18+

Показания дал бывший сотрудник ЧОПа 

Бывший сотрудник ЧОП «Ратник» Руслан Сылко дал показания по существу дела экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего холдинг «Востокцемент» Андрея Пушкарёва 21 ноября. 

Руслан Сылко сообщил Тверскому суду, что работал в службе охраны Владивостокского бутощебёночного завода, затем осуществлял охрану домовладений семьи Пушкарёвых. Для этого был оборудован пост охраны, где стоял монитор на который выводилось изображение с расположенных на территории видеокамер. Также свидетель делал обход по периметру всех домовладений. 

Свидетель отметил, что объект охраны был единый, особых инструкций и отдельных сотрудников для охраны дома экс-главы Владивостока не предусматривалось.

Стенограмма допроса Руслана Сылко

Судья: Суд устанавливает личность свидетеля. Свидетель, назовите вашу фамилию, имя, отчество. 

Сылко: Сылко Руслан Владимирович. 

Судья: Личность свидетеля установлена по предъявленному паспорту гражданина Российской Федерации. Я вам разъясняю, что вы приглашены в качестве свидетеля для дачи показаний по уголовному делу в отношении Пушкарева Игоря Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича, Лушникова Андрея Вадимовича, которым предъявлено обвинение по статьям 204, 290, 285 Уголовного кодекса Российской Федерации. Как свидетель вы обязаны говорить суду правду. За отказ от дачи показаний, дачу заведомо ложных показаний, уклонение от дачи показаний предусмотрена уголовная ответственность. В соответствии со статьей 51 Конституции Российской Федерации вы можете не свидетельствовать против себя, своих близких родственников и иных близких лиц, круг которых определен законом. На судебном заседании вы вправе пользоваться помощью переводчика, если не владеете русским языком, заявить отвод переводчику, вправе являться на допрос с адвокатом, вправе заявлять ходатайства, делать замечания по поводу действий председательствующего и иных участников процесса, вправе пользоваться мерами государственной безопасности в случае, когда это предусмотрено уголовно-процессуальным законом. Ваши права и ответственность понятны?

Сылко: Да.

Судья: Так, свидетель, поясните, пожалуйста, суду, вы какое-то отношение к МУПВ «Дороги Владивостока» имеете? Оно у нас потерпевшим по делу признано. 

Сылко: Нет, не имею.

Судья: Пушкарева Игоря Сергеевича вы знаете, знакомы с ним?

Сылко: Знаю.

Судья: Какие с ним отношения поддерживаете? В двух словах.

Сылко: Рабочие.

Судья: Рабочие. Пушкарева Андрея Сергеевича знаете, знакомы с ним?

Сылко: Знаю, но не знакомился. 

Судья: Просто видели его? Отношений с ним не поддерживаете никаких? 

Сылко: Ну только если что-то спросить, и все, но так конкретно я не знакомился. Да, знаю.

Судья: Отношений не поддерживаете. Лушников Андрей Вадимович вам знаком?

Сылко: Нет, не знаю его. 

Судья: У вас были какие-то с подсудимыми конфликты, в силу которых вы можете их оговорить, дать недостоверные показания в отношении них?

Сылко: Нет, не было.

Судья: Пожалуйста, защитники, какие у вас вопросы к свидетелю?

Третьяков: Сейчас я звук проверю. Меня слышно?

Сылко: Да-да-да, слышно, хорошо слышно.

Третьяков: Отлично. Здравствуйте, меня зовут Константин Третьяков, я адвокат, защищаю Игоря Сергеевича Пушкарева. Поясните, пожалуйста, где и кем вы работали начиная с 2008 года?

Сылко: С 2008 года работал на «ВБЩЗ» охранником, до (неразборчиво) был на бутощебеночном заводе.

Третьяков: Как была устроена… чем вы занимались по роду своей деятельности и кто был вашим руководителем? 

Сылко: Ну заступал на посты, пропускным режимом занимался, следил за порядком. Начальником моим был Ломакин Константин Вячеславович.

Третьяков: До какого времени вы работали на «ВБЩЗ»? Я имею в виду до какого года?

Сылко: До 2012-го. 

Третьяков: Потом где вы работали?

Сылко: Потом перешел на охрану домов, где проживал… где проживала семья Пушкаревых. 

Третьяков: А не припомните более точно, когда это произошло?

Сылко: Ну в 2012 году, примерно в мае, где-то так, я точно не скажу.

Третьяков: А поясните, пожалуйста, обстоятельства вашего перехода. Как это сопровождалось? Увольнением с одного места с переходом на другое место работы или просто вас перевели с одного объекта на другой? И как это отразилось на вашей заработной плате?

Сылко: Этим занимался Ломакин Константин Вячеславович – он просто предложил мне перейти на охрану домов, где проживала семья Пушкаревых, я согласился. А с переводом или как там – этим занимался бухгалтер (неразборчиво).

Третьяков: А где ваша трудовая книжка находилась? В какой организации? 

Сылко: В «Ратнике», ЧОП «Ратник».

Третьяков: А с какого… Она находилась там с какого периода времени? Когда вы на «ВБЩЗ» охраняли, вы тоже в ЧОП «Ратник» были устроены?

Сылко: Нет-нет-нет. Я уволился с «ВБЩЗ», а остальными процедурами занимался Ломакин.

Третьяков: Ну всеми остальными так не получится, нужно хотя бы заявление о приеме на работу написать. Куда вы его писали?

Сылко: В ЧОП «Ратник» я писал заявление. 

Третьяков: Это в 2012 году, правильно я вас понимаю?

Сылко: Ну в начале, в начале, да, это примерно май, я не помню по числу, я точно ничего не помню.

Третьяков: Хорошо. А почему вы решили переходить с одного объекта на другой? Была какая-то… В чем ваш интерес был? Я имею в виду там выгода в деньгах, в зарплате, может быть, какие-то другие вещи, например, ближе к месту жительства новое место работы было и т.д.

Сылко: Ну зарплата была чуть выше, на заводе я получал меньше.

Третьяков: Понятно, ну да, да. А где находился офис вашего охранного предприятия?

Сылко: В районе Постышева. Адреса я не скажу, потому что я его не помню, я его как бы и не знаю.

Третьяков: А как вы получали заработную плату?

Сылко: Приезжал в офис, бухгалтер мне выдавал зарплату.

Третьяков: А кто был директором, руководителем этого ЧОПа? 

Сылко: Я не знаю. 

Третьяков: А как так получается, что вы работали в организации и не знаете, кто был руководителем? А кто вашим руководителем тогда был?

Сылко: У меня руководитель был Ломакин Константин Вячеславович. 

Третьяков: А Ломакин имел какое-то отношение  к ЧОП «Ратник»?

Сылко:  Этого я точно не знаю. 

Третьяков: Понятно. Поясните, пожалуйста, какие объекты вы охраняли вот на новом месте?

Сылко: Два дома охраняли. Там, где проживал Пушкарев, семья Пушкарева Владимира Сергеевича, и где проживала семья Игоря Сергеевича Пушкарева.

Третьяков: Номера домов не помните? 

Сылко: Таежная, №№ – это где Владимир Сергеевич проживал, Таежная, №№а – это Игоря Сергеевича дом.

Третьяков: Игорь Сергеевич постоянно в одном доме проживал? 

Сылко: Ну когда я работал в охране, то да.

Третьяков: А до какого времени вы там работали?

Сылко: В охране?

Третьяков: Да.

Сылко: Где-то до 2014 года. 

Третьяков: А потом?

Сылко: Ну а потом Игорь Сергеевич предложил попробовать себя по хозяйству – на территории заниматься газоном, заниматься стрижкой, ну и все такое.  

Третьяков: По этому же адресу, да?

Сылко: Да, по этому же адресу – по Таежной, №№а.

Третьяков: Давайте вернемся к 2012 году. Когда вы начали там работать, я так понимаю, там проживали две семьи, как вы сказали, в №№-м доме – Владимир Сергеевич и в №№а – Игорь Сергеевич. Как была устроена охрана этих домов и что вообще собой эти дома представляли? Это были разные дома в разных местах, в одном месте, по-разному охранялись, вместе охранялись, забор между ними был или его не было? Все эти обстоятельства, пожалуйста, поясните.

Сылко: Ну охранялись… Стояли они по-разному, конечно, не все вместе, а огороженные заборами – что один, что другой, не на одной территории. Охранялись они. Видеокамеры стояли что на №№-м доме, что на №№а. На территории, внутри территории, также на прилегающих территориях был пост охраны на дом №№а. Там находилось два монитора: один – на №№-й, другой – на №№а. Туда были выведены видеокамеры. Сколько камер, я не помню. 

Третьяков: Камеры были с каких домов выведены? Только с №№а или со всей территории? 

Сылко: С №№-го были выведены, с №№а и с прилегающей территории выходили.

Третьяков: Охранники дислоцировались вот в этом доме – №№а?

Сылко: Да-да, с одного, с одного дома.

Третьяков: Обход территории осуществлялся?

Сылко: Обход? Да, каждые 2 часа.

Третьяков: Как вы перемещались с одного дома в другой? Ну с территории одного дома на территорию другого домовладения?

Сылко: Ну выходил за территорию и обходил по дороге там, по тропинкам делал обход.

Третьяков: А кто с вами еще работал охранниками, не припомните?

Сылко: Не понял. Еще раз можно вопрос?

Третьяков: Кто с вами… коллеги ваши по охране? Кто с вами еще работал на объекте?

Сылко: Игорь Нетребин, Алексей, Сергей – их фамилий я вам не скажу, потому что я их и не помню, эти фамилии.

Третьяков: А была ли тревожная кнопка у вас там на объекте? 

Сылко: Была тревожная кнопка.

Третьяков: А не припомните, куда она была выведена? Кто приезжал в случае ее активации?

Сылко: Ну куда выведена, я не знаю, а приезжала, по-моему, вневедомственная охрана, если я ничего не путаю.

Третьяков: А ЧОП «Ратник»… кто-нибудь приезжал вас проверять? Вашу дисциплину трудовую проверять там, как у вас, что…

Сылко: Ну приезжал проверять Гаврилов. Приехал, проверил, ну минут там 10, да и уехал. Да он за мое время работы в охране раза три, может быть, и был. 

Третьяков: Это за сколько лет работы?

Сылко: Ну два… ну примерно два с половиной года я там в охране проработал. 

Третьяков: А кто же вас… кто вас проверял там на объектах?

Сылко: Гаврилов приезжал проверял.

Третьяков: Но за два с половиной года он приезжал три раза. А кто еще? Ну то есть не может быть, чтоб охрану никто не проверял.

Сылко: Я говорю за свою смену, в мою смену он приезжал три раза. Нас-то четыре охранника, он мог и в другие смены приезжать, этого я вам не скажу, потому что я этого не знаю.

Третьяков: Кто-то еще контролировал вашу работу? 

Сылко: Начальник был. Я вообще вопросы решал не через Гаврилова. Если что-то там какой-то вопрос был, я звонил Ломакину Константину Вячеславовичу.

Третьяков: Отлично. А Ломакин-то приезжал на объект или нет? 

Сылко: Ну я даже… Приезжал, может, один-два раза за то время, когда я работал.

Третьяков: Хорошо. За время вашей работы. Потом, в 2014 году, вы перешли на новую должность, правильно я вас понимаю? Как вы были трудоустроены и куда? То есть вы уволились из ЧОП «Ратник», остались в ЧОП «Ратник»… Как дальше складывалась ваша трудовая карьера? 

Сылко: Меня принимала на работу Пушкарева Наталья Ивановна.

Третьяков: А как называлась ваша должность, вы не можете припомнить?

Сылко: Менеджер по озеленению.

Третьяков: Понятно. А, ну то есть в связи с чем вы как бы согласились… в чем для вас был интерес перехода с одного места работы на другое? 

Сылко: У меня было такое желание поработать на земле, не в охране, потому что она уже как бы чуточку поднадоела. Мне захотелось поработать на земле, с растениями, мне это нравится, я и согласился. 

Третьяков: Понятно.

Сылко: Тут даже и зарплата сыграла роль.

Третьяков: А вот, кстати, возвращаясь к зарплате… А на зарплате это как-то сказалось?

Сылко: Конечно, сказалось, прибавилась зарплата. 

Третьяков: За время вашей работы в качестве охранника, в качестве менеджера по озеленению территория домовладения семьи Пушкаревых как-то изменялась – уменьшалась, увеличивалась там?

Сылко: Игоря Сергеевича имеете в виду?

Третьяков: Всех. Или как? Ну давайте по Игорю Сергеевичу начнем, по Игорю Сергеевичу, хорошо.

Сылко: Ну изменялась. Появился дом, где проживает Андрей Сергеевич. Но он тоже был… Когда там прошел ремонт, он тоже пришел под охрану к нам, мы тоже стали охранять его.

Третьяков: Не припомните, в каком году он появился?

Сылко: Честно – нет, я не помню.

Третьяков: А где он расположен по отношению к…

Сылко: Таежная, №№.

Третьяков: А как он расположен по отношению вот к предыдущим домам – №№а и №№?

Сылко: Так же отдельно расположен, огорожен забором.

Третьяков: Хорошо. Еще какие-то дома появлялись? 

Сылко: А, ну еще один – Таежная, №№а. Там проживает Павел Игоревич Пушкарев – сын Игоря Сергеевича. Он тоже под охрану сдал этот дом.

Третьяков: Он где расположен, рядом с какими домами? Как они расположены относительно друг друга?

Сылко: Он расположен рядом с домом Таежная, №№а, он тоже огорожен забором.

Третьяков: Подскажите, пожалуйста, еще какие-то дома появлялись там?

Сылко: Нет.

Третьяков: Или это все дома, которые вы перечислили?

Сылко: А, Таежная, №№.

Третьяков: Таежная, №№. В этом доме кто проживал?

Сылко: Семья Игоря Сергеевича Пушкарева.

Третьяков: Тогда в доме №№а кто проживал?

Сылко: Там происходил ремонт, в этом доме на Таежной, №№а, они переехали на Таежную, №№, там проживали.

Третьяков: На данный момент вы продолжаете работать вот в этом месте?

Сылко: Да, я продолжаю работать.

Третьяков: Как сейчас выглядят все эти дома? Вот просто опишите.

Сылко: Ничего не изменилось, когда туда входишь – там все нормально.

Третьяков: Это обособленные дома или это общая какая-то территория? Как происходит перемещение между домами? Как-то видоизменилось все это?

 Сылко: Я ничего там…

Третьяков: Или по-прежнему перемещаться через улицу?

Сылко: Каждый… да, через улицу заходить, между собой они не соединены, они огорожены заборами. 

Третьяков: Я вас понял. Изменялась ли система охраны в плане… Ну понятно, что дома новые появлялись, вы упомянули, что на них устанавливались новые камеры. А появлялись ли новые помещения для охранников? 

Сылко: Да.

Третьков: Где? 

Судья: Продолжаем.

Секретарь: Связь прерывается.

Третьяков: Слышно нас? Здравствуйте еще раз. 

Сылко:  Здравствуйте.

Третьяков: Поясните, пожалуйста, где появилось новое помещение для охраны, как вы сказали. Появилось ли оно? Я просто уже на какой-то момент не понял, слышали вы мой вопрос или нет.

Сылко: Ну добавился один охранник, и он находится на Таежной, №№. Второй – на Таежной, №№а. Между ними есть связь по рации.

Третьяков: А в №№-м доме кто-нибудь находится из охранников? 

Сылко: Нет. 

Третьяков: Я понял. То есть охранники находятся в каких домах? 

Сылко: В №№ и в №№а. Таежная, №№ и №№а.

Третьяков: Я вас понял. Вот в качестве менеджера по озеленению кто вам дает или давал какие-либо указания, что вы делаете на этой территории?

Сылко: Никто мне не давал указаний и не дает, я знаю свою работу, что мне делать и как делать. Там не надо давать указания. 

Третьяков: Ну хотя бы какая-то трудовая функция определена, то есть что вы должны там чем-то заниматься? Потому что, когда платят за что-то деньги, ну их за что-то платят. Что вы делаете там, за что платят вам деньги? 

Сылко: Даже не знаю, как на вопрос этот ответить.

Третьяков: Ну какая ваша трудовая функция? Чем вы там занимаетесь? Я не знаю, вы утром пришли, убрали там грядку, после обеда подмели там, я не знаю, помогли сумки донести – все что угодно.

Сылко: Ну я хожу, да, я там стригу кусты, кошу газоны, что-то в огороде там делаю, стригу деревья, убираю снег. Как бы не с указания, а я уже знаю эту работу сам, как делать, базу здесь показывать не надо. 

Третьяков: Давайте поговорим о семье Пушкаревых, поскольку вы очень давно с ними, как я понимаю, работаете. Опишите, пожалуйста, их уклад: кто старший, кто дает указания, кто кому подчиняется в семье, как у них это все сделано… как у них устроено это все? 

Сылко: Я не знаю. Я за этим не следил, я не скажу даже. 

Третьяков: Игоря Сергеевича Пушкарева… Вы видели его на этой территории? 

Сылко: Ну, конечно, видел.

Третьяков: Прекрасно. Общались с ним? Он вам, может, какие-нибудь указания давал? Может быть, вы ему давали какие-то указания?

Сылко: Если давал указание или там что-то попросит – сумки занести с продуктами, снег там убрать как бы, ну и все такое, а чтобы таких прямо уж указаний – нет.

Третьяков: А вы снег убираете только на территории его домовладения, я имею в виду вот дом №№, вы сказали, либо еще в других домах?

Сылко: Нет, только на его, на Игоря Сергеевича.

Третьяков: А кто убирает снег на территории домов №№, №№а, №№а, №№? 

Сылко: Ну другие люди убирают. 

Третьяков: А не знаете, кто это?

Сылко: Я туда вообще не касаюсь. Звать там, например, человека – знаю, а кто и что – я не интересуюсь такими вопросами. 

Третьяков: А с Андреем Сергеевичем, Владимиром Сергеевичем вы как-то общаетесь?

Сылко: Нет. 

Третьяков: Понятно.

Сылко: Здравствуйте-до свидания – вот и все. 

Третьяков: Спасибо, у меня нет больше вопросов.

Судья: У других защитников будут вопросы? 

Поликарпов: Да.

 Судья: Пожалуйста.

Поликарпов: Руслан Владимирович, добрый день. Адвокат Поликарпов. Скажите, пожалуйста, а вам известно, где проживал Андрей Сергеевич Пушкарев до 2014 года и после 2014 года?

Сылко: Нет, я не знаю, где он проживал до 2014 года, и я не помню тот год, когда он заехал на Таежную, №№. Какой год – я не помню.

Поликарпов: Хорошо. Когда он приехал жить на Таежную, №№, что там по этому адресу находится, ну где он проживает с этого времени?

Сылко: Дом находится.

Поликарпов: Кто-то охраняет его домовладение по этому адресу?

Сылко: Ну на охрану выведены видеокамеры, он тоже охраняется, под видеонаблюдением находится, там охранника нет.

Поликарпов: Я понял. Охраняют те же самые лица, которые охраняют домовладение Игоря Сергеевича и Владимира Сергеевича, или другие какие-то? 

Сылко: Нет-нет-нет, те же самые, из охраны.

Поликарпов: Те же самые?

Сылко: Да.

Поликарпов: Значит, правильно я вас понимаю, что появился отдельный монитор на пункте охраны по его адресу?

Сылко: Ну да, есть монитор дополнительный на территорию №№.

Поликарпов: Правильно будет сказать, что…

Гособвинитель (1): Я прошу снимать вопросы, которые начинаются со слов «правильно будет сказать» или «правильно ли я понимаю».

Поликарпов: Осуществляется ли обход территории охранниками его домовладения?

Сылко: Ну конкретно так… Если вдруг срабатывает какая-нибудь тревожка, ну я имею в виду пожарная сигнализация, тогда да.

Поликарпов: Понятно. Нет больше вопросов.

Судья: У подсудимых будут вопросы?

Подсудимые: Нет.

Судья: От защитников вопросы? Представитель потерпевшего, будут вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да, у меня один вопрос.

Судья: Пожалуйста.

Представитель потерпевшего МУПВ: Руслан Владимирович, представитель потерпевшего Андрусенко. Скажите, пожалуйста, вот один вопрос: а было ли разделение обязанностей по поводу исполнения своих обязанностей в связи с разными номерами домов, то есть какие-то дома были привилегированные, какие-то дома были там непривилегированные, то есть дом № №№, №№а – так-то исполнять обязанности, а дом № №№, №№ – как-то по-другому исполнять обязанности? Вопрос охраны.

Сылко: Нет-нет, такого не было, все работают по одной инструкции, и все. Такого нет разделения, все работают как один.

Представитель потерпевшего МУПВ: На всех домах охрана одинаковая?

Сылко: Да, без изменений.

Представитель потерпевшего МУПВ: Понятно.

Судья: У государственного обвинителя будут вопросы?

Гособвинитель (2): Да, Ваша честь.

Судья: Пожалуйста.

Гособвинитель (2): Свидетель, скажите, пожалуйста, слышно меня?

Сылко: Слышно. 

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, вот ваш период работы на «ВБЩЗ» с 2008-го по 2012 год – вы сказали, что вы непосредственно в «ВБЩЗ» работали или еще на каких-то объектах?

Сылко: Нет, я только как охрана работал.

Гособвинитель (2): Нет, ну как охрана на каких объектах «ВБЩЗ» вы работали?

Сылко: Как охранник – куда меня направили, туда я и пошел на тот пост.

Гособвинитель (2): Ну посты в каких зданиях располагались? Что было в этих зданиях?

Сылко: Ну я…

Гособвинитель (2): Какие организации? 

Сылко: Я в зданиях нигде не стоял на постах.

Гособвинитель (2): Хорошо. Такое название, как «Востокцемент», вам известно?

Сылко: Название известно.

Гособвинитель (2): В связи с чем вам известно это название?

Сылко: Ну я туда ездил, писал заявление на отпуск.

Гособвинтель (2): И в связи с этим тогда у меня вопрос: вы в охране работали в какой организации – «ВБЩЗ» или «Востокцемент», если писали в «Востокцементе» заявление на отпуск?

Сылко:  В ЧОП «Ратник» я работал. 

Гособвинитель (2): Я пока до «Ратника» спрашиваю, с 2008-го по 2012 год.

Сылко: А, с 2008-го по 2012-й?

Гособвинитель (2): Да, мы пока об этом говорим. 

Сылко: А…

Гособвинитель (2): Вот вы сказали, что вы возили заявление на отпуск в «Востокцемент». Вот в связи с этим у меня вопрос: вы работали все-таки охранником в «Востокцементе» или в «ВБЩЗ»?

Сылко: Ну насчет «Востокцемента» вы спросили – я туда ездил, когда уже работал на территории у семьи Пушкаревых.

Гособвинитель (2): Ага…

Сылко: И заявление писал там же.

Гособвинитель (2): О чем?

Сылко: Когда работал в «ВБЩЗ», я там ходил в контору, там писал заявление, а просто слышал о «Востокцементе». А на тот момент я там не находился, ни разу там не был.

Гособвинитель (2): Так, скажите, пожалуйста, когда вы работали на объектах семьи Пушкаревых, вы о чем писали заявление в «Востокцемент»?

Сылко: Когда я работал в охране семьи Пушкаревых?

Гособвинитель (2): Да-да-да.

Сылко: Я ездил в ЧОП «Ратник» и писал заявление. 

Гособвинитель (2): А вот вы до этого сейчас сказали, что ездили заявление писать в «Востокцемент». Это что за заявление?

Сылко: Это когда я… Я понял. Это когда я уже перешел на менеджера по озеленению на работу…

Гособвинитель (2): К Наталье Ивановне Пушкаревой вы перешли? Это когда вы к Наталье Ивановне перешли?

Сылко: Да, к Наталье Ивановне, да-да-да.

Гособвинитель (2): А при чем здесь «Востокцемент» и Наталья Ивановна? Это что, одна и та же организация? 

Сылко: Ну этого я точно вам не скажу, потому что я не знаю.

Гособвинитель (2): Так, вы не знаете. Скажите, пожалуйста, а вот ваша работа у Натальи Ивановны – это что, какое-то ИП, это какое-то юридическое лицо, это вот что за организация, где вы работаете менеджером по озеленению? 

Сылко: Не знаю. Я не знаю, не скажу вам об этом.

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, а офис где располагается Натальи Ивановны, вот где вы трудоустроены, где ваша трудовая книжка находится?

Сылко: Ну где офис Натальи Ивановны находится, я не знаю, а где моя трудовая книжка – ну это «Востокцемент» по адресу Русская, а сколько – я не знаю цифру.

Гособвинитель (2): В «Востокцементе» до сих пор ваша трудовая книжка. Так, а зарплату тогда вы где получаете как менеджер по озеленению?  

Сылко: Я на карточку зарплату получаю. 

Гособвинитель (2): На карточку. А от какой организации? 

Сылко: Не знаю, если честно, я не интересуюсь этим.

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, а вот организация Натальи Ивановны, в которой вы работаете менеджером по озеленению, она чем… ее каков род деятельности, чем занимается эта организация, каков ее штатный состав?

Сылко: Не знаю. Мне неинтересно.

Гособвинитель (2): Ну хорошо, вы там работаете… Скажите, пожалуйста, а кто же тогда является вашим руководителем как менеджера по озеленению? И вообще, руководителя имеет ли организация Натальи Ивановны?

Сылко: Ну где и что Наталья Ивановна, где офис – я этого не знаю.

Гособвинитель (2): Так вы же только сказали, что в здании «Востокцемента» на улице Русской.

Сылко: Это там трудовая книжка, а где офис Натальи Ивановны и где она там работает, что делает – я этого не знаю. 

Гособвинитель (2): А с кем у вас… Вы как вообще работаете? По трудовому договору вы работаете либо еще каким-то образом? Официально ли вы туда трудоустроены? 

Сылко: Работаю по трудовому договору, но я с ним не ознакамливался, с трудовым договором.

Гособвинитель (2): А как вы его подписывали тогда?

Сылко: Молча подписал, и все.

Гособвинитель (2): А при каких обстоятельствах, как это происходило и кто подписывал с вами этот трудовой договор?

Сылко: Ну кто подписывал со мной – я не знаю. Подписывал я его в офисе.

Гособвинитель (2): А где офис находился?

Сылко: В «Востокцементе».

Гособвинитель (2): В «Востокцементе». Так, а кто конкретно в «Востокцементе»… вот человек… что за человек с вами подписывал этот договор? Свою подпись какую человек ставил внизу (неразборчиво)?

Сылко: Я этого человека не знаю, я даже не знаю, как его зовут.

Гособвинитель (2): Ну а пол какой у этого человека – мужчина или женщина это была?

Сылко: Женщина.

Гособвинитель(2): Женщина… Хорошо. Скажите, пожалуйста, опять же пока возвращаемся к вашей работе с 2008-го по 2012 год в «ВБЩЗ». Кто непосредственно был вашим начальником в «ВБЩЗ» и в каком подразделении вы числились там структурно?

Третьяков: Ваша честь, отвечали на этот вопрос. 

Сылко: Ломакин Константин Вячеславович.

Гособвинитель (2): Так.

Сылко: Я в службе охраны был.

Гособвинитель (2): В службе охраны были, так. Помимо Ломакина кто еще был вашим руководителем как сотрудника службы охраны?

Сылко: Ну у меня был один начальник.

Гособвинитель (2): Ломакин, да?

Сылко: Да.

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, а Ломакин, в свою очередь, кому подчинялся? Кто был начальником Ломакина?

Сылко: Ну этого я не знаю.

Гособвинитель (2): Так, угу. Вас не посвящали в это, да?

Сылко: Да мне это и неинтересно.

Гособвинитель (2): Так, скажите, пожалуйста, вот вы говорили, что «Востокцемент»  у вас был… вы знали эту организацию, слышали название, трудовая книжка ваша там хранится. А вот «ВБЩЗ» какое отношение… Вам известно, имеет ли какое-либо отношение «ВБЩЗ» к «Востокцементу»?

Сылко: Нет, я об этом ничего не знаю. 

Гособвинитель (2): Так, а кто был руководителем «ВБЩЗ»?

Сылко: Честно – не помню.

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, известно ли вам, кто был руководителем «Востокцемента» в период, когда вы работали в «ВБЩЗ», потом – в охране «Ратник-2»? Сейчас ваша трудовая книжка в этой организации. А кто вот руководитель этой организации, вам известно?

Сылко: Нет, мне неизвестно это.

Гособвинитель (2): Вам неизвестно. Хорошо. Скажите, пожалуйста, помимо вас еще какие-либо сотрудники службы безопасности «ВБЩЗ» осуществляли охрану домов семьи Пушкаревых?

Сылко: Нет.

Гособвинитель (2): Нет. То есть из «ВБЩЗ» больше там никого не было. Скажите, пожалуйста, а вот все ли охранники домовладений Пушкаревых являлись сотрудниками ЧОП «Ратник-2»?

Сылко: Ну конечно.

Гособвинитель (2): А кто занимался вашим подбором, вот всех этих… всего этого состава охранников? Кто их подбирал?

Сылко: Я не знаю. Я не знаю, кто этим занимался. Мне предложили – я перешел туда, а за остальных я ничего не скажу.

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, была ли у вас лицензия охранника и выдавалось ли вам оружие для осуществления охраны?

Сылко: Да, была, я учился до этого. 

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, сколько раз вообще за период работы вами охранником вы были в офисе ЧОП «Ратник-2»?

Сылко: Ну только когда зарплату получать ездил. 

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, вы там расписывались вместе со всеми  охранниками этого охранного агентства либо это были какие-то отдельные ведомости? 

Сылко: Нет, я расписывался только за себя, за других тоже ничего не скажу, потому что не знаю.

Гособвинитель (2): Ну вот вы зарплату получали по ведомости или на карту? 

Сылко: Ну да, я расписывался. Нет, нам бухгалтер выдавала. 

Гособвинитель (2): Ну вот вы были обозначены один в этой ведомости либо там несколько человек было?

Сылко: Вы знаете, у меня нет такого интереса – за другими смотреть. Я за себя посмотрел, расписался, и все.

Гособвинитель (2): Я не говорю сейчас о том, какие суммы кто получал. Я спрашиваю: вы были один в этом списке, в этой ведомости или вас было там несколько?

Сылко:  Нет, конечно, я не один был. 

Гособвинитель (2): А кто еще был?

Сылко: Там нас четверо было.

Гособвинитель (2): Кто еще был с вами в этой ведомости указан?

Сылко:  По фамилии я вам не скажу, потому что не помню. Одного вот помню – Нетребин, и все. 

Гособвинитель (2): Нетребин.

Сылко:  А тех только по именам.

Гособвинитель (2): Нетребин с вами еще был в этой ведомости, да? Скажите, пожалуйста, а в этой ведомости были только те, кто осуществлял охрану домовладения семьи Пушкаревых либо были сторонние охранники, которые не работали  на объектах семьи Пушкарева?

Сылко: Ну я там только четверых видел, и все. 

Гособвинитель (2): Ну вот эти все четверо – они все работали по охране семьи Пушкаревых либо кто-то из этих четверых, ну помимо вас и Нетребина, работал на других объектах?

Сылко: Нет, они тоже работали на семью Пушкаревых.

Гособвинитель (2): Тоже работали на семью Пушкаревых. Скажите, пожалуйста, такое лицо, как Радько, вам известно?

Сылко: Нет, в первый раз слышу.

Гособвинитель (2): В первый раз слышите. Скажите, пожалуйста, а Гаврилов – он в качестве кого находился в ЧОП «Ратник-2»? Кем он там был?

Секретарь: Все, слышно нас?

Судья: Да-да, неплохо.

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, Гаврилов кем был в ЧОП «Ратник-2»? Какую должность занимал?

Сылко: Ну какую должность занимал, я не знаю, но приезжал как проверяющий. Приедет, проверит оружие там, посмотрит, все ли нормально, и уезжал.   

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, он как проверяющий только оружие проверял или еще что-то? И в таком случае второй вопрос: Ломакин тогда что проверял и чем занимался?

Сылко: Нет. Ломакин ничего не проверял. А Гаврилов только оружие проверял, больше ничего.

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, Алексеев Александр Львович вам знаком?

Сылко: Если честно, я что-то и не помню. Алексеев…

Гособвинитель (2): Ну лицо по имени-отчеству Алексеев Александр Львович вам известно? 

Сылко: Нет.

Гособвинитель (2): Неизвестно. Хорошо. Скажите, пожалуйста, кто занимался установкой охранных систем в домовладении семьи Пушкаревых? Сотрудники ЧОП «Ратник-2» либо иные лица? Если иные, то кто?

Сылко: Люди какие-то. 

Гособвинитель (2): Вот видеокамеры, тревожная кнопка – всем этим кто занимался?

Сылко: Я не знаю. 

Гособвинитель (2): Вы этих людей не знаете, но это люди чьи – с ЧОПа или с другой организации?

Сылко: Этого я тоже не знаю.

Гособвинитель (2): Хорошо, кто осуществлял руководство этими людьми, которые осуществляли приобретение и установку этого охранного оборудования – сигнализации, тревожной кнопки, видеокамер?

Сылко: Ну Ломакин Константин Вячеславович.

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, а Игорь Сергеевич Пушкарев руководил установкой вот этого охранного оборудования лично? Приезжал там, давал команды, что куда установить, что где расставить, где поставить?

Сылко: Никогда не видел.

Гособвинитель (2): Никогда не видели. Так, хорошо.  Следующий вопрос. Скажите, пожалуйста, в настоящий момент вот те лица, которые продолжают охранять домовладение Игоря Сергеевича… семьи Игоря Сергеевича Пушкарева ну и других членов семьи Пушкарева, они все так же трудятся в ЧОП «Ратник-2»?

Сылко: Ну этого я не знаю. Я у них не спрашиваю, где и что. У меня другая работа, у меня другая задача. 

Гособвинитель (2): Это понятно. Так, скажите, пожалуйста, что вы можете пояснить в суде вот по такому противоречию. У нас на судебном заседании был допрошен Нетребин, которого вы упоминали. Вот он пояснил нам, что Гаврилов не приезжал там с инспекционными поездками на объекты, а приезжал только в этих целях Ломакин. Что вы можете по этому поводу пояснить?

Сылко: Ну я хочу вам сказать, что я с Нетребиным вместе не стоял и не знаю, что у него там на смене и как у него на смене. В мою смену такого не было. 

Гособвинитель (2): Понятно. Хорошо. Нет пока вопросов. 

Судья: Нет больше вопросов? 

Представитель потерпевшего МУПВ: Да, у меня вопрос еще.

Судья: Пожалуйста, представитель потерпевшего, какие у вас вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да, вопрос появился. Руслан Владимирович, еще вопрос один. Подскажите, вот вы употребили фразу «офис «Востокцемента». Под этим понятием  вы что имели в виду? Здание, где располагается «Востокцемент», помещение какое-то, где располагается  «Востокцемент» или какой-то там этаж, может быть, или еще что-то? Объясните, что такое в вашем понимании «офис «Востокцемента».

Сылко: Ну здание просто, где находится офис. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Понятно. А в этом здании еще какие-то офисы находятся? Известно вам об этом? 

Сылко: Этого я не знаю, не скажу вам об этом. 

Представитель потерпевшего МУПВ: То есть, рассказывая об этом, вы имели в виду адрес. А вы можете назвать этот адрес, расположение этого «Востокцемента»?

Сылко: Нет. Я сказал, что это Русская, но какая цифра – я не помню.

Представитель потерпевшего МУПВ: Ну то есть вы имели в виду именно дом, в котором располагается «Востокцемент»?

Сылко: Здание, да, в котором находится офис, куда я ездил, писал заявление там.

Представитель потерпевшего МУПВ: Все понятно. Все, у меня нет вопросов.

Судья: Новых вопросов не появилось со стороны защиты? 

Третьяков: Ваша честь, не имеем вопросов.

Судья: Все, допрос свидетеля завершен, спасибо большое, свидетель. 

Поделиться: