18+

Александр Артёмов обнародовал распорядок дня семьи Игоря Пушкарёва 

Водитель супруги экс-главы Владивостока Натальи Пушкарёвой Александр Артёмов дал показания по существу дела Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего холдинг «Востокцемент» Андрея Пушкарёва 15 ноября. 

Александр Артёмов работал в холдинге «Востокцемент» водителем с 2002 года, а затем стал возить семью экс-главы Владивостока – супругу и детей. Свидетель озвучил распорядок дня семьи Пушкарёвых, рассказал, куда и в какое время он их отвозил.

Отвечая на вопросы участников процесса Александр Артёмов сообщил, что об Игоре Пушкарёве узнал из средств массовой информации, а затем познакомился с ним в офисе компании. 

Экс-главу приморской столице свидетель охарактеризовал, как хорошего и заботливого человека.  

«Он всегда по-человечески интересовался делами, если были какие-то вопросы всегда можно было подойти и решить их. Мне это очень импонировало. Наталья Ивановна очень добрая. На редкость хорошие люди», - подчеркнул Александр Артёмов.

Стенограмма допроса Александра Артёмова

Судья:  Так, суд устанавливает личность свидетеля. Свидетель, назовите сою фамилию, имя, отчество. 

Артемов:  Артёмов Александр Константинович. 

Судья: Личность свидетеля установлена. Адвокат, я смотрю, тот же самый, да?

Голованюк: Да.

Судья: Голованюк. Хорошо. Я вам разъясняю, что вы как свидетель приглашены по делу Пушкарева Игоря Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича, Лушникова Андрея Вадимовича. Вы обязаны говорить суду правду, за отказ дачи показаний, дачу заведомо ложных показаний, при уклонении от дачи показаний предусмотрена уголовная ответственность по статьям 307, 308 Уголовного кодекса Российской Федерации. Вы можете не свидетельствовать против себя, своих близких родственников, иных близких лиц. Вправе пользоваться помощью переводчика, если не владеете русским языком, заявить отвод переводчику, являться на допрос с адвокатом, пользоваться мерами государственной безопасности в случае, когда это предусмотрено уголовно-процессуальным законом, вправе заявлять ходатайства, делать замечания, заявления по поводу действий председательствующего и участников процесса. Вам права и ответственность понятны, свидетель? 

Артемов: Да, понятны.

Судья: Распишитесь в подписке, пожалуйста, перед вами.

Представитель Приморского краевого суда: Напишите фамилию, имя, отчество. Фамилия, имя, отчество, не спешите. Имя, отчество полностью, да. И дату – 15 ноября… Давайте мне расписку.

Судья: Свидетель, поясните, пожалуйста, суду: предприятие «Дороги Владивостока» вам известно? Вы какое-то отношение  к нему имеете?

Артемов: Нет.

Судья: Пушкарева Игоря Сергеевича знаете, знакомы с ним?

Артемов: Да, я его знаю, знаком. 

Судья: Как в двух словах можно охарактеризовать ваши с ним отношения? 

Артемов: Ну только рабочие.

Судья: Пушкарева Андрея Сергеевича знаете?

Артемов: Да.

Судья: С ним какие у вас отношения? 

Артемов: Тоже чисто такие, рабочие. 

Судья: Лушников Андрей Вадимович вам знаком?

Артемов: Нет, не знаю.

Судья: С Пушкаревым Игорем Сергеевичем, с Пушкаревым Андреем Сергеевичем, может, у вас какие-то конфликты были, в силу которых вы можете их оговорить, дать недостоверные показания в отношении них? 

Артемов: Нет.

Судья: Нет. Поводов для оговора нет… Пожалуйста, сторона защиты, какие у вас вопросы?

Третьяков: Здравствуйте, меня зовут Константин Третьяков, я защищаю Игоря Сергеевича Пушкарева. Подскажите, пожалуйста, где вы работали в период с 2005-го по 2015 год?

Представитель Приморского краевого суда: Где вы работали с 2005-го...

Артемов: Громче скажите.

Третьяков: Где вы работали с 2005-го по 2015 год?

Артемов: В компании «Востокцемент» работал. 

Третьяков: А в какой должности? 

Артемов: Водитель. 

Третьяков: Какое-то отдельное подразделение у вас было или в целом компания?

Артемов: Нет, был ну как… руководитель, то есть получается это как обеспечение… отдел то есть, надо кого-то встретить – забрал, встретил, привез.

Третьяков: В каком году вы были трудоустроены в эту компанию?

Артемов: Еще раз?

Третьяков: В каком году вы были трудоустроены в эту компанию?

Артемов:  Ничего не слышно, я извиняюсь, прерывается связь.

Третьяков: В каком году вы были трудоустроены в эту компанию?

Артемов: Так точно я не знаю, не могу сказать, в каком году, но работаю я там с 2001-го или 2002 года, где-то так.

Третьяков: Все время в одной должности? 

Артемов: Так точно.

Третьяков: Каким образом вы получаете заработную плату?

Артемов: На карточку получаю. На заработную карту через банк. 

Третьяков: Все время на карточку или как-то получали ранее по-другому? 

Артемов: Когда раньше не было карточек, получал в бухгалтерии, а когда ввелись карточки, все перешли на карты. Тогда уже да, на карточку, причем давно уже на карточку.

Третьяков: Знакомы ли вы с Пушкаревым Игорем Сергеевичем?

Артемов: Не слышно.

Третьяков: С Пушкаревым Игорем Сергеевичем знакомы? 

Артемов: Да, конечно.

Третьяков: При каких обстоятельствах вы с ним познакомились и каков характер вашего общения?

Артемов: Во-первых, когда устроился на работу, узнал о нем, потом – из средств массовой информации узнал об этом человеке. Потом я его встретил лично, ну в офисе, когда работал, давным-давно это было, я встретил его в офисе, где работал.

Третьяков: Когда вы устроились на работу, кем он был на тот момент?

Артемов: Директором «Востокцемента», по-моему… да-да, директором «Востокцемента».

Третьяков: Какие отношения между вами, как вы их можете охарактеризовать? 

Артемов: Отношения между нами? Ну человек, во-первых, заботливый – всегда интересовался… отношения только хорошие. Ну то есть если был какой-то момент, если были какие-то вопросы, можно было всегда подойти, решить что-то, ну какие-то вопросы решить, всегда отвечал на них, и решались эти вопросы. Мне это вообще понравилось… то есть хорошие только отношения, я всегда знал, что можно обратиться к Игорю Сергеевичу и какие-то вопросы можно решить, любые там – и по поводу машины, и по всему что угодно, личные какие-то просьбы к нему у меня были. Хорошие отношения. 

Третьяков: С кем-либо еще из членов его семьи вы общаетесь или общались?

Артемов: С кем общался?

Третьяков: С кем-либо еще из членов его семьи, то есть членов семьи Пушкарева.

Артемов: Раньше ни с кем больше. Здоровался только. Общаться – нет, только здоровался. С Андреем Сергеевичем здоровался, когда видел его в компании, в офисе, и с Владимиром Сергеевичем здоровался. А так, ну то есть тесно, нет, вообще никаких отношений не было.

Третьяков: Супругу знаете Игоря Сергеевича?

Артемов: Когда начал работать с супругой Игоря Сергеевича, стал знать. На тот момент я даже раньше ее не знал. 

Третьяков: А когда начали с ней работать? 

Артемов: Сейчас скажу. Точно дату не помню, где-то, наверное, с 2013-го, может, или с 2012 года, мне кажется, где-то начал с ней работать... Если я не ошибаюсь, то да. 

Третьяков: В связи с этим менялось как-то ваше рабочее место? Либо там какие-то изменения в вашу трудовую книжку вносились? 

Артемов: В трудовую книжку? Первое время я начал с ней работать, потом я перевелся, я это знаю, она мне сказала в ИП Пушкарева. Я понимал, что я уже работаю с ней в ИП Пушкарева, вот. 

Третьяков: А в связи с чем был связан ваш перевод в ИП Пушкарева?

Артемов: Что еще раз? Не слышно вообще.

Третьяков: В связи с чем был связан ваш перевод в ИП Пушкарева?

Артемов: Так получилось, я не знаю подробностей. Не было машины у нее, и водителя не было, вот. Мне как бы предложили, я попробовал, то есть начал ездить. Я думаю, что все понравилось, и продолжил работать дальше.

Третьяков: Что? Можете более подробно пояснить, что вы попробовали именно? 

Артемов: Еще раз.

Третьяков: Более подробно можете пояснить, что именно вы попробовали? Не совсем понятно. 

Артемов: Что именно попробовал? Мне надо было ее забрать, вот, не было автомобиля у нее, я поехал ее... Меня попросили съездить забрать Наталью Ивановну, я поехал ее забрать в магазин, ну то есть отвез, приехал, потом в другой день, так потихоньку я начал работать. И в итоге было предложение: «Ты останешься работать с Натальей Ивановной?» Я сказал: «Да, я останусь, соглашаюсь работать». И я стал работать.

Третьяков: А правильно ли я вас понял, что после этого вас перевели работать в ИП Пушкарева Наталья Ивановна? 

Артемов: Через некоторое время, не сразу, через некоторое время.

Третьяков: А для чего понадобилось вас переводить с одного места работы на другое, если, в принципе, ваша функция трудовая не изменилась, как я понимаю?

Артемов: Не могу ответить на вопрос, не знаю.

Третьяков: Это как-то сказалось на вашей заработной плате? 

Артемов: Да, стало... Да, да.

Третьяков: В какую… какие изменения последовали?  

Артемов: По зарплате я стал больше получать, предложили как бы больше на (неразборчиво), ну то есть мне понравилось.

Третьяков: График работы изменился? 

Артемов: График работы изменился, да. Суббота, воскресенье – выходные у меня были, и стабильность была в этой работе как бы.

Третьяков: А можете вкратце описать ваш средний рабочий день вот такой? Как он проходил? Куда заезжали, где кого забирали, кого куда отвозили, привозили? 

Артемов: С 8 утра я забирал сына, вот...

Третьяков: Как зовут, откуда забирали? 

Артемов: Я забирал с Таежной в 8 утра, вот, забирал Андрея маленького и  (неразборчиво). 

Третьяков: Далее что? Что вы с ними делали, куда вы их везли?

Артемов: Я вез в детский сад, вот, и если там… ну и забирал также Алексея – это тоже сын, средний сын, забирал и его. Я вез Алексея в школу, а Андрея – в садик.

Третьяков: Потом?

Артемов: Потом, получается, если я это делал с Натальей Ивановной, то завозил ее после этого на работу и какое-то время был свободен. Потом  где-то часа в 4… в 16 часов вечера с Натальей Ивановной ехали в садик, забирали Андрея и либо домой отвозил на Таежную, либо по пути за Алексеем заезжали в школу, забирали его и возвращались все вместе домой. В среднем получалось где-то ну к половине шестого-в шесть я уже был свободен.

Третьяков: Игоря Сергеевича Пушкарева вы возили?

Артемов: Игоря Сергеевича – нет, я не возил.

Третьяков: Ни разу на вашей машине он не перемещался? 

Артемов: Да, подвозил, когда тогдашний его водитель не успевал утром по времени, ну в срок. Он попросил довезти по пути до города, можно сказать, вот. (Неразборчиво) ждал автомобиль с водителем. Он пересел, и они поехали по работе, ну а мы поехали дальше в школу с детьми.

Третьяков: Подскажите, пожалуйста, что собой представляет место, где проживала семья Пушкаревых? Что за дома, как они между собой связаны или не связаны, кто там проживает, проживал? Как они расположены?

Артемов: Я не знаю как. Я знаю, что дома стоят рядом, там живет, ну как я понимаю, живет Игоря Сергеевича семья – Игорь Сергеевич, Андрей Сергеевич и Владимир Сергеевич. Больше...

Третьяков: Как-то они огорожены?

Артемов: Какой номер дома, я не знаю.

Третьяков: Я понял. Внешне... Вы внутри бывали, во дворе? Продолжаем. Вы внутри бывали, во дворе этих домов?

Артемов: Нет, никогда. 

Третьяков: Как вы...

Артемов: Нет.

Третьяков: Как вы... Как происходил процесс – как к вам пересаживалась, садилась в машину Наталья Ивановна и дети? 

Артемов: Я подъезжал к крыльцу. Во-первых, я знал свое время всегда, вот, это потому, что стабильно было. Я подъезжал к крыльцу, где лестница, откуда они выходят, от их двери лестница идет. Они выходили тоже всегда в срок, я сидел в машине, ну подъехал задом, встал к крыльцу, они выходят, открывают двери, садятся, и  мы  тут же отправляемся. 

Третьяков: Крыльцо дома или калитка забора? 

Артемов: Нет, внутри, внутри, во дворе дома. За калиткой, внутри. Внутри дома. 

Третьяков: Как внутри двор выглядел – был ли он связан с другими домами? Как это все выглядело? Общий забор или не общий забор? Отдельно стоящие дома, огороженные общим забором, либо отдельный забор у каждого дома? 

Артемов: Нет, существовали ворота, которые открывает… открывается калитка, и никаких проходов там, ну то есть чтобы я видел, к другим домам нет. Ограждены зеленым забором. Просто помню, что зеленый забор и везде закрыто. 

Третьяков: С кем-либо из охранников вы там общались? 

Артемов: Если только поздороваться. А так на личные темы никогда не общался, потому что у тех своя работа, вот. Охранников увидел, поздоровался, и все, на этом все закончилось. 

Третьяков: Я вас понял. Дайте, пожалуйста, характеристику Игорю Сергеевичу, Наталье Ивановне, детям – всем, кого вы знаете из семьи Пушкаревых. Охарактеризуйте их, пожалуйста. 

Артемов: Очень хорошие люди. Игорь Сергеевич, ну я еще раз повторю, очень хороший человек, вот, потому что всегда было приятно с ним пообщаться. Я знаю, что он любит автомобили, вот, и какие-то вопросы, когда мне лично что-то хотелось, какие-то там… Всегда шел навстречу, всегда выслушает и поддержит, что касаемо вещей… какие-то вопросы… это мне нравилось. Наталья Ивановна очень хороший человек, она очень добрый человек. Вот никогда, даже если что-то… какие-то даже… Ну если где-то я опоздал или еще что, никогда не ругает, ну, действительно, очень-очень добрый человек. Она молодец, хороший человек. Дети… Алексей вообще просто… тоже очень-очень хороший, ну уже подросток, не знаю, уже большой стал, воспитанный, да, всегда прислушивается. Я с ним общаюсь, до сих пор общаюсь, это просто ну… я его назвал бы другом даже, потому что человек хороший. Я ничего плохого не могу сказать, это просто хорошие люди на самом деле. Это на редкость очень хорошие люди. 

Третьяков: Хорошо, спасибо, у меня нет вопросов, может, у моих коллег будут вопросы. 

Судья: У стороны защиты есть вопросы? У подсудимых? У стороны обвинения есть вопросы? 

Гособвинитель (1): Да. 

Судья: Пожалуйста, гособвинитель. 

Гособвиниель (1): Александр Константинович, слышно меня? 

Артемов: Да, слышно. 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, вы фамилию меняли? 

Артемов: Да, я менял фамилию. 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, когда, с какой и на какую поменяли? 

Артемов: По датам не помню, это паспорт надо смотреть, вот. Сейчас скажу. В 2011 году. В 2011 году я поменял фамилию Блинов на фамилию Артемов. 

Гособвинитель (1): Угу, понятно. 

Артемов: В связи с тем, что… это очень… это долго… это очень долгая история. Я просто взял фамилию отца. 

Гособвинитель (1): Я… 

Артемов: Которого я не видел от рождения. На Украине, когда я родился, я от рождения его не видел 35 лет. Я его нашел в Украине примерно… 

Гособвинитель (1): Я вас не спрашиваю… 

Артемов: Не надо продолжать? 

Гособвинитель (1): Нет-нет-нет, я вас не спрашивала об этом. Скажите мне, пожалуйста, чем занималась ИП Пушкарева? Где вы работали, собственно. 

Артемов: Не знаю, если честно, никогда не спрашивал. Никогда не лез, не задавал лишних вопросов… Ну действительно никогда не задавал ничего…

Гособвинитель (1): Понятно. 

Артемов: Работал, выполнял свою работу. Не знаю. Правда не знаю. 

Гособвинитель (1): Понятно, я поняла вас. Скажите, пожалуйста, где офис находился ИП Пушкарева? 

Артемов: Вы знаете, у нас… Я не ездил, никакого офиса не знаю. Я не видел этот офис. 

Гособвинитель (1): Понятно. 

Артемов: Не был. 

Гособвинитель (1): Все, я вас поняла. Скажите, пожалуйста, куда обычно вы возили Наталью Ивановну? Вот так, чтобы было обыденно? Ну каждый день там, периодически, несколько раз в неделю? 

Артемов: Мы с Натальей Ивановной ездили… то есть когда детей отвезли в образовательные там ну садики, школы, вот, она, бывало, приезжала… ну я так понял, она работала в «Веда-Аудит». Это там же, на Русской 65, там на втором этаже «Веда-Аудит». Там я вовнутрь офиса никогда не ходил, вот, но знаю, что там находится. И она там работала, работала там немного, на часа три-четыре, потому что маленькие дети, то есть ребенок, мы ездили забирать пораньше. То есть она совсем немножко работала, заезжали в магазин – и домой. 

Гособвинитель (1): Это было на протяжении всего периода вашей работы с Натальей Ивановной? Поездки в «Веда-Аудит» я имею в виду. 

Артемов: Да. 

Гособвинитель (1): Что вы сказали? Я не расслышала. 

Артемов: Да-да-да, в «Веда-Аудит» вот это все, да. 

Гособвинитель (1): Угу, угу, понятно все. Скажите, пожалуйста, на какой автомашине вы Наталью Ивановну возили? 

Артемов: Это «Лексус» серого цвета, это 570-й (неразборчиво). 

Гособвинитель (1): Угу, а номер сейчас не помните уже? 

Артемов: Какой был тогда? 

Гособвинитель (1): Да-да. 

Артемов: 0В077ВВ. 125-й регион. 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, где была обычно припаркована эта автомашина? 

Артемов: На ночь? 

Гособвинитель (1): Да. 

Артемов: Место стоянки? 

Гособвинитель (1): Конечно. 

Артемов: На территории бутощебеночного завода, там специально был отведен… Игорь Сергеевич…  я думаю, что Игорь Сергеевич там построил очень хороший гараж, вот. То есть она ночевала там. 

Гособвинитель (1): Все понятно. А она ночевала именно по причине хорошего гаража или какие-то еще причины имелись? 

Артемов: Это был его гараж, специально построенный, чтобы машина стояла в тепле. Была мойка специально, чтобы машина была чистая, сделали удобства, и машина базировалась именно там. 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, кому эта машина принадлежала? Вам было известно? 

Артемов: По документам, я видел, Владимиру Сергеевичу. 

Гособвинитель (1): Скажите мне, пожалуйста, помимо вас в ИП Пушкарева кто-то еще работал, трудоустроен был на тот период? Вам известно?

Артемов: Вот этого я не знаю. Нет, я не интересовался. 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, человек по фамилии Алексеев Александр Львович вам известен?

Артемов: Да, я его видел, я слышал… ну как, я его видел, да, но я знаю, что он вроде как помощник Игоря Сергеевича.

Гособвинитель (1): Понятно. А вы с ним пересекались по роду своей деятельности? 

Артемов: Пересекался.  Я его видел... Так, сейчас скажу. Я его видел на коттедже, когда вот раньше они с Игорем Сергеевичем… Попадало там, чтоб я ехал за Натальей Ивановной, вот, и водитель тоже приезжал за Игорем Сергеевичем, вот там-то и пересекся. Просто поздоровались, пообщались, и все.

Гособвинитель (1): Исключительно этим ограничивалось ваше общение – поздороваться, и все, да?

Артемов: Поздороваться, да.

Гособвинитель (1): Понятно.  Скажите, пожалуйста, человек по фамилии Анфимов вам знаком? 

Артемов: Да, он знаком мне, хорошо его знаю, это мой друг.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, если вам известно, где и кем он работал в тот период, про который вы нам сегодня рассказывали, ну когда вы были трудоустроены изначально в одну организацию, а потом в другую? Где в это время работал Анфимов, вам известно?

Артемов: Нет, неизвестно. Я знаю, что он из первых, из... Ну с первых дней, можно сказать, с истоков он работал с Игорем Сергеевичем. Где он был оформлен… как это, ну трудоустроен, не знаю. С Андреем то есть такие темы… да, хоть мы и друзья, но такие вещи мы не обсуждали. Нет, я не знаю, правда.

Гособвинитель (1): Я вас поняла. А может быть, вы обсуждали то, чем он занимался, его функция непосредственно трудовая? 

Артемов: Я знаю, что Андрей непосредственно был водителем Игоря Сергеевича. Но Игорь Сергеевич очень занятой человек, постоянно по мелким вопросам каким-то дергать, я как-то... Андрей хотел что-то для гаража нашего решить, чтоб нам было удобно. Если существует проблема, так скажи ее, пожалуйста, Игорю Сергеевичу, вот, и вопрос решался. Я понял, что потом я спокойно мог к Андрею обратиться Анфимову, который поможет решить какие-то вопросы по поводу автомобилей там, о покупке бензина, я не знаю, о гаражах.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, Анфимов когда-либо принимал какие-то руководящие решения по отношению к вам? Вам об этом что-то известно? 

Артемов: Повторите вопрос, пожалуйста. Руководящие отношения по поводу меня?

Гособвинитель (1): Не отношения,  а решения, касающиеся вас, вашей работы непосредственно, он какие-то указания, распоряжения вам отдавал?

Артемов: А, нет, такого никогда не было, нет, не было.

Гособвинитель (1): Понятно. Скажите, пожалуйста, вы когда-либо с Анфимовым свою заработную плату или ее размер обсуждали? 

Артемов: Было такое давно, я просто говорил, что хотелось бы, допустим, чтоб немножко зарплата была побольше, вот, то есть это такой был как бы намек. Я понимал, что Андрей может как-то об этом Игорю Сергеевичу сказать и, может быть, что-то положительное в мою сторону решится. То есть такой вот один момент был, а так никогда ничего так особо не обсуждалось. Единственное, что как бы спрашивалось: «Как работается?»  – «Отлично!» «Все устраивает?»  – «Да, все хорошо».  Ну и все, работаем  дальше. Все, работаем. То есть я понимаю, что он, видимо, искал проблему, а ее нет, все нравится, все устраивает, и уже потом в результате… ну я потом понял.

Гособвинитель (1): Все понятно. У меня нет вопросов, Ваша честь. 

Судья: У вас?

Третьяков:  Нет, все вопросы заданы.

Судья: Представитель потерпевшего? У стороны защиты новых вопросов не появилось? Ходатайства?  Спасибо большое, свидетель, вы можете быть свободны, ваш допрос завершен.

 

Поделиться: