18+

Замначальника управления дорог и благоустройства мэрии об аукционах и взаимодействии с холдингом 

Заместитель начальника управления дорог и благоустройства администрации Владивостока Максим Акульшин ответил на вопросы участников судебного процесса по существу дела экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего группу компаний «Востокцемент» Андрея Пушкарёва 23 ноября.

В ходе допроса Максим Акульшин сообщил, что работает в администрации Владивостока с 2011 года, за всё это время никто не давал указаний о создании особых условий для МУПВ «Дороги Владивостока» и приобретении стройматериалов в группе компаний «Востокцемент». 

Свидетель также отметил, что предприятие участвовало в муниципальных электронных аукционах на общих основаниях. Во Владивостоке велись масштабные ремонтные работы и благоустройство, ремонтировались дороги, подпорные стены, ливневые канализации, реконструировались скверы. Несмотря на возрастающую задолженность МУПа «Востокцемент» продолжал отгружать материалы в долг. 

«События были серьёзные в городе, в том числе, велась подготовка к саммиту АТЭС-2012. Понятно, что «Востокцемент» отгружал материалы по решению Игоря Сергеевича. Никто посторонний в таких объёмах бы в долг не предоставлял. На сегодняшний день мы знаем, что долг прощён, значит стройматериалы предоставлялись безвозмездно», - сказал Максим Акульшин.

Также свидетель подчеркнул, что без строительных материалов, отгружаемых «Востокцементом» МУПу, в городе не был бы выполнен огромный объём работ по ремонту и благоустройству. 

Стенограмма допроса Максима Акульшина

Судья: Свидетель, ваша личность устанавливается, назовите ваши фамилию, имя, отчество.

Акульшин: Акульшин Максим Игоревич.

Судья: Личность ваша установлена, я вам разъясняю, что вы приглашены в качестве свидетеля для дачи показаний по уголовному делу в отношении Пушкарева Игоря Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича, Лушникова Андрея Вадимовича. Как свидетель вы обязаны говорить суду правду, за отказ дачи показаний, дачу заведомо ложных показаний и уклонения от дачи показаний предусмотрена ответственность по статьям 307, 308 Уголовного кодекса Российской Федерации. Как свидетель можете не свидетельствовать против себя, своей супруги, близких родственников и иных близких лиц. В судебном заседании имеете право пользоваться помощью переводчика, если не владеете русским языком, заявить отвод переводчику, являться на допрос с адвокатом, пользоваться мерами государственной безопасности в случаях, предусмотренных процессуальным законом, делать замечания и заявления по поводу действующего председательствующего, участников процесса, заявлять ходатайство. Свидетель, вам понятны права и ответственность?

Акульшин: Да, понятны.

Судья: Распишитесь, пожалуйста, в подписке свидетеля.

Представитель Приморского краевого суда: Ручку берите, и вот следующая ваша фамилия, пишите фамилия, имя, отчество, ваша подпись и число сегодняшнее. Можно продолжать.

Судья: Угу, спасибо. Свидетель, у нас по делу признан потерпевшим МУПВ «Дороги Владивостока», вы к данной организации имеете отношение?

Акульшин: Прямого отношения не имею и не имел, но работаю в управлении, которое раньше курировало данное предприятие.

Судья: Пушкарева Игоря Сергеевича знаете, знакомы с ним?

Акульшин: Да, конечно, это руководитель администрации, глава города.

Судья: У вас с ним какие отношения сложились?

Акульшин: Служебные, рабочие.

Судья: Пушкарева Андрея Сергеевича знаете?

Акульшин: Нет, не знаю, незнаком.

Судья: Лушникова Андрея Вадимовича знаете, знакомы с ним?

Акульшин: Да, знаком, директор предприятия ранее...

Судья: Какие у вас с ним отношения сложились?

Акульшин: Служебные, рабочие (неразборчиво).

Представитель Приморского краевого суда:  Сейчас, минутку.

Судья: Угу.

Представитель Приморского краевого суда:  Минутку.

Судья: Ага, да, ждем. Слышно нас?

Представитель Приморского краевого суда: Слышите нас? Видите нас?

Судья: Ага, да, слышу, слышу.

Представитель Приморского краевого суда: Остановились на служебных отношениях.

Судья: Да, да, да. Подскажите, пожалуйста, у вас имеются какие-то конфликты с подсудимыми, в силу которых вы можете дать в отношении них недостоверные показания, оговорить их?

Акульшин: Нет, не имеется.

Судья: Не имеется. Пожалуйста, защитники, ставьте ваши вопросы перед свидетелем?

Третьяков: Максим Игоревич, здравствуйте. Меня зовут Третьяков Константин, я адвокат, защищаю Игоря Сергеевича Пушкарева. Меня слышно?

Представитель Приморского краевого суда:  Слышно, да.

Третьяков: Отлично. Подскажите, пожалуйста, вот ваш трудовой путь, так его назовем, с 2008 года по 2016-й, где, на каких должностях вы работали? С 2008 года.

Акульшин: В администрации работаю с 2011 года, если мне не изменяет память, по-моему, с сентября месяца. А до этого проходил службу в армии от прокуратуры.

Третьяков: Угу, я вас понял. А подскажите, кем вы работаете, кем вы были приняты на должность… на какую должность в администрацию города Владивостока и что входило в ваши должностные обязанности?

Акульшин: Фактически всегда была должность заместителя начальника управления, управление меняло свое название. Ранее это называлось управление содержания жилищного фонда и развития территорий, учитывая, что не соответствовало фактически выполняемым функциям, было переименовано уже с моим участием в управление дорог и благоустройства, в котором по настоящее время я и работаю.

Третьяков: Подскажите, пожалуйста, а кто с вами еще работает в должности там на уровне заместителя начальника управления?

Акульшин: У нас в последние годы три ставки и должности заместителей – моя должность, должность Трунова Юрия Александровича и еще одна должность… тоже (неразборчиво) люди занимают, это что касается финансовых вопросов, планово-экономических и т.д.

Третьяков: А как распределяются обязанности между заместителями начальника управления, по каким управлениям, по каким направлениям заместители?

Акульшин: Есть 2 производственных заместителя и 1 заместитель финансового блока. Производственные направления подразделяются на капитальный ремонт, ремонт, содержание сетей канализации и (неразборчиво), это курирует по настоящее время Трунов Юрий Александрович. А в мои должностные обязанности и в круг курируемых вопросов входит текущее содержание озеленения, также организация дорожного движения.

Третьяков: Угу, я вас понял. А по роду своей деятельности вы как-то соприкасались с МУПВ «Дороги Владивостока»?

Акульшин: Да, в один период это предприятие осуществляло текущее содержание городских дорог, прилегающих территорий, обслуживание дорог, в части вопросов разметки и иных технически средств, позднее этими вопросами занималось другое учреждение, поэтому  (неразборчиво).

Третьяков: Угу. Вы не можете нам подсказать, может быть, вам давались какие-то указания кем-то о создании каких-то преференций для МУПВ «Дороги Владивостока» там при участии в торгах и так далее?

Акульшин: Нет, таких указаний мне как сотруднику в должности заместителя начальника управления не давалось, как председатель единой комиссии по рассмотрению заявок тоже таких указаний я не получал.

Третьяков: Угу. Известно ли вам что-нибудь, может быть, кто-либо говорил, как-то прозвучала такая информация, что МУПВ «Дороги Владивостока» обязано, должно закупить стройматериалы у группы компаний «Востокцемент»?

Акульшин: Мне неизвестно, и круг вопросов, связанных с строительными материалами, именно там ремонт, строительство и конструкция, это не мой блок вопросов, поэтому такой информацией я не мог владеть, не владею.

Третьяков: Вы можете пояснить в рамках того, что вам известно, отношения главы города на тот момент Игоря Сергеевича Пушкарева к муниципальному предприятию и вообще в целом к муниципальным предприятиям, какая политика проводилась им в отношении муниципальных предприятий в целом и в отношении муниципального предприятия «Дороги Владивостока» в частности, на что она была направлена?

Акульшин: Насколько я сформировал для себя мнение в период своей работы с Игорем Сергеевичем, им всегда ставилась задача содержание работоспособности предприятия, (неразборчиво), подчиненные всегда понимали, что должное качество контроля и оперативность всех работ могут быть достигнуты при применении именно  муниципальных учреждений, муниципальных предприятий, именно такой подход, как у нас и был.

Третьяков: Угу. Подскажите, пожалуйста, вот по поводу авансирования работ по ремонту и строительству дорог и по обеспечению контрактов вы не можете нам пояснить, вот предусматривалось ли авансирование, не предусматривалось таких работ и кем была принята такая система?

Акульшин: Насколько я помню, авансирование у нас не предусматривалось, наверное, в силу логических размышлений сотрудников администрации, дабы исключить возможность участия недобросовестных подрядчиков, которые по стране, да и во Владивостоке у нас такой опыт был, являясь победителями торгов, забирали аванс и пропадали. Поэтому в силу этого, мне сейчас помнится, авансирования не было, обеспечение требуется в силу требований федерального закона, поэтому, безусловно, оно было.

Третьяков: Я понял. А отсутствие авансирования, это является каким-то нарушением закона, вот вы, поскольку были?

Акульшин: Нет, работодатель предоставляет заказчику муниципальные услуги, работы либо товары, право выбирать, указывать в документации конкурсное или аукционное требование к себе по авансированию или не указывать.

Третьяков: Угу. Вы упомянули какой-то негативный опыт работы с авансированием, не могли бы вы его сейчас вкратце нам пояснить?

Акульшин: Ну, опять-таки вопрос, скажем так, не моих должностных обязанностей…

Третьяков: В рамках того, что вам известно.

Акульшин: Но всем в городе и всем в администрации известен случай по так называемой «Дальхимпромовской» дороге, когда администрация имела с заказчиком строительство дороги, был победитель, организация, которая приступила частично к выполнению, там как раз был аванс, поскольку… насколько мне известно, достаточно крупный, но работы не были завершены даже на треть, организация пропала. В связи с чем были большие проблемы, только через несколько лет нам удалось повторно все-таки довести до конца строительство этой дороги, нужной городу. Поэтому, конечно, негативный опыт, и это всем известно, всем, кто работает в программе по передаче…  от имени муниципальных и государственных заказчиков, понятно, что исключить недобросовестных участников, кто (неразборчиво) основной капитал 10 тысяч, которые могут дойти до аванса и раствориться с ним, не имея ничего, то, что можно вводить в скане. Ну, то есть мне представляется неправильным подход авансирования, это должна быть хорошая, серьезная организация с опытом работы, с наличием технических,  материальных ресурсов. Которая выполнит с должным качеством, своевременно, приемочная комиссия примет и оплатит. Это мое мнение.

Третьяков: Я вас понял, спасибо. Подскажите, пожалуйста, можете ли вы как-то охарактеризовать Игоря Сергеевича Пушкарева? Вот за время вашей работы какую-то характеристику дайте, пожалуйста.

Акульшин: Могу применительно к неким служебным качествам и профессиональным, личного знакомства я не имею. А что касается в вопросах его как главы города, то мне всегда нравилось, что Игорь Сергеевич – это человек, который максимально оперативно может вникнуть и разобрать каждый вопрос, по крайней мере, из тех, в которые я был посвящен и принимал участие в (неразборчиво) совещаниях. Очень быстро, грамотно и точно формулировал свою позицию, и помимо этого, несмотря на то, что он единолично решения принимает, он всегда обращал внимание на, скажем так, нужные и правильные рекомендации сотрудников по направлениям. Если мнение сотрудников было действительно правильным и разумным, Игорь Сергеевич всегда считал необходимым поддержать мнение, и не настаивал на каком-то ином публичном мнении. Поэтому деловые, профессиональные качества этого человека, ну лично, на мой взгляд, очень высокие, и как руководитель он для нас до сих пор самыми лесными словами вспоминается.

Третьяков: Угу, я вас понял. У меня больше нет вопросов, спасибо. Возможно, будут вопросы у моих коллег либо у стороны обвинения.

Судья: Сторона защиты, пожалуйста.

Поликарпов: Разрешите? Максим Игоревич, добрый день, адвокат Поликарпов, Максим Игоревич, а вы можете назвать вот недобросовестных подрядчиков, о которых вы рассказывали, либо названия организаций, либо, может быть, фамилию руководителя?

Акульшин: Нет, к сожалению, не могу, это достаточно давно было и даже до моего прихода в администрацию, просто эта история, она у всех на устах. Нет, не знаю.

Поликарпов: Скажите, пожалуйста, МУПВ «Дороги Владивостока» считалось надежным подрядчиком или ну какая у него была, так сказать, так сказать, характеристика что ли или как-то выразиться?

Акульшин: Что касается вопросов исполнения заказов, размещенных по моим направлениям, то это всегда должное качество, это всегда оперативность, это всегда возможность последующего восстановления и устранения недостатков, это ответственность руководителя перед руководством города и, ну скажем, некая генеральная линия, предприятие делает то, что нужно городу, и делает именно так, как нужно городу. И по моим направлениям, и по смежным.

Поликарпов: Спасибо, нет у меня вопросов.

Судья: Еще вопросы будут у стороны защиты?

Янченко: Есть.

Судья: Так, пожалуйста, адвокат Янченко, какие вопросы?

Янченко: Максим Игоревич, адвокат Янченко, осуществляю защиту Лушникова, скажите, пожалуйста, Максим Игоревич, за время вашей работы вы проводили совместные производственные совещания с участием Лушникова Андрея Вадимовича, директора МУПВ «Дороги Владивостока»?

Акульшин: Да, конечно, наша работа предполагает регулярное взаимодействие, совещания, встречи, как на местах производства работ, так и в администрации, поэтому да, осуществляли.

Янченко: В связи с этим у меня следующий вопрос, я хотел бы вас попросить охарактеризовать Лушникова Андрея Вадимовича как руководителя МУПВ «Дороги Владивостока», ну с точки зрения его деловой хватки, его характеристики как производственника и как руководителя крупного предприятия.

Акульшин: Несмотря на молодой возраст для руководителя такого крупного предприятия, учреждения, Андрей Вадимович максимально подробно был погружен во все производственные процессы, очень грамотно тактически, на мой взгляд, свою политику производственную проводил. Авторитетом среди подчиненных и коллег большим пользовался, на мой взгляд, поэтому это очень качественный руководитель производством, предприятия.

Янченко: Хорошо, спасибо большое.

Судья: Другие вопросы у стороны защиты будут, у подсудимых?

Третьяков: Не имеем.

Судья: Нет, представитель потерпевшего, будут вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да. Максим Игоревич, представитель потерпевшего МУПВ «Дороги Владивостока» Андрусенко. Подскажите, пожалуйста, известно ли вам что-то о финансовом состоянии МУПВ «Дороги Владивостока», когда вы работали в администрации?

Акульшин: Опосредованно, поскольку вопросы финансово-хозяйственной деятельности в то время самостоятельно решались, а плановый экономический контроль – это вопрос руководителя нашего управления и его зама. Но, насколько я помню, к моему приходу, это 11-й год, в администрацию некое нелучшее положение у предприятия было, были накоплены долги, которые последующие руководители, в частности Андрей Вадимович уже во время своего второго прихода так называемого в должность директора предприятия, пытались ликвидировать и минимизировать. Насколько это удавалось, сейчас сказать затруднюсь, но помню, что считалось, что как минимум прекратилось нарастание задолженности и была динамика какая-то по уменьшению ее, поэтому предприятие с заказами, которые мы размещали, справлялось, состояние его, ну, было (неразборчиво).

Представитель потерпевшего МУПВ: За счет чего они сложились, эти долги, вам известно?

Акульшин: Оплата материалов, насколько я помню, долги перед поставщиками, вот как-то так. Ну, конкретизировать я не смогу по отмеченным выше причинам.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Подскажите, вам что-нибудь известно по поводу того, что МУПВ «Дороги Владивостока» получало строит… различные, вернее, от поставщиков, что МУПВ «Дороги Владивостока» получало в долг от поставщиков для выполнения работ различное имущество?

Акульшин: Да, скажем так, косвенно или опосредованно известно, в силу того, что на редких общих совещаниях я присутствовал и среди всего прочего такие вопросы обсуждались, поэтому да, насколько я помню, была практика, что холдинг там «Востокцемент», кажется, оказывал отгрузку материалов для проводимого ремонта  МУП «Дорогами…» безвозмездно, в долг.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. А судьба этого долга вам известна потом? И каков был его размер?

Акульшин: Размер мне неизвестен, насколько я понимаю, долг на сегодня прощен, предприятие находилось в такой ситуации, когда денег на возврат долга у него не было.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Подскажите, а какова роль вот в предоставлении безвозмездно или, как вы говорили, в долг вот этого строительного имущества непосредственно Игоря Сергеевича, Андрея Вадимовича?

Акульшин: Ну, я могу только предполагать (неразборчиво) при своих убеждениях, понятно, что до прихода, наверное, на службу в исполнительный орган, в должность главы Игорь Сергеевич возглавлял холдинг, в который входят все предприятия, производящие материалы, поэтому, насколько это влияние осталось в период его занятия должности мэра, я, конечно, не знаю, но понятно, что это при его участии происходило. То есть, наверное, если это совершенно стороннее предприятие было, то никто никогда в никакой долг бы материалы в таком объеме не отгружал бы. У нас происходили мероприятия государственного, скажем так, уровня, там начиная с саммита АТЭС и заканчивая ежегодными Восточными экономическими форумами, поэтому все это требовало качественной подготовки города, выполнения ремонтных работ, строительных работ, аварийно-восстановительных работ, и без этого безвозмездного и с отлегающим сроком оплаты для этих поставок… было нужно, мое мнение.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Ну вот, вы наполовину ответили на мой следующий вопрос, подскажите, было ли какое-то еще предприятие коммерческое в городе Владивостоке, в Приморском крае, где-то из иного региона, которое также давало в долг предприятиям, муниципальным предприятиям города Владивостока имущество?

Акульшин: Ну мне об этом, конечно же, неизвестно, могу лишь предположить, что нет. Сомневаюсь, что кто-то мог, ну, мне неизвестно об этом, думаю, что не было таких предприятий.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите вот еще, город оплачивал выполненные в интересах города работы, а за какие средства вот эта оплата осуществлялась, какими средствами?

Акульшин: Если мы говорим о МУПВ «Дороги Владивостока», то процедура была примерно следующая: администрация города в лице нашего управления заказывает выполнение тех или иных работ, связанных там с содержанием, ремонтом, обслуживанием улично-дорожной сети. Заказывает путем размещения муниципального заказа, на этот муниципальный заказ выходят соискатели на выполнение работ, в их числе МУПВ «Дороги Владивостока» там на значительную часть контрактов выходил, в том случае, если побеждал, после выполнения работ оплата по тем расценкам, которые контракт (неразборчиво), производилась за счет средств бюджета.

Представитель потерпевшего МУПВ: А подскажите…

ПредставительПриморского краевого суда: Минуточку, подождите минутку. Связь прекратилась.

Судья: Угу.

Представитель Приморского краевого суда:  Можно продолжать.

Представитель потерпевшего МУПВ: Да, немножко неправильно мой вопрос, наверное, поняли, вот те средства, которыми город оплачивал выполненные работы, что это были за средства?

Акульшин: Я не понимаю вопрос, наверное, попробуйте переформулировать. Это средства бюджета городского, заложенные на эти целей.

Представитель потерпевшего МУПВ: Понятно, то есть это средства, которые город заработал, взял в долг или что, что это были за средства?

Акульшин: Я не знаю, этот вопрос не относится к компетенции нашего управления, то есть мы оплачивали за счет тех средств, которые нам доведены по нашему программному бюджету. То есть мы, наше управление, в (неразборчиво) благоустройства, это главное распорядитель средств, заложенных в бюджете, за счет них происходит оплата, если я, если мы говорим об одном.

Представитель потерпевшего МУПВ: Понятно. Я тогда сейчас задам вам  вопрос, подскажите, что-нибудь вам известно, имел ли город право брать деньги в долг для выполнения работ в своих интересах?

Акульшин: Ну, насколько мне ясна деятельность наших коллег по управлению финансами, такая практика имелась, на что именно это… на какие именно цели  кредиты банковские брали, я не знаю, то есть те ли это деньги, которые попадали в наше управление, либо они по другим управлениям распределялись, я не знаю. То есть для меня это деньги именно бюджета, источники его формирования – это уже компетенция других служб и органов администрации, то есть налоговые или неналоговые поступления, кредиты, если они и были, ну, то есть все знаем то, что в каком-то году бюджет перестал быть максимально полным, произошло это после ВЭФа, после саммита АТЭС, точнее, и практика была такая, ну это вопрос к финансовым службам.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу, угу. То есть до 2012 года кредиты не брали, долги не брали, скажем так?

Акульшин: Я не знаю.

Представитель потерпевшего МУПВ: Не знаете, ну все, понятно, угу. Вы сказали, что вас как работника администрации устраивало, что предприятие… то есть, характеризуя предприятия, с которыми вы, так сказать, работали, должно было… хорошая организация с опытом работы, те, которые вы допускали до работ, МУП относился к категории таких предприятий? МУПВ «Дороги Владивостока».

Акульшин: Безусловно.

Представитель потерпевшего МУПВ: Что?

Акульшин: Безусловно. Предприятие, у которого есть соответствующий штат специалистов по направлениям, (неразборчиво) работы, которые они выполняли по контрактам… выполняет. Это предприятие обеспечено материально-технической базой, необходимой строительной техникой, техникой для обслуживания, опыт работы есть, собственно, цели создания предприятий именно таковы. То есть это какой-то условный ИП, который производил утюги и вдруг решил производить сапоги, это конкретными уставными целями и задачами…

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. А предприятия по степени оснащенности и подготовленности персонала имелись подобные МУПВ «Дороги Владивостока»?

Акульшин: По возможности выполнения такого объема, я думаю, таких предприятий было совсем немного, условно, если мы говорим о ремонте и обслуживании, возможно, «Примавтодор», но «Примавтодор» - это компания, которая и своими задачами, скажем так, завалена по краевым территориям, поэтому они у нас не участвовали никогда, может быть, кто-то еще, но таких крупных предприятий с такой материально-технической базой и специалистами я не знаю. Есть другие, более мелкие, они у нас регулярно участвуют в аукционах, конкурсах, выполняют работы, но, наверное, меньшими объемами.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу, а подскажите, что-нибудь вам известно по поводу укрупнения, уменьшения лотов на вот торгах, которые выставлялись?

Акульшин: Ну, я не понимаю, что именно вкладываете в понятие «укрупнение» или «уменьшение», есть какие-то производственные необходимости, там по районам выполнение работ или там последовательное выполнение работ,  в зависимости от этого формировались сотрудниками и специалистами контракты, техническая документация определялась начальная там, максимальная цена. Конкретных задач делать мало или много… я не помню, но опять-таки вопрос строительства, это не ко мне, я не могу.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Ну вот вы пояснили, что вы руководителем являлись комиссии, которая рассматривала вопросы конкурсов, я так до конца не понял какой комиссии, но…

Акульшин: Да.

Представитель потерпевшего МУПВ: Да, подскажите, вот вопрос, как… ну принцип формирования лотов, которые выставлялись на торги, он какой-то существовал? Или это индивидуальный подход к каждому лоту был там? Дорога там от такого дома до такого там, или район там города такой-то, или как вот, как это все происходило, можете рассказать?

Акульшин: Я  являюсь председателем единой комиссии, функция которой рассмотреть заявки, которые поданы на тот или иной муниципальный лот, комиссия не формирует, единая комиссия не формирует то, о чем вы говорили, поэтому ответить на этот вопрос однозначно не могу. Есть специалисты производственных направлений, соответственно, с руководителем нашего управления какие-то решения принимались, какая была схема, я не знаю.

Представитель потерпевшего МУПВ: Следующий вопрос: если на торгах побеждало МУПВ «Дороги Владивостока», имелись такие случаи, чтобы те обязательства, которые брало МУПВ «Дороги Владивостока» на себя, не были выполненными?

Акульшин: По курируемым мной направлениям таких случаев не было, то, что по контракту приписывалось к выполнению,  возможному выполнению, вне зависимости от каких-то обстоятельств все выполнялось. За другие направления говорить тяжело, тем более за большой период времени.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Пока нет вопросов.

Судья: Угу. У государственного обвинения будут вопросы?

Гособвинитель (1): Угу. Максим Игоревич, добрый день. Подскажите, пожалуйста, чем занималось ваше подразделение, я имею в виду, четко обрисуйте, пожалуйста, компетенцию вашего подразделения.

Акульшин: Подразделение в целом управления дорогами или вы имеете в виду те направления, которые я курировал как зам.?

Гособвинитель (1): Исключительно вашего.

Акульшин: У меня в подчинении находились и находятся два отдела, в котором… есть в одном отделе, называется отдел «Организация дорожного движения и сохранности дорог», есть специалисты, которые, собственно, занимаются вопросом обеспечения безопасности движения, обеспечением и рассмотрением возможности его организации, этого движения, формируют необходимые документы на торги, на субсидию, как это сейчас происходит, и позднее контролируют, принимают, рассматривают обращения, то есть вот. В целом направление связано с организацией дорожного движения, регулируется третьим отделом, второй отдел занимается вопросами текущего содержания автомобильных дорог и озеленения прилегающих территорий, соответственно, все, что связано с подметанием, помывкой, покраской, уборкой снега, обработкой реагентами, это текущее содержание курируют специалисты и озеленение города, есть, соответственно, несколько специалистов по этому направлению, вот круг задач. А все то же самое: контроль, прием заявок, планирование, формирование документов на торги или на муниципальный заказ, или на субсидию, контроль за (неразборчиво) работы, приемка.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, проверка соответствия заявок для участия в аукционе входила в компетенцию вашего подразделения?

Акульшин: Вы смешиваете два понятия, то подразделение, про которое вы говорите, называется единая комиссия, в ее состав входят несколько человек из разных отделов или несколько разных заместителей. Я являюсь председателем этой комиссии, в ней помимо меня в разные годы было  вот 5, там 6 человек, вот именно эта комиссия, этот отдельный орган, созданный из специалистов разных отделов, он проверяет поданные заявки на соответствие требованиям закона и требованиям, которые предусмотрены техническим заданием, документацией. Проверяется на соответствие, если соответствует, то заявка допускается на участие в торгах, не соответствует – отклоняется, и будет после этого протокол рассмотрения, это задача единой комиссии.

Гособвинитель (1): Все понятно. Скажите, пожалуйста, в какой конкретный период времени вы ее возглавляли, началось ли это с момента вашего трудоустройства в администрацию?

Акульшин: Да, примерно с момента, может быть, там за исключением первого года, более точно сказать затруднюсь, ну то есть, наверное, с 12-го года точно.

Гособвинитель (1): Все понятно. Скажите, пожалуйста, по чьей инициативе вы были трудоустроены в администрацию, кто вам предложил эту работу?

Акульшин: На тот момент менялся руководящий состав, замглавы и начальник управления, приходил на должность эту Молчанов Максим Николаевич, который и позвал меня в свои заместители. 

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, как долго вы работали с Молчановым?

Акульшин: Я думаю, меньше года, ну точно сказать затрудняюсь. 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, известно ли вам, по какой причине Молчанов покинул свою должность, должность, прошу прощения?

Акульшин: Еще раз, повторите вопрос, пожалуйста.

Гособвинитель (1): Да сейчас, одну секунду. Известно ли вам по какой причине Молчанов покинул свою должность?

Акульшин: Я не знаю, это отношения работника и его начальника, главы и заместителя, неизвестно.

Гособвинитель (1): А скажите, пожалуйста, в вопросы той комиссии, про которую вы нам рассказывали, которую вы возглавляли, которая проверяла заявки на соответствие законодательству, входила ли проверка соответствующих документов, касающихся обеспечения муниципального контракта?

Акульшин: Да, конечно, а если требования по обеспечению есть в документации, каждый кандидат на участие в аукционе или конкурсе должен приложить соответствующее обеспечение там в разной форме, и комиссия, все члены, проверяет, в том числе и этот вопрос проверяли.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, достоверность сведений о наличии обеспечения кто проверяет, кто ответственный за этот вопрос в вашей комиссии? Вы либо ваши подчиненные сотрудники?

Акульшин: Что вы подразумеваете под фразой «достоверность»? Если это…

Гособвинитель (1): Действительно выдавалась та или иная банковская гарантия, действительно ли… достоверность тех сведений, которые предоставляются претендентом о наличии обеспеченности.

Акульшин: Она прикладывалась в электронном или письменной форме, если мы говорим о банковской гарантии, соответствующие реквизиты, сумма, печать, орган, выдавший и орган…организация, которой выдана, собственно, только это мы и можем сравнить, мы не являемся там органами… правоохранителями, чтобы делать какие-то запросы и получать на них ответы, нам никто их, собственно, не даст. С определенного времени, точно не помню когда, появился реестр гарантий, они туда включаются с момента выдачи, соответственно, в этот период специалисты начали заходить в электронном виде в Интернете сверять наличие. Вначале нашей работы, кажется, этого реестра не было.

Гособвинитель (1): Правильно ли я вас поняла, что до появления реестра специалистов удовлетворяло только лишь наличие банковской гарантии, если мы о ней говорим как об обеспечении муниципального контракта?

Акульшин: Наличие и соответствие по форме, по составу, по сумме, да.

Гособвинитель (1): По форме, что вы имеете в виду? По сумме понятно, по составу тоже. По форме, что вы имеете в виду?

Акульшин: Кем выдана, когда выдана, подпись, печати… Я это говорил. Кому выдана.

Гособвинитель (1): Реквизиты вы имеете в виду, да?

Акульшин: Да, да, да. Все необходимые данные, которые должны содержать… предусмотрено в соответствии (неразборчиво). Все, то есть комиссия – это формальный подход, специалисты сверяют факт, то есть что задекларировано в требованиях и соответствие. 

Гособвинитель (1): Понятно. Скажите, пожалуйста, соответствует ли и соответствовала ли действующему законодательству следующая ситуация: если претендент на участие в аукционе вместо обеспечения предоставляет гарантийное письмо, что у него такая гарантия когда-нибудь будет, но в будущем, после заключения контракта, имеет ли в таком случае этот претендент право участвовать в аукционе?

Акульшин: Затрудняюсь сказать, не знаю, не помню просто.

Гособвинитель (1): Вы как председатель комиссии этого не знаете?

Акульшин: Да, не знаю, вы обрисовали какую-то ситуацию, бывает ли такая ситуация, я не знаю.

Гособвинитель (1): Нет, я вас сейчас не спросила, бывает ли такая ситуация, я спросила, соответствует ли закону данная ситуация?

Акульшин: Не знаю.

Гособвинитель (1): Угу. А скажите, пожалуйста, в своей деятельности вы какими нормативами…

Акульшин: Думаю, что не соответствует, я могу предположить.

Гособвинитель (1): Ну, предположите.

Акульшин: Могу предположить, что не соответствует, но для того, чтобы отвечать на вопрос, нужно его еще раз уточнить, почитать документы по закону  последовательно.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, в своей деятельности, будучи председателем этой комиссии, какими нормативно-правовыми актами вы руководствуетесь?

Акульшин: У нас всего два закона, последовательно регулирующих эти правоотношения, это 94-й изначально федеральный закон и 44-й. Кроме этого, для рассмотрения применялись различные разъяснения органов ФАС, это вот, собственно, ключевые документы для комиссии.

Гособвинитель (1): Угу, все понятно. Ответ на мой предыдущий вопрос, вы полагаете, необходимо искать в этих двух нормативно-правовых актах и разъяснениях, возможно?

Акульшин: Разумеется.

Гособвинитель (1): Все понятно. Скажите, пожалуйста, отвечая на вопрос стороны защиты, во-первых, вот еще… раз уж мы об этом с вами заговорили, вы, будучи руководителем комиссии, когда-либо с той ситуацией, которую я вам сейчас обрисовала, встречались?

Акульшин: Я такого не припоминаю.

Гособвинитель (1): Не помните такого. Скажите, пожалуйста, вы, отвечая на вопрос защиты, употребили два таких слова: «безвозмездно» или «в долг» или «и в долг», я не помню уже. Скажите, пожалуйста, для вас это одно и то же?

Акульшин: Это не одно и то же.

Гособвинитель (1): Так чему из этого, вот из этих двух слов, чему верить: безвозмездно или в долг?

Акульшин: Вы вопрос какой-то задайте тогда, чтобы не просто два слова.

Гособвинитель (1): Вы не помните, да, к чему это относилось?

Акульшин: Нет.

Гособвинитель (1): Не помните. Это относилось к предоставлению стройматериалов «Востокцементом» МУПВ «Дороги Владивостока», и на вопросы уважаемых оппонентов вы ответили: «Безвозмездно или в долг».

Акульшин: Я, наверное, так отвечал, да.

Гособвинитель (1): Ну вот поясните тогда, если это не одно и то же, то какое из этих двух слов все-таки применимо к той ситуации, которая сложилась между этими двумя хозяйствующими субъектами?

Акульшин: Насколько я помню, задавался мне вопрос о том, имела ли место ситуация, при которой какое-нибудь предприятие передавало материалы МУПВ «Дороги Владивостока», не получая оплату, именно на этот вопрос я ответил, что да, конечно, такие ситуации имели место, материалы предприятие получало, но оплату по ним не производило в момент приема, отгрузки и так далее. Предполагалось ли, что это оплата будет потом или не предполагалась, я не знаю, на сегодня мне известно, что те долги, которые накопились, они полностью прощены, поэтому значит, что сейчас мы можем понимать, что произошло это безвозмездно, как-то более точно ответить я затруднюсь.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, на момент предоставления этих стройматериалов, вот до вашего этого замечательного последнего вывода, на момент предоставления стройматериалов договорные обязательства, по которым один хозяйствующий субъект должен был заплатить другому, имелись?

Акульшин: Я не знаю, я повторю начало нашего допроса, я не курирую это направление, и то, что я говорю, это мое мнение, сформированное в процессе соответствующих знаний и присутствия на совещаниях.

Гособвинитель (1): Угу.

Акульшин: Какие были договоренности между поставщиком и заказчиком в лице МУПВ «Дороги Владивостока», я не знаю.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, кстати, про совещания, кто их проводил, те совещания, о которых вы говорили, отвечая на вопрос уважаемой защиты, и сейчас упомянули, кто их проводил и что конкретно обсуждалось на этих совещаниях, в частности, о прощении долга?

Акульшин: Я не присутствовал на совещаниях в частности о прощении долга, я присутствовал на множестве производственных совещаний, которые проводились моим руководителем Леонидом Платоновичем Вильчинским, который возглавлял… являлся заместителем главы и начальником нашего управления, происходили они либо в администрации, либо на месте производства тех или иных работ, их было великое множество, и там осуждались все производственные вопросы.

Гособвинитель (1): А, но вопрос задолженностей МУПа не обсуждался или обсуждался? Потому что на вопрос защиты вы ответили несколько по-другому.

Акульшин: При мне нет, я не припомню, чтобы при мне это обсуждалось.

Гособвинитель (1): Все понятно. Скажите, пожалуйста, отвечая на вопросы уважаемых оппонентов, вы указали на то, что Игорь Сергеевич имеет…

Представитель Приморского краевого суда: Минуточку, у нас прервалась связь.

Судья: Продолжаем, пожалуйста.

Гособвинитель (1): Спасибо, большое, Ваша честь.

Представитель Приморского краевого суда:  Можно продолжать.

Судья: Да, да. 

Гособвинитель (1): Ага, спасибо. Еще раз повторю свой вопрос сначала: отвечая на вопрос уважаемых оппонентов, вы указали на то, что Игорь Сергеевич, по вашему мнению, имеет отношение к отгрузке стройматериалов в долг, вы тогда именно это слово употребили, МУПВ «Дороги Владивостока» «Востокцементом». Скажите, пожалуйста, из чего вы сделали такой вывод, что он имеет к этому отношение?

Акульшин: Напомню, что я ответил, что я полагаю, что если бы предприятие, которое осуществляло отгрузку материалов, не имело отношения к Игорю Сергеевичу и было сторонним абсолютно предприятием, находящимся в собственности иных частных физических или юридических лиц, то безвозмездно ничего бы не происходило, поэтому я предполагаю.

Гособвинитель (1): Все правильно. Но вопрос: почему вы так полагаете?

Акульшин: Это мое мнение, оно сформировано на том, что ранее Игорь Сергеевич возглавлял предприятие и он радел за то, чтобы в городе что-то выполнялось. Без этого мы бы не смогли выполнять большой объем работ, связанных с восстановлением и ремонтом, это мое мнение, сформированное исходя из (неразборчиво)…

Гособвинитель (1): Вот это я поняла, что это ваше мнение. Скажите, пожалуйста, одного радения мало, нужны какие-то действия, вам о каких-то действиях со стороны Игоря Сергеевича известно, которые были бы направлены на то, чтобы добиться лояльного отношения «Востокцемента» к МУПу?

Акульшин: Нет, мне неизвестно.

Гособвинитель (1): Вам неизвестно.

Акульшин: Неизвестно.

Гособвинитель (1): Угу, понятно. Скажите, пожалуйста, вопросы начальной стартовой цены муниципального контракта каким-то образом относились к компетенции вашего подразделения, я имею в виду то, которое вы возглавляли, ваше основное, и также той комиссии, о которой вы нам дополнительно рассказали?

Акульшин: Все производственные, так называемые отделы, формируя требования к договору субсидии или к муниципальному контракту, определяют объем необходимых работ, мои специалисты определяют по своим направлениям, что нужно выполнить, в каком объеме и в какие сроки. После этого некое требование, ведомости объема работ направляются в другие службы, смежные, которые выполняют расчет, либо сметного нормирования, либо планово-экономический расчет, исходя из выполнения таких расчетов рождается определенная цена, которая и ложится в основу потенциальной покупки. То есть опосредованно каждый, каждый отдел задействован в процессе формирования начальной и максимальной стоимости.

Гособвинитель (1): Я правильно поняла, что ваше участие ограничивалось предоставлением сведений об объеме работ?

Акульшин: Ну и техническое задание на качество этих работ, на технические какие-то сведения о материалах, да. Непосредственно цену определяли два других отделах.

Гособвинитель (1): Угу, вот я как раз этого и хотела, вернее, хотела от вас услышать. Скажите, пожалуйста, известно ли вам (это также в продолжение к вопросам защиты), что муниципальные предприятия, меня в данном случае интересуют не все, о которых был сформулирован вопрос защиты, а именно МУПВ «Дороги Владивостока», обращалось к другим поставщикам с просьбой об отгрузке стройматериалов в долг, к другим, кроме «Востокцемента», естественно? 

Акульшин: Я не могу говорить точно, поэтому нет, мне неизвестно.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, вам известен человек по фамилии Эпов?

Акульшин: Да, известен. Имя даже не припомню, он одновременно со мной примерно приходил на должность, кажется, другого заместителя, где-то недолгий промежуток времени проработал и ушел, если мы говорим о нем.

Гособвинитель (1): Да, мы говорим о нем. Скажите, пожалуйста, какие вопросы он курировал в бытность работы в администрации?

Акульшин: Я даже не помню, честно вам скажу. Был совсем непродолжительный период, долго оформлялся он и ушел. Он курировал предприятие, наверное, я думаю, «Дороги…» он и курировал.

Гособвинитель (1): Угу, «Дороги…» он курировал. Скажите, пожалуйста, известно ли вам, муниципальное унитарное предприятие «Дороги Владивостока» начиная с середины 16-го года по настоящее время участвует в работах по муниципальным контрактам?

Акульшин: Непосредственно МУПВ «Дороги Владивостока» не участвует.

Гособвинитель (1): По какой причине поясните, пожалуйста?

Акульшин: Процедура, насколько мне известно, реорганизации предприятия происходит или происходила, я не знаю, это не моя, скажем так, зона ответственности.

Гособвинитель (1): Она с 16-го года тянется, эта процедура реорганизации?

Акульшин: Наверное, точно не отвечу.

Гособвинитель (1): Угу, то есть вам достоверно…

Акульшин: У нас сейчас другое учреждение.

Гособвинитель (1): Что, простите?

Акульшин: Сейчас у нас другое учреждение, с несколько другой формой взаимоотношений с администрацией – это учреждение. У нас есть муниципальное бюджетное учреждение, которое, ну, схожие виды работ сейчас выполняет по договору субсидии, несколько иные взаимоотношения. А работы частично ремонтные и аварийно-восстановительные также на торги выставляется, на которые великое множество разных соискателей.

Гособвинитель (1): Угу, ну МУПа среди этих соискателей нет?

Акульшин: Нет, нет.

Гособвинитель (1): Нет, понятно. Скажите, пожалуйста, ну, соответственно, я вот вам хотела… начала задавать вам вопрос, вы меня немножко прервали. Достоверно вам известно, когда реорганизация была начата? 

Акульшин: Нет, достоверно мне неизвестно, потому что  это не курируемый мной вопрос. Это мой руководитель…

Гособвинитель (1): Угу, и достоверно ли вам известно... Ой, простите, что?

Акульшин: Это руководитель и, наверное, зам. по планово-экономическим вопросам, может быть, вам пояснят, когда это произошло, я не знаю.

Гособвинитель (1): Да. И также вопрос о том, достоверно ли вам известно, что в связи с реорганизацией МУПВ не участвует с середины 16-го года в аукционах по муниципальным… 

Акульшин: Мне достоверно неизвестно.

Гособвинитель (1): Вам это тоже достоверно неизвестно. Понятно. Спасибо, нет вопросов.

Гособвинитель (2): Вопрос разрешите?

Судья: Угу.

Гособвинитель (2): Максим Игоревич, скажите, пожалуйста, можете точно назвать период, когда конкретно была прощена задолженность МУПВ «Дороги Владивостока» и почему она была прощена?

Акульшин: Я не могу назвать точно период, не могу назвать точно почему, потому что решение этого вопроса не относится ко мне, я могу опять выразить свое мнение: она была прощена просто потому, что предприятие, изначально материалы получая, не могло расплатиться ни в этот момент, ни когда-либо потом, то есть другого выхода, кроме как простить, не существует, прощение – фактически это лишь юридическое оформление того, о чем всем было известно заранее, материалы, насколько я понимаю, получались без возможности получить деньги за них, я так думаю.

Гособвинитель (2): В связи с этим тогда у меня сразу к вам будет несколько вопросов. С учетом того, что предприятие не могло закупать материалы для осуществления своей деятельности, в том числе для выполнения муниципальных контрактов по благоустройству, ремонту, строительству дорог, каким образом тогда оно отвечало критерию надежного предприятия, добросовестного предприятия, которое способно выполнять эти контракты? Если у него не было денежных средств на приобретение материалов для работ…

Акульшин: Законодатель для торгов в виде электронного аукциона, котировки запроса, предположения не предполагает включения в документацию требований каких-то к тому, чтобы предприятие то или иное доказывало наличие финансирования, за исключением требования по обеспечению контракта. Обеспечение всегда было, если МУП «Дороги…» побеждало, поэтому, собственно, наличие этого обеспечения и подтверждает факт возможности выполнения тех или иных работ. По какой причине в каждом конкретном случае каждый конкретный вид материалов закупался, я не знаю, или там передавался безвозмездно.

Гособвинитель (2): Поясните, пожалуйста, прощение долга предприятию произошло после возбуждения в отношении Пушкарева Игоря Сергеевича уголовного дела и принятия в отношении него мер пресечения в виде заключения под стражу либо после этого, либо до этого?

Третьяков: Ваша честь, ну (неразборчиво)…

Акульшин: Я не знаю.

Гособвинитель (2): Вы не знаете, хорошо. Следующий вопрос. Поясните, пожалуйста, с учетом данных вами ответов Игорь Сергеевич Пушкарев с момента назначения его… избрания и назначения его на должность главы города Владивостока (если вам это, конечно, известно) являлся ли собственником компании «Востокцемент», либо участвовал в руководстве работой данного предприятия?

Акульшин: Что касается собственника, то он не мог им являться, поскольку это запрещено действующими законами, регулирующими требования кандидата на должность главы, мэра, поэтому ответ однозначен. А происходило ли фактическое участие в руководстве, я не знаю, ну, то есть мне неизвестно и не могло быть известно.

Гособвинитель (2): Так. Скажите, пожалуйста, а вот эта вот должность, которую занимал Игорь Сергеевич, главы города Владивостока, она вообще с точки зрения действующего законодательства допускала возможности, помимо управления городом, осуществлять управление работой коммерческих организаций, в том числе вот этого холдинга «Востокцемент»?

Акульшин: Я не специалист кадровой службы, к сожалению, поэтому ответить вам не смогу.

Гособвинитель (2): Не сможете, хорошо. Скажите, пожалуйста, каков был процент побед муниципального унитарного предприятия, да, МУПВ «Дороги Владивостока» в конкурсах, которые проводила администрация по сравнению с другими участниками?

Акульшин: Процент в цифровом соотношении мне неизвестен, но это достаточно большая доля в общем числе контрактов, где они участвовали, не знаю, наверное, больше 50%, точно я не знаю.

Гособвинитель (2): Больше 50%. Скажите, пожалуйста, каков был штатный состав МУПВ «Дороги Владивостока»?

Акульшин: Что подразумевается под фразой?

Гособвинитель (2): Сколько человек в нем работало, работников?

Акульшин: Общая численность порядка 500-700 человек, наверное, по штатному расписанию в разные периоды, ну плюс-минус.

Гособвинитель (2): Сколько?

Акульшин: Насколько я помню, порядка 500-700 человек в разные периоды…(неразборчиво)

Гособвинитель (2): Угу, 500-700 человек. Скажите, пожалуйста, а в настоящий момент каково количество сотрудников МУПа?

Акульшин: Я не знаю.

Гособвинитель (2): Не знаете.

Акульшин: В сотни раз меньше, наверное. Я думаю, там не больше 10 человек, насколько я могу предположить. Предприятие работ не выполняет, состав  большой численности держать смысла нет. Предприятие МУПВ «Дороги Владивостока» фактически на сегодня… его функция выполняется другим учреждением, и подавляющее большинство сотрудников, которые раньше были трудоустроены в МУПВ «Дороги Владивостока», они сейчас работают в  МГУ СГТ.

Гособвинитель (2): Угу. Скажите, пожалуйста, следующий у меня к вам вопрос: в настоящий момент правопреемник, да, МУПВ «Дороги Владивостока», та организация, которая вместо него сейчас осуществляет функции МУПа, также в долг получает от группы компаний «Востокцемент» строительные материалы для выполнения муниципальных контрактов или нет? Если нет, то почему?

Акульшин: Мне неизвестно, я не знаю.

Гособвинитель (2): Угу, так. Скажите, пожалуйста, следующий к вам вопрос: почему возникла необходимость в процедуре реорганизации МУПВ «Дороги Владивостока», если, с ваших слов, это достаточно квалифицированная организация, которая вот наряду с «Примавтодором», вы смогли вот назвать вот ее, способна выполнить такой большой объем работ, который она выполняла вот, в чем причина и необходимость этой реорганизации и почему сейчас МУП не может выполнять эти же функции, которые выполняло в период, когда Игорь Сергеевич возглавлял город?

Акульшин: Я не знаю, я понял вопрос. Я не знаю, каковы причины, потому что ответственность за принятие этого решения лежит на других должностных лицах, несколько высшие должности занимающих, чем я. Но могу предположить, что было принято решение о его (неразборчиво), я уже объяснил, то есть на сегодня это не муниципальные торги и муниципальный заказ, это соглашение о выдаче субсидии и заключение договора о субсидии, некое муниципальное задание. И в форме муниципального унитарного предприятия  возможность принять участие в таком виде правоотношений не существует, то есть это должно быть бюджетное учреждение.

Гособвинитель (2): Понятно, хорошо. Скажите, пожалуйста, вам что-либо известно, были ли какие-либо претензии к МУПу со стороны субподрядчиков, которые выполняли работы субподряда, и если были, то в связи с чем?

Акульшин: Нет, неизвестно. 

Гособвинитель (2): Угу. Скажите, пожалуйста, известно ли вам, почему эта задолженность образовалась у МУПа?

Акульшин: Тоже неизвестно, и повторюсь, когда я трудоустраивался на работу в администрацию, львиная доля этого долга и вообще весь долг уже был сформирован, как и за счет чего, я не знаю.

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, в связи с этим: Пушкарев Игорь Сергеевич и вообще администрация города Владивостока как-то пытались решить проблему ликвидации этого долга, если пытались, то каким образом?

Акульшин: Мне неизвестно.

Гособвинитель (2): Вам неизвестно. Скажите, пожалуйста, на момент, когда Игорь Сергеевич Пушкарев должность главы города Владивостока оставил, эта задолженность еще существовала или же была прощена?

Акульшин: Я не знаю.

Гособвинитель (2): А тогда еще раз напомните точно, когда конкретно была  она прощена эта задолженность?

Защита: Ваша честь, я прошу снять этот вопрос, это в четвертый раз уже, неоднократно.

Судья: Снимается вопрос, уже отвечал на этот вопрос.

Гособвинитель (2): Хорошо. Нет пока вопросов. 

Судья: Других вопросов не появилось? Представитель потерпевшего, пожалуйста.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите еще… представитель потерпевшего МУПВ «Дороги Владивостока»… подскажите, существует ли… Вы в настоящий момент работаете в администрации, существует ли какая-либо у вас зависимость перед Пушкаревым Игорем Сергеевичем, Лушниковым Андреем Вадимовичем и Пушкаревым Андреем Сергеевичем?

Акульшин: У меня лично или у подразделения, которое я курирую?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да. У вас лично, у вас лично.

Акульшин: Нет, конечно.

Представитель потерпевшего МУПВ: Что?

Акульшин: Нет, конечно, какая…

Представитель потерпевшего МУПВ: А вам известны такие лица, у которых… работающие в администрации, у которых такая зависимость есть?

Акульшин: Нет.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу, подскажите, еще один вопрос: вот претензии жителей города Владивостока по качеству дорог до 16-го года, до середины 16-го года и сейчас, когда больше было, в 2016 году или вот в настоящий момент?

Акульшин: Даже не знаю, не готов судить, потому что я не занимаюсь рассмотрением претензий по качеству дорог.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. А качеством дорог вы занимаетесь? Когда дороги были качественнее, до 2016-го или в настоящий момент?

Акульшин: Могу напомнить опять сферу своих обязанностей, в нее не входит в том числе и качество дорог, я не знаю. Сейчас дороги в не очень хорошем состоянии, на сегодняшний момент, не так давно мы это исправили перед зимой, другой информации я вам не представлю.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу, все, спасибо.

Судья: Еще вопросы будут? Нет? Вопрос завершен, спасибо большое, свидетель. Вы можете быть свободны.

Пушкарев: Всего доброго, Максим Игоревич. 

Акульшин: До свидания. 

Поделиться: