18+

Начальник департамента маркетинга «Востокцемента» - о ценообразовании, контроле УФАС и системе скидок 

Начальник департамента маркетинга «Востокцемента» Дмитрий Шалденко  ответил на вопросы Тверского суда по делу экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего холдинг «Востокцемент» Андрея Пушкарёва 19 декабря.

Отвечая на вопрос защитников о ценообразовании Дмитрий Шалденко сообщил, что в течение всего времени работы «Востокцемент» подвергается разного рода проверкам, в том числе Федеральной антимонопольной службой. По словам свидетеля, на постоянной основе в адрес УФАС направляются подробнейшие отчёты, включающие не только цены, но и себестоимость, рентабельность.

Безусловно, антимонопольная служба следила за тем, чтобы цены были ГК «Востокцемент» были рыночными. Замечаний и предписаний по факту завышения цен у холдинга не было ни разу. Это касалось и цен на стройматериалы, поставляемые МУПу. 

Кроме того, как сообщил свидетель, для МУПВ «Дороги Владивостока» были установлены максимально низкие цены, а также специально для предприятия разработана система ступенчатых скидок. При этом «Дороги Владивостока» даже не являлись для «Востокцемента» крупным клиентом 

«МУП не входило в топ-10, отгрузки составляли порядка 3 процентов», - пояснил Дмитрий Шалденко

Стенограмма допроса Дмитрия Шалденко 

Судья: Так, свидетель, встаньте, пожалуйста, назовите вашу фамилию, имя, отчество.

Шалденко: Шалденко Дмитрий Владимирович.

Судья: Личность свидетеля установлена. Я вам разъясняю, что вы приглашены в качестве свидетеля для дачи показаний по уголовному делу в отношении Пушкарева Игоря Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича, Лушникова Андрея Вадимовича. Как свидетель вы обязаны говорить суду правду, за отказ от дачи показаний, дачу заведомо ложных показаний и уклонение от дачи показаний предусмотрена ответственность по статьям 307–308 Уголовного кодекса Российской Федерации. В соответствии со статьей 51 Конституции Российской Федерации вы можете не свидетельствовать против себя, своих близких родственников и иных близких лиц. В судебном заседании вправе пользоваться помощью переводчика, если не владеете русским языком, заявить отвод переводчику, являться на допрос с адвокатом, пользоваться мерами государственной безопасности в случаях, когда это предусмотрено законом. Также делать заявления, замечания, подавать ходатайство. Вам понятны ваши права и ответственность?

Шалденко: Да, понятны.

Судья: Распишитесь в подписке, пожалуйста, вам сейчас передадут.

Представитель Приморского краевого суда: Фамилия, имя, отчество, год рождения… Число, 19-е сегодня. Все, давайте мне подписку.

Судья: Угу, спасибо. Так, свидетель, поясните, пожалуйста, суду, вы какое-то отношение к МУПВ «Дороги Владивостока» имеете, которое признано потерпевшим по делу?

Шалденко: Никакого.

Судья: Пушкарева Игоря Сергеевича знаете, знакомы с ним?

Шалденко: Знаком.

Судья: Как можете охарактеризовать в двух словах сложившиеся с ним отношения?

Шалденко: Служебные.

Судья: Пушкарева Андрея Сергеевича знаете, знакомы с ним?

Шалденко: Знаком.

Судья: С  ним какие отношения сложились?

Шалденко: Служебные.

Судья: Лушникова Андрея Вадимовича знаете, знакомы с ним?

Шалденко: Не знаком.

Судья: У вас какие-то конфликты с подсудимыми были, в силу которых вы можете их оговорить, дать недостоверные показания в отношении них? 

Шалденко: Нет, не было. 

Судья: Пожалуйста, сторона защиты, какие у вас вопросы к данному свидетелю?

Третьяков: Здравствуйте. Меня зовут Константин Третьяков, я адвокат, защищаю Игоря Сергеевича Пушкарева. Подскажите, пожалуйста, обстоятельства и период вашего трудоустройства в группу компаний «Востокцемент».

Шалденко: Их компания «Востокцемент» или группа компаний?

Третьяков: В целом с группой когда вы стали… когда вы вообще связали, так сказать, свою судьбу с этой группой компаний?

Шалденко: Я работал на «Спасскцементе» с 1993 года. Когда компания «Востокцемент» взяла управление над «Спасскцементом», соответственно, я и связал свою судьбу с «Востокцементом». Если говорить непосредственно о «Востокцементе», то я работаю в компании «Востокцемент» с 2007 года.

Третьяков: Угу. В период вашего трудоустройства какие компании входили в группу?  Как это называлось?

Шалденко: В период моего трудоустройства в компании, которая находилась под управлением ООО «Востокцемент», являлись компании «Спасскцемент», «Теплоозерский цементный завод», «Якутцемент», «Владивостокский бутощебеночный завод», «Дробильно-сортировочный завод» и ОАО «ДВ-Цемент».

Третьяков: А подскажите, пожалуйста, кого из руководителей, а именно  директоров либо генеральных директоров завода «Спасскцемент», вы знали в период вашей работы?

Шалденко: Я начинал работу с Владиславом Леонидовичем Иваницким, также «Спасскцементом» руководил Игнатьев Владимир Борисович. На переход «Востокцемента» на «Спасскцемент» Игорь Сергеевич Пушкарев был генеральным директором. Олег Викторович Зубахин, Уланов, насколько я помню, Шутский. Кажется, все. 

Третьяков: Угу.

Шалденко: А, ну Андрей Сергеевич Пушкарев, не назвал еще.

Третьяков: Все, я вас понял. Подскажите, пожалуйста, вот в части Игоря Сергеевича Пушкарева, когда он был, в какой период он был руководителем «Спасскцемента»?

Шалденко: Если не ошибаюсь, это был 2000 год.

Третьяков: В течение одного года?

Шалденко: Ну, может, двух. Не готов на этот вопрос ответить.

Третьяков: Какие должности вы занимали? Что входило в ваши должностные полномочия начиная с 2007 года?

Шалденко: В 2007 году я был устроен на должность начальника отдела (неразборчиво) департамента маркетинга. Позже, в 2011 году, меня официально оформили начальником департамента маркетинга, и, в принципе, если мне память не изменяет, с 2015 года я стал работать в этой должности.

Третьяков: Угу, ну давайте перейдем к вопросу ценообразования. Как организован процесс ценообразования вот в этой организации, в вашей организации?

Представитель Приморского краевого суда: Сейчас, подождите.

Шалденко: Ценообразование в компании «Востокцемент» построено следующим образом. Цены на все основные виды продукции, которую производит предприятие, находясь в управлении, поставляет нам непосредственно управляющая компания «Востокцемент». В рамках управляющей компании впоследствии процессом ценообразования занимался департамент маркетинга. При установке цен мы исходили из того, что в разных компаниях группы «Востокцемент» у нас разные цены, разные рынки с разным (неразборчиво) цементом. Это рынок Дальнего Востока, Дальневосточного федерального округа. Компания «Спасскцемент», Теплоозерский цементный завод – мы крупнейшие цементные заводы на территории Дальнего Востока. Так рассчитывалось, что нам (неразборчиво) на рынке, например, поставлялось это в Спасске по (неразборчиво) цемента с (неразборчиво) производителей. Плюс (неразборчиво) ценообразования на цемент приходилось учитывать и тот момент «Спасскцемент» (неразборчиво)  функции. А, ну эти заводы монополисты по производству цемента, соответственно «Спасскцемент» – на территории Приморского края, Теплоозерский цементный завод – на территории Еврейской автономной области, «Якутцемент» – на территории Якутии. В отличие от цемента рынок щебня географическим условием территории я считаю Владивосток, Артем, пригороды Владивостока. На данной территории Владивостокский бутощебеночный завод также считался монополистом на территории Владивостока, Дробильно-сортировочный завод – на территории города Артема. Тем не менее этот рынок уже более конкурентный, имелись там поставщики, производители в Приморском крае, которые имели возможность (неразборчиво) наших конкурентов. А товар везли у нас (неразборчиво) норма, мы считаем своим рынком Владивосток с пригородом, дальше Владивостока мы не поставляем в связи с тем, что бетон на большие расстояния на предприятия, конечно, (неразборчиво) плюс (неразборчиво) высокая стоимость доставки, в Уссурийск мы не смогли поставить цемент. На рынке бетона достаточно сильная конкуренция, здесь около 12 производителей разной степени мощности. И рабочие (неразборчиво) откладывали на следующий год. Рынок асфальта, бетона географически мы также ограничиваем Владивостоком и пригородом. Тут также есть ограничения по дальности поставки продукции. Поставка асфальта в размере больше, чем частный бюджет, может быть сложно его использование у всех данных территорий (неразборчиво) территория сверх региона (неразборчиво) там, где у нас взаимный интерес. При установлении цены мы проводим предварительно (неразборчиво), если это можно назвать, то есть практический анализ. Мы детализируем рынок на географический сегмент в равной степени равное количество примерно. Для примера, Хабаровский край у нас разделен на восемь мини-регионов, охватываем по регионам для каждой (неразборчиво) продукции, а продукция (неразборчиво) в сам офис и (неразборчиво). Мы в своей работе анализ (неразборчиво), мы пытаемся оформлять их (неразборчиво). Есть клиенты, которые предпочитают одну марку цемент, есть клиенты, которые, к примеру, в Благовещенске предпочитают брать цемент в (неразборчиво). Есть клиенты, которые тот же (неразборчиво) цементом поставляют пополнение (неразборчиво). Опять же в качестве примера в производстве живые, что (неразборчиво) снять марку 500, что за 3-месячный срок она достигала (неразборчиво). И еще один пример. Есть клиенты, которые везде отдельный (неразборчиво) в совокупности также и дал (неразборчиво) покупателям. А мы оцениваем, насколько наша продукция, которую мы производим, соответствует предпочтениям клиента. Мы оцениваем присутствие на данном этапе это (неразборчиво) для региона конкурента всеми потенциальными возможностями, конкурента, может, и нет вовсе, так сказать, конкретных условий, он вполне может поставить. По-моему, в качестве продукции, какие цены у нас в городе, сколько у них входит в регионный остаток, израсходовано цемента. Сколько стоит? Сегодня сказал продуктивно, в принципе, поставить либо сняли у нас (неразборчиво) физических лиц. Придя в совокупности (неразборчиво) наши затраты в объеме, когда мы улетели в (неразборчиво), по цене брали курс обратный, скажем так, много кого (неразборчиво), а конкуренты отказываются (неразборчиво). Цена устанавливается следующим образом: готовится (неразборчиво) вправе цениться, то есть это уже то, что изготовляли (неразборчиво). Мы готовим этот проект, готовим, какие цены итоговые, какие мы считаем вправе внести, готовим записку от департамента маркетинга. Как мы считаем правильным сделать, направляем на обсуждение с подразделением продаж. Обсудив с подразделением продаж, выносим на совещание в предполагающей программе. Еще раз это обсуждаем и в тот момент, который (неразборчиво) считается, цены, управляясь активом (неразборчиво). Далее идет формальный-юридический отчет, мы, то есть департамент маркетинга, готовим проект распоряжения, а поздний (неразборчиво), в котором говорить о таком-то заводе, вот с такого-то числа установить такие-то цены. Проект распоряжения с обосновательной частью, направляется в экономическую службу, они посылают в печать, анализируют, числится (неразборчиво) цены, которые им предлагает заменить (неразборчиво), транспортные расходы. Анализирует, (неразборчиво) цены, они никак не соотносятся с (неразборчиво) рассчитывал при (неразборчиво) предполагаемых цен, (неразборчиво). Мы выносим свои заключения. Это делаем плановая служба, это делает заместитель, заместитель генерального директора «Востокцемент». Далее опять же управляющий департаментом Оксана Григорьевна согласовывает подписание данных цен, и проект-распоряжение направляется на имя директора, посколько за нашим функционалом с Оксаной Григорьевной закреплено, что (неразборчиво), включая (неразборчиво) и вопросов к распоряжению не возникает. Генеральный директор данное распоряжение подписывает, и цены отправляются на завод и (неразборчиво). Это стандартная практика установления цен в России. Я не ограничивал аспекты  (неразборчиво), у нас, как сказано, (неразборчиво) цены устанавливаются специальной (неразборчиво) ценой. Цены исследуют (неразборчиво), которые выполнят определенные условия. Приведу пример такого, (неразборчиво) цемента половину 400 в мешках больше, чем тысячу тонн получится больше, чем треть, значит, (неразборчиво) получится.  В конце года это анализировалось, при необходимости пересматривалось, (неразборчиво). Ну, в принципе, если прибегнуть к рыночным ценам в этом году, получится (неразборчиво), ему гарантируется, что на следующий год он получит (неразборчиво). Здесь в этом году (неразборчиво), департамент выходил с инициативой , обосновывал, почему он считает правильным. Департамент в марте это анализировал, анализировал продукты, давал свое заключение положительное, отрицательное, заключение выносилось на самом городе о ценах в городе (неразборчиво), принимал окончательное решение, после этого (неразборчиво) запускалось распоряжение по такому-то периоду, установить на такую-то именно продукцию, на таких условиях поставки, на такую-то цену, которая сейчас действует. По одному (неразборчиво).

Третьяков:  Угу, все, спасибо. Можете кратко пояснить по поводу отличий в процессе вот ценообразования в зависимости от группы товаров? Только кратко. В зависимости от группы товаров как это влияло на процесс ценообразования?

Шалденко: Это зависело от рынка. Если, скажем, цемент только один (неразборчиво), одни конкуренты пагубно влияют на цены. Для бетона, скажем, это другой… это другие факторы, которые плохо влияют на цены. Скажем, опять же для примера на рынке бетона потребители лучше воспринимают предоставление некого кредита, чем предоставление скидки. Словом, (неразборчиво) больше готовых (неразборчиво).

Третьяков: Угу. Подскажите, пожалуйста, участвовал ли в процессе ценообразования Андрей Сергеевич Пушкарев либо Игорь Сергеевич Пушкарев?

Шалденко: Непосредственно в том процессе, который я описал, нет. Этот процесс вел департамент маркетинга, и Андрей Сергеевич подписывал распоряжение по изменениям. Что касается Игоря Сергеевича, то он, по-моему, вообще (неразборчиво) в глаза не видел. 

Третьяков: Не могли бы вы последнюю фразу повторить? Просто плохо слышно было.

Шалденко: Я сказал, что Игорь Сергеевич, скорее всего, все эти распоряжения даже не видел в глаза, он не участвовал в ценообразовании.

Третьяков: Угу, я вас понял. Подскажите, а как часто утверждался прайс-лист?

Шалденко: Прайс-лист утверждался в среднем один раз в год, при необходимости даже чаще.

Третьяков: Угу. Вам знаком такой договор 142/09 от 4 марта 2009 года, заключенный с МУПВ «Дороги Владивостока»?

Шалденко: После травмы как бы возникли все эти события. Я участвовал в подготовке документов и по этому договору, держал в руках, ну, в принципе, (неразборчиво).

Третьяков: Угу. Можете ли вы что-то пояснить по вопросу того, кто разрабатывал спецификации с ценами при заключении этого договора? Известно ли вам что-либо об этом?

Шалденко: Давайте уточним. В договоре есть дополнения, насколько я помню, они касались не цен, а требований там, и были спецификации . Спецификации они начались, дай Бог памяти, с 2013 года. До этого момента никаких  спецификаций в договоре не было.

Третьяков: Хорошо, по поводу цен тогда. Известно ли вам, кто разрабатывал вот это вот, как это назвать… дополнение, получается, к договору?

Шалденко: Ну непосредственно было заключение договора после заключения в 2009 году, клиент вообще покупал  продукцию по прайс-листу. В 2010–2011 годах ему были установлены специальные ступенчатые скидки. По мере получения определенного объема ему была скидка (неразборчиво). Выполнял такой-то объем, я не знаю, скидка дополнительная, выполнял еще один объем – ему давалась скидка еще большая. А вот после, по-моему, после 2012 года там уже договор ставили о (неразборчиво), ценовые, они готовились на основании распоряжения «Востокцемента». Что касается цен, то это… 

Третьяков: Продолжайте, пожалуйста.

Шалденко: Что касается цен, то как раз вот с 2012 года, насколько я понимаю, была спецификация на основании распоряжений.  В 2014 году был установлен перечень цен, которые фактически были приняты в 2011 году. А потом устанавливались максимально низкие цены, насколько я помню, по-моему, с (неразборчиво) опять поступ…

Третьяков: Угу. Подскажите, пожалуйста, а кем принималось решение о предоставлении отсрочки платежа и скидок вот по этому самому договору №142/09?

Шалденко: По поводу решения об отсрочке платежа ничего прокомментировать не могу. По поводу скидок… наверняка это делал, наверняка инициатором был Шпартеев Александр Васильевич, поскольку он на тот момент занимался асфальтом в качестве начальника департамента (неразборчиво), а решения принимала Кожаева Оксана Григорьевна.

Третьяков: Последнюю фразу повторите, пожалуйста.

Шалденко: Решения принимала Кожаева Оксана Григорьевна.

Третьяков: Кожаева Оксана Григорьевна, понял. А Андрей Сергеевич Пушкарев имел какое-то отношение к этому?

Шалденко: Ну только в том плане, что распоряжения подписывал.

Третьяков: Вот к вопросу формирования цены на асфальт. Когда формировалась цена на асфальт, учитывались цены всех производителей асфальта по краю либо выборочно?

Шалденко: Когда мы устанавливали цены по прайс-листу на асфальт, мы анализировали цены производителей-конкурентов. Для нашей территории это было владивостокское производство (неразборчиво), главным был «Примасфальт», и (неразборчиво). Их цены мы анализировали, собирали прайс-листы, сопоставляли с нашими. Что касается других производителей, то мы их не учитываем, поскольку поставка продукции в районы Владивостока от них была маловероятна.

Третьяков: Угу.

Шалденко: Это связано с тем, что (неразборчиво). Ну вот и все.

Третьяков: Я вас понял.

Шалденко: Что касается меня и (неразборчиво).

Третьяков: Да, подскажите, пожалуйста, по вопросу скидок для МУПВ «Дороги Владивостока». Вот эта система скидок для муниципального предприятия зависела от оплаты?

Шалденко: Нет. Мы предоставили первоначально скидку, которая зависела от объема, далее, в 2012 году, уже скидки предоставлялись независимо от объема и к оплате никаких привязок не было. 

Третьяков: Угу, я понял. Будьте любезны, поясните, с какого времени началось производство и продажа асфальта в ВБЩЗ?

Шалденко: С октября 2007-го.

Третьяков: С октября какого года?

Шалденко: 2007-го.

Третьяков: 2007 года. Относительно МУПВ «Дороги Владивостока» являлся ли этот покупатель крупным или какая доля его была в поставках в группу компаний «Востокцемент» в целом?

Шалденко: Ну он не являлся крупным клиентом, в топ-10 явно не входил. Но если оценивать продажи продукции которых он не был скупщиком (неразборчиво), это было (неразборчиво).

Третьяков: Что, простите? Повторите последнюю фразу.

Шалденко: (неразборчиво) с МУПВ «Дороги Владивостока» общие продажи составляли около 3 %.

Третьяков: Около 3 %, правильно?

Шалденко: Около 3 %, да.

Третьяков: Около 3 %.

Шалденко: Да.

Третьяков: Это доля его, я понял. А какие предприятия, входящие в группу компаний «Востокцемент», являлись монополистами, в какой сфере и на каком рынке? 

Шалденко: Компания «Спасскцемент» – на рынке цемента Приморского края, Теплоозерский цементный завод – на рынке цемента Еврейской автономной области, «Якутцемент» – на рынке цемента Якутии, и он же является монополистом на рынке всей Якутии. Владивостокский бутощебеночный завод – монополист щебня на рынке города Владивостока, Дробильно-сортировочный завод – монополист щебня на рынке города Артема.

Третьяков: Я вас понял. Как происходил контроль Федеральной антимонопольной службы за ценами предприятий монополистов? 

Шалденко: Было несколько уровней контроля. Во-первых, каждые полгода мы направляем в Хабаровский УФАС информацию по ценам по Хабаровскому краю, по «Спасскцементу» в (неразборчиво), это на регулярной основе. В период саммита где-то до 2011 года было предписание, и мы в Приморский ФАС направляли ежеквартально исследования по щебню, был период затем еженедельно отправляли в УФАС Приморского края, Хабаровского края, Еврейской автономной области, Амурской области, цены «Спасскцемента». Далее где-то с 2012 года в ежемесячном режиме сначала в УФАС по Приморскому краю, потом в ФАС по (неразборчиво) направляются еженедельные цены на среднюю. Далее из Федеральной антимонопольной службы Москвы, России раз или два в год приходят достаточно серьезные запросы с анализом рынка, с предоставлением информации по проданной продукции, по маркам, по себестоимости данной продукции. Некоторые запросы более сложные условия были, требовали по каждому клиенту предоставить информацию, сколько он получил в этом году в данной марке цемента, в данной упаковке, и какова была цена.

Третьяков: Угу. Подскажите, а у вас в комитете были какие-либо меры реагирования ФАС на цены ваших предприятий-монополистов? 

Шалденко: (неразборчиво) по поводу предоставленной нашей информации… нами информации ФАС не было, от ФАС не было.

Третьяков: Не было?

Шалденко: Не было.

Третьяков: Не было. Известно ли вам что-либо о задолженности МУПВ «Дороги Владивостока»? И если известно, то что?

Шалденко: 100-процентной информацией не владею. Известно, что около миллиарда у нас возникла задолженность и что мы ее списали.

Третьяков: А какова судьба этой задолженности? Еще раз, просто плохо слышно было.

Шалденко: Мы ее списали, простили.

Третьяков: Вы ее списали, простили, понял. Известно ли вам что-либо о каких-либо фактах участия Игоря Сергеевича Пушкарева в управлении группой компаний «Востокцемент»?

Шалденко: Ну знаю ситуацию, что Игорь Сергеевич непосредственно текущей деятельностью не занимался, он остался хозяином бизнеса, принимал стратегические решения, не ввязываясь (неразборчиво).

Третьяков: Угу. Принимал ли Игорь Сергеевич Пушкарев участие в каких-либо корпоративных мероприятиях либо в принятии каких-либо важных для предприятия… для группы компаний решений? Известно ли вам что-либо об этом? Если известно, то что?

Шалденко: При принятии решения о приобретении пакета акций «Якутцемент» проводилось большое совещание с (неразборчиво), Игорь Сергеевич, за ним было последнее слово после того, как все высказались, и в принципе, да, он принял решение, что мы покупаем пакет акций. Ну и также, насколько я знаю, на некоторых я присутствовал бюджетных совещаниях, на которых Игорю Сергеевичу докладывали об итогах работы по итогам года. 

Третьяков: Угу, я вас понял, спасибо. У меня нет вопросов, возможно, они будут у моих коллег либо у стороны обвинения.

Судья: У других защитников будут вопросы?

Поликарпов: Разрешите? Дмитрий Владимирович, добрый день, адвокат Поликарпов. Скажите, пожалуйста, вам знаком сотрудник «ДВ-Цемента» Шпартеев?

Шалденко: Знаком.

Поликарпов: Знаком?

Шалденко: Да.

Поликарпов: Он принимал какое-либо участие при заключении договора № 142/09 2009 года и предыдущего договора, если вам известно, № 292/08?

Шалденко: Александр Васильевич Шпартеев являлся в определенное время начальником департамента активных продаж, который занимался продажами бетона и асфальта. Я не постоянно (неразборчиво) участвовал в данных договорах, поскольку данная продукция (неразборчиво) транспортом.

Поликарпов: Неизвестно, понятно. Скажите, пожалуйста, вы говорили о том, что для МУПВ «Дороги Владивостока» были льготы особые – отсрочки платежей, скидки на поставленные материалы. Только для этого предприятия были такие условия или такие же условия предусматривались и для неопределенного круга предприятий, закупщиков этих материалов?

Шалденко: Надо уточнить. Значит, если мы говорим о практике предоставления продукции в (неразборчиво), то это нормальная практика. Если мы говорим о предоставлении скидок, то это тоже нормальная практика. Если же мы говорим о том, что для МУПВ «Дороги Владивостока» предоставляли очень серьезные скидки, то никому другому по асфальту кроме как им скидок не предоставлялось, и, насколько мне известно, никому во Владивостоке тоже не предоставлялось.

Поликарпов: Вы говорите о том, что таких больших скидок не предоставлялось. А о других каких-то… другие скидки предоставлялись? Ну там большие или меньшие скидки, или там… ну в каком-то размере они существовали?

Шалденко: Безусловно, безусловно, была практика предоставления скидок, но не таких.

Поликарпов: Скажите, пожалуйста, а по чьей инициативе это происходило? Вот кто инициировал предоставление скидок или отсрочек платежей? В ведении какого отдела это находилось – вашего отдела или других каких-то отделов?

Гособвинитель (1): Ваша честь, просим снять данный вопрос, уже пояснял он по поводу скидок, по поводу о конкретных договоров. 

Шалденко: Я могу вам повторить, что…

Судья: Угу, сейчас…

Шалденко: Этим планом занимался Александр Васильевич Шпартеев, занимался он 100-процентной линией по (неразборчиво), а итоговые решения (неразборчиво) и по (неразборчиво) занимался.

Поликарпов: А вам известно, на какую отсрочку платежей максимально предоставлялись отсрочки для МУПВ «Дороги Владивостока»? И предоставлялись ли отсрочки такой продолжительности для иных предприятий?

Шалденко: Я не владею такой информацией.

Поликарпов: У меня больше нет вопросов.

Судья: У подсудимых будут вопросы? У защиты? Адвокат Янченко, будут вопросы?

Янченко: Нет, у меня не будет вопросов, Ваша честь.

Судья: Хорошо. У государственного обвинителя будут вопросы?

Гособвинитель (1): Да, спасибо. Скажите, пожалуйста, первый у меня будет к вам вопрос, Дмитрий Владимирович. Не могли бы вы более точно уточнить… вот вы назвали Игоря Сергеевича владельцем бизнеса, собственником. Вам это достоверно известно, что в период с 2008-го по 2016 год Игорь Сергеевич Пушкарев был владельцем группы компаний «Востокцемент» юридическим?

Шалденко: Достоверно мне это однозначно неизвестно…

Гособвинитель (1): То есть это ваши предположения, что он владеет этим бизнесом?

Шалденко: Да, это предположение, что он владелец бизнеса, поскольку он вел себя как владелец бизнеса.

Гособвинитель (1): Угу. Неизвестно, это ваше предположение, хорошо. Скажите, пожалуйста, Игорь Сергеевич Пушкарев в период с 2008-го по 2016 год официально значился как сотрудник группы компаний «Востокцемент» либо конкретных предприятий? Являлся ли он официально членом вот этого бюджетного комитета, про который нам многие, в том числе и вы, рассказывали?

Шалденко: Мне такое неизвестно, вероятнее всего, нет, не являлся.

Гособвинитель (1): Неизвестно вам это, да? А вы вообще видели вот когда-либо в период с 2008-го по 2016 год какие-либо руководящие распоряжения по группе компаний «Востокцемент», которые подписывались бы не Андреем Сергеевичем, генеральным директором, а Игорем Сергеевичем как неким владельцем бизнеса предположительно?

Шалденко: Нет, не видел.

Гособвинитель (1): Не видели, так. Скажите, пожалуйста, а можете вообще назвать какие-либо решения, которые принимал, ну вот помимо последнего слова при покупке «Якутцемента», предприятия вот этого якутского, принимал какие-то решения Игорь Сергеевич? Вам это известно? И как это оформлялось потом волей Игоря Сергеевича?

Шалденко: Ну я не видел, в какой форме это (неразборчиво), не могу сказать, что-то сейчас вспомнить.

Гособвинитель (1): Угу, так. И вы какие-то руководящие решения тоже не можете сейчас назвать, да? В период с 2008-го по 2016 год?

Шалденко: Ну только со слов сотрудников, когда он исполнял за Андрея Сергеевича в качестве генерального директора. Я на совещания (неразборчиво).

Гособвинитель (1): Так, скажите, пожалуйста, а Владимир Сергеевич Пушкарев сейчас вообще какое-то отношение имеет к группе компаний «Востокцемент»?

Шалденко: Генеральный директор.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, он где осуществляет свою трудовую деятельность в качестве генерального директора – непосредственно в офисе группы компаний «Востокцемент» или в каком-то другом месте?

Поликарпов: Пропала связь.

Судья: Давайте.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, Владимир Сергеевич как генеральный директор где сейчас осуществляет свою трудовую деятельность?

Шалденко: Не готов ответить.

Гособвинитель (1): Ну у него рабочее место где находится – в офисе группы компаний «Востокцемент» либо еще где-то? Вы вот как ему отчитываетесь как генеральному директору, каким образом?

Шалденко: Я не отчитываюсь перед ним, я отчитываюсь перед своим руководителем Оксаной Григорьевной.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, а в настоящий момент вы те документы, которые готовили Оксане Григорьевне, чтобы она отчитывалась перед вышестоящим руководством, на чье имя составляете? 

Шалденко: Если по текущей работе, то на имя Оксаны Григорьевны.

Гособвинитель (1): А по стратегическим?

Шалденко: Если мы говорим о ценах…

Гособвинитель (1): А по стратегической работе перед кем?

Шалденко: Стратегической работе… Можете сказать, что вы имеете в виду?

Гособвинитель (1): Ну вот вы нам говорили, что Игорь Сергеевич у нас стратег, стратегическую работу он вам определял всем. Ну вот в настоящий момент вы перед кем отчитываетесь, чтобы стратегию вам формировали, и кто вам формирует сейчас стратегию развития компании? Игорь Сергеевич продолжает?

Шалденко: Я считаю, что сейчас за компанию ответственный Владимир Сергеевич Пушкарев.

Гособвинитель (1): Сейчас за компанию ответственный Владимир Сергеевич, угу, так. Это вам достоверно известно?

Шалденко: Мне достоверно известно, что он является генеральным директором.

Гособвинитель (1): Угу, только это, да? Понятно. Скажите, пожалуйста, а какие стратегические решения в период с 2008-го по 2016 год, ну помимо предприятий в Якутии, вообще принимал Игорь Сергеевич? И вот что вы вообще подразумеваете под стратегическими решениями и какими именно?

Шалденко: Ну, например, покупку (неразборчиво) бизнеса…

Гособвинитель (1): Помимо этого.

Шалденко: Про «Якутцемент» как раз в тот период.

Гособвинитель (1): Еще что-то можете вспомнить помимо этого?

Шалденко: Мы не открывали…

Гособвинитель (1): Что, простите? Не слышно, погромче говорите.

Шалденко: Нового бизнеса в этот период мы больше не открывали.

Гособвинитель (1): Так, а еще что-то помимо нового бизнеса? Или стратегия заключается только в приобретении нового бизнеса или открытии нового бизнеса?

Шалденко: Ну (неразборчиво) стратегию (неразборчиво), новый бизнес – это план деятельности компании.

Гособвинитель (1): Угу, понятно. Пока нет вопросов.

Гособвинитель (2): У меня есть. Скажите, пожалуйста, вот говоря о том, что вы являлись по сути монополистами в области производства и сбыта соответственно щебня и цемента, вы, получается, цены на эти товары ни с кем не сравнивали? Ни с какими другими поставщиками?

Шалденко: При установке цен как раз на тот (неразборчиво) мы вынуждены учитывать конкурентов.

Гособвинитель (2): По щебню и цементу?

Шалденко: По щебню, по цементу.

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, кто ваш конкурент тогда, с кем вы сравниваете свои цены на эти товары?

Шалденко: По цементу нашими конкурентами являются «Ачинский цементный завод», «Сухоложскцемент», есть поставки с «Тактинского цементного завода», поставки до 2015 года были импортного корейского цемента, импортного китайского цемента, импортного корейского клинкера.

Гособвинитель (2): И про щебень.

Шалденко: Что касается щебня, то такими конкурентами являются Сибирцевский щебеночный завод. 

Гособвинитель (2): Ой, повторите, пожалуйста, не расслышала. Извините, повторите, пожалуйста.

Шалденко: Конкурентами на рынке щебня, которые поставляли продукцию, на наш рынок являются Сибирцевский щебеночный завод, щебеночный завод (неразборчиво), Фокино, высота 98. Сейчас они закрылись, развился (неразборчиво) «ПримАвтоДора», они являются нашими конкурентами.

Гособвинитель (2): Угу. Скажите, пожалуйста, сравнивая ваши цены и, соответственно, цены на цемент и щебень перечисленных вами предприятий, ниже, выше или на одном уровне ваши цены находились с указанными вами предприятиями?

Шалденко: Смотрите, если мы говорим о щебне, я на вопрос защиты это сказал, то мы являемся наиболее низким показателем здесь, во Владивостоке. Поэтому если Сибирцевский щебеночный завод хотел привезти продукцию и продать, то может установить такие же цены или чуть выше. Если же он не хотел привезти, он просто самовывозом должен был  эти (неразборчиво) на разницу (неразборчиво). Если вы сравниваете цены самовывозом «ВБЩЗ» и цены самовывозом СЩБ, я считаю, что…

Гособвинитель (2): Повторите последнюю фразу, пожалуйста.

Шалденко: Если вы хотите сравнить цены самовывозом Владивостокского бутощебеночного завода и цены самовывозом Симбирцевского бутощебеночного завода, то  (неразборчиво) цену самовывоза себе, то есть, я считаю, что с завода показано (неразборчиво), то бутощебеночный завод приходилось (неразборчиво). 

Гособвинитель (2): Угу, понятно. Скажите, пожалуйста, говоря о том, что Игорь Сергеевич принимал стратегические решения (и вы обозначили пример такого решения), вы можете его отнести к руководителям группы компаний «Востокцемент» за период с 2008-го по 2016 год?

Шалденко: Смотря что. То есть (неразборчиво) если мы говорим о текущем руководстве, то нет, не могу. Если мы говорим о стратегическом вопросе, то  безусловно.

Гособвинитель (2): Все понятно. Скажите, пожалуйста, вы, отвечая на вопрос защиты, указали, что Андрей Сергеевич не принимал участия в процессе ценообразования, которое вы подробно описали. Поясните, пожалуйста…

Шалденко: (неразборчиво).

Гособвинитель (2): Вам достоверно об этом известно?

Шалденко: Ну я занимался этим процессом.

Гособвинитель (2): Угу, вам неизвестны...

Шалденко: Я этим занимался.

Гособвинитель (2): Ой, простите, что вы сказали?

Шалденко: Этим процессом занимался я и мои подчиненные, этой работой занимались мы.

Гособвинитель (2): Угу. Скажите, пожалуйста, вам известны случаи, когда цены либо скидки для отдельных производителей Андрей Сергеевич обсуждал с Игорем Сергеевичем? Ой, не производителей, конечно, а клиентов, извините.

Шалденко: (неразборчиво).

Гособвинитель (2): Неизвестно?

Шалденко: Нет.

Гособвинитель (2): Неизвестно, понятно. Скажите, пожалуйста, формированием пакета документов в Федеральную антимонопольную службу в рамках мониторинга, о которых вы нам рассказывали, вы занимались?

Шалденко: Ой, было (неразборчиво), но как правило… 

По техническим причинам аудиозапись обрывается. 

 
Поделиться: