18+

Представитель управления дорог и благоустройства мэрии ответила на этот вопрос 

Начальник планово-экономического отдела управления дорог и благоустройства администрации города Любовь Менякина ответила на вопросы Тверского суда по существу дела экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего холдинг «Востокцемент» Андрея Пушкарёва 28 ноября. 

В ходе допроса начальник планово-экономического отдела управления дорог и благоустройства администрации Владивостока сообщила, что в её обязанности входит формирование начальной и максимальной цены муниципального контракта. Для этого специалисты производят анализ рынка. Свидетель подчеркнула, что в соответствии с Федеральным законом 44-ФЗ приоритетным в вопросе формирования цены является именно анализ рынка, а не справочник РЦЦС.

Также Любовь Менякина заявила, что никто никогда не давал указаний о создании особых условий для МУПВ «Дороги Владивостока». Аукционы проводились на специальной электронной площадке, принять участие в них могло любое предприятие. При этом их название скрыто: компании участвуют в аукционах на муниципальные заказы под порядковыми номерами. 

«Мы никогда не знаем, кто выиграет», - отметила начальник планово-экономического отдела.

Стенограмма допроса Любови Менякиной 

Судья: Свидетель, ваша личность устанавливается, назовите ваши фамилию, имя, отчество.

Менякина: Менякина Любовь Андреевна.

Судья: Личность ваша установлена, я вам разъясняю, что вы приглашены в качестве свидетеля для дачи показаний по уголовному делу в отношении Пушкарева Игоря Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича, Лушникова Андрея Вадимовича. Как свидетель вы обязаны говорить суду правду, за отказ дачи показаний, дачу заведомо ложных показаний и уклонения от дачи показаний предусмотрена ответственность по статьям 307, 308 Уголовного кодекса Российской Федерации. Как свидетель можете не свидетельствовать против себя, своей супруги, близких родственников и иных близких лиц. В судебном заседании имеете право пользоваться помощью переводчика, если не владеете русским языком, заявить отвод переводчику, являться на допрос с адвокатом, пользоваться мерами государственной безопасности в случаях, предусмотренных процессуальным законом, делать замечания и заявления по поводу действующего председательствующего, участников процесса, заявлять ходатайство. Свидетель, вам понятны права и ответственность?

Менякина: Да.

Судья: Свидетель, у нас по делу признан потерпевшим МУПВ «Дороги Владивостока», вы к данной организации имеете отношение?

Менякина: Я работала в управлении дорог и благоустройства, под ведомством которого является названное вами предприятие.

Судья: Пушкарев Игорь Сергеевич вам знаком?

Менякина: Да.

Судья: Как можно охарактеризовать сложившиеся с ним отношения?

Менякина: Бывший руководитель органа администрации, где я работаю.

Судья: То есть служебные отношения?

Менякина: Да.

Судья: Пушкарев Андрей Сергеевич вам знаком?

Менякина: Да. Ой, Андрей Сергеевич?

Судья:  Андрей Сергеевич.

Менякина: Андрей Сергеевич – нет.

Судья: Лушников Андрей Вадимович знаком?

Менякина: Вот он знаком, да

Судья: Какие с ним у вас отношения?

Менякина: Тоже служебные были.

Судья: У вас какие-то конфликты с подсудимыми возникали, в силу которых вы можете их оговорить, дать недостоверные показания в отношении них? 

Менякина: Нет.

Судья: Нет. Хорошо, пожалуйста, защитники, какие у вас вопросы к данному свидетелю? 

Третьяков: Любовь Андреевна, здравствуйте, меня хорошо слышно?

Менякина: Ну, тиховато, в общем.

Третьяков: Я встану. Так лучше?

Менякина: Ну, постараюсь услышать. 

Третьяков: Хорошо, ну ладно тогда, если не нравится, с вашего позволения, присяду. Меня зовут Константин Третьяков, я адвокат, защищаю Игоря Сергеевича Пушкарева. У меня несколько вопросов к вам есть, подскажите, пожалуйста, давайте начнем сначала: в какой должности вы работаете, с какого времени?

Менякина: Я начальник планово-экономического отдела в управлении дорог и благоустройства администрации города Владивостока с ноября 10-го года.

Третьяков: С 2010-го года. А что входит в ваши должностные обязанности в общих чертах?

Менякина: Формирование…

Третьяков: В общих чертах.

Менякина: Формирование бюджета... Могу говорить?

Третьяков: Да, пожалуйста, извините.

Менякина: В мои должностные обязанности входит формирование бюджета управления дорог и благоустройства в рамках всего бюджета города прежде всего и, соответственно, муниципальных программ, отчетность по ним и анализ рынка как формирование начальной максимальной цены контракта.

Третьяков: Вы могли бы подсказать, как формируются  вот это самое – начальная максимальная цена контракта? 

Менякина: Специалист управления формирует (неразборчиво) ведомости объемов, вернее, дефектовки, совместно с отделом ценообразования формируют ведомости объема работ, подают в мой отдел для анализа рынка, мы делаем анализ рынка, и потом уже отдел ценообразования исходя из моего формирует полный комплект для осуществления муниципального заказа, который размещается уже на сайте.

Третьяков: Подскажите, а как определяется цена материалов для расчета цены контракта?

Менякина: Основная часть материалов берется по стоимости, заложенной в гранд-смете, – это данные РЦЦС; помимо основных материалов мы также делаем анализ рынка, ну, для уточнения стоимости (неразборчиво).

Третьяков: Здесь более детально, не могли бы сказать: являются цены справочника РЦЦС  единственным способом определения цен на материалы? 

Менякина: Нет. 

Третьяков: А какие еще возможны способы определения цен?

Менякина: В соответствии с действующим федеральным законом 44-ФЗ о размещении государственного муниципального заказа приоритетным является метод анализа рынка.

Третьяков: Подскажите, а вот…

Менякина: (неразборчиво).

Третьяков: Да-да, а вот подрядчики по муниципальным контрактам, они обязаны руководствоваться ценами РЦЦС при закупке стройматериалов? Было ли такое условие в муниципальных контрактах? 

Менякина: Нет, при мне никогда не было.

Третьяков: Вот касательно МУПВ «Дороги Владивостока»:  давались ли вас какие-либо указания о создании преференций для этой компании от кого-либо?

Менякина: Нет, нет.

Третьяков: А были ли факты, что аукционная документация, разрабатывалась исключительно в расчете вот на участие в аукционе МУПВ «Дороги Владивостока» под какие-то специальные условия и т.д.? 

Менякина: Нет, конечно. Всем на одинаковых условиях разрабатываются. Мы не можем знать по результатам того, кто будет, кто выиграет этот аукцион, для всех условия одинаковы.

Третьяков: Я понял, понял. Касательно расчета цены контракта: это как-то зависит от уровня бюджета, из которого выделяются деньги на финансирование? Как вот цена…

Менякина: Ну, у нас есть… У нас есть определенный бюджет  вот, скажем, на определенное направление (например на ремонт дорог) и есть, определенный перечень работ, которые мы должны сделать, те же, например, наказы депутатов Думы города Владивостока, и  в результате формирования дефектовок и цены начальной максимальной стоимости контракта размещается лот на торговых площадках, торгуются. В случае экономии опять же средств на этой статье остаются, и опять по ходу (неразборчиво) идет размещение дальнейшее. Так и складывается.

Третьяков: Я понял. А средства какого бюджета выделялись на аварийно-восстановительный ремонт дорог Владивостока?

Менякина: Только местного бюджета города Владивостока. 

Третьяков: Вы не можете пояснить, соответствовали ли цены на материалы в справочнике РЦЦС уровню рыночных цен на эти же стройматериалы? 

Менякина: Соответствовали ли цены РЦЦС рыночным ценам?

Третьяков: Да, да, все верно.

Менякина: Ну в связи с тем, что у нас возникала потребность… Вернее, мы в принципе занимались анализом рынка, и такое заключение некорректно, то есть мы в принципе рыночную цену берем исходя из требований 44-ФЗ. Просто мы справочниками РЦЦС и расчетами в гранд-смете пользовались для составления детализованных смет, так скажем.

Третьяков: Не припомните вы случай, не было ли жалоб от подрядчиков, например, на недостаточность финансирования в соответствии с ценами РЦЦС?

Менякина: Ну в связи с чем и столкнулись, да, что многие подрядчики, я так навскидку их не назову, когда… я просто не занимаюсь видом этой работы, когда исполняют наши контракты, возникала у них проблема, что заложенные цены контрактов… Во-первых, и инфляция та же идет – они уже отстают от действующей цены на рынке, и если… то, конечно, у нас банкроты, по-моему, были…  некоторые коммерческие организации в результате выполнения наших контрактов… такие случаи были, то есть да, проблемы существовали.

Третьяков: Понял. Поясните, пожалуйста, а как принимались и оплачивались работы?

Менякина: Ну, работы… Ну, во-первых, это не моя компетенция, но работы принимали строго в соответствии с договором: сколько там объема работ заложено, детализированный там объем работ, по цене, заложенной в договоре, и принимались, то есть мы контролировали объем и качество выполненных работ, а цена та, которая заложена в контракте, другого не дано.

Третьяков: Да.

Менякина: Это договорные отношения.

Третьяков: Понял, понял. А требовали ли вы от подрядчика сведения о соответствии цен на закупленные материалы ценам РЦЦС? Как-то вот было такое, такие требования?

Менякина: Конечно, нет. Это вообще не наша компетенция, это не наши полномочия, у нас нет этого основания, и нам эта информация не нужна.

Третьяков: Все, я вас понял.

Менякина: Это (неразборчиво) уже коммерсантов – эффективно осуществлять свою деятельность и не нести, как следствие, убытки или прибыль от этой деятельности. Нам эта информация… Мы не уполномочены ее спрашивать, она нам не нужна.

Третьяков: Хорошо. Спасибо большое, у меня больше нет вопросов. Может быть, будут вопросы у моих коллег либо у обвинения.

Судья: У стороны защиты будут вопросы?

Сторона защиты: Нет.

Судья: Нет. Подсудимые, будут у вас вопросы?

Подсудимые: Пока нет.

Судья: Представитель потерпевшего, вопросы будут?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да, один вопрос. Любовь Андреевна, представитель потерпевшего Андрусенко. Подскажите, пожалуйста, источником информации для определения цен  вот вы назвали справочник РЦЦС, понятно, а когда вы определяли рыночные цены, что в качестве источника вы использовали?

Менякина: Ответы коммерческих организаций, действующих на рынке города Владивостока.

Представитель потерпевшего МУПВ:  То есть с какой-то периодичностью делались запросы и поступали все эти ответы, да?

Менякина: Конечно. Поступали ответы. Причем мы делали запросы на ряд крупных материалов и после уже делали запрос  на весь комплекс работ, после чего размещалась вся  информация о необходимом лоте на госзакупках. 

Представитель потерпевшего МУПВ: А вот эти запросы делались как-то на постоянной основе или к конкретному какому-то проекту, какому-то  объекту?

Менякина: С выходом 44-ФЗ приоритетным методом является анализ рынка цен, и  любой лот, размещаемый на торговых площадках, у нас подвергался анализу цен, только после этого возможно было его, собственно, торговать.

Представитель потерпевшего МУПВ: То есть какой-то определенный лот, он закреплялся за каким-то подчиненным вам работником и он прорабатывал вот эти вот рыночные цены?

Менякина: Делали запросы по каждому потенциальному лоту, получали ответы  и дальше уже отдавали в другие отделы, и они уже, ну, в нашем управлении, они уже дальше начинали сбор всей необходимой документации,  чтоб была полная информация для размещения.

Представитель потерпевшего МУПВ: Скажите, а вот эта вот вся информация, она как накапливалась? Это в каком-то бумажном носителе по каждому проекту как-то у вас в отделе или каким образом?

Менякина:  Она вся накапливается на сайте госзакупок, это же необходимая составляющая для размещения. Откуда, как складывается цена, там техническое задание, там…

Представитель потерпевшего МУПВ: Нет, вы не поняли. Да, на сайте госзакупок – понятно. Имеется в виду, когда вы анализировали рынок, получали вот эти документы, вы эти документы где-то как-то вот накапливали у вас в отделе?

Менякина: У нас есть, у нас есть программный комплекс, который сопровождает всю, собственно, администрацию, – программный отдел, откуда у нас, где регистрируется вся исходящая и входящая документация от нас, то есть все запросы есть там и все ответы есть тоже там.

Представитель потерпевшего МУПВ: То есть вы ответы получали в электронной форме?

Менякина: Бумажный вид заносили в электронную форму и хранят уже в электронной форме.

Представитель потерпевшего МУПВ: Понятно. А бумажную форму хранили?

Менякина:  Это не ко мне вопрос, это делопроизводство, я не знаю, как они хранят эту документацию.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите. А вот эту информацию, которую вы заносили в электронную форму, которая хранилась, хранится у вас вот в базе, она предоставлялась кому-нибудь для  последующей проверки правильности ваших действий?

Менякина:  Я не готова сказать. Я вышла недавно из декрета и не знаю, есть ли предыдущие запросы… кто-либо делал.

Представитель потерпевшего МУПВ: Все понятно. Спасибо. Нет вопросов.

Судья: Государственный обвинитель, будут вопросы? 

Гособвинитель (1): Любовь Андреевна, добрый день. Подскажите, пожалуйста, сразу, чтоб нам было понятно: в какой период времени вы в декрете находились?

Менякина: С февраля 16-го по февраль 18-го. 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, нас как раз вот этот период не интересует, нас интересует период с 9-го года по 11-й. Вы, соответственно, прибывали на своей должности в этот период времени? 

Менякина: Да, но запросом, анализом рынка цен мы стали заниматься с выходом 44-ФЗ, это навскидку год 14-й, наверное.

Гособвинитель(1): А до этого?

Менякина: До этого я не имела отношения к формированиям начальной  максимальной цены контракта и поэтому не могу сказать.

Гособвинитель(1):  Понятно. То есть анализ рынка, вы с какого периода начали этот метод использовать?

Менякина: С момента выхода 44-ФЗ о (неразборчиво).

Гособвинитель(1): Скажите, пожалуйста, до выхода федерального закона № 44-ФЗ вам известно, какие методы при формировании начальной максимальной цены использовались?

Менякина: Насколько я знаю, по ценам  РЦЦС формировалась, но опять-таки это не моя компетенция, не мой отдел этим занимался на тот момент.

Гособвинитель(1):  Скажите, пожалуйста, вот с момента выхода федерального закона 44-го, когда вы начали этим заниматься, каким образом формулировался  вопрос в запросе поставщикам для формирования, вернее, для использования метода анализа рынка, то есть какие данные конкретно вы просили в своем запросе вам предоставить и перечень материалов?  Всегда ли он был один и тот же либо вы исходили в каждом конкретном случае, ну, из конкретики, в общем, исходили из  каждого конкретного муниципального контракта? 

Менякина:  Каждый муниципальный контракт на выполнение работ имеет свою ведомость выполнения работы – это порядка… может быть, несколько листов детализированного перечня, какие работы надо сделать, и, соответственно, мы говорили в запросе, что в соответствии с 44-ФЗ,  в рамках анализа рынка цен, нам необходимо представить информацию о том, сколько стоит такой объем выполнения работ.

Гособвинитель(1): Объем работ, ну, соответственно, и цена конкретных стройматериалов? 

Менякина: Которая включает в себя как цену материалов, так и цену механизмов, так и цену, ну, как оплату труда, накладные, отчисления налоговые.

Гособвинитель(1): И  вот все то, что вы...

Менякина: Вот это входит.

Гособвинитель(1): Я поняла. И вот все то, что вы сейчас перечислили, это было детализировано, то есть, я имею в виду вот так же, как вы сейчас перечислили, это было, допустим там, в разных графах данные представлены, в разных столбцах или это вам единой суммой предоставлялось тем, кто отвечал на ваш запрос, единой цифрой?

Менякина: Предоставляли, как правило, смету.... У нас прервалась связь.

Судья: Ну, да, продолжаем допрос. На чем мы остановились? 

Менякина: Повторите вопрос, пожалуйста. 

Гособвинитель(1): Да-да-да. Значит, Любовь Андреевна, вопрос был такой: вот вы сейчас перечислили данные, да, которые вы запрашивали, вы вот так же их запрашивали, я имею в виду  детализировано или вы просили единую цифру вам предоставить по всем тем позициям, но уже посчитанную, уже суммированную, одну либо детализированную по всем показателям?

Менякина: Мы всегда запрашивали детализированную по всем показателям, предоставляли уже расчет, так или иначе, укрупняя на свое видение (неразборчиво) участники рынка. Здесь мы не вправе были регламентировать, нам нужен был прежде всего расчет. Насколько они его укрупняли - это уже было их право.

Гособвинитель(1): Понятно. Скажите, пожалуйста, вы сказали мне, на вопрос ответили, что до возникновения, до появления федерального закона № 44, соответственно, вы этим не занимались. А что входило в вашу компетенцию до принятия федерального закона 44-го?

Менякина: У меня  прежде всего, повторюсь, задача моего отдела – это формирование бюджета управления, сопутствующие к нему и составляющие его муниципальные программы, также отчетность по ним (неразборчиво), там  статистическая отчетность, то есть это до сих пор есть, это так есть, это прежде всего, а участие в формировании начальной максимальной цены контракта – это дополнительные обязанности, которые были переданы моему отделу с выходом 44-ФЗ.

Госовинитель(1): А до него… я немножко конкретизирую тот вопрос, который я уже задавала. А до его появления вообще, в принципе что-то, относящееся к формированию начальной максимальной цены контракта,  входило в ваши полномочия?

Менякина: Нет.

Гособвинитель(1): Не входило, все понятно. У меня нет вопросов, ваша честь.

Судья: Еще вопросы будут?

Гособвинитель(2):Ваша честь, разрешите?

Судья: Да, пожалуйста.

Гособвинитель(2): Любовь Андреевна, подскажите, пожалуйста, вы сказали, что вам известно такое предприятие, как МУПВ «Дороги Владивостока», можете сказать более подробно, что это за предприятие, чем оно занималось и каково было его финансовое состояние в период, ну, с 9-го по 16-й год?

Менякина: Муниципальное унитарное предприятие Владивостока «Дороги Владивостока». Ну навскидку создано, может быть, с 2006 года. Прежде всего у него в видах деятельность, по-моему, осуществление дорожной деятельности (неразборчиво), я навскидку не помню. Сейчас оно находится в стадии преобразования в казенное учреждение.  

Гособвинитель(2): С какого времени?

Менякина: Какое финансовое состояние? Было кредитное. Я знаю, что  он был убыточный и у него была и кредиторская задолженность, значительная дебиторская также.

Гособвинитель(2): Так, скажите, пожалуйста, вам известно, в связи с чем сформировались данные задолженности?

Менякина: Там внутрихозяйственная деятельность предприятия... Деятельность была неэффективной, наверное. 

Гособвинитель(2): Неэффективная деятельность?

Менякина: Общая фраза.

Гособвинитель(2): Неэффективная...

Менякина: А?

Гособвинитель(2): Неэффективная деятельность предприятия была? 

Менякина: Ну, убытки у нас вследствие чего образуются? Вследствие того, что предприятие неэффективно, любое коммерческое предприятие. 

Гособвинитель(2): Вот с учетом того, что вы сказали, что ваше управление, да, осуществляло, как я понимаю… в контроле за действиями, да, вот это, за деятельностью этого предприятия? А вот с Лушниковым, с другими директорами МУП? Кстати, кто еще был директором МУП за период вашей работы? Вы общались? Вообще, как-то это предприятие собиралось выходить из этой ситуации, выходило ли? 

Менякина:  Подробности не могу сказать, я же не помню такого – какие были нюансы. 

Гособвинитель(2): Скажите, пожалуйста, каким образом тогда МУПВ «Дороги Владивостока» вообще осуществляло свою деятельность  в рамках работы муниципального контракта. За счет чего?

Менякина: Выходил на аукционы, выигрывал контракты так же, как и все участники рынка.

Гособвинитель(2): Скажите, пожалуйста, а с учетом вот вообще вот такого состояния финансового он был в состоянии-то выполнять вот эти работы? 

Менякина: Это не ко мне вопрос, это не мои полномочия. Он же выходил, его торговая площадка выпускала, значит, не было запрета на то, чтобы он выходил, там же допуск у них существует, у всех коммерческих организаций, прежде чем зарегистрироваться на единой площадке.

Гособвинитель(2): Скажите, пожалуйста, а вот ваше подразделение вообще осуществляло  проверку участников муниципальных контрактов на предмет вообще их финансового состояния, надежности, возможности выполнить работы в конкурсе, на проведение которых они участвуют, одним словом? 

Менякина: Мы формировали муниципальные... Вначале максимальные цены потенциальных муниципальных контрактов… мы их составители. 

Гособвинитель(2): Нет...

Менякина: Как мы можем оценивать их финансовые вопросы? Я не понимаю вопроса.

Гособвинитель(2): Участников... Вопрос заключается в том, вы проверяли, грубо говоря, на благонадежность участников этих конкурсов? В состоянии они вообще выполнить эти работы?

Менякина: Это задача торговой площадки – проверять их. Если они не в состоянии выйти и заключить контракт, там же к ним целые условия на регистрацию, там через содержание госказначейства. Это не наша компетенция. 

Гособвинитель(2): Так, хорошо. То есть это не компетенция администрации, да, города?

Менякина: Нет. Торговая площадка, она не относится к компетенции администрации города Владивостока. Это федеральные площадки торговые.

Гособвинитель(2): Хорошо. Скажите, пожалуйста, вам что-либо известно, какой вообще процент муниципальных контрактов, да, выиграл МУПВ «Дороги Владивостока»? 

Менякина: Я не вела аукцион, не могу вам сказать. 

Гособвинитель(2): Это была большая часть контрактов, меньшая часть или равнозначная по соотношению с другими участниками аукциона?

 Менякина: Ну не скажу. Навскидку 50%, но это… я не проводила такой анализ.

Гособвинитель(2): Скажите, пожалуйста, в настоящий момент МУП вот с учетом того, что вы сказали, что это надежная организация  с опытом, продолжает участвовать в аукционах или нет? И если не продолжает, то почему?

Менякина:  Насколько мне известно, оно в аукционах нашего управления на данный момент не участвует.  В этом году я не видела ни одного контракта с МУП.

Гособвинитель(2): А почему перестал...

Менякина: Почему? 

Гособвинитель(2): МУПВ участвовать, такая ведь хорошая организация.

Менякина: Не ко мне вопрос, я не знаю, почему он не выходит на торговые площадки, это ответственность директора – торговаться или нет.

Гособвинитель(2):  А кто сейчас директор? Вы вообще общаетесь с ним, почему они не выходят?

Менякина: Видела один раз, новый директор – Ворошилов, не помню, к сожалению, как звать, где-то в ноябре, начал, наверное, назначен на должность.

Гособвинитель(2): Так, скажите, пожалуйста, следующий у меня вопрос: в настоящий момент какова финансовая ситуация с МУПом, с его задолженностью?

Менякина: Они находятся в стадии реорганизации.

Гособвинитель(2): Так, ну а с задолженностью их что в настоящий момент?

Менякина: Ну, по-моему, есть небольшая задолженность перед муниципальным... Вы  кредиторку имеете в виду?

Гособвинитель(2): Про кредиторскую и дебиторскую задолженность – вы обе называли, поэтому...

Менякина: Насколько я знаю, у них кредиторская задолженность по МБУ «СГТ». Не готова сказать, не смотрела последнюю информацию.

Гособвинитель(2): Понятно. Скажите, пожалуйста, а с чем вообще была связана реорганизация МУПа, для чего она была нужна, необходима, ну, реорганизация?

Менякина:  Не готова ответить, без меня постановление, по крайней мере, не при мне. Может, и вышло при мне, а создание его без меня происходило. Не могу сказать, что было причиной его создания.

Гособвинитель(2): Скажите, пожалуйста, а вам известно, вообще, МУПВ где и каким образом приобретал строительные материалы для выполнения муниципальных контрактов?

Менякина: Я не сталкивалась, не знаю, не помню, но я знаю, что со «Спасскцемента», наверное, но этого документа я не помню. Мы не вмешивались, это просто, это его решения.

Гособвинитель(2): Так, а откуда вы знаете, что в  «Спасскцементе»?

Менякина: Ну, я же здесь… на этом деле, знаю, что идет, видимо.

Гособвинитель(2): Так, еще у кого-то покупал МУП материалы или нет?  Или другие организации не можете назвать?

Пушкарев: Не расслышал свидетель.

Гособвинитель(2): Другие еще организации можете назвать, у кого МУП покупал стройматериалы? 

Менякина:  Что? Еще раз… Организации, у которых покупал...

Гособвинитель(2): Стройматериалы МУПВ помимо «Спасскцемента».

Менякина: Нет, не касалось там… насколько…  внутрихозяйственной деятельности, не готова сказать. Знаю из материалов дела, которые сейчас есть. Не анализировали этот момент. 

Гособвинитель(2): Понятно. Нет пока вопросов. 

Судья: Угу, представитель потерпевшего.

Андрусенко: Вопрос тут возник. Подскажите, Любовь Андреевна. Подскажите, претензии материального характера за ненадлежащее исполнение контрактов МУПу хоть раз предъявлялись со стороны вашего управления? 

Менякина: Это компетенция не моего отдела. Не могу сказать. 

Андрусенко: Хорошо, вопросов нет.

Менякина: Иски не мой отдел формирует. 

Судья: Там у защиты вопрос был?

Третьяков: Да, буквально, да. Будьте добры, буквально два вопроса возникло самого общего порядка. Вот тут очень много муссировалось… вопрос касательно того, мог ли МУПВ выполнять работы, не мог ли, а подскажите, вообще, были хоть раз факты невыполнения контрактов со стороны муниципального предприятия ? Чтоб они сорвали какие-то работы?

Менякина:  За давностью лет, если честно, я такого не помню. Чтобы такие факты были.

Третьяков:  Не слышно, не слышно.

Судья: Не помнит.

Менякина: Я не помню.

Третьяков: Не помнит, не помнит, все. И небольшой технический вопрос: вот не могли бы вы пояснить, в чем разница между ценами РЦЦС и рыночными ценами? 

Менякина: Ну, когда мы (неразборчиво), сделали анализ – на рынке отличные цены существовали от РЦЦС.

Третьяков: А вот по сути, по своей экономической природе они как-то отличаются, вот эти цены, которые были у РЦЦС, и от рыночных цен?

Менякина: Ну в РЦЦС заданная цена, а на рынке действовать может другая. Я не знаю, как формировали цену РЦЦС.

Третьяков: Хорошо, все.

Менякина: Я некомпетентна наверняка ответить.

Третьяков: Все, я вас понял, спасибо. Все, у меня нет больше вопросов.

Судья: Еще вопросы?

Янченко: Есть вопрос.

Судья: Пожалуйста.

Янченко: Любовь Андреевна, адвокат Янченко, защитник Лушникова Андрея Вадимовича. У меня к вам один всего вопрос: назовите источник своей осведомленности  относительно ваших сведений о наличии отсутствия кредиторской задолженности у МУПВ «Дороги Владивостока» и о его организационно-правовой форме,  его сегодняшнем существовании, то есть откуда вы знаете о кредиторской задолженности, откуда вы знаете о процессе реорганизации. Преобразования этого предприятия? 

Менякина: Ну о процессе реорганизации… я знаю о выходе постановления, и оно находится в администрации, плюс были запросы недавно от вашей Генпрокуратуры на предмет, какая задолженность сейчас у меня на исполнении находится по документу у МУП «Дороги Владивостока». Я предварительно созванивалась с бухгалтером, отсюда знаю.

Янченко: То есть вам стало об этом известно только в процессе исполнения запросов?

Менякина: О текущей задолженности? Конечно. Я смотрела, запрос делала в «Дороги Владивостока» на днях.

Янченко: Скажите, пожалуйста, а распоряжение, как вы сказали, оно довелось до вашего отдела администрацией города Владивостока?

Менякина: До нашего управления.

Янченко: До вашего... Довелось, да? Ну, доводилось кем-то.

Менякина: Ну оно в рассылке.

Янченко: А, в рассылке…

Менякина: В рассылке.

Янченко: А для работы вашего отдела управления каким образом повлияло это распоряжение для формирования аукционной документации?

Менякина: Ну, контролируем их процесс реорганизации.

Янченко: А, ваш отдел контролирует?

Менякина: Они нам присылают информацию.

Янченко:  Понятно. Спасибо, у меня нет вопросов.

Менякина: Так получилось, что сейчас – да. 

Янченко: Спасибо.

Судья: Новых вопросов нет больше?

Третьяков: Нет, Ваша честь.

Андрусенко: У меня будет вопрос.

Судья: Пожалуйста, представитель потерпевшего.

Андрусенко: Любовь Андреевна, подскажите, вы сказали, что цены РЦЦС и... в журналах вот этих РЦЦС и те, которые вы устанавливаете, они отличались, а как они отличались, то есть какие были больше, какие были меньше?

Менякина: Я не готова пока ответить. Были варианты и больше были,  и меньше были. Такой проводился всегда запрос на полный комплекс выполнения работ. И там уже получается, цены, по сути, были по предложению от поставщиков потенциальных, то есть динамика  – такой анализ появился. Отличались. Как правило, ну, не могу  тоже так сказать. Анализа такого не проводила за прошедшие годы.

Андрусенко: Все.

Судья: Все? Других вопросов нет? Допрос свидетеля завершен. Спасибо большое, свидетель, вы можете быть свободны.

Пушкарев: Всего доброго, Любовь Андреевна. 

Поделиться: