006-2007 года, скажите, пожалуйста,  вот до того, как Игорь Сергеевич Пушкарев был избран главой города Владивостока, да? 

Мишаков: Да-да-да-да.

Гособвинитель (1): Чем занималась ваша компания и чем занималось предприятие МУПВ «Дороги Владивостока»?

Мишаков: Ну вот у нас оставался (неразборчиво), мы так же делали, как делали дороги, так и  делаем дороги, лестницы, подпорные стенки.

Гособвинитель (1): Угу, а МУПВ чем занимался, тем же самым?

Мишаков: Да, тем же самым и мы некогда работали на субподряде, у нас (неразборчиво).

Гособвинитель (1): Так, скажите, пожалуйста, следующий у меня к вам будет вопрос: вот в этот период  помимо вашей организации, помимо унитарного предприятии «Дороги Владивостока» какие еще организации работали на…в этой сфере деятельности, да и каков был вообще процент  побед по муниципальным контрактам у МУПВ «Дороги Владивостока», у вашей организации, у других по ремонту, обслуживанию дорог, по строительству?

Мишаков: Ну, процентное состояние не могу сказать, но знаю, что помимо нас работал «Федералстрой», работал «Промстрой-ДВ», об этом хорошо знаю.

Гособвинитель (1): Угу, так.

Мишаков: Это самое, наш (неразборчиво), как строительство, «Примавтодор».

Гособвинитель (1): Угу, так.

Мишаков: Ну там остальные мелкие предприятия всякие, не помню.

Гособвинитель (1): Так, ну то есть много предприятий работало, да? 

Мишаков: Да не очень, там зависит от индивидуальных качеств…

Гособвинитель (1): Ну порядка 10 предприятий, да, где-то работало или больше?

Мишаков: Да, где-то я думаю, (неразборчиво) от 10.

Гособвинитель (1): Так, и скажите, пожалуйста, кто-нибудь из этих предприятий занимал доминирующее положение вот в этой сфере, ну вот кто-то работал больше… получал, выигрывал муниципальных контрактов больше, чем другие или все были в равных условиях, работали в одинаковых условиях?

Мишаков: Работали в разных условиях исходя из того, у кого есть срочность, тот столько брал, если «Примавтодор» меня больше вынос… значит, мог больше объемы, исходили из реальной ситуации, если я знал, что могу взять объем там 10-15 миллионов, для меня это (неразборчиво), дальше не вижу смысла, кто может больше освоить, тот брал больше.  

Гособвинитель (1): Угу, так. Скажите, пожалуйста,  а вот что это был за конкурс, который выигрывала ваша организация «Дальводстрой» в 2006-2007 году  на сумму около 100 миллионов рублей на ремонт дороги по улице…

Мишаков: Это…

Гособвинитель (1): Нейбута улица.

Мишаков: Это улица, улица Нейбута, 11 километров…

Гособвинитель (1): Во Владивостоке, да?

Мишаков: Полностью замены бордюров, замены дорожного полотна.

Гособвинитель (1): Угу, расскажите, пожалуйста, и как вы выиграли вот этот конкурс, как подавалась документация, как вообще происходили вот это (неразборчиво)?

Мишаков: Подали документы на конкурс, все, после было принято решение, сказали, что вы победители, и мы вышли, начали работать.

Гособвинитель (1): Так, скажите, пожалуйста, это было до прихода еще, да, Игоря Сергеевича. На должность главы города?

Мишаков: Да, это еще было при Николаеве.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а вот другие муниципальные контракты до прихода Игоря Сергеевича вообще на какие суммы заключались вот вашей организацией, в частности?

Мишаков: Ну сейчас сложно сказать, ну контракты… суммы-то небольшие, там, как раз таки не более 5 миллионов, а то и на 2, и на миллион, ну, так сказать, такие объемы там  небольшие.

Гособвинитель (1): Угу, скажите, пожалуйста, следующий у меня к вам будет  вопрос: какие вот предприятия работали вот на тот период на рынке предприятий, которые производили строительные материалы, инертные материалы для строительства, ремонта, благоустройства дорог и, соответственно, прилегающих территорий, можете сказать?

Мишаков: С кем мы работали? Работали с Бутощебеночным заводом, работали с «ДВ-Цементом», работали с Владивостокским предприятием (неразборчиво) Шаповалов, который (неразборчиво) производит асфальт, также работали с компанией (неразборчиво) по бетону, по асфальту работали с компанией «Примасфальт», также с Шаповаловым (неразборчиво).

Гособвинитель (1): Угу, так. Скажите, пожалуйста, можете вспомнить, какой был характер ценовой политики у этих компаний, а также ценовую политику предприятий, которые входили в группу компаний «Востокцемент»?

Мишаков: Да, ценовая политика была одинаковая на всех предприятиях.

Гособвинитель (1): Угу, так.

Мишаков: (Неразборчиво) какие-то копейки, явно не было.

Гособвинитель (1): Так, хорошо. Скажите, пожалуйста, а кто вообще вот, можно сказать, был основным подрядчиком по муниципальному контракту до прихода Игоря Сергеевича во Владивостоке, вот был какой-то основной центровой подрядчик или нет?

Мишаков: (Неразборчиво) в основном брал «Примавтодор», ну и это самое, также МУПВ «Дороги Владивостока», так как у людей была основная квалификационная мощность, и основные объемы были у них.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, а вот МУПВ… вы сказали, что он тоже участвовал, а был ли МУПВ «Дороги Владивостока» крупным подрядчиком, вот можно его было назвать основным игроком на этом рынке?

Мишаков: Да нет, нельзя. Во-первых, так как они все в одинаковых условиях, все стремятся  в тендер, как и распределялся, кто куда пойдет, у кого какие есть возможности, исходили из этого. Что там, что (неразборчиво)… нельзя было сказать.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, как изменилась ситуация после того, как на должность главы города Владивостока пришел Пушкарев Игорь Сергеевич в 2008 году, изменилась как…

Мишаков: (Неразборчиво) это самое, ну как, две стороны, как вышел 44-й закон, стало намного легче работать в (неразборчиво) с Андреем Сергеевичем. Было у нас, когда мы с МУПом работали, мы получали давальческие материалы, так как не было ни аванса, ничего, это было намного легче работать, и предприятия, потому что у тебя контракт там на 5-10 миллионов и ты за раз, безусловно, их выполнить на те деньги, в любом контракте где-то 50-60% взято только на материалы.

Гособвинитель (1): Расскажите теперь, пожалуйста, как изменились требования к проведению муниципальных контрактов, какие требования появились новые к участникам торгов после того, как Игорь Сергеевич возглавил администрацию города, и смогло ли ваше предприятие соответствовать этим критериям, другие предприятия?

Мишаков: Могли соответствовать критериям, тотальных каких-то критериев (неразборчиво) не было, были конечные критерии, которые еще 44-й закон (неразборчиво), для всех стало одинаково, на эти показатели уже никак не могло предприятие…

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, следующий у меня вопрос к вам будет: после того, как Игорь Сергеевич стал главой города Владивостока, кто стал основным игроком в сфере строительства, ремонта, благоустройства дорог, кто стал выигрывать большую часть муниципальных контрактов?

Мишаков: Ну, (неразборчиво) сложно сказать, кто стал, все как участвовали, так и участвовали, ну по большей части выходило, так как мощностей больше, у «Примавтодора» и у МУПа выходило, и мы шли на субподряде.

Гособвинитель (1): Угу, так. Скажите, пожалуйста, когда вы работали… уже стали работать в бытность Игоря Сергеевича, да, когда он стал главой города, на  субподрядах у организации…у МУПВ «Дороги Владивостока», где вы брали давальческое сырье так называемое, вообще сырье для выполнения этих работ и на каких условиях, могли ли вы там самостоятельно выбирать поставщика или нет?

Мишаков: Мы тогда работали на давальческом сырье… часть была прописана в контракте, было давальческим, часть можно было брать на стороне, да, основные объемные, такие как асфальт, инертные материалы, мы получали от МУПВ «Дороги Владивостока», нам это было даже интересно.

Гособвинитель (1): Угу, так, вам это было интересно. Скажите, пожалуйста, а был ли…

Мишаков: Да, экономически интересно, что мне не надо было разыскивать, идти в банк, брать кредиты, я это сырье мог получить в МУПВ «Дороги Владивостока».

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а кто вообще  руководил группой компаний «Востокцемент», вот вам известно, кто был собственником данной компании после того, как Игорь Сергеевич…

Мишаков: (Неразборчиво).

Гособвинитель (1): …после того, как Игорь Сергеевич Пушкарев стал главой города?

Мишаков: Меня это не интересовало, кроме конкретных (неразборчиво) я не интересовался, кто там являлся у них. У нас ремонт был, и что-то мне надо было, я напрямую заказывал, звонил, давал заявку, выставляли счет, оплачивали и получали.

Гособвинитель (1): Так, скажите, пожалуйста, бывали ли случаи срыва работ по причине невозможности получить сырье на ВБЩЗ?

Мишаков: Не было.

Гособвинитель (1): Не было таких случаев. Что происходило, если вы хотели покупать материалы не на ВБЩЗ, а у других поставщиков, как это сказывалось на оплате работ, которые вы выполняли по субподряду?

Мишаков: У нас проблем с получением  сырья не было, и это на нашей работе никак не сказывалось, все, что нам необходимо, мы получали своевременно без всяких проблем.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, вовремя ли с вами рассчитывался МУПВ по договорам субподряда, с вашей организацией?

Мишаков: Вовремя, к концу года всегда расчет был, и было авансирование на виды работы.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а что было выгоднее вашей компании, работать с МУПВ по договорам субподряда либо работать напрямую с городом? Экономически, что…

Мишаков: У нас контракты были и напрямую с городом, и были через МУП.

Гособвинитель (1): Угу.

Мишаков: Через МУП было интересней, потому что экономически было там для нас выгодней.

Гособвинитель (1): Так, скажите, пожалуйста, МУП вовремя гасил перед вами работы, были ли задолженности…

Мишаков: Качество никак….

Гособвинитель (1): …были ли задолженности у МУПа перед вами? Если были, то какие это были задолженности и чем Лушников объяснял невыплаты?

Мишаков: Фирма сама когда-то (неразборчиво)… не было.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а с другими компаниями вы вот в период после избрания Игоря Сергеевича на должность главы города Владивостока работали вообще, нет, покупали у них какие-либо строительные…

Мишаков: Конечно, покупали.

Гособвинитель (1): Так…

Мишаков: Те, которые контракты были, принимали нас, мы покупали (неразборчиво) на других предприятиях,  те же ступеньки, это самое, стеновые блоки, мы не (неразборчиво)… у нас ушло, если проверяли объекты, которые покупали (неразборчиво), соответственно, значит,  где находили, там и покупали.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, и каковы были цены у этих других организаций по сравнению с ценами группы компаний… организаций, которые входили в группу компаний «Востокцемент», это были аналогичные по содержанию цены, равнозначные, либо дешевле, либо дороже, либо у «ДВ-Цемента» были выше цены?

Мишаков: Если в среднем брать, цены были на рынке одинаковые, там плюс-минус какие-то копейки.

Гособвинитель (1): Угу. Другие компании предоставляли вам отсрочки платежа?

Мишаков: В основном нет. То есть не большие, (неразборчиво) также «Примасфальт» предоставлял нам отсрочки.

Гособвинитель (1): Угу, понятно. Скажите, пожалуйста, сейчас МУПВ «Дороги Владивостока», вам что-либо известно, продолжает участвовать в торгах, после того как  Игорь Сергеевич перестал быть главой города?

Мишаков: МУП? Нет, мне сейчас по МУПу ничего не известно. Сейчас мы объявления города не вешаем на площадке и (неразборчиво), как они были, как вышел 44-й закон, все, мы смотрим, кто нам подходит, подаем документы и…

Гособвинитель (1): Угу, ну с МУПом вы сейчас работаете на субподрядах или нет?

Мишаков: С МУПом нет, завод работаем на прямые контракты, только  мы работаем на прямые контракты (неразборчиво).

Гособвинитель (1): Угу. А почему с МУПом не работаете больше на субподряде?

Мишаков: А их приглашать, мы и сами справляемся.

Гособвинитель (1): Угу, понятно, нет пока вопросов.

Гособвинитель (2): У меня будет, Ваша честь. Скажите, пожалуйста, Николай Васильевич, вы неоднократно ссылались при ответах моего коллеги на 44-й ФЗ, поясните, пожалуйста, с какого момента он вступил в законную силу, начал работать?

Мишаков: Так, значит, по датам посмотреть, в конце 2012 года он в свою силу вступил.

Гособвинитель (2): Вы в том числе, отвечая на вопрос, с 2012 года он вступил, да, в силу, по вашему мнению?

Мишаков: Ну, это надо посмотреть точно, потому что сначала был (неразборчиво) данной системы, а мы сидели карточки подавали, потом уже 44-й закон, и все стало это самое, подавали документы.

Гособвинитель (2): Я вас поняла, скажите, пожалуйста, до вступления в силу 44-го ФЗ каким нормативно-правовым актом регулировалась процедура торгов?

Мишаков: Было объявление…

Гособвинитель (2): В сфере муниципальных контрактов, естественно, меня только эта сфера интересует.

Мишаков: Сама работа… давалось  объявление, подавали мы заявку, вот после этого, потом мы подавали сметы, заявления, собирали нас (неразборчиво) место, и подавалась карточка (неразборчиво)… либо подавали карточку, торги велись, принцип был тот же, кто меньше дал, (неразборчиво)…

Гособвинитель (2): Я поняла вас, Николай Васильевич, вы не ответили на мой вопрос, скажите, пожалуйста, каким нормативно-правовым актом регулировалась процедура проведения торгов до 44-го ФЗ? Таков был мой вопрос, а вы мне про саму процедуру стали рассказывать…

Мишаков: Я сейчас точно не скажу, не путем… ну не знаю, мы получали информацию то ли через Интернет, то ли город вывешивал на сайте эти объявления, а сайт, да, все объявления на сайте город вывешивал, мы смотрели городской сайт, как сейчас, тогда (неразборчиво).

Гособвинитель (2): Я поняла вас, скажите мне, пожалуйста, нормативно- правовой акт вы мне так и не можете назвать, скажите мне, какие же такие новые критерии появились в 44-м федеральном законе по сравнению с предыдущим нормативно-правовым актом, который вы мне так и не назвали, которые ставили всех участников торгов в равное положение?

Мишаков: Ну как вам сказать, да, это были… в 44-м законе учитывались наличие у человека базы, наличие опыта, наличие техники, отзывы о предыдущей работе, после этого 44-го закона, это никого не интересовало, кто меньше дал, тот и победитель.

Гособвинитель (2): Угу. Скажите, пожалуйста, а какое средство обеспечения существовало по старому закону и по новому закону какое стало, соответственно, какое из этих средств выбирала ваша организация до 44-го закона и после?

Мишаков: Так что-то мешало, не понял, повторите, пожалуйста.

Гособвинитель (2): Вид обеспечения, знаете, что такое вид обеспечения муниципального контракта?

Мишаков: Ну вот, это самое, ну вот сейчас… знаю, чтобы подать заявление, мы 5% переводим на площадку.

Гособвинитель (2):  У меня к вам как раз по этому поводу вопрос. Какой вид обеспечения ваша организация выбирала до вступления в силу 44-го закона и какой вид обеспечения стала или по-прежнему выбирала после вступления в силу 44-го федерального закона?

Мишаков: (неразборчиво) если мне память не изменяет, до 44-го закона никакого обеспечения не было.

Гособвинитель (2): Никакого обеспечения не было, я поняла вас. И, соответственно, в этой части, ну, изменения тоже позитивные, да, вы расцениваете, что обеспечения больше никакого не было по 44-му  закону? Тоже позитивные вы…

Мишаков: 44-й закон меня не порадовал.

Гособвинитель (2): Угу, так не порадовал или наоборот? Вы как-то очень позитивно о нем начали рассказывать, поэтому и вопрос возник.

Мишаков:  До этого учитывалась какая-либо ситуация, до этого учитывался баланс предприятия, период (неразборчиво), его история, его объекты, отзывы, точно 44-й закон это не самый (неразборчиво). Можно, имея только  стул, стол и компьютер,  участвовать в торгах.

Гособвинитель (2): Я поняла. После вступления 44-го закона, который создал, по вашему мнению, равные условия для всех участников торгов, вот для вашего конкретно предприятия, скажем так, вступление его в силу позитивно сказалось на участии в торгах или нет?

Мишаков: Негативно.

Гособвинитель (2): Негативно.

Мишаков: Мне это не… мне это не понравилось.

Гособвинитель (2): Почему? Поясните, пожалуйста.

Мишаков: Ну я еще раз скажу, что мне… У предприятия есть история, есть техника, есть база, и я начинаю бороться с человеком, у которого, кроме стула и компьютера, ничего нет.

Гособвинитель (2): Угу-угу.

Мишаков: И он может себе позволить совсем (неразборчиво) ставки понижения, потому что ему не надо содержать базу, не надо ему людям платить зарплату официально, ему ничего не надо. У него есть стол и стул, все, у него это весь штаб, а мне-то надо людей содержать, и я не могу себе позволить на много процентов снижаться, а он может себе это позволить.

Гособвинитель (2): Все, я вас поняла, Николай Васильевич, последний вопрос. Вот вы только что это неоднократно, ну два как минимум раза вот это рассказали, это и является, по вашему мнению, равными критериями для участников торгов? Да, по вашему мнению, это так?

Мишаков: Если касается 44-го закона?

Гособвинитель (2): Да.

Мишаков: Я вообще немного по-другому понимаю это. Равным , по-хорошему это должно быть так: какой-то определенный  процент, когда у нас идет понижение на 30 и больше процентов, я считаю, что это абсурд, и как это может… нормальному предприятию, которое платит нормальные налоги и все прочее, как оно должно выполнять эту работу? Это надо выполнять подработку, и начальник будет иметь штаб 1, максимум 2 человека.

Гособвинитель (2): Угу. Еще раз… Давайте еще раз…

Мишаков: Это я… по-хорошему надо в любом случае рассматривать и учитывать историю предприятия, наличие базы, наличие специалистов.

Гособвинитель (2): Вот вы  уже в третий раз об этом рассказываете, я поняла вас, вот это и есть один такой вопрос о равных критериях, правильно я вас понимаю? Потому что вы мне категорично-то не отвечаете, поэтому я вынуждена вас переспрашивать. Вот это и есть ваш ответ на мой вопрос о равных критериях по 44-му федеральному закону, правильно я вас поняла?

Мишаков: Ну, правильно.

Гособвинитель (2): Все, у меня больше нет вопросов.

Судья: Хорошо, у представителя потерпевшего будут вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да, есть пара вопросов. Николай Васильевич, поясните, а какой был размер вашего предприятия, сколько там работников у вас было, ну вот по годам, 2008-й там, 2009-й и так далее?

Мишаков: Объем вы хотите?

Представитель потерпевшего МУПВ: Ну не объем, а штат, сколько работников у вас было в штате?

Мишаков: В среднем 18-20 человек.

Представитель потерпевшего МУПВ: 18-20 человек. Подскажите, то есть правильно я вас понял, что вы работали в одной плоскости, скажем так, с МУПВ «Дороги Владивостока» в одной сфере, правильно сказать, то есть конкурентами являлись?

Мишаков: Нет.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, а вы МУПВ «Дороги Владивостока» субподряд давали?

Мишаков: Нет, кажется, не давал.

Представитель потерпевшего МУПВ: Сейчас будет несколько, может быть, длинных для вас вопросов, послушайте. Органами предварительного следствия государственного обвинения Лушников А.В., Пушкарев Игорь Сергеевич…

Гособвинитель (1): Ваша честь…

Представитель потерпевшего МУПВ: Это объем обвинения, я не более…

Судья: Я понял, ну вы спросите проще там, что-то известно вам.

Представитель потерпевшего МУПВ: Да и так мне надо сформулировать этот вопрос, уважаемый суд, я так могу это спросить.

Судья: Я не знаю, вы какие-то вопросы… Свидетель забудет уже, о чем вы его спрашиваете, пока вы закончите, ну давайте задавайте, только попроще задавайте.

Представитель потерпевшего МУПВ: Лушников и Пушкарев обвиняются в том, что не позднее 23…

Представитель Приморского краевого суда: Здесь…

Представитель потерпевшего МУПВ: Лушников и Пушкарев обвиняются в том, что не позднее 23 мая 2008 года на территории Владивостока у Пушкарева Игоря Сергеевича возник умысел на незаконное обогащение путем получения взяток в особо крупных размерах от Пушкарева Андрея Сергеевича, который возглавлял группу компаний «Востокцемент», подскажите, вам что-нибудь по этому поводу известно?

Мишаков: Нет.

Представитель потерпевшего МУПВ: Далее, Пушкарев Игорь Сергеевич обвиняется в том, что, будучи должностным лицом, главой администрации города Владивостока, получал взятки в виде денег и иного имущества за незаконно оказанные… в виде незаконно оказанных ему услуг имущественного характера за совершение действий в пользу взяткодателя, если указанные  действия входят в служебные полномочия должностного лица, вам что-нибудь по этому поводу известно?

Мишаков: Нет.

Представитель потерпевшего МУПВ: Он же совершил использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности, также повлекло существенное нарушение прав и законных интересов организации, подскажите, вам что-нибудь известно о превышении должностных полномочий со стороны Игоря Сергеевича?

Мишаков: Нет.

Представитель потерпевшего МУПВ: А, значит, Лушников Андрей Вадимович, Пушкарев Андрей Сергеевич, Пушкарев Игорь Сергеевич обвиняются в том, что одни давали, а другой получал, осуществлял незаконную передачу лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой организации, в данном случае МУПВ «Дороги Владивостока», деньги за совершение действий и бездействий в интересах дающего в связи с занимаемыми должностным лицом служебными полномочиями. Подскажите, вам что-нибудь известно о передаче денежных средств от Игоря Сергеевича Пушкарева, Андрея Сергеевича Пушкарева Лушникову Андрею Вадимовичу?

Мишаков: Нет.

Судья: Еще вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: У меня нет вопросов.

Судья: Нет, сторона защиты, какие-то вопросы будут к данному свидетелю?

Третьяков: У меня нет.

Судья: У подсудимых?

Янченко: Есть вопросы, Ваша честь. Адвокат Янченко, защитник Лушников Андрея Вадимовича. У меня к вам вопрос, скажите, пожалуйста, вот меня интересует период времени с 2012 по 2015 год, попробую вам коротко его задать. На какую… при какой цене муниципального контракта максимальной ваше предприятие с учетом необходимости обеспечения участия в аукционе и обеспечения муниципального контракта в дальнейшем готова была выйти на работу и выиграть этот аукцион, то есть потолок цены контракта?

Мишаков: 60 миллионов, у нас строго проплачено на 60 миллионов, до 60 миллионов мы могли выходить.

Янченко: То есть до предела 60 миллионов?

Мишаков: Да, на сумму 60 миллионов.

Янченко: Следующий вопрос: в период времени с 2012 по 2015 год  чья была инициатива заключения договора субподряда с МУПВ «Дороги Владивостока»? Со стороны Лушникова эта инициатива исходила или это ваша инициатива была?

Мишаков: Ну мы все всегда за работой обращались в МУП. Если у них была работа, они нас приглашали, и мы работали,  дело в том, что нас (неразборчиво) на этом рынке немного, мы как исполнители имеем свое имя на этом рынке, и когда вопросы какие-то возникали,  всегда все знали, что мы вот придем и делать будем работы так, как нужно.

Янченко: Скажите, пожалуйста, когда с вами производили расчет за выполненные работы? МУПВ «Дороги Владивостока» когда с вами рассчитывалось? Там был какой-то порядок приемки работ, выполнение?

Мишаков: (Неразборчиво) не было, к концу года всегда закрывалась (неразборчиво).

Янченко: То есть вы кому сдавали свой результат работы по субподряду?

Мишаков: Сдавали кому?

Янченко: Да.

Мишаков: Сдавали в основном… сдавали городу.

Янченко: Сдавали городу.

Мишаков: Да.

Янченко: А представители МУПВ были?

Мишаков: Обязательно присутствие представителя МУПВ, сдавали представителю города, (неразборчиво) значит, МУП это начислили и (неразборчиво), после этого все принимают работы.

Янченко: Угу, пока нет вопросов.

Лушников: Вопрос один.

Судья: Пожалуйста.

Лушников: Николай Васильевич, добрый день, это Лушников.

Мишаков: Добрый день.

Лушников: Николай Васильевич, я так понял, вы сейчас участвуете в аукционах?

Мишаков: Конечно.

Лушников: Скажите, при заключении муниципального контракта и при выборе поставщика асфальта, бетона вы какими критериями руководствуетесь?

Мишаков: Критерии отсрочки платежа основные.

Лушников: Может быть, есть еще какие-то другие?

Мишаков: (Неразборчиво) также качества и отсрочка платежа.

Судья: Еще вопросы будут? Сторона защиты? Нет вопросов?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да, один вопрос, сейчас, секунду. Николай Васильевич, подскажите, вот вы пояснили, что ранее руководили ООО «Дальводстрой», это коммерческая была организация?

Мишаков: Да, это тоже коммерческая организация.

Представитель потерпевшего МУПВ:  Вы пояснили, что «Дальводстрой» была ликвидирована в связи с наличием у этой организации задолженности?

Мишаков: Да.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, а вас к ответственности за это не привлекали, за эту задолженность?

Мишаков: Нет, не привлекали.

Представитель потерпевшего МУПВ: Все, спасибо.

Судья: Еще есть вопросы?

Гособвинитель (1): Уважаемый суд…

Янченко: Есть еще. Можно еще один вопрос.

Судья: Да, пожалуйста.

Янченко: Николай Васильевич, еще один вопрос появился. Вот вы озвучили потолок аукциона для участия в аукционах – 60 миллионов, а можете рассказать суду предметы этих контрактов, это содержание и ремонт дорог или еще у вас есть какая-то специализация?

Мишаков: Ну мы знаем, что самое большее участие – это дороги, стенки подпорные, лестницы, ливневки, это то, что мы по ходу (неразборчиво) ливневая канализация, подпорные стенки, лестницы и плюс  асфальтирование, придомовые территории, объекты, дороги.

Янченко: Скажите, пожалуйста, при участии в аукционе вы все-таки на какой предмет контракта ориентируетесь – это ремонт и содержание дорог или вот, как вы сказали, ливневки, лестницы, подпорные стенки, что вам ближе в специфике вашего предприятия?

Мишаков: Все одинаково для нас.

Янченко: Все одинаково, спасибо.

Мишаков: Да. Специалисты есть на все эти виды работ, и что для нас выгодно, то мы работаем.

Янченко: А вот еще один вопрос будет. Вы в ходе своих показаний сейчас в судебном заседании озвучивали ряд компаний – производителей инертных материалов, в данном случае это асфальтобетон, уточните, пожалуйста, максимальный срок отсрочки, предоставляемый в поставке материалов, сколько? День, два, неделя, месяц, полгода?

Мишаков: До месяца.

Янченко: До месяца, все понятно, спасибо, нет вопросов.

Судья: Еще есть вопросы? Нет? Пожалуйста, гособвинитель.

Гособвинитель (1): Уважаемый суд, у стороны обвинения пока нет вопросов к данному свидетелю, но будет ходатайство в связи с существенными противоречиями, которые имеются в показаниях свидетеля, в показаниях, которые он давал на следствии и которые дал в сегодняшнем судебном заседании. Мы ходатайствуем об оглашении его показаний, которые Мишаков Николай Васильевич давал в период предварительного следствия. Существенные противоречия у нас прослеживаются по, в принципе, всем показаниям, которые дал на следствии, и тем, которые дал в судебном заседании, отвечая на вопросы стороны обвинения, это относительного того, как изменилась ситуация с  (неразборчиво) Игоря Сергеевича на пост главы города на рынке,  по ремонту… строительству, ремонту дорог относительно того, как, почему работали на субподрядах, условия работы субподряда, закупки, относительно цен, которые были на рынке. Относительно того, как было выгоднее работать – напрямую с городом либо с МУПом на условиях субподряда. Ну так, в принципе, по всем показаниям мы рассматриваем существенные противоречия, поэтому ходатайствуем об оглашении листов дела, содержащихся в томе 31-м, листы дела с 103-го по 108-й, допрошен был…. находится протокол допроса Мишакова Николая Васильевича.

Судья: Обсуждается ходатайство, представитель потерпевшего, ваша позиция.

Представитель потерпевшего МУПВ: Государственный обвинитель даже не смог сформулировать, в чем противоречие этих показаний, он сказал фразу: «Во всем». Ну их нет, просто вот этих противоречий не существует,  он должен был, по крайней мере, в ходатайстве сослаться, что сказал здесь, на допросе в суде, такое-то, а в там, в протоколе, написано так, этого не было, этих противоречий просто не существует, они надуманные, оснований нет.

Судья: Сторона защиты, у вас есть консолидированная позиция какая-то?

Третьяков: На усмотрение суда.

Судья: Общая позиция, да, подсудимые?

Янченко: Да.

Судья: Суд постановил на основании части 3 статьи 73… 281 УПК РФ в связи с наличием существенных противоречий, изложенных государственным обвинителем, огласить показания свидетеля Мишакова, данные на предварительном следствии, том 31, раздел 103-108. Присядьте, пожалуйста, свидетель, прослушайте показания, которые сейчас зачитает государственный обвинитель.

Представитель Приморского краевого суда: Пока присаживайтесь.

Судья: Присаживайтесь.

Представитель Приморского краевого суда: Ваши показания будут оглашать, слушайте внимательно.

Гособвинитель (1): Оглашаются из 31-го тома листы дела со 103-го по 108-й, протокол допроса свидетеля Мишакова Николая Васильевича, допрошен Николай Васильевич 27 декабря 2016 года. По существу заданных вопросов пояснил следующее: ООО «Дальводстрой-В» было образовано в конце 2010 года, я с самого образования являюсь директором данной компании, до 2010 года у меня была другая компания – ООО «Дальводстрой», с 2010 года данная компания признана банкротом. ООО «Дальводстрой-В» занимается деятельностью по ремонту дорог, подпорных стен и ливневых канализаций, лестниц на территории города Владивостока, офис фирмы находится по адресу: город Владивосток, Красноармейский переулок, 18, юридический адрес: город Владивосток, улица Калинина, дом 29. ООО «Дальводстрой», которое было учреждено в 2006 году, занималось таким же видом работ, однако после выполнения работ на объекте во время подготовки к саммиту АТЭС-2012 года данной компании не выплатили полную стоимость за выполнение работ, в связи с чем ООО «Дальводстрой» было признано банкротом, в период с 2006 по 2010 год «Дальводстрой» выполнял ремонтные работы, а именно ремонт дорог, ливневых канализаций, лестниц по муниципальным контрактам, которые заключались с администрацией города Владивостока. В указанный период времени в штате компании находилось около 12 человек, также в собственности компании имелась необходимая техника: 2 экскаватора, самосвал-манипулятор, асфальтоукладчик, 2 катка, ручные катки, виброплиты, 2 бульдозера. После процедуры банкротства все имущество и штат работников перешли в ООО «Дальводстрой-В», в период с 2006 по 2010 год ООО «Дальводстрой» выигрывало аукционы на выполнение ремонтных работ и по результатам заключало муниципальные контракты. До прихода на должность главы города Владивостока Пушкарева Игоря Сергеевича ООО «Дальводстрой» (примерно 2006-2007 год) выигрывало конкурс документов на право заключения муниципального контракта на сумму около 100 миллионов рублей на ремонт дороги на улице Нейбута в городе Владивостоке. В то время аукционы в электронном виде не проводились, создавалась комиссия из должностных лиц администрации города, которая проводила конкурс документов, и исходя из опыта работы компаний, наличия техники, наличия  специалистов принималось решение о выигрыше той или иной компании, работы по данному контракту были выполнены в полном объеме, другие муниципальные контракты до прихода на должность главы города Пушкарева заключались на меньшие суммы, то есть на 3-5 миллионов. Основными подрядчиками в период с 2006 по 2008 год, которые работали по муниципальным контрактам, являлись такие компании, как ОАО «Примавтодор», директор – Корочин, ОАО «Дальэнергомаш», директор – Штейников, ООО «Федералстрой», директор – Кировосян Эдуард. Моя компания не считалась основным подрядчиком, основные объемы работ выполняли вышеперечисленные организации, также в период с 2006 по 2008 год по муниципальным контрактом по ремонту дорог работало МУПВ «Дороги Владивостока», однако не являлось крупным подрядчиком. После прихода на должность главы города Пушкарева Игоря Сергеевича в 2008 году МУПВ «Дороги Владивостока» стало основным подрядчиком по выполнению муниципальных контрактов по ремонту дорог на территории города Владивостока. Именно МУПВ «Дороги Владивостока» в большинстве выигрывало конкурсы на право заключения муниципальных контрактов по выполнению ремонта дорог на территории города, после прихода на должность главы Пушкарева Игоря Сергеевича очень изменились условия торгов на право проведения ремонтных работ. Так, примерно с 2008-2009 года при заключении муниципальных контрактов было отменено авансирование работ, при таких условиях мои компании при участии в торгах и при дальнейшем выигрыше стали кредитоваться в банках, чтобы иметь возможность начать ремонтные работы, данные условия крайне негативно сказались на финансовом состоянии компании, после этого, примерно в 2009 году, я обратился к директору МУПВ «Дороги Владивостока», кто именно в то время был директором, не помню, с целью выполнения работ на основании договора субподряда. МУПВ «Дороги Владивостока» заключало с ООО «Дальводстрой» договоры субподряда, так как своими силами не справлялось с такими объемами работ. В то же время в договорах субподряда было прописано, что МУПВ «Дороги Владивостока» предоставляет строительные материалы для производства работ, а именно ежемесячно я получал талон на вывоз строительных материалов (щебня, асфальта) в ООО «ВБЩЗ». По талонам моя компания получала строительные материалы на территории ООО «ВБЩЗ», работники моей компании использовали их при ремонте дорог. Редко бывали случаи, когда ООО «Дальводстрой» приобретало стройматериалы у других поставщиков – ОО «ВКПП», ООО «Примасфальт», ООО «Федералстрой», ООО «Примавтодор» ОАО «Примавтодор». Если такие случаи и бывали, то впоследствии стоимость приобретенного моей компанией строительного материала входила в общую стоимость работ по договору субподряда. Случаи приобретения стройматериалов у других поставщиков были, бывали по причинам невозможности поставки таковых в ОАО «ВБЩЗ»: поломка завода, большие очереди на получение асфальта, щебня. В период 2009-2012 годов жесткого условия у МУПВ «Дороги Владивостока» о применении только давальческого сырья не было. Моей компании это было удобно, так как не было необходимости искать поставщиков строительных материалов, к тому же стоимость материалов оплачивало МУПВ «Дороги Владивостока», примерно в 201(?) году, когда с МУПВ «Дороги Владивостока» работала моя новая компания ООО «Дальводстрой-В», условия у МУПВ при заключении договора субподряда изменились: были жесткие условия о применении только давальческого сырья, которое необходимо было забирать в ООО «ВБЩЗ», иначе договор не заключался. В тот период директором МУПВ был Лушников, и именно он мне обозначил такие условия. В период с 2008 года по настоящее время ООО «Дальводстрой», ООО «Дальводстрой-В» работало не только по договорам субподряда с МУПВ, но и само иногда выигрывало аукционы на право проведения ремонтных работ дорог, ливневых канализаций, подпорных стенок. Суммы по этим муниципальным контрактам не превышали 20 миллионов рублей. Конечно, мне было лучше работать напрямую по муниципальному контракту с администрацией города, а не по договору с МУПВ, так как данное предприятие постоянно задерживало оплату по договорам субподряда. Директора МУПВ, в частности Лушников, на мой вопрос об оплате постоянно говорили, что на расчетных счетах предприятия не имеется достаточного количества денежных средств для оплаты работы. Администрация же, в свою очередь, оплачивала выполненные работы  в срок по заключенным с моей компанией контрактам. Когда мои компании работали напрямую с администрацией города, то основной объем строительных материалов я приобретал в ООО «Примасфальт» – асфальт, ООО «Владасфальт» – щебень, с 2013 года в ЗАО «КСМ», ЗАО «КПП» – бетонные изделия. В ООО «ВБЩЗ» я приобретал небольшой объем асфальта и щебня, в случаях когда ООО «Примасфальт», ООО «Владасфальт» не могли по тем или иным причинам поставить в мой адрес данные материалы, например поломка завода. В ООО «Примасфальт» мне было очень удобно приобретать асфальт, я лично знаю директора данного предприятии Тарана, он предоставлял моей компании товарный кредит, то есть предоставлял отсрочку платежа до месяца. К тому же цена тонны на асфальт у него всегда была дешевле, в среднем на 200 рублей за 1 тонну, чем у ООО «ВБЩЗ», его завод находился в черте города Владивостока. Завод ООО «Владасфальт» (директор по имени Константин) по производству щебня также находился в черте города, и мне предоставлялась отсрочка платежа до месяца, также в ООО «Владасфальт» щебень был дешевле в среднем на 50 рублей. До 2013 года щебень мною приобретался в ООО «ВБЩЗ», однако мне никогда не предоставлялась отсрочка платежа. Учитывая это обстоятельство, я был уверен, что и по другим видам строительных материалов в ВБЩЗ мне не будет предоставлена отсрочка платежа. С  (неразборчиво) собственноручно написано: «С моих слов напечатано верно, мною прочитано». Подпись свидетеля Мишакова, перед началом, в ходе либо по окончании допроса от свидетеля Мишакова каких-либо заявлений, замечаний не поступило. Николай Васильевич, скажите, пожалуйста, вы следователю добровольно давали показания?

Мишаков: Добровольно.

Гособвинитель (1): Добровольно. Скажите, пожалуйста, следователь вас просил каким-либо образом оговорить кого-либо, в том числе Пушкарева Игоря Сергеевича, Лушникова, Пушкарева Андрея Сергеевича?

Мишаков: Нет.

Гособвинитель (1): Нет. С ваших слов следователь фиксировал ваши показания в протоколе допроса или от себя что-то придумывал?

Мишаков: С моих.

Гособвинитель (1): С ваших. Скажите, пожалуйста, вы читали протокол по окончании допроса, перед тем как подписать?

Мишаков: Читал.

Гособвинитель (1): Читали. Какие-то замечания были у вас к тексту ваших показаний?

Мишаков: Тогда не было.

Гособвинитель (1): Все правильно за вами следователь записал?

Мишаков: Нет, некоторые пункты мне здесь непонятны.

Гособвинитель (1): Что?

Мишаков: Некоторые пункты мне непонятны сейчас.

Гособвинитель (1): Сейчас, а тогда они были вам понятны?

Мишаков: Мне кажется, другое говорил, не то там сейчас написано.

Гособвинитель (1): Угу. Ну вот я вам еще раз прочитаю: «С моих слов напечатано верно, мною прочитано, замечаний нет».

Третьяков: Ваша честь, я бы просто уточнил для начала, какие пункты непонятны.

Гособвинитель (1): Ну, Ваша честь, я бы все-таки попросил адвоката Третьякова не вмешиваться

Судья: Ну, сейчас у нас гособвинение, разберемся, потом вы.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, еще раз: с ваших слов все это записывал следователь?

Мишаков: С моих.

Гособвинитель (1): С ваших. От себя что-либо придумывал?

Мишаков: Не знаю, я уже не помню, это было больше года назад.

Гособвинитель (1): Ну вот вам сейчас огласили эти показания, вы их подтверждаете?

Мишаков: Не все.

Гособвинитель (1): А что не подтверждаете?

Мишаков: Это условия, условия оплаты и что дешевле материалы были, материалы на рынке были одинаковые, что там, что там.

Гособвинитель (1): А почему тогда…

Мишаков: (Неразборчиво), не знаю.

Гособвинитель (1): А почему вы так следователю говорили, вы что, ему неправду говорили?

Мишаков: (Неразборчиво) я просто такие вещи не говорю.

Гособвинитель (1): А почему тогда здесь находятся в протоколе допроса и под ними ваша подпись?

Мишаков: Не знаю.

Гособвинитель (1): Не знаю, а как вы можете это объяснить тогда?

Мишаков: Я не знаю.

Гособвинитель (1): С учетом того, что вы только что ответили на мои вопросы, что следователь записывал с ваших слов, давали вы показания добровольно и следователь от себя ничего там не вписывал, не придумывал?

Третьяков: Ваша честь, эти вопросы все уже задавались, это можно рассматривать как давление на свидетеля.

Судья: Какое это давление? Просто выясняют, почему разница в показаниях такая.

Третьяков: Три раза один и тот же вопрос.

Гособвинитель (1): Ответьте, пожалуйста, Николай Васильевич, вопрос судом не снят.

Мишаков: Затрудняюсь ответить.

Гособвинитель (1): Затрудняетесь ответить. Почему затрудняетесь?

Мишаков: Потому что все эти детали…

Гособвинитель (1): Что?

Мишаков: Я считаю, я говорю, как, это самое, здесь есть. 

Гособвинитель (1): Как вы можете объяснить свои показания с учетом того, что, отвечая на вопросы мои только что, вы говорили, что вы давали добровольно показания, без принуждения, следователь за вас ничего не придумывал, не вписывал, протокол вы читали лично, стоят ваши подписи под этими показаниями?

Поликарпов: Ваша честь, свидетель дал уже ответ на этот вопрос, он сказал: «Мне кажется, я такое не говорил». Прошу снять этот вопрос.

Гособвинитель (1): Ваша честь, прошу сделать замечание адвокату Поликарпову, который наметывает показания свидетелю, прошу  сделать все-таки протокольное, Ваша честь, замечание, вот это как раз и есть давление на свидетеля.

Судья: Так, защитники, давайте со стороны обвинения окончим постановку вопроса по поводу (неразборчиво) допроса. Соответственно, будут еще вопросы?

Гособвинитель (1): Так все-таки, Николай Васильевич, поясните суду тогда, почему зафиксированы были эти показания, почему вы согласились с этими показаниями, подписали их, будучи предупрежденным об уголовной ответственности тогда за дачу заведомо ложных показаний, как и сейчас? С разъяснением всех прав вам и обязанностей свидетеля, ответьте, пожалуйста. Или вы тогда следователю неправду говорили, вводили его в заблуждение?

Мишаков: Не знаю.

Гособвинитель (1): Или сейчас вы нас вводите в заблуждение?

Мишаков: Я не ввожу никого в заблуждение, говорю, как оно есть.

Гособвинитель (1): Тогда еще раз у меня к вам вопрос: почему вы не подтверждаете частично показания либо вы в полном объеме их подтверждаете?

Третьяков: Ваша честь, свидетель уже ответил, что он…

Мишаков: Частично подтверждаю.

Гособвинитель (1): Так, тогда почему вы не подтверждаете частично? И еще раз объясните тогда причину, почему вы давали эти показания следователю, согласились с ними и их подписали.

Третьяков: Ваша честь, мы просим снять этот вопрос, он неоднократно уже задавался, для начала надо узнать хотя бы, в какой части он не подтверждает.

Гособвинитель (1): Ваша честь, мы так и не получили прямого ответа, почему он не подтверждает, поэтому эти вопросы и задаются, для того, чтобы потом оценить. Очень жаль, что защита не задает таких простых вопросов.

Судья: Свидетель, ну вы как-то можете пояснить, почему разница в показаниях? 

Мишаков: Ну если, как я считаю, что этих (неразборчиво) я не давал. Ну если там написано, что я сейчас могу? Это было больше года назад.

Гособвинитель (1): Ну и что? Если это было написано, значит, вы их не давали или давали?

Мишаков: Ну если написано, значит, если написано, значит, давал, получается так. 

Гособвинитель (1): Ну а еще здесь написано: «С моих слов написано… напечатано верно, мною прочитано», подпись и каких-либо зам…

Мишаков: Значит, невнимательно было прочитано, (неразборчиво) невнимательно прочитано, что-то я упустил.

Гособвинитель (1): Угу, а что ж вам следователь не дал прочитать?

Мишаков: Давал почитать.

Гособвинитель (1): Что, отнимал у вас протокол, чтоб вы не могли прочитать внимательно?

Мишаков: Да никто у меня не отнимал.

Гособвинитель (1): Никто ничего…

Мишаков: Мне давали, чтобы читать, вроде невнимательно прочитал, что-то упустил.

Гособвинитель (1): Ну а что вы упустили?

Мишаков: Не знаю, то, что касается… 

Гособвинитель (1): Ну вот озвучьте то, что, вот озвучьте, что…

Мишаков: …ценовой политики и то, что нам деньги не платили.

Гособвинитель (1): Угу.

Гособвинитель (2): Что? Еще раз… 

Гособвинитель (1): Еще… вот более подробно уточните, что вы упустили.

Судья из Владивостока: Что не так написано, по вашему мнению?

Гособвинитель (1): Что вы упустили там конкретно?

Мишаков: А там что я упустил?

Гособвинитель (1): Что вы конкретно упустили там, знакомясь с протоколом, и почему не сделали замечание к протоколу?

Мишаков: Не знаю.

Поликарпов: Ваша честь, Ваша честь,  я возражаю. Вот свидетель уже дал ответ: «Я не подтверждаю свои показания об условиях оплаты и стоимости материалов». Уже дан был ответ, я прошу снять этот вопрос, он задается неоднократно. 

Гособвинитель (1): Ваша честь, ну вот опять у нас адвокат обращается. Сторона обвинения (неразборчиво), что у нас адвокат Поликарпов за свидетеля формирует ответ, и стоит сделать замечание все-таки.

Судья: Давайте сам свидетель у нас скажет, что он не подтверждает.

Поликарпов: Я за свидетелем записываю его показания, поэтому я цитирую.

Судья: Хорошо, свидетель, вы можете конкретизировать, что именно вы ранее говорили, получается не так, как было на самом деле?

Мишаков: Ну вопрос ценовой политики, что асфальт был дороже, асфальт у нас всегда был одинаковым, разница рублей 50 была, все, может быть, незначительная, я говорил, что незначительная была. Рассчитывались с нами нормально, таких не было, чтобы… к концу года все вопросы закрывались, (неразборчиво).

Гособвинитель (1): В остальной части вы протокол подтверждаете?

Мишаков: Подтверждаю.

Гособвинитель (1): В полном объеме?

Мишаков: В полном объеме.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, следующий у меня к вам вопрос: Николай Васильевич, в настоящее время где ваша компания приобретает стройматериалы, приобретаете ли вы их в группе компаний «ДВ-Цемент»?

Мишаков: Цемент мы покупаем.

Гособвинитель (1): Что?

Мишаков: Цемент.

Гособвинитель (1): Со скидками покупаете?

Мишаков: Нет, по обычным ценам.

Гособвинитель (1): Угу, по обычным ценам.

Мишаков: Согласно прайс-листам.

Гособвинитель (1): Угу, еще что покупаете?

Мишаков: Все, больше (неразборчиво) нет таких материалов.

Гособвинитель (1): Угу, а почему цемент в других компаниях не приобретаете, как раньше?

Мишаков: У нас же самый дешевый цемент в «ДВ-Цементе», у них самый дешевый цемент, дешевле нет на рынке.

Гособвинитель (1): Боитесь потерять данного продавца для своей компании?

Мишаков: Нет.

Гособвинитель (1): Что?

Мишаков: Нет. А почему боюсь потерять, нас устраивают условия, устраивает все, (неразборчиво) не первый год ведь.

Гособвинитель (1): Угу, нет вопросов пока.

Судья: Представитель потерпевшего, будут вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да, у меня буквально два вопроса. Николай Васильевич, поясните, так вот, подводя итог, каким показаниям следует все-таки больше доверять, которые вы сейчас дали в суде или которые на предварительном следствии давали?

Гособвинитель (2): В какой части?

Мишаков: А там (неразборчиво) разницы существенной не вижу.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу-угу. И я вот одну фразу не услышал, потому что как бы связь не очень была. Когда вы говорили, что ситуация… прямо вот дословно записано: «Ситуация изменилась». Только я не понял, в лучшую или худшую сторону, когда пришел Игорь Сергеевич?

Мишаков: В лучшую.

Судья: Сторона защиты, будут вопросы?

Третьяков: Да, поясните вот по поводу давальческого сырья, так это было выгодно для вас работать с МУПВ на давальческом сырье или нет?

Мишаков: Выгодно.

Третьяков: А вы не можете припомнить историю вот со Штейниковым, который вот озвучивался сегодня в показаниях… «Дальэнергомаш»? Чем закончилось там взаимоотношение Штейникова с администрацией, не знаете случайно?

Гособвинитель (1): Ваша честь, прошу снять данный вопрос, об этом свидетель показаний не давал, и он не спрашивал.

Мишаков: Не знаю.

Третьяков: Ну вы оглашали показания.

Судья: Что-то не помню про Штейникова.

Гособвинитель (1): Штейников упоминался там только как руководитель организации, но никакая ситуация с ним не упоминается в показаниях.

Третьяков: Как руководитель предприятия… с ним… другие муниципальные контракты до прихода на должность главы Пушкарева заключались как на наименьшие, так и наибольшие суммы, в том числе  господином Штейниковым. Мы хотели уточнить, чем закончились эти контракты муниципальные, в том числе со Штейниковым, может быть, это было ему известно. Он пояснил, что неизвестно. Спасибо за предоставленную возможность задать вопрос. Нет вопросов больше.

Янченко: У нас есть вопрос.

Судья: Угу.

Янченко: Николай Васильевич, адвокат Янченко. Скажите, пожалуйста, вы в период времени 2016-17-18 годов приобретали асфальт для выполнения муниципальных контрактов у ООО «Примасфальт», где директором является Таран Павел Геннадьевич?

Мишаков: Да.

Янченко: А на каких условиях вы приобретали товар?

Мишаков: Как на каких?

Янченко: Ну с отсрочкой платежа, без отсрочки платежа, по прайсовой цене?

Мишаков: С отсрочкой, без отсрочки, зависит (неразборчиво).

Янченко: Понятно, а если отсрочка, то какой период времени?

Мишаков: У них отсрочка небольшая, на неделю-две, ну в зависимости… сразу обговаривали, в зависимости от (неразборчиво), когда подход денег,  (неразборчиво) разговаривали. Потому что асфальт кладут в самую последнюю очередь на закрытие контракта.

Янченко: Скажите, пожалуйста, а в этот же период времени на ВБЩЗ вы асфальт приобретали?

Мишаков: Нет. Если приобретал, то мог (неразборчиво), когда вот проблемы были с «Примасфальтом» и другими заводами, может, там 5-10 тонн брали, не больше.

Янченко: Спасибо. Больше нет вопросов.

Судья: У стороны обвинения нет? Допрос свидетеля завершен, спасибо большое, свидетель, вы можете быть свободны.

 

Поделиться: