18+

Максим Молчанов отвечал за ремонт городских дорог

Бывший заместитель главы городской администрации Максим Молчанов ответил на вопросы Тверского суда по существу дела экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего холдинг «Востокцемент» Андрея Пушкарёва 4 сентября.

Свидетель работал заместителем главы администрации приморской столицы в 2011-2012 годах, курировал вопросы содержания, ремонта дорог, санитарии и озеленения города.
Отвечая на вопросы государственного обвинителя, Максим Молчанов сообщил, что в период его работы Владивосток готовился к проведению саммита АТЭС.

«Игорь Сергеевич очень часто проводил совещания, задач было много. Велась подготовка к саммиту. По 300 входящих, 300 исходящих документов каждый день. Запомнил как самый сумасшедший период работы, когда в 7 утра приезжал на работу, уезжал в час ночи», - поделился воспоминаниями свидетель.

Отметил бывший вице-мэр и тот факт, что к 2011 году у МУПВ «Дороги Владивостока» накопились долги перед рядом предприятий. Самая большая задолженность была перед холдингом «Востокцемент». Однако, группа компаний продолжала отгружать стройматериалы с рассрочкой платежа.

При этом свидетель охарактеризовал МУПВ как предприятие, способное к конкуренции, качественно и своевременно выполняющее необходимую работу.

«Предприятие муниципальное, это подразумевает определённые требования, в том числе, по срокам. Это, как с привязанной гирей плыть. В частной компании проще в чём-то, в чём-то сложнее, - заметил бывший вице-мэр. – Но если бы «Дороги Владивостока» вышли на рынок как частное предприятие, то работали бы прекрасно. А задолженности есть у любого предприятия, но они берут и выполняют контракты. Это не проблема».

Максим Молчанов подчеркнул, что МУПВ «Дороги Владивостока» участвовало в аукционах на общих основаниях. Не было особых условий для муниципального предприятия и в ходе приёма выполненных работ.

«Порядок расчёта с МУПВ был таков: когда полностью выполнена работа – асфальтирование улицы, ремонт ливнёвки и благоустройство, на объект выезжал специалист из администрации, производил проверку, необходимые запилы асфальта, - перечислил свидетель. – Если даже метр не заасфальтирован, оплаты не было». 

Стенограмма допроса Максима Молчанова

Судья: Суд устанавливает личность свидетеля. Свидетель назовите фамилию, имя, отчество. 

Молчанов:  Молчанов Максим Николаевич. 

Судья: Личность ваша установлена. Я разъясняю, что вы приглашены в качестве свидетеля для дачи показаний по уголовному делу в отношении Пушкарева Игоря Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича, Лушникова Андрея Вадимовича. Как свидетель вы обязаны говорить суду правду, за отказ дачи показаний, дачу заведомо ложных показаний, уклонение от дачи показаний предусмотрена уголовная ответственность по статье 307, 308 Уголовного кодекса Российской Федерации. В соответствии с статьей 51 Конституции Российской Федерации вы можете не свидетельствовать против себя, своих родственников и иных близких лиц. Вы  вправе пользоваться переводчиком, если не владеете русским языком. Заявить отвод переводчику, являться на допрос с адвокатом. Пользоваться мерами государственной безопасности в случае, когда это предусмотрено законом. Заявлять ходатайство, делать замечания, заявление по поводу действий председательствующего и иных участников процесса. Вам права и ответственность понятны? 

Молчанов: Да, понятны. 

Судья: Распишитесь, пожалуйста, в подписке свидетеля. 

Представитель Приморского краевого суда: Подписка лежит на столе. Сегодняшняя дата. Ниже… ниже вот строки, 4 сентября 2018 года. Ваша подпись, расшифровка подписи. Полностью фамилия и инициалы. Подписочку мне передайте. Отобрана подписка. 

Судья:  Спасибо большое. Свидетель, поясните, пожалуйста, суду, вы какое-то отношение имеете или имели к МУПВ «Дороги Владивостока», которое у нас потерпевшим является по делу? 

Молчанов: Отношение? Лет 7 назад я работал в администрации города и курировал этот МУП на протяжении нескольких месяцев. 

Судья: Угу. С Пушкаревым Игорем Сергеевичем вы знакомы? 

Молчанов: Да, лично знаком. Я работал в должности начальника в управлении транспорта, занимался данным обеспечением города Владивостока три года. И работал несколько месяцев в должности заместителя Игоря Сергеевича. Да, лично знаком. 

Судья: Угу, понятно. Как можно охарактеризовать сложившиеся с ним отношения? 

Молчанов: У меня отношений никаких не было, рабочие. То есть есть руководитель.

Судья: Угу, рабочие отношения. 

Молчанов: Я подчиненный.

Судья: С Пушкаревым Андреем Сергеевичем вы знакомы? 

Молчанов: Ну видел, по-моему,  несколько раз, вот так где-то встречал, вот так лично, вот так лично не общались. 

Судья: Угу. Лушникова Андрея Вадимовича знаете? 

Молчанов: Ну встречался на службе, ну как коллеги  встречались на  каком-то совещания, еще на чем-то, ну личных отношений каких-то… не родственник, не друг. Коллега. 

Судья: Угу. У вас с данными подсудимыми никаких конфликтов не возникало, в силу которых вы могли бы оговорить их, сказать какие-то недостоверные сведения? 

Молчанов: Нет, у меня лично не возникало. 

Судья: Пожалуйста, государственный обвинитель, какие у вас вопросы к свидетелю?

Гособвинитель (1): Да, Ваша честь. Максим Николаевич, добрый день. Скажите, пожалуйста. Где и кем вы работали в период с мая 2010 года по август 2011 года, а затем в период с сентября 2011-го по март 2012-го? 

Молчанов:  Знаете, это было уже больше шесть лет назад, наверное. Я за это время несколько месяцев возглавлял (точные даты не помню)  управление содержания жилого фонда. Несколько месяцев. И несколько месяцев был замом главы Владивостока. 

Гособвинитель (1): Так. Скажите, пожалуйста,  в тот период, когда вы были начальником управления по содержанию жилищного фонда и городских  территорий, что входило  в ваши должностные обязанности?

Молчанов:  На тот момент… Получается… очень сложно сказать, что входило. На тот…  Для того… Очень много МУПов было,  примерно 10, 11, даже может быть, я не помню. У меня очень много чего входило. Транспорт и «Некрополь», это похороны,  благоустройство, озеленение города, санитарная очистка,  ну много, много… Я сейчас все даже не перечислю и не помню. Просто уже столько времени прошло.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, курировали ли вы деятельность МУПВ «Дороги Владивостока»?

Молчанов:  Ну это был один из МУПов, несколько месяцев, да. Несколько месяцев курировал.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, вот в период вашей работы в вышеназванной должности кто являлся директорами МУПВ «Дороги Владивостока»?

Молчанов:  Ну я точно не помню, кто являлся. Одну фамилию помню - Пикулев, даже не помню, как зовут, а больше никого не помню.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, Лушников  в связи с чем вам знаком?  Как коллега по работе вы сказали.

Молчанов: Когда я работал в управлении транспортом, он, по-моему, работал в то время в МУПВ «Дороги Владивостока». Мы на совещании были (неразборчиво). В связи с тем, что я курировал транспорт… Мне надо было заасфальтировать остановки, я мог обратиться к нему. Попросить там (неразборчиво).

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, какова была вообще структура управления содержания жилого фонда и городских территорий? 

Молчанов:  А в чем вопрос? Какова  структура?

Гособвинитель (1): Да, да, структура вот этого вот…. Структура  управления, которым вы управляли, вот из чего оно состояло из каких подразделений? 

Молчанов: Ну знаете, много лет прошло, я могу ошибаться. Часть отвечала за безопасность дорожного движения, часть – за благоустройство, за санитарную очистку, часть – за какие-то там ремонтные… ну ремонтные работы. Ну точно не помню. Я помню, какие блоки были. Содержание, безопасность и асфальтирование… в основном эти. Вот.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, каковы были ваши задачи в должности начальника управления? Кто вам их ставил? И спрашивал с вас за их выполнение? 

Молчанов: Ну задач было очень много. Задач было очень много. Это был период подготовки к саммиту. То есть  надо было убрать город, там  цветы, ну какой-то… к приезду делегации, организовать для нее очистку, отремонтировать  подземные, надземные пешеходные переходы, поменять ливневки. Каждый день ответить на 300 входящих и 300 исходящих  документов. Если честно, я полностью смутно помню. Помню, как сумасшедший период жизни,  когда я в 7 утра приезжал на работу и уезжал в час ночи.  Ну, я помню сложившийся  объем работы и кучу направлений. Ну я даже… ну как  первые входящие документы идут – приказы, поручения  по ним отрабатываешь все вопросы плюс поручения главы, плюс какие-то регламентные работы (неразборчиво), плюс работа с МУПами, планерки какие-то с директорами. (Неразборчиво) благоустройство городской жизни.

Гособвинитель (1): Угу. Расскажите, пожалуйста, как была организована работа управления, в том числе в части проведения аукционов, на основании которых заключались  муниципальные контракты  по строительству, ремонту, благоустройству  дорог города Владивостока? Дорожно-транспортной…

Молчанов: Я сейчас в точности… А можно отвечать, да?

Гособвинитель (1): Да.

Молчанов:  Я сейчас в точности не скажу так, как много времени прошло. Но, как правило, аукционы как… определяется объем работ сначала, объем работ, которые  нужно выполнить,  специалистами. Потом это выносится  на  торги.  Ну и там, соответственно, уже выполняется работа. Ну вот в принципе и все.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, по своему объему аукционы, которые касались ремонта  дорог, это были мелкие аукционы  либо это были средние аукционы, либо это были крупные аукционы?

Молчанов: Ну я вам сейчас даже не скажу, потому что… по-моему, у меня  аукционов в пределах 60 было  за эти три месяца… может, еще столько же,  и чего они только не касались. То есть я еще курировал еще объекты саммита АТЭС, занимался саммитом АТЭС ну  так, я честно сейчас и не вспомню.

Гособвинитель (1): Предусматривал…. Предусматривал ли аукцион авансирование, если  да, то в каком объеме? 

Молчанов:   Ой, я точно не скажу. Но,  по-моему, не предусматривали.

Гособвинитель (1):  Не предусматривали?

Молчанов:  Потому что как… да… Как мне объясняли, я, как вы знаете, буквально всего полгода работал, что.. юристы объясняли, что такая практика по стране, когда берут авансы, потом не выполняют работы, такие случаи мошенничества. Ну, юристы об этих проблемах рассказывали.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, проводил ли с вами Пушкарев Игорь Сергеевич какие-либо совещания  относительно работы вашего управления, в том числе относительно конкурсов, которые проводились  по ремонту, строительству, благоустройству, содержанию дорог, дорожно-транспортных сетей? Если да, то что он говорил вам на этих совещаниях, какие указания  давал,  в том числе  относительно того, кто должен был  побеждать на этих конкурсах?

Молчанов: Ну смотрите. Совещания проходили буквально каждый день, через день. Ну объем работы, повторюсь, был сумасшедший очень. Ну что давались такие указания, я точно не скажу. Ну в данном случае у него есть предприятие, ну в данном случае  муниципальное, оно всегда было в плохом состоянии,  ну я имею в виду  мне досталось курировать. Состояние у него…  какие-то тонны сумасшедшие, какие-то там  задолженности. Оно в таком состоянии было (неразборчиво). Вот это я помню четко. Ну и, соответственно, конечно, с точки зрения логики и в моих должностных обязанностях отрегулировать, бюджет пополняться его должен.  Вот в таком ключе. 

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, вот по сравнению с другими  участниками аукционов на… заключение контрактов по ремонту, благоустройству, строительству дорожно-транспортной системы, дорог МУПВ имело ли какие-то  преимущества? Вот с учетом тех условий, которые были сформированы  конкурсом, либо  участвовало наравне с другими организациями?

Молчанов: Ну, вы понимаете, я конкурсы не проводил. Я… по сути, мое управление  только готовило объемы и передавало  в специальный отдел  в администрацию, который занимался конкурсами. То есть мне сложно оценивать. И с этих конкурсов к нам приходили там 10 правок там бухгалтерии, 10 правок от юристов, 10 справок отдела (неразборчиво), которые торговали. Я, по сути, готовил объем и отдавал в работу. Ну, рынок открытый, служба УФАС постоянно смотрела, то есть я бы такой аукцион сделал, ко мне бы там завтра УФАС или прокуратура пришли (неразборчиво), поэтому  я в рамках правового поля четко делал свою работу.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, вам  известно, каков процент  контрактов по выполнению работ  по ремонту дорог  по итогу  заключался с МУПВ «Дороги Владивостока», вот по итогам конкурса от общего числа?

Молчанов:   Ну, если честно, я не помню. Я  на этот вопрос не отвечу, потому что просто не помню.

Гособвинитель (1): Так, а кто заключал контракты от имени администрации и оплачивал  контракты, которые, в частности,  вот с МУПом по итогам конкурса?

Молчанов: Ну контракты получается расторговывал отдел продаж, этим занимался, не помню, как называется.  А контракты заключал от имени… от имени управления я, так как я ГРБС был, то есть распределитель бюджетных средств, заключал мой департамент и мое управление. Ну я и заключал, как правило.

Гособвинитель (1): А своевременно вы МУПу оплачивали выполненные работы и другим контрагентам?

Молчанов: Ну я не знаю сейчас, как оплачивалось. Ну оплатить… Вы знаете, это же не то, что от меня зависит.  У меня есть деньги как у распорядителя по контракту, но там бухгалтерия должна согласовать, это же городская структура, я же не сам работаю, а по системе городской, в системе управления города. Естественно, ну знаете, я могу сказать: оплатить контракт  «Дороги Владивостока», а потом бухгалтерия скажут, что денег нет или еще что-то. Я даже не знаю как это оплачивалось (неразборчиво).

Гособвинитель (1): А поясните тогда, Максим Николаевич, может быть, вам известно, МУПВ «Дороги Владивостока» вот в период вашей работы где покупал необходимые материалы для выполнения муниципальных контрактов? У какого поставщика?

Молчанов: Я по этому поводу точно не скажу. Он покупал, я думаю, у нескольких (неразборчиво). Тут смотрите, в чем вопрос.  Вот я повторюсь сначала, к началу вернусь чуть-чуть. Когда МУП «Дороги Владивостока»… мне досталось какое-то курирование, я знал, что он там должен многим организациям  и у него не было денег, как правило. Деньги, которые в МУП(неразборчиво) приходили, они сразу списывались, как только они падали на счет. То есть, как они покупали, я не скажу, где они все это покупали с учетом дефицита, который у них был, и задолженностями  перед всеми. То есть, конечно,  как это все выполнялось, мне неведомо (неразборчиво).

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, а вы вообще  вот каким образом вот узнали о долгах МУПВ? И если узнали, то какие  это долги, перед  кем, каков был их размер, что вам директор МУПа пояснял  вообще относительно  этой ситуации, относительно того, как выходить из этой ситуации?

Молчанов: Ну долги были очень большие. У меня на столе… для информации, так сказать,  в понедельник приносили список кредиторов. Там порядка, по-моему, 50 компаний было. Ну, по-моему, «Востокцемент» там тоже был, ну и МУП там... за стройматериалы должен больше всех. Ну были и компании из Хабаровска,  из Владивостока очень много. Они постоянно ко мне записывались на прием  и просили повлиять на  отдачу долгов… Там два года деньги не получают, или там год еще что-то. Я… ну хозяева предприятия сами.  Я по этому поводу (неразборчиво).

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а вот вы вот эту ситуацию Пушкареву Игорю Сергеевичу докладывали? О том, что вот МУП, который вы курируете,  находится в постоянных долгах,  что вот к вам  приходят, по сути, кредиторы, которые требуют вернуть им вот эти долги… Вот об этой ситуации МУПа… И соответственно,  если докладывали, то как Пушкарев  Игорь Сергеевич на нее реагировал  и что он вам на это говорил? 

Молчанов: Ну, честно говорю, уже больше 6 лет прошло. Я уже не помню, что я докладывал, что я не докладывал.  Ну о том, что у МУПа долги,  ну это знаете как секрет Полишинеля,  все об этом знали,  и никто не скрывал, это известный факт был, что у МУПа долги. Об этом и в СМИ писали, и все говорили на планерках, что у МУПа долги, что ему тяжело, что расходы по уборке города, ну там, что большие расходы.  Ну вот и все. Ну  об этом все говорили, конкретно кто-то спрашивал, кто-то докладывал. Я уже не помню. Это был общеизвестный факт на тот момент. Я поэтому наверно уволился. Я тогда пришел, в состоянии стресса работал постоянно. 155 давление было по утрам, но я понимал, что инфаркт хватит со дня на день, из-за высокого давления быстро ушел.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, вот с учетом вот этого состояния МУПа, вот которое вы нам   описали, он вообще был  в состоянии справиться  вот с этим объемом  контрактов, которые он выиграл и которые он с городом заключил? Вот с учетом его состояния…

Молчанов: МУП «Дороги Владивостока» на самом деле является… достаточно хорошее предприятие. Это нормальная организация, там есть вся техника. Ну если такое предприятие в чистом выпустить в рынок. Я сейчас   ну частный предприниматель там занимаюсь бизнесом… ну оно нормально работало бы. Вопросов бы не было. На мой взгляд. Это нормальное рабочее предприятие. Ну это мое мнение. Ну задолженности есть во всех предприятиях, больше, меньше… (неразборчиво) у предприятия, долг банкам, долг партнерам, то есть какие-то контракты… Это (неразборчиво) на самом деле. Ну я в этом ничего такого не видел, ну если не стресс… муниципальное…

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, вам что-либо известно, в настоящий момент вот это предприятие осуществляет  вообще работы по благоустройству,  ремонту дорожно-транспортной сети  и строительству в городе Владивостоке?

Молчанов:  Ну знаете, честно. Я не  слежу, не знаю. Перекрестился, когда ушел из администрации, потому что  были проблемы, избавился от этой суеты ненужной… даже не слежу. Вы знаете, хоккеем занимаюсь. Вот новости о хоккее, КХЛ… никакой политики, никаких дорог. Держусь от всего подальше. Потому что (неразборчиво).

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, а вот что вам известно  вообще о группе компаний «Востокцемент», известно ли вам, что входит в группу компаний, кто является  юридическим, фактическим  собственником данной компании?

Молчанов:  Ну, может быть, из открытых источников, из Интернета, из газет. Там постоянно газеты, статьи выходят. Сегодня… дело в том, что известно из открытых источников, сегодня СМИ манипулируют, создают общественное мнение какое-то (неразборчиво), раскачивает. Ну группа компаний, которая… известный факт… «Востокцемент»… там Игорь  Сергеевич связан как-то, работал раньше, акционером был, там директором. Это общеизвестный факт,  из газет знаю. 

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, а вот в бытность вашей работы МУП вообще заключал контракты на поставку материалов строительных, которые необходимы ему для выполнения  госконтракта, ну с другими предприятиями, которые вот в городе Владивостоке  находятся, в Приморском крае ? Вот что-либо известно вам? 

Молчанов: Ну, конечно, заключал (неразборчиво, у меня даже есть (неразборчиво), ну «Примавтодор» организация выступила  подрядчиком там, еще какие-то. Ну это же как, ну это рынок. Не вся техника есть. Не все материалы. (неразборчиво) какие-то нужны срочно. (неразборчиво) ну такие…

Гособвинитель (1): Угу. Ясно. Нет пока вопросов.

Судья: Угу.

Гособвинитель (2): У меня вопросы. Два уточняющих. Максим Николаевич, будьте любезны, поясните, пожалуйста, не совсем поняла. Вы сказали, что у вас даже самочувствие было плохое, когда вы работали в той должности, о которой вы  нам рассказывали. А причина какова была?

Молчанов:  Ну это личный вопрос, я не знаю (неразборчиво). Я повторюсь. Я работал, у меня было много МУПов, там порядка… наверно около 7000 человек там работало, там 300 водителей на ВПОПАТе, ну еще кто-то. Ну большой объем работ плюс подготовка к саммиту. Ну очень жаркая нагрузка, очень. Плюс я был там в других штабах по уборке города Владивостока в снегопады. А Владивосток такой  город… первый снег…  я приезжал в 12 часов ночи и до утра проезжал 400 километров…   я приезжал,  смотрел, как город убирается (неразборчиво), ну большой, сумасшедший объем работы.  Ну больше из-за этого наверно. Плюс стресс постоянно. У меня же (неразборчиво) транспорт, дороги, ну морской транспорт и прочее. Все (неразборчиво).

Гособвинитель (2): Угу. Скажите, пожалуйста, ну, соответственно, это, да, послужило причиной, почему вы покинули вашу должность? Нахождение ваше…

Молчанов:  Да, да. Просто… Ну да. Если бы я не покинул  должность, еще бы пару недель… и инсульт,  и ситуация была бы непоправимой, потому что (неразборчиво).

Гособвинитель (2): Угу, понятно.

Молчанов:  И у меня (неразборчиво).

Гособвинитель (2): Я поняла вас. Скажите, пожалуйста, и вот уточняющий вопрос.  Не совсем просто я поняла ваш ответ. Отвечая на вопрос  моего коллеги, вы сказали о состоянии МУПа.  Что если бы МУП выпустить на рынок,  то, соответственно, он бы смог нормально  работать… Или я что-то неправильно  поняла, и, соответственно, ваш ответ  как-то по-другому звучал  на вопрос?

Молчанов:  Ну, наверное, правильно. Потому что,  вот смотрите, все равно структуры муниципальные или ка государственные, они связаны с рядом ограничений. Ну по скорости проведения торгов, еще чего-то. И это все равно на рынке, ну, во-первых, провел бы быстро, во-вторых, посмотрел и пошел. А МУП «Дороги Владивостока» – это какие-то торги нужно  провести, еще что-то, на месяц-два, плюс подготовить, плюс прокуратура там должна проверить. Это очень долго. Юристы смотрят документы эти все. Ну это просто ну ты как, знаете, плывешь в бассейне и у тебя гири привязаны, а ты пытаешься плыть куда-то, это так постоянно. (неразборчиво) в бизнесе тяжелей, ну при этом легче.  Ты сам принимаешь  решение,  ну и все как-то динамичнее идет.

Гособвинитель (2): Угу, угу. Понятно. Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд,  вообще, целесообразна  была такая нагрузка на МУП? Я имею в виду достаточно  большое количество контрактов… находилось на его исполнении. Ну и, соответственно, вот целесообразно  было ему одному таким образом участвовать в указанных работах, выполнять указанные работы, выполнять  и участвовать в разных аукционах и, соответственно,  исполнять большое количество  госконтрактов  одному?

Молчанов: Ну на мое мнение, ну мое личное мнение, возможно, да. Потому что, понимаете,  вот, допустим, куча там компаний занимается… там армяне, допустим, и они  какой-то объем  (неразборчиво). Есть армянские компании (неразборчиво), «Дороги Владивостока». Вот они ходят, еще что-то, они приехали, уехали. Ну все равно, когда есть какое-то лицо, которое  организовывает. Когда есть… ну как-то все равно порядка больше, (неразборчиво) у нас  есть катки какие-то, а чего-то нету. То есть ближайший объект, два узбека с лопатой (неразборчиво), а техники нет. Дело в том, что  маленький бизнес какой-то еще не мог себе позволить современный какой-то там  высокооплачиваемый (неразборчиво), ну там (неразборчиво) стоит, а, конечно, маленькая компания не позволит себе такого. Или у них один, а их нужно три.  Или нужно там на полгода 10 самосвалов там или еще что-то (неразборчиво), специалисты опять же, тут специфическая отрасль тоже. Такая дорожная. И без хорошей техники… Знаете там в центральной части России проще там Тула, Орел, Курск, 100 километров – и привез, большинство так и делают. А у нас там до Хабаровска 800 километров, асфальт (неразборчиво) столько не доедет (неразборчиво)в данном случае. Ну тут еще дальность имеет значение. 

Гособвинитель (2): Я поняла ваш ответ. Соответственно, в том числе объясняете вы это наличием  целесообразности, наличием у МУПа широкого спектра техники, да? 

Молчанов:  Да, да, у него хорошая техника была.

Гособвинитель (2): Я поняла. Скажите, пожалуйста, а  известна ли вам природа вот этой вот задолженности? Соответственно, вы уже отвечали  на вопрос моего коллеги, перед кем, что она была большая  и  откуда вам об этом известно. А соответственно, в связи с чем она образовалась, эта задолженность, изначально? У МУПа, естественно, я имею в виду. 

Молчанов:  Ну нет. Дело в том, что я три года занимался автобусами. Точнее, автобусами занимался, у меня там тоже хватало проблем. И я не знаю, откуда там что создавалось, возникало и почему. Ну я думаю, что может быть руководство неэффективное у МУПа, может, что-то еще. Ну я даже не знаю, откуда возникло. 

Гособвинитель (2): Угу. А вы участвовали…

Молчанов:  Когда…

Гособвинитель (2): А вы участвовали в каких-то совещаниях, на которых, в частности, обсуждался вот этот вот долг МУПВ перед несколькими  организациями? Как минимум несколькими организациями.

Молчанов:  Ну как совещания. Какие-то рабочие были, когда письма писали там, напишут пять писем, что МУП должен. Мы собирали совещание с разными компаниями. Ну там юристы, (неразборчиво) участвуют. Совещания какие-то, (неразборчиво) ну там очень много сотрудников и очень давно это было.

Гособвинитель (2): Понятно. Какие-то выходы из этой ситуации, я имею в виду из ситуации формирования очень большой задолженности, предлагались на этом совещании? На этих совещаниях.

Молчанов: Не отвечу в связи с большим количеством времени, которое прошло. Я просто  не помню. (неразборчиво) впечатлениями, я просто не помню. 

Гособвинитель (2): Не помните.

Молчанов:  Да.

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста,  директора МУПВ участвовали в этих совещаниях?

Молчанов:  Ну, как правило, да. Обязательно. Директор докладывает об этой ситуации, ни бухгалтер, ни юрист, там чиновник. Непосредственно занимается работой, асфальтом или  канализацией, какими-то (неразборчиво). Ну директор МУП «Дороги Владивостока», он докладывает ситуацию,  что у него там скопилась такая задолженность, какие-то меры принимаются и все.

Гособвинитель (2): Угу. 

Молчанов:  Просто о задолженности знал директор МУПа (неразборчиво).

Гособвинитель (2): Понятно. Все у меня пока нет вопросов, Ваша честь. 

Судья: Представитель потерпевшего, будут вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да, да, да. Максим Николаевич, представитель потерпевшего «Дороги…» МУП «Дороги Владивостока». Подскажите, существовала ли практика при вашей работе такая, что оплата  подрядчикам МУПа осуществлялась только после согласования с вами денежных средств?

Молчанов: Ну, нет такого… нет. МУП – самостоятельное юридическое лицо, он сам это делает.

Представитель потерпевшего МУПВ: Скажите, а качество работ, которые… вот вы бы выступали со стороны заказчика, качество работ, которые выполнял МУП, претензии по нему были? У вас как у заказчика.

Молчанов: Ну смотрите, ну претензии периодически бывали, потому что это (неразборчиво), но здесь не только мы качество измеряем. Плюс отдельно  контролировал департамент краевой.  Департамент дорожного хозяйства , там  лаборатория выезжала… ну (неразборчиво) по поводу МУП одна точно была.  Асфальт то ли смыло, ну наводнения наши, эти тайфуны, то еще что-то, то какой-то слой… Перекладывалось просто, и все, ну это (неразборчиво) практика и все. Ну они же тоже ночью  асфальтируют, центр города, там, где  (неразборчиво) были. Ну где-то со слоем  ошиблись, видимо,  где-то больше, меньше положили. Ну, конечно, устраняли все. Работы очень много проводилось в ночное время, чтобы коллапс не создавать, и поэтому, ну знаете, всякое бывает. Это просто ну (неразборчиво) знаете где-то бордюр не так положили, где-то там канализацию, как правило,  закладывали  асфальтом, искали потом с миноискателем, ну это (неразборчиво). 

Представитель потерпевшего МУПВ:  Понятно. Ну то есть как вы можете охарактеризовать все-таки выполнение работ МУПом своих контрактных обязательств?

Молчанов: Ну (неразборчиво) они их выполняли, контракты. То есть говорить, что не выполняли, такого не было. То есть оплаты проводились, если проводились, то они проводились все за выполненные работы. За этим очень строго следили. У меня, например, работала заместитель,  она бывшая сотрудница, там 10 лет работала в городской прокуратуре и тоже курировала  дороги в свое время. И она там сама  сидела и это все контролировала со стороны знаете там бывшего прокурорского работника. И, соответственно, она максимально (неразборчиво). У меня  такая практика была.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Все понял. Максим Николаевич, подскажите еще. Вот вы сказали при заключении договоров, муниципальных контрактов осуществлялся контроль со стороны УФАС, прокуратуры и других   контролирующих служб. Подскажите,  а вам как должностному лицу какие-либо претензии со стороны УФАС, прокуратуры или иных контролирующих органов  были  по поводу заключения муниципальных контрактов  с МУПом?

Молчанов:  Ну я точно не поясню. Я и в УФАС на беседы какие-то ходил несколько раз. Я уже не помню, каких вопросов касались. (неразборчиво) деньги не так расходуем. То с автобусом не так разыграли конкурсы,  то еще что-то. Я на самом деле  и в прокуратуру ходил, и в УФАС , там наверно десятки раз, и уже не помню, по каким вопросам. Они постоянно требования писали-писали, (неразборчиво) не вылазил просто.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Ну претензии, я имел в виду,  может, вас к ответственности какой-то привлекали там?  К административной там,  к уголовной? 

Молчанов:  Нет, спасибо. Нет, спасибо, не привлекали.

Представитель потерпевшего МУПВ:  Все понятно.  Вот вы пояснили, что  в тот период времени, что вы работали в администрации, большой объем работы  приходился на вас как на должностное лицо.  Как-то можете охарактеризовать подобную, скажем так, таким же образом  работу директора МУПВ и главы администрации города Владивостока. У них какой объем работы был?

Молчанов: Да у всех был большой объем работы, я просто говорю ну у меня, на моем участке был большой объем работ. У главы города свой объем работы.  У директора тоже. Ну муниципальная служба она на самом деле очень нелегкая, если  ее стараться нормально  делать, то много работы, жить на работе, ну это тяжело. Тяжелая работа, и поэтому в данном случае ну... У всех была работа. Ну (неразборчиво) он меньше там напрягался, ну а остальные, например, все работали. 

Представитель потерпевшего МУПВ:  Угу. Вот работа  в тот период Игоря Сергеевича и Андрея Вадимовича… можете как-то охарактеризовать? Конкретно… конкретно их, не в общем, а конкретно их.

Молчанов: Ну знаете я с Лушниковым я не работал. Он работал в другом направлении. Я занимался транспортом в это время, он - МУП «Дорогами», как он работал, я не знаю.  То, что дорожники работали всегда, так сказать, до ночи, все знали.  Это обзеизвестный факт, что всегда у дорожников свет горел до 12, до часу ночи и не только у руководителей - это было нормально. Потому что сезон короткий, и отрабатывали объем работ. Зимой намного меньше (неразборчиво), весной дороги убирались, ямы измерялись, улицы убирались и прочее. Ну это  (неразборчиво) по объемы много очень.

Представитель потерпевшего МУПВ:  Угу. Ну это вы про Лушникова сказали.  А про Игоря Сергеевича можете что-то сказать?

Молчанов:  Ну Игорь Сергеевич тоже до ночи сидел каждый день.  Ну это нормальная практика.  Ну я не думаю, что он когда-то раньше 10 выходил с работы.  Ну то есть.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Следующий вопрос,  подскажите, вот  большое число  заказов, муниципальных контрактов,  заключаемых с МУП,  это с экономической точки зрения, сможете ответить, не сможете, скажите… Являлось ли это способом выхода из кризиса,  в котором находился МУП?

Молчанов: Ну знаете, у меня первое образование автомобильное, второе юридическое, знаете.  Всю жизнь мучаюсь, вот так вот (неразборчиво).

Представитель потерпевшего МУПВ:  Угу, то есть не можете ответить, все понятно. 

Молчанов:  Не известно, да, не по адресу.

Представитель потерпевшего МУПВ: Максим Николаевич,  такой длинный вопрос будет. Вы были должностным лицом администрации города Владивостока. Подскажите…. Сейчас секунду… Органы предварительного следствия… Пушкарев Игорь Сергеевич обвиняется в том, что создал  условия, при которых МУПВ «Дороги Владивостока»  имело возможность беспре… эээ  беспрепятственно заключать  договоры с УСЖФиГТ в сфере ремонта дорог, можете по этому поводу что-то пояснить? Были какие-то указания  со стороны главы администрации города по поводу того, чтобы предоставлять какие-то преференции МУПВ «Дороги Владивостока» или как-то вот лоббировать интересы МУП «Дороги Владивостока»? Чтобы должностные лица получали указания по поводу того, чтобы  к МУПВ «Дороги Владивостока» относиться  как-то  с меньшими придирками?

Молчанов: Ну смотрите, как таковых указаний не было. Но все равно МУП же муниципальное предприятие, то есть конкурс он общий, то есть любая  компания… Были конкурсы, где, по-моему, другие предприятия выигрывали, ну… Ну спрос был такой же, с него проще спросить, с МУП «Дороги Владивостока»  на самом деле.

Представитель потерпевшего МУПВ:   Максим Николаевич,  вам известны факты такие, что Игорь Сергеевич давал указания должностным лицам  администрации, скажем так, с  большим предпочтением относиться к МУПу?

Молчанов: Ну я помню такого. Я (неразборчиво) не помню, столько времени прошло.  Не скажу.

Представитель потерпевшего МУПВ:  Угу. Так, дальше.  Чтобы понимать, ну скажем так, поскольку у вас юридическое образование, что такое взятка, знаете, должностного лица?

Молчанов:  Ну да. В теории учил. 

Представитель потерпевшего МУПВ:  Угу. А подскажите, известно ли вам,  органами предварительного следствия Пушкарев Игорь Сергеевич, Лушников Андрей Вадимович и Пушкарев Андрей Сергеевич  обвиняются в том, что одни давали взятку, другие получали и также получали коммерческие… Лушников Андрей Вадимович получал коммерческий подкуп,  и все это осуществлялось через, как написано в обвинении, такая фраза «через доверенных лиц». Вы к категории таких доверенных лиц  не относились, не передавали ничего, не получали?

Молчанов:  Ну вы знаете, это не вопрос, это рассуждение, вы сначала было это заключение еще в чем-то, а потом пытаетесь к чему-то подвести. Нет, я таким не занимался, к этому непричастен. Ну я занимался только работой. Поэтому (неразборчиво), работал с 7 утра и до  1 ночи.

Представитель потерпевшего МУПВ:  Все понятно. 

Молчанов:  Ну просто работал.

Представитель потерпевшего МУПВ:  Все. Ваш ответ понятен. Органами предварительного следствия  государственного обвинения Лушников Андрей Вадимович и Пушкарев Игорь Сергеевич, Андрей Сергеевич  обвиняются в том, что  не позднее 23  мая 2008 года  на территории города Владивостока  у Пушкарева Игоря Сергеевича  возник умысел  на незаконное обогащение путем получения взяток, а затем им при посредничестве МУПВ взятки были получены, они были даны за обеспечение направления  полученных от государственных, государственной программы бюджетных средств  подконтрольной Пушкареву Андрею Сергеевичу  группе компаний «Востокцемент». Вы по этому поводу можете что-то пояснить?

Молчанов: Ну вы, по всей видимости, читаете документы, я с ними не ознакомился (неразборчиво).

Представитель потерпевшего МУПВ:  Ну я вам  выдержку… выдержку из  обвинения прочитал. То есть вы должностное лицо  администрации города, вам по этому поводу, который…. причем должностное лицо, которое курировало работу МУП.  Вам по этому поводу что-то известно?

Молчанов:  Ну вы сами начали читать, что с  2008 года.  Что в 2008 году Игорь Сергеевич…  я не (неразборчиво).

Представитель потерпевшего МУПВ:  Не позднее…

Молчанов: Я еще не работал в администрации. Я перешел туда года через три.

Представитель потерпевшего МУПВ:  Правильно. В тот период, когда вы работали  в администрации, такие факты имелись?

Гособвинитель (2): Ваша честь,  в очередной раз ошибка представителем потерпевшего, прошу корректно задавать вопросы  с учетом как раз таки  уточнений, которые делает  свидетель.

Судья: Прошу еще вопросы будут.

Молчанов: Потому что да-да.  Да-да, спасибо. Потому что размыто все очень, спрашивают про одно, про Ерему, а заканчивают про Фому. Это очень некорректно.

Представитель потерпевшего МУПВ:  Все у меня нет вопросов.

Судья:  У защиты будут вопросы?

Молчанов:  Спасибо (неразборчиво).

Третьяков: Ваша честь, перед тем как перейти к стадии того, чтобы задавать вопросы, мы бы хотели сделать  заявление, которое просили бы занести в протокол.  Мы уже неоднократно поднимали этот вопрос, и, к сожалению, я вынужден вернуться к нему снова. У нас уголовное судопроизводство  осуществляется строго в соответствии с законом, по крайней мере, об этом говорит и Уголовный процессуальный кодекс, и Конституция Российской Федерации. Если обратиться к буквальному толкованию Уголовного процессуального кодекса, в частности, в статье 15-й. У нас функции обвинения  и защиты, они  отделены друг от друга, что предусматривает и разный  порядок предоставления доказательств. Защита предоставляет свои доказательства, обвинение предоставляет свои доказательства. Так вот, по данному уголовному делу 20 октября прошлого года было утверждено  обвинительное заключение. В данном обвинительном заключении  предлагается перечень свидетелей, которые подлежат вызову в суд, по ходатайству как стороны обвинения,  так и стороны защиты.  Список этих лиц разный, что предусмотрено, как я уже говорил, статьей 15 УПК, то, что мы предоставляем каждый свои доказательства. Данный свидетель  в списке свидетелей обвинения  не заявлен. Значит, далее переходя к исследованию доказательств. В законе существуют императивные нормы, в которых четко, в которых установлено то, что первым допро… первым предоставляет доказательства сторона обвинения. Мы об этом тоже говорили, поэтому сторона защиты  на этой стадии не может выступать впереди обвинения.  Так установлено в законе.  Хорошо. Обвинение начинает свой допрос. Вместе с тем согласно статье 278 УПК, касающейся допроса свидетелей… В ней сказано, что  первой задает вопросы свидетелю  та сторона, по ходатайству  которой свидетель был вызван в судебное заседание. У меня возникает вопрос: кто-нибудь сегодня слышал ходатайство стороны обвинения о  вызове свидетеля  в судебное заседание? Я такого не слышал. Я думаю, что его не было, такого ходатайства. В перечне лиц, которые прелагаются в предварительном заключении  со стороны обвинения, данное лицо  также не заявлено.  Поэтому полагаем, что данным обстоятельством нарушаются… во-первых, допрос свидетеля проводится с нарушением Уголовного процессуального кодекса, во-вторых, нарушается  право на защиту, поскольку мы лишены возможности  допросить свидетеля,  который был заявлен по нашему ходатайству, обвинение в нарушение Уголовного процессуального кодекса произвело допрос данного свидетеля без заявления соответствующего ходатайства. Более того, в законе это четко  регламентировано, в подготовительной части судебного заседания, как мы все знаем, статья 271 говорит, что перед началом судебного  заседания председательствующий задает вопросы. Есть ли, в том числе и у обвинения  ходатайства, о вызове иных лиц, которые не были заявлены, новых свидетелей. Наша сторона обвинения деликатно об этом умолчала.  Вместе с тем сегодня был призван… в суд приведен свидетель,  который не является свидетелем обвинения.  И допрос его производится  с нарушением УПК.  Мы полагаем, что это влечет существенные  нарушения нашего права на защиту, и просим  занести мое замечание  в протокол судебного заседания. Спасибо. У меня все.

Гособвинитель (1): Ваша честь, позволите?

Судья:  Что ограничивает в вызове свидетелей сторон? Какая норма?

Третьяков: Первый задает…

Судья: Вызов свидетелей?

Третьяков: Ну у нас не было ходатайства о вызове данного свидетеля, о допросе его. 

Судья: Ну, явился свидетель.

Третьяков: А как… Он у нас не заявлен. Первой задает вопросы  свидетелю та сторона, по  ходатайству которой он  вызван. По какому ходатайству, кто заявлял ходатайство  о вызове?

Судья: Ладно, я понял вашу позицию.

Третьяков: Только мы.

Судья: Ну хорошо, заносите в протокол. Хорошо, вопросы будут со стороны защиты?

Поликарпов: Разрешите.

Судья: Угу. Пожалуйста.

Поликарпов: Максим Николаевич, добрый день. Адвокат Поликарпов, представляю интересы Андрея Сергеевича Пушкарева. Вы сегодня сказали  нам о том, что у МУПВ «Дороги Владивостока»  были задолженности  перед 50 компаниями, включая «Востокцемент». Скажите, пожалуйста, вам известны вот условия договора поставок, по которому «Востокцемент»  поставлял материалы  для МУПВ «Дороги Владивостока», и имелись ли  отличия в их условиях  поставок ну от других компаний,  которые поставляли материалы для МУПВ «Дороги Владивостока»? Меня интересует вопрос  в плане предоставления отсрочек  или там требований предоплаты. Вот вы на эту… по этому вопросу что-то можете прояснить нам?

Молчанов: Ну смотрите, просто я точно не помню. Я не занимался покупками стройматериалов, я занимался… По-моему, (неразборчиво) говорил, что он берет там для МУПВ «Дороги Владивостока», потому что они отдавали без предоплаты,  то есть без предоплаты, ну  такие фразы где-то звучали. На каком-то совещании, по-моему, на рынке в тот момент без предоплаты никто не отдавал.  То есть  предприятие в убытках и так далее. Ну что-то такое звучало, я точно уверен. 

Поликарпов: Вот те организации, которые поставляли из других регионов. Вы говорите штук 50 примерно организаций были поставщиками, они… у них требование какое было вот в их договорах? 

Молчанов: Ну я не видел этих договоров, я не скажу. Ну (неразборчиво)  50 компаний были поставщиками,  а 50 компаний там контрагентов, кому МУП  был должен. За услуги за какие-то, за предоставление какой-то дополнительной техники, там людей, рабочей силы. Ну не то что 50 компаний поставщиков, 50 контрагентов ну там. А какие услуги были, я не знаю. (неразборчиво).

Поликарпов: Все понял. Спасибо, нет вопросов.

Судья:  Есть еще вопросы, защита?

Третьяков: Ну если вы позволите, мы зададим. Подскажите. Адвокат Третьяков представляю интересы Игоря Сергеевича Пушкарева.  Здравствуйте. 

Молчанов:  Здравствуйте.

Третьяков: Подскажите, пожалуйста, вам известно что-либо от том, что группа компаний «Востокцемент» инициировала какие-либо судебные разбирательства по взысканию задолженности с МУПВ «Дороги Владивостока»?

Молчанов: Ну знаете, на тот момент, когда я работал, я ничего такого не знал. То, что сейчас, я не прокомментирую, я не слежу за этим вопросом, он  меня не интересует.

Третьяков: Угу.  Подскажите, а вам не поступали, не поступали ли к  вам случайно  указания от Игоря Сергеевича закупать стройматериалы, там как-то это организовывать процедуры, чтобы стройматериалы только у «Востокцемента» закупались? 

Молчанов:  Нет, от него напрямую таких не поступало указаний. Ну я недолго работал, я не знаю, что там  до меня, после меня…

Третьяков:  Вам лично поступали?

Молчанов:  (Неразборчиво). Мне лично не поступало. 

Третьяков: Угу. А вот подскажите, являлось ли отсутствие авансирования, о котором вы сегодня упомянули в ходе допроса обвинения, каким-либо нарушением  действующего законодательства  на тот момент?

Молчанов:  Я не прокомментирую этот вопрос. Я не… я с точки зрения деловой практики там, делового рода это не является нарушением. С точки зрения нормативных актов на тот момент, по-моему, тоже не являлось.

Третьяков: Угу.

Молчанов: Потому что юристы проводили, юридическая сторона, проводились договоры, соответственно, все юридически нормально. Они  (неразборчиво).

Третьяков: Хорошо, спасибо. Подскажите, пожалуйста, по поводу взаимоотношений  с контрагентами МУПа. Вам задавался вопрос по поводу «Востоцемента», а вот известно ли вам о том, что  кто-то еще из контрагентов отгружал строительные материалы без оплаты или предоплаты, будет  правильно сказано, в адрес  муниципального предприятия?

Молчанов:  Не скажу. Это в ведение директора предприятия. То есть я ну не вмешивался (неразборчиво).

Третьяков: Не знаете, да? Хорошо. Последний вопрос. Вы упомянули по поводу… вот интересовала тема, связанная с удаленностью  поставщиков. А какое значение имеет удаленность, например, производителей асфальта  от места  того, где они… где этот асфальт будет применяться?  Вы можете как-то прокомментировать? То есть  какое…

Молчанов: Смотрите. Первое, в чем проблема… то есть битум производит только Хабаровский асфальт. То есть  для того, чтобы привезти битум, его нужно там растопить на заводе. Дальше асфальт должен быть транспортирован по технологии именно в горячем состоянии. А в горячем состоянии, соответственно, ты его за 300 километров не повезешь, он просто  замерзнет, его с кузова ну не отдерешь и так далее. Но… И поэтому, как правило, завод по технологии, я знаю, заводы запускаются под конкретный объем, 200-300 тонн асфальта. Завод запустили,  сварили,  уложили, и все,  и лишнее там выкинули, он… это ну скоропортящийся продукт.

Третьяков: Угу. Спасибо за ваш ответ, у меня нет больше вопросов.

Судья: Угу. Еще вопросы будут, сторона защиты?

Янченко: Да, будут. Максим Николаевич, адвокат Янченко. Защитник Лушникова Андрея Вадимовича. Отвечая на вопросы гособвинения, вы сказали, что в период вашей работы  в должности начальника управления транспортом  вы взаимодействовали с директором МУПВ, которым на тот момент являлся Лушников Андрей Вадимович. Вы просили его заасфальтировать остановку. Скажите, пожалуйста, а кто непосредственно  отдавал команду Лушникову и на основании каких контрактов производилось это асфальтирование?

Молчанов: Ну знаете, как правило, в ходе, я не знаю, как сейчас…  на тот момент имелся контракт, допустим, на аварийные, восстановительные  работы, то есть срочно… например, яму залепить,  которая после текущего дождя появилась, то есть какой-то объем работы…  ну у МУП «Дороги Владивостока» всегда были средства и объем. Ну и, соответственно, могли зайти на какую-то остановку (неразборчиво) проехал, я попросил, чтобы они быстро восстановили, чтобы это не сковало жизнь города. Вот и все.

Янченко: А кто давал команду Лушникову непосредственно? 

Молчанов: Ну я не знаю. Я, как правило, мог… я вот точно не помню. Я слышал (неразборчиво) просил там Андрея Вадимовича, там прошу ну там… прошу мне помочь с асфальтирование остановки таково-то автобуса. Мне (неразборчиво)… Вот этот вопрос, помню, был. Я просил непосредственно директора, просил помочь решить вопрос с работой. Может он за свой счет делал, я не знаю. Может аварийные работы, ну скорее всего, аварийные работы. То есть аварийные контракты, проводились объемы  на текущий… 

Янченко: Скажите,  пожалуйста…

Молчанов:  Я не лез туда.

Янченко: Скажите, пожалуйста,  а в период времени с 2011 года по 2012-й, когда вы были начальником УСЖФиГТ, к вам начальник транспортного управления  обращался с подобными просьбами?

Молчанов:  Не помню, честно, не помню.

Янченко:  Хорошо.

Молчанов:  Не прокомментирую.

Янченко: Скажите, пожалуйста,  в период времени с 2011-го по 2012-й, когда вы были начальником управления УСЖФиГТ, кто от имени администрации города подписывал контракты на выполнение работ с МУПВ «Дороги Владивостока»? 

Молчанов:  Я подписывал контракты, которые расторговывал, я подписывал и мой заместитель.  

Янченко: В связи с этим  вопрос. Могли бы вы вспомнить, каков был порядок расчета по этим контрактам? Меня интересует порядок авансирования, меня интересует порядок расчетов по контракту.

Молчанов:  Ну, порядок расчета, что вы имеете в виду? 

Янченко: Я имею в виду, в связи с чем, когда и при каких условиях заказчик рассчитывался с подрядчикам? То есть порядок расчета. Ну как… я же разговариваю с вами  как с юристом, именно…  имеющим образование соответствующее.  Понимание, что такое порядок расчета,  априори у вас есть, да.  Порядок расчетов меня интересует, как там, как у вас расчеты были – по выполнению, по концу года, по какому-то временному  интервалу, как?  В связи с чем…

Молчанов: По выполнению контракта, как правило, какой-то объем на какую-то улицу с конкретным адресом. Когда эта улица выполнена полностью, не то что асфальтирование, там бордюры,  там ливневки сделаны,  ну и так далее, благоустройство. После этого предоставляются документы… но я уже не помню какие. Когда это все проверяется, выезжает  специалист из УСЖФ, который это все перемеряет, который просверливает толщину асфальта, укладку… количество метров бордюра по контракту. И только после этого... Если одного метра не хватит от дороги, то оплаты не будет, пока не будет устранено. И бывало, МУП «Дороги Владивостока» ругалось, насколько я помню, что (неразборчиво) переделывали. Ну это нормальная практика. МУП «Дороги Владивостока» никто не спрашивает, они не такие (неразборчиво), сделали не сделали, а деньги получили. Там такого нет, там (неразборчиво).

Янченко: А в связи с этим  у меня следующий вопрос. После того как все акты выполненных работ… форма КС  подписана  со стороны уже СЖФГТ, когда поступали денежные средства на счет МУПВ «Дороги Владивостока»?

Молчанов:   Я просто не помню. Ну в течение  недели, может быть двух недель.

Янченко: Недели, двух недель.

Молчанов:  Недели, двух недель,  как правило. По тому же согласованию, пока бухгалтерию пройдет, банковские дни, через казначейство. Казначейство деньги (неразборчиво) на тот момент выдавало. Ну это не меньше недели точно занимало.   Ну точно я просто не поясню.

Янченко: Угу. Скажите, пожалуйста,  вот отвечая на вопросы гособвинения в ходе вашего допроса, естественно, сегодня, вы сказали, что к вам обращались  поставщики МУПВ «Дороги Владивостока» в связи с тем, что МУПВ не оплачивало. Могли бы вы сейчас уточнить, вы же, наверное, интересовались, это было нежелание руководителя МУПВ «Дороги Владивостока» платить  или это было отсутствие денежных средств либо иные причины  существовали? Обладаете вы этой информацией или нет?

Молчанов:  Ну дело в том, что, по-моему, МУПВ «Дороги Владивостока» все равно платил всем по чуть-чуть. То есть по крайней мере, директор рассказывал, что ну там не было, что кому-то платили, кому-то нет.  Кому-то, может, платили больше, кому-то – меньше, но платили, как правило, всем. Потому что предприятие рабочее было.  Ну я больше просто… больше не поясню, я просто  не помню. Они, знаете как, заходят ну бизнесмен к чиновнику приходит ну… кивает - вы можете повлиять. Я говорю, я не могу , директор (неразборчиво). Пускай бросают людей… еще что-то, это ваша деятельность, сами разбирайтесь. Ну, знаете, приходят и кивают и идут дальше. Ну  это просто деловая практика какая-то, ну. 

Янченко: Следующий вопрос. То есть поставщики были не удовлетворены  размером оплат  или несвоевременностью все-таки этой оплаты? Или то и другое?  Все-таки как вы ответите на этот вопрос… Вы же сказали, платил МУП всегда…

Молчанов:  Ну, наверное, несвоевременностью скорее всего.

Янченко: Несвоевременностью. 

Молчанов: Несвоевременностью скорее всего. То есть, как правило, если строитель заходит в работы, то объем работ они прекрасно видят, сметы они видят, все через сметы. То есть они прекрасно понимают, какая будет стоимость. Ну и скорее всего… ну стоимость они заранее понимают до  захода (неразборчиво). Строители как работают (неразборчиво). Ты сметы считаешь, выезжаешь на объекты, тебе это выгодно - невыгодно, ты заходишь, работаешь. Ты на деньги ты рассчитываешь, но (непонятно) подписываешь контракты. И все. Но здесь не касается объемов, здесь может касаться только сроков. 

Янченко: Скажите, пожалуйста, Максим Николаевич,  вот в период времени с 2011-го по 2012 год, когда вы были начальником УСЖФиГТ, курировали фактически МУПВ «Дороги Владивостока», были курирующим замом. Скажите, пожалуйста, а МУПВ «Дороги Владивостока» датировалось за счет муниципального  бюджета или это было 100% коммерческое предприятие?

Молчанов:  Не помню, не могу прокомментировать вопрос. Не помню просто.

Янченко: Тогда следующий вопрос. Вы как начальник УСЖФиГТ в период с 2011-го по 2012 год, можете ответить на вопрос, на такой вот вопрос. Контракты, заключаемые с МУПВ «Дороги Владивостока»,  не предполагали авансирования. За счет каких денежных средств МУПВ «Дороги Владивостока» приступало к  исполнению контрактов?

Молчанов: Ну, я думаю, за счет своих. Оборотов своих.  И за счет того, что их кредитовали стройматериалами. Ну смотрите, есть объем работы. То есть, по сути, вот контракты… наверное, если так произвольно рассуждать, то материалы занимают 60 или 70 %, занимают объем работы (неразборчиво). Если только в таком ключе. Ну контракты всегда (неразборчиво) . Понятно, какая-то (неразборчиво) еще что-то. Понятно, у МУПа какая-то оборотка была, ну деятельность же вел.  Я никогда (неразборчиво), я люки не покупал, ливнеки не покупал, бордюры не покупал. Как  он делал, это пускай директор уже переговорами занимается, это уже его отношения. Может быть ему (неразборчиво), может быть платил аванс, может быть еще что-то, мне сложно сказать. 

Янченко: Скажите, пожалуйста, если вы, конечно, помните, в период времени с 2011-го по 2012 год какие контракты были у МУПВ «Дороги Владивостока» помимо контрактов на содержание  и ремонт автомобильных  дорог города Владивостока? 

Молчанов: Ну санитарная очистка территории города. Потом  благоустройство какое-то, озеленение какое-то часть, ну высадка деревьев…

Янченко: Понятно, а по этим видам  контрактов – благоустройство, очистка, содержание – авансирование или 100%  предоплата  предполагалась или так же без авансов все было?

Молчанов:  Ничего я не скажу по этому вопросу. 

Янченко: Ничего не скажете. А не могли бы вспомнить,  кто мог бы дать ответ на  эти вопросы из работников  администрации города в этот период времени, меня конкретно интересует 2011-2012 год? Кто владеет?

Молчанов:  Не скажу.  Я не знаю. Я даже не скажу.

Янченко: Угу. Хорошо спасибо

Молчанов:  Не скажу. Не прокомментирую. 

Янченко: Угу. Хорошо спасибо.  У меня нет вопросов.

Судья: Есть еще вопросы?

Янченко: Нет, Ваша честь. 

Третьяков: Нет, не имеем.

Гособвинитель (1):  Уважаемый суд, у стороны обвинения будет ходатайство  об оглашении показаний, которые указанный свидетель давал в ходе предварительного следствия. Эти показания у нас в связи с  существенными противоречиями, показания находятся у нас в томе 33-м на листах дела с  129-го по 132-й. Существенные противоречия сторона обвинения усматривает. Во-первых, свидетель свои показания на следствии… конкретно нам говорил о том… о лотах, составах лотов, об условиях относительно процентов  от общего количества контрактов, которые выигрывало МУП, относительно… давал показания кредиторской задолженности МУПа и относительно того,  с кем конкретно из директоров МУПа   обсуждал и какие ответы получал. В сегодняшнем судебном заседании мы на эти вопросы, они задавались со стороны обвинения,  ответов не получили.  В связи с этим мы считаем, что… усматриваем  существенные противоречия и считаем,  что в судебном заседании  данные показания свидетеля будут оглашены  и исследованы, чтобы в дальнейшем мы могли иметь возможность задать вопросы свидетелю.  И  также у стороны обвинения, Ваша честь, будет еще одно ходатайство  об объявлении буквально на пять минут  технического перерыва. После того как вы разрешите это ходатайство. До оглашения. 

Судья: Хорошо. Вы что скажете, представитель потерпевшего, по поводу оглашения? 

Представитель потерпевшего МУПВ: Не вижу противоречий, которые даны в сегодняшнем судебном заседании и которые даны на предварительном следствии.  Поэтому считаю, что оснований для оглашения показаний не имеется. 

Судья: У стороны защиты?

Третьяков:  Мы полагаем, что нет оснований для оглашения.  Противоречия, по нашему мнению, отсутствуют. 

Янчекно: Аналогичная позиция. Мы считаем, что данный свидетель более  полно ответил, даже более полно, чем было  в протоколе. Он ответил на все вопросы.

Судья:  Понял. Все. Это общая позиция?

Защита: Да.

Судья: Понял. Суд постановил на основании статьи 131-й  УПК РФ огласить показания свидетеля, данные на предварительном следствии, том 33-й, раздел с 129-го по 132-й, в связи с наличием существенных противоречий, указанных государственным обвинителем. Так, перерыв пока?

Гособвинитель (1):  Да, 5 минут.

Судья: Вам подготовиться надо, да?

Гособвинитель (1):  Угу.

Судья: Так! Перерыв тогда. Присядьте пока, свидетель. 

Судья: Все готовы, да? 

Гособвинитель (1):  Да-да-да.

Судья:  Так, продолжаем судебное заседание.  Так,  тогда, свидетель, пока сидите  и прослушайте ваши показания,  которые сейчас будут оглашены.

Представитель Приморского краевого суда: Внимательно слушайте, будет читать государственный обвинитель. 

Гособвинитель (1):  Из 33-го тома оглашаются листы дела 129-132.  Допрошен свидетель 30 августа  16-го года. По существу заданных вопросов пояснил следующее. С правами и обязанностями свидетеля я ознакомлен, показания давать желаю. В период с мая 2010-го по август 2011-го я  состоял в должности начальника управления транспорта администрации города Владивостока.  В период с сентября 2011-го  по март 2012  года я состоял в должности заместителя главы администрации города Владивостока, начальника управления  по содержанию жилищного фонда  и городских территорий, далее УСЖФиГТ. В указанный период я в силу своих должностных обязанностей курировал МУПВ «Дороги Владивостока», директорами которого  в разное время являлись Гуснов, Пикулев, Лушников. Одной из моих главных задач в указанной должности являлась организация…  оптимизация муниципальных  госпредприятий, в том числе МУПВ «Дороги Владивостока», оптимизация, освоение бюджетных средств, выделенных на благоустройство и содержание городских территорий. Когда я работал в должности начальника УСЖФиГТ в моем подчинении было несколько отделов данного управления, а именно: сметный  отдел, отдел безопасности  дорожного движения, бухгалтерский отдел, отдел ремонта объектов благоустройства (начальник Мань). Относительно организации ремонта  дорог на территории города Владивостока, проведения аукционов могу пояснить следующее: изначально перед проведением аукционов отдел ремонта объектов благоустройства  предоставлял ведомости  объема работ, сметный отдел  готовил сметы производства работ. Затем документация предоставлялась для проведения  аукциона в управление о размещении  муниципального заказа (начальник Бормотова). Документация перед размещением согласовывалась в правовом управлении, финансовом управлении, а также документация  согласовывалась мной. Когда я пришел на должность указанного мной  управления, мною было установлено, что по ремонту дорог всегда проводились крупные  аукционы, то есть на большие  суммы. Кроме этого, отсутствовали авансы. Такая система уже существовала, когда я пришел  на эту должности. Кто был инициатором такой практики, мне неизвестно. На совещаниях, которые в тот период проводил  глава города Пушкарев Игорь Сергеевич, последний всегда говорил, что такие контракты всегда должны заключаться с компаниями,  которые можно контролировать. Он давал понять, что МУПВ «Дороги Владивостока» подконтрольна администрации  города. Конкретно указания о том, что надо создавать условия при проведении аукциона для выигрыша МУПВ «Дороги Владивостока», он не давал. По моему мнению, МУПВ «Дороги Владивостока» были основным претендентом на выигрыш  аукционов, так как МУПВ «Дороги Владивостока» могло выполнить условия по обеспечению  контракта. Кроме этого,  у МУПВ «Дороги Владивостока» в то время  были взаимоотношения с группой компаний «Востокцемент», которая предоставляла предприятию строительные материалы  в кредит, то есть без предварительной оплаты. Таким образом МУПВ могло  начинать работать без аванса. Учитывая эти обстоятельства,  около 80 % контрактов по выполнению работ по ремонту дорог заключались с МУПВ «Дороги Владивостока». Контракты заключал от имени администрации непосредственно я.  А также я оплачивал контракты. В указанный период, изучив деятельность МУПВ «Дороги Владивостока», я выяснил, что указанное предприятие имеет задолженность  около 1 миллиарда рублей. При этом основным кредитором предприятием  являлась группа компаний «Востокцемент».  В тот период времени я разговаривал по этому поводу с директором МУПВ Гусновым. Однако внятного ответа от него мне не поступало. У него не было конкретного плана по выходу из сложившейся ситуации, по моему мнению, Гуснов был некомпетентен в этих вопросах. И вообще не справлялся с обязанностями директора предприятия.  Далее идет собственноручная запись, выполнена свидетелем. Протокол мною прочитан, с моих слов  напечатано верно. В ходе допроса, значит, по окончании допроса  каких-либо заявлений, замечаний от свидетеля не поступило. Протокол был прочитан лично свидетелем. Максим Николаевич, скажите, пожалуйста, слышали, сейчас  были оглашены показания,  которые вы следователю давали  30 августа 16-го года?

Молчанов:  Да-да, слышал все прекрасно.

Гособвинитель (1): Хорошо. Скажите, пожалуйста, вы давали такие показания  следователю? 

Молчанов:  Ну если есть в Листах дела,  значит, давал (неразборчиво). 

Гособвинитель (1):  Ну вот сейчас мы огласили ваш протокол допроса. Стоят ваши подписи. Допрашивал вас следователь? 

Молчанов: Да, следователь допрашивал. Вопросов было много, что-то помнил, отвечал, что-то не отвечал (неразборчиво). 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, вы следователю добровольно  показания давали либо он вас заставлял давать те или иные  показания?

Молчанов:   Нет, добровольно, добровольно. Никто не заставлял.

Гособвинитель (1):  Сами давали эти показания, да, которые  фиксировал следователь?

Молчанов:  Да- да.

Гособвинитель (1):  Скажите, пожалуйста, следователь просил  каким-либо образом исказить  ту информацию, по поводу которой  он вас допрашивал, вот ту информацию, которую заносил в протокол вашего допроса? Оговорить кого-то? Оклеветать кого-то?

Молчанов:  Не было такого

Гособвинитель (1):  Что?

Молчанов:  Такого не было.

Гособвинитель (1):  Такого не было.  Может быть, перед вашим допросом оперативные работники вместе со следователем оказывали на вас какое-либо давление с целью оговорить  кого бы то  ни было  и оклеветать?

Молчанов:  Конечно, они не улыбались, но давления тоже не было.

Гособвинитель (1):  Давления не было. Скажите, пожалуйста, вы на момент вашего допроса  30 августа 16-го года лучше помнили те обстоятельства, по которым вас допрашивали, или сейчас лучше помните?

Молчанов:   Ну, конечно, на момент того допроса я лучше помнил. Я сейчас уже из памяти вычеркнул. Вы знаете, занимаюсь хоккеем профессионально, учу китайский язык. Ну, уже не помню. А что там было… нюансы, уже ничего не помню на самом деле.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, вы подтверждаете те показания,   которые сейчас я огласил, вот которые вы давали следователю, вот по окончании протокола, вот тут, еще раз вам повторю, тут  собственноручные ваши записи: «протокол мною прочитан, с моих слов напечатано верно», замечаний к протоколу вы не имели? 

Молчанов:  Ну да, я  подписывал.  Я подписывал уведомление, значит на тот момент какие давал показания… сейчас (неразборчиво) просто в силу свойств памяти, ну  психологические (неразборчиво).

Гособвинитель (1): Угу, ну это понятно, да, но вы эти показания  подтверждаете с учетом того, что под протоколом вы  подписаны? Вот с учетом ваших показаний…

Молчанов:  Да, я их подтверждаю.

Гособвинитель (1):  Подтверждаете.  Правдивые следователю, да,  вы на тот  момент давали?  Не пытались  оговорить, не пытались вводить его в заблуждение, кого-либо выгораживать? 

Молчанов:  Я и тогда, и сейчас никого не выгораживаю.  Я не от кого не завишу в данном случае.

Гособвинитель (1):  Нет.  Я просто задаю уточняющий  вопрос в связи с оглашенными  вашими показаниями.  Не более того. 

Молчанов:  Я (неразборчиво). Я говорю так, как…

Гособвинитель (1):  Хорошо. Нет вопросов, Ваша честь.

Судья: Угу. Представитель потерпевшего? 

Представитель потерпевшего МУПВ: Да. 

Судья: Пожалуйста.

Представитель потерпевшего МУПВ: Да, один вот вопрос, Максим Николаевич.

Молчанов:  Да.

Представитель потерпевшего МУПВ: В оглашенном вашем допросе, тексте, протоколе допроса вашего, оглашенном сейчас в судебном заседании, помимо годов, цифр прозвучала одна цифра. По тексту это звучит так:  «учитывая эти обстоятельства, около 80 % контрактов  по выполнению работ, по ремонту дорог заключалось с МУП «Дороги Владивостока». Подскажите, когда вы считали эти 80%,  вы какими данными  апеллировали? Откуда вы взяли цифру 80 %? 

Молчанов:  Ну (неразборчиво) на допросе  я уже просто, ну (неразборчиво) я этого момента уже не помню. А мне сложно апеллировать тем временем  и держать это в голове. Я просто уже не помню. Я не могу апеллировать как (неразборчиво). К сожалению, извиняюсь. Но здесь много времени прошло, и я не помню. 

Представитель потерпевшего МУПВ:  Тогда…

Молчанов: Откуда я это взял?! Это, может быть, мои какие-то выводы. Ну, наверное, это какое-то мое субъективное мнение. На чем основывалось,  я тоже не вспомню, не прокомментирую (неразборчиво).

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, когда вас допрашивали, у вас какие-то записи на руках были? Вы приходили на допрос, приносили какие-то  документы, из которых могли посчитать эту цифру?

Молчанов:  Нет. Я ничего не приносил. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. То есть правильно я вас понимаю, что эта цифра,  что это ваш домысел,  ваше мнение? 

Судья: Вопрос снимается.

Гособвинитель (1): Ваша честь, прошу снять…

Судья: Вопрос снят, можете не отвечать. 

Молчанов:  Я могу отвечать, да? 

Судья: Нет, вопрос этот снят. Нет, не надо отвечать на него. 

Представитель Приморского краевого суда: Снят вопрос, не надо отвечать.

Судья: Еще будут вопросы? 

Представитель потерпевшего МУПВ:  У меня нет.

Поликарпов: Разрешите, Ваша честь, один вопрос?

Судья: Пожалуйста.

Поликарпов: Максим Николаевич, вот в оглашенных показаниях, которые сегодня  оглашались, у вас написано следующее: «МУПВ «Дороги Владивостока»  в то время имело взаимоотношения с группой компаний «Востокцемент», которая предоставляла предприятию строительные материалы  в кредит, то есть без предварительной оплаты». Вот эту фразу подтверждаете вы в своих показаниях сегодня?

Судья: Вопрос снимается, уже ответил на данный вопрос, что подтверждает показания. 

Молчанов:  Да, подтверждаю.

Судья: Еще вопросы будут?

Представитель потерпевшего МУПВ:  Да, разрешите еще один вопрос.

Судья: Угу.

Представитель потерпевшего МУПВ: Вопрос уточняющий. Максим Николаевич,  еще вернемся к 80 %. Подскажите, вот эта цифра, она в ваших показаниях была 80%,  она была исходя из числа контрактов  или исходя из…

Судья: Вопрос снимается, уже ответил, что не помнит.

Представитель потерпевшего МУПВ: Ну чтобы уточнить, сумма это контрактов была или чего…

Судья: Вопрос снят. Еще есть вопросы? Нет? Тогда допрос свидетеля завершен. Спасибо большое, свидетель, вы можете быть свободны.  Спасибо за предоставление конференц-связи.

Представитель Приморского краевого суда: Спасибо. Всего доброго.

Судья: Всего доброго. И спасибо большое. Другие свидетели есть сегодня у стороны обвинения? Обсуждается вопрос о продолжении судебного заседания при наличии свидетелей. Государственные обвинители, у представителя потерпевшего нет возражения?

Представитель потерпевшего МУПВ:  Нет возражения.

Судья: У защиты? У подсудимых?

Защита:  Нет.

Поделиться: