18+

Представитель мэрии Владивостока рассказала об этом Тверскому суду

Референт по решению вопросов местного значения секретариата городской администрации Евгения Козырева  ответила на вопросы Тверского суда по существу дела экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего холдинг «Востокцемент» Андрея Пушкарёва 23 ноября

Евгения Козырева работает в общественной приёмной главы города с 2008 года. Отвечая на вопросы участников судебного процесса свидетель сообщила, что Игорь Пушкарёв на постоянной основе проводил встречи с горожанами и контролировал выполнение поручений по их итогам. 

Кроме того, по словам свидетеля, особое внимание экс-глава Владивостока уделял адресной помощи пенсионерам и ветеранам. 

«Также обращалось множество людей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Я помню по поручению и на личные средства Игоря Сергеевича бабушкам покупала обогреватели, которые жили в частных домах и постоянно мёрзли. Приобретались продуктовые корзины, оказывалась адресная помощь ветеранам. И ветераны войны до сих пор приходят в приёмную и узнают, как дела у Игоря Сергеевича, передают привет ему и наилучшие пожелания», - сообщила Евгения Козырева.

Стенограмма допроса Евгении Козыревой

Судья: Здравствуйте, суд устанавливает личность свидетеля. Назовите вашу фамилию, имя, отчество.

Козырева: Козырева Евгения Владимировна.

Судья: Я вам разъясняю, что вы приглашены в качестве свидетеля для дачи показаний по уголовному делу в отношении Пушкарева Игоря Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича, Лушникова Андрея Вадимовича. Как свидетель вы обязаны говорить суду правду, за отказ дачи показаний, дачу заведомо ложных показаний, уклонение от дачи показаний предусмотрена ответственность по статьям 307, 308 Уголовного кодекса Российской Федерации.  Вы вправе не свидетельствовать против себя, своего супруга, близких родственников и иных близких лиц. На судебном заседании вы имеете право пользоваться помощью переводчика, если не владеете русским языком, заявить отвод переводчику, являться на допрос с адвокатом, пользоваться мерами государственной безопасности в случаях, когда это предусмотрено уголовно-процессуальном законом, делать замечания, заявления по поводу здесь председательствующих участников процесса, заявлять ходатайства. Вам понятны ваши права, ответственность?

Представитель приморского краевого суда: Сейчас, минуточку.

Судья: Слышно нас? 

Представитель приморского краевого суда: Слышно, слышно вас.

Судья: Свидетель, права, ответственность понятны?

Козырева: Да.

Судья: Подпишитесь в подписке, пожалуйста.

Представитель приморского краевого суда: В подписке расписываемся. Ваша фамилия, имя, отчество, подпись и число. В судебном заседании присутствует представитель потерпевшего.

Судья: У нас свидетель…

Представитель приморского краевого суда: Ой, представитель Козыревой  – Топольскова  Майя Данииловна.

Судья: Угу, спасибо. А подписка отобрана? Спасибо.

Представитель приморского краевого суда: Все, можно продолжать.

Судья: Подскажите, пожалуйста, свидетель, вы какое-то отношение имеете или имели к МУПВ «Дороги Владивостока», которое у нас потерпевшим по делу является?

Козырева: Нет, не имела.

Судья: Пушкарев Игорь Сергеевич вам знаком?

Козырева: Да.

Судья: Какие у вас с ним отношения?

Козырева: Работаем, он мой руководитель.

Судья: Рабочие отношения. Пушкарева Андрея Сергеевича знаете? Знакомы с ним?

Козырева: Да, это брат Игоря Сергеевича.

Судья: Какие у вас с ним отношения?

Козырева: Отношений нет никаких.

Судья: Лушникова Андрея Вадимовича вы знаете?

Козырева: Да, знаю, что это сотрудник нашей администрации, (неразборчиво). Отношений с ним не было никаких, по работе мы с ним не сталкивались.

Судья: Угу. Пожалуйста, защитник, какие у вас вопросы?

Третьяков: Добрый день, добрый вечер – уже по вашему времени. Меня зовут Константин Третьяков, я адвокат, защищаю Игоря Сергеевича Пушкарева. Вы меня слышите нормально?

Козырева: Да, не очень хорошо вас слышу.

Третьяков: Хорошо, спасибо. Вопросов у нас будет немного, но, собственно говоря…  расскажите, пожалуйста, с какого времени вы работаете в администрации города Владивостока?

Козырева: С 2008 года на этой должности.

Третьяков: В какой должности?

Козырева: Должность внештатная – референт по решению вопросов местного значения. Работаю в общественной приемной главы города.

Третьяков: Что входило в ваши должностные обязанности?

Козырева: Ну в обязанности входит общение с гражданами, которые приходят к нам в приемную, организация приема главы, его заместителей (неразборчиво), контроль за исполнением поручений, которые были сделаны в ходе приема, вся работа с гражданами.

Третьяков: Работа с гражданами. Правильно я вас расслышал?

Козырева: Да-да.

Третьяков: Просто тоже не очень слышно. А подскажите, пожалуйста, знакомы ли вы лично с Игорем Сергеевичем Пушкаревым?

Козырева: Да.

Третьяков: Как вы можете его охарактеризовать за время вашего знакомства, работы?

Козырева: Ну как руководитель и в рамках тех задач, которые он ставил мне, (неразборчиво), очень положительно, потому что он сам очень ответственно относился к людям, которые приходили на прием, сам вел очень много личного приема. Второе – общественная приемная, (неразборчиво) у него регулярно были встречи в рамках, были лично в рамках прямого эфира на телевидении, радио и прочее (неразборчиво). Там тоже были поручения, которые очень четко отслеживались, ну, в общем, он контролировал и меня, и вот (неразборчиво). Это жесткий контроль был за исполнением всех поручений…

Третьяков: Угу, я вас понял.

Козырева: …всех подразделений.

Третьяков: А не можете ли вы сказать, известно ли вам что-либо… каких-то фактов о благотворительности со стороны Игоря Сергеевича Пушкарева? И если известно, то о каких?

Козырева: Не услышала.

Третьяков: Известно ли вам о каких-то фактах благотворительной деятельности Игоря Сергеевича Пушкарева?

Козырева: Да-да.

Третьяков: И если известно, то о каких?

Козырева: Обращений в приемную было очень много,  и, конечно, если это было в рамках полномочий главы, то давались поручения в структурные подразделения. Но было очень много обращений, например, от людей, попавших в трудную жизненную ситуацию, и к таким ситуациям Игорь Сергеевич никогда не оставался равнодушным. Он всегда вот эти поручения, собственно говоря, выполнял, и мы придерживались этого. Могу вспомнить, как отвозила бабушкам обогреватели, которые живут в частном секторе с печным отоплением и жаловались, что замерзают, продуктовые наборы по поручению Игоря Сергеевича большое количество. Ну как-то было обращение бабушки, которая позвонила  на «Прямую линию» и сказала, что кондиционер сломался. Я тоже купила, отвезла. Потом он вообще очень трепетно относился к людям пожилого возраста, к ветеранам, курировал, опекал все время городской наш совет ветеранов. Там сотрудники этого общественного совета тоже женщины, самой старшей, по-моему, 85 лет, подарки ко всем праздникам – к 8 Марта, на Новый год… То есть это всегда был очень активный человек, Игорь Сергеевич это все делал и как бы… 

Третьяков: Угу, я вас понял.

Козырева: …он очень много делал чужим людям.

Третьяков: А…

Козырева: Адресная помощь была если кто-то заболел, ветеранам (неразборчиво), как только (неразборчиво). Я могу пример привести.  Допустим, к 70-летию Победы был указ президента обеспечить жильем ветеранов, которые нуждаются в этом, или сделать ремонт квартир тоже ветеранам, ну которые имеют жилье (неразборчиво). Если по обеспечению, допустим, квартирами уполномочены были администрации края и города, таких проблем не было, а вот на ремонт в бюджете таких средств не было заложено, и Игорь Сергеевич сам выступил спонсором наряду с другими предпринимателями, то есть лично активно в этом проекте участвовал сам.

Третьяков: Угу.

Козырева: Могу еще вспомнить пример. На каком-то мероприятии подошел ветеран к Игорю Сергеевичу (у него прямо улыбка от этого мероприятия была) (неразборчиво) и рассказал такую историю, что он получил деньги по сертификату на предоставление жилья полтора миллиона, а купить на эту сумму он, конечно же, ничего не мог. Игорь Сергеевич спросил, сколько не хватает. Он говорит: 260 тысяч (видимо, он там присмотрел себе квартиру), ну вот через несколько дней я отвезла ему эти деньги, он был, конечно, потрясен, счастлив. И ветераны войны до сих пор приходят в приемную и узнают, как дела у Игоря Сергеевича, передают привет ему и наилучшие пожелания.

Третьяков: А кроме ветеранов, может, кому-то еще помогал? Известно ли вам что-то там, допустим, про поездки школьников к морю, какие-то такие вещи?

Козырева: Ну да, мы нередко занимаемся этим вопросом. Игорь Сергеевич сам из Забайкальского края, учился в школе в Новом Олове и потом перешел дальше, в Вершино-Дарасунском школа, и он поощряет лучших учеников таких школ поездками в лагерь «Океан». И я вот занимаюсь подведением этих итогов, сопровождением детей, там билетами, встречаю их здесь, провожаю. Это регулярно продолжается, цель Игоря Сергеевича… Что эти дети живут в глубинке, чтобы эти дети увидели возможности, то есть на его примере увидели, что совсем (неразборчиво).

Третьяков: Угу, я вас понял. Ну вопрос неизбежный. Если не я его задам, его зададут гособвинители. Что касается источника финансирования этих поездок – вам известно что-нибудь?

Козырева: Источник финансирования… ну я источника самого не знаю. Мне привозила деньги на эти все мероприятие помощник Игоря Сергеевича  Алешина Елена Григорьевна.

Третьяков: Алешина?

Козырева: Да, если какой-то возникал вопрос, она мне их передавала по его поручению.

Третьяков: Подскажите, пожалуйста, а с Алешиной где вы познакомились и кто это?

Козырева: С Алешиной Еленой Григорьевной - мы с детства знакомы, жили по соседству, поэтому я ее знаю очень давно.

Третьяков:  Где она работала, работает?

Козырева: Когда? Сейчас?

Третьяков: Ну вот допустим. 

Козырева: Или раньше?

Третьяков: Ну начиная  с вашего… с того момента, когда она вам деньги первый раз привозила. Где она работала на тот момент?

Козырева: Она все время была помощником у Игоря Сергеевича, еще когда он был в Совете Федерации. И тогда она этой же деятельностью занималась, то есть тоже помогала по поручениям Игоря Сергеевича – и благотворительностью, и остальными поручениями. Поэтому круг обязанностей у нее давно определилась…

Третьяков: Ну о-кей, хорошо. 

Козырева: …как помощник Игоря Сергеевича.

Третьяков: Хорошо. У меня нет больше вопросов, спасибо. Может быть, у моих коллег либо у обвинителей будут вопросы?

Судья: У защиты будут вопросы? У подсудимых будут вопросы? У вас, представитель потерпевшего?

Представитель потерпевшего МУП: Да, у меня два вопроса буквально. Евгения Владимировна, представитель потерпевшего МУП «Дороги Владивостока». Подскажите, а вам что-нибудь известно о выделении из бюджета города денег вот на эти цели, которые вы сейчас только что нам обозначили, социальные вот эти, решения социальных вопросов?

Козырева: Ну нет, (неразборчиво) из бюджета это точно нет, потому что, если мне их передавала (неразборчиво), к бюджету города это не имеет.

Представитель потерпевшего МУП: Понятно.

Козырева: По поручению Игоря Сергеевича.

Представитель потерпевшего МУП: Угу. А как вы отчитывались за расходование этих средств?

Козырева: Перед Алешиной. Сдавала ей документы там, чеки.

Представитель потерпевшего МУП: Угу, ну чем, чем вы отчитывались? Вот тому же ветерану, вы говорите, дали 260 тысяч…

Козырева: Ну если я взяла… а, нет, здесь ничем не отчитывалась, доложила, что передала, и все, с ветерана мы ничего не брали.

Представитель потерпевшего МУП: Угу.

Козырева: А, нет, расписку, наверное, взяли, да, я вспомнила (неразборчиво), да, расписку взяли, и отдала ее Елене Григорьевне.

Представитель потерпевшего МУП: Угу, все, я понял, все, больше нет вопросов.

Судья: У государственных обвинителей будут вопросы?

Гособвинитель (1): Да. Скажите, пожалуйста, Евгения Владимировна, какое у вас образование?

Козырева: Высшее, психолог.

Гособвинитель (1): Высшее психологическое?

Козырева: Да-да.

Гособвинитель (1): Угу, а скажите, пожалуйста, вот об этих встречах с Алешиной… как и где эти встречи происходили? Меня интересует, по чьей инициативе, кто кому сообщал, что на ту или иную благотворительную цель нужны те или иные денежные средства?

Козырева: Ну если Игорь Сергеевич давал поручение, что, допустим,  нужно оказать помощь там адресную в размере таком-то, то он, видимо, и давал поручение Елене Григорьевне, и она привозила мне эти деньги.

Гособвинитель (1): Вам звонила непосредственно она или лично сообщал Игорь Сергеевич о том, что эта встреча должна…

Козырева: По-разному. Были такие моменты, когда он сразу говорил: скажите Елене Григорьевне и возьмите у нее. Такие моменты тоже были, если средства небольшие. Конечно, если вот так, как в последнем случае с ветераном, то там другая история. А если там небольшая сумма – 5-10 тысяч на обогреватель или продукты, то могла непосредственно сказать Елене Григорьевне.

Гособвинитель (1): Угу, где эти встречи с Алешиной происходили у вас?

Козырева: По-разному, она могла и в общественную приемную приехать, и где-то (неразборчиво), непринципиально было. 

Гособвинитель (1): Ну вы к ней ездили или она к вам? Или по-разному?

Козырева: Чаще всего она, я же на рабочем месте, чаще всего она.

Гособвинитель (1): То вы к ней, то она к вам?

Козырева: Она ко мне.

Гособвинитель (1): Она к вам.

Козырева: Приемная – рабочее место, мое рабочее место.

Гособвинитель (1): Угу, скажите, пожалуйста, она после 2013 года часто была в администрации, бывала в администрации?

Козырева: Не готова сказать, но ко мне она заезжала, а как часто…

Гособвинитель (1): Исключительно к вам заезжала?

Козырева: Нет, может быть, еще куда-то ездила, не знаю. Общественная приемная не в самом здании администрации находится, а в другом здании, и поэтому куда она дальше заходила, не могу сказать.

Гособвинитель (1): Угу.

Козырева: Ко мне она заходила в приемную, да.

Гособвинитель (1): А скажите, пожалуйста, Евгения Владимировна, вы какие-то доплаты к заработной плате (возможно, вы это премиями называли, не знаю, как конкретно), не предусмотренные трудовым законодательством, от Игоря Сергеевича из его личных средств получали на протяжении вашей работы в администрации?

Козырева: Нет, не получала.

Гособвинитель (1): О таковых фактах, касающихся других должностных лиц администрации, вам что-то подобное известно? 

Козырева: Нет, неизвестно.

Гособвинитель (1): Неизвестно. Скажите, пожалуйста, в 2012 году вы в Гонконг в командировку летали?

Козырева: Да, летала.

Гособвинитель (1): А совместно с кем?

Козырева: Ну я не готова на этот вопрос отвечать. Можно 51-ю?

Гособвинитель (1): Конечно, можно, можете даже не спрашивать. А скажите, пожалуйста, цель этой командировки какова была?

Козырева: 51-я.

Гособвинитель (1): Угу.

Козырева: Мы уже за это ответили.

Гособвинитель (1): Я вас в этом и не обвиняю, я вопросы задаю. А скажите, пожалуйста, кто подписывал распоряжение о вашей командировке в Гонконг?

Козырева: Не знаю.

Гособвинитель (1): Что, простите?

Козырева: Я не знаю.

Гособвинитель (1): Не знаете. А скажите, пожалуйста, вы отчитались по итогу этой командировки перед Игорем Сергеевичем?

Козырева: Я уже взяла 51-ю.

Гособвинитель (1): Громче, будьте любезны.

Козырева: 51-я статья.

Гособвинитель (1): 51-я.

Козырева: 51-я, да.

Гособвинитель (1): Все понятно, нет вопросов.

Судья: Другие вопросы будут?

Гособвинитель (2): Да, Ваша честь.

Судья: Пожалуйста.

Гособвинитель (2): Евгения Владимировна, вот в продолжение вопросов адвоката Третьякова ряд уточняющих вопросов. Вы пояснили, что на некую благотворительность… на благотворительную помощь деньги вам привозила Алешина. Скажите, пожалуйста, а Алешина где брала эти денежные средства, откуда она их брала? 

Козырева: Я не знаю откуда.

Гособвинитель (2): И чьи это были денежные средства? Кому они принадлежали?

Козырева: Это я вам не могу сказать, где она брала, меня это вообще не интересовало. У меня было поручение оказать адресную помощь, и я на это дело получала средства и оказывала, а другие конкретно меня не интересовали.

Гособвинитель (2): Угу, скажите, пожалуйста, как-то официально, по официальным бухгалтерским документам, там документам налоговой отчетности передача денежных средств на благотворительность как-то отражалось или нет вами?

Козырева: Мне это неизвестно.

Гособвинитель (2): Почему вам это неизвестно, если деньги вам передавались? 

Козырева: Меня это не волновало.

Гособвинитель (2): Вы этим занимались.

Козырева: Я занималась непосредственно покупкой, допустим, тех вещей, которые сказали купить. Меня оповестили, сказали так вот и так, и это была моя обязанность…

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста каким образом тогда это все позиционировалось как спонсорская помощь от Пушкарева Игоря Сергеевича?

Козырева: Человек обратился к Игорю Сергеевичу с просьбой, я от имени Игоря Сергеевича эту просьбу выполнила, то есть когда я получила вот это, например по поводу обогревателя, да… и я сказала, что это лично вам передал, вот, чтобы позвонили там, поблагодарили.

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, а что мешало это делать через администрацию официально либо через какие-то ветеранские организации, социальные службы города Владивостока?

Козырева: Как бы в бюджете нет таких средств на это, нецелевое использование, поэтому через общественные организации, может быть, и оказывались, но сейчас я уже не могу вам сказать.

Гособвинитель (2):  Угу.

Козырева: То есть если непосредственно к нему обратился человек, он всегда реагировал на эту просьбу.

Гособвинитель (2): Угу, так. Нет вопросов.

Судья: Угу. Других вопросов не возникло, представитель потерпевшего?

Представитель потерпевшего МУП: Нет, Ваша честь.

Судья: Сторона защиты, обвинения, допрос свидетеля завершен. Спасибо большое, свидетель, вы можете быть свободны.

Пушкарев: Всего доброго, Евгения Владимировна.

Судья: Спасибо за организацию видео-конференц- связи, всего доброго.

Поделиться: