18+

Андрей Анфимов сообщил, что ликвидацией последствий снегопадов во Владивостоке занималась техника «Востокцемента»

Андрей Анфимов ответил на вопросы Тверского районного суда Москвы по по существу дела экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего группу компаний «Востокцемент» Андрея Пушкарёва 19 сентября

Отвечая на вопросы гособвинителя, Андрей Анфимов сообщил, что знаком с Игорем Пушкарёвым более 20 лет: с 1996 года свидетель работал его личным водителем. Ничего не изменилось и после избрания Игоря Пушкарёва на пост главы Владивостока – Андрей Анфимов продолжил исполнять свои профессиональные обязанности.

Далее свидетель обвинения рассказал, как строил работу Игорь Пушкарёв и почему в ущерб семейному предприятию помогал городу. 

Например, зимой 2008-2009 годов в столице Приморья была тяжёлая ситуация – снег и гололёд, с которыми муниципальная техника не справлялась. Тогда экс-глава Владивостока принял решение – на ликвидацию последствий снегопадов выйдет спецтехника ГК «Востокцемеет». Трактора, бульдозеры и самосвалы вывели с Владивостокского бутощебёночного завода и даже Спасского цементного завода, техника работала круглосуточно. 

«Игорь Сергеевич очень переживал за город, который нужно было убирать, поэтому действовал в ущерб себе, интересам своей компании. Администрация это никак не компенсировала», - подчеркнул Андрей Анфимов. 

Свидетель отметил, что принципиальные управленческие решения в холдинге «Востокцемент» всегда принимал Игорь Пушкарёв. Андрей Анфимов рассказал Тверскому суду, что неоднократно слышал телефонные переговоры экс-главы Владивостока. На постоянной основе Игорь Пушкарёв отдавал распоряжения руководству холдинга «Востокцемент» выделить асфальт и бордюрный камень – для ремонта городских территорий. Зачастую средств у МУПВ «Дороги Владивостока», осуществлявшего ремонтные работы, не было.  

Андрей Анфимов объяснил это тем, что Игорь Пушкарёв переживал за вверенный ему город. Поэтому, несмотря на всё возрастающую задолженность, МУПу продолжали отгружать строительные материалы в долг. А в итоге группа компаний «Востокцемент» и вовсе простила муниципальному предприятию миллиардный долг - такой щедрый подарок Владивостоку решил сделать Игорь Пушкарёв.

Стенограмма допроса Андрея Анфимова

Судья: Суд устанавливает личность свидетеля. Свидетель, назовите вашу фамилию, имя, отчество.

Анфимов: Анфимов Андрей Сергеевич.

Судья: Личность свидетеля установлена. Я вам разъясняю, что вы приглашены в качестве свидетеля для дачи показаний по уголовному делу в отношении Пушкарева Андрея Сергеевича, Лушникова Андрея Владимировича, Пушкарева Игоря Сергеевича. Как свидетель вы обязаны говорить суду правду. За отказ дачи показаний, дачу заведомо ложных показаний, уклонение от дачи показаний предусмотрена уголовная ответственность по статьям 307-308 Уголовного кодекса Российской Федерации. Вы можете не свидетельствовать против себя, своих близких родственников и иных близких лиц. Имеете право воспользоваться помощью переводчика, если не владеете русским языком, право заявить отвод переводчику, являться на допрос с адвокатом, пользоваться мерами государственной безопасности в случаях, когда это предусмотрено уголовно-процессуальным законом. Вправе делать заявления, замечания по поводу действий председательствующих участников процесса, заявлять ходатайство. Вам понятны ваши права, ответственности? 

Анфимов: Да.

Представитель Приморского краевого суда: Личность установлена, и подписка отобрана у свидетеля. 

Судья: Спасибо большое. Свидетель, тогда встаньте, пожалуйста, и поясните суду. Вы какое-то отношение к МУПВ «Дороги Владивостока» имеете, которые являются у нас  потерпевшими по уголовному делу? 

Анфимов: Я не расслышал.

Представитель Приморского краевого суда: Еще раз повторите. 

Судья: К МУПВ «Дороги Владивостока» вы отношение какое-то имеете? 

Анфимов: Нет, вообще не имею.

Судья: Пушкарева Игоря Сергеевича знаете, знакомы с ним?

Анфимов: Конечно. 

Судья: Как в двух словах можно охарактеризовать ваши с ним взаимоотношения?

Анфимов: Ну дружеские отношения, я являлся водителем.

Судья: С Пушкаревым Андреем Сергеевичем какие у вас отношения?

Анфимов: Дружеские отношения. 

Судья: Лушникова Андрея Вадимовича знаете, знакомы с ним? 

Анфимов: Ну я знаком с ним постольку-поскольку. Я его увидел – поздоровался, ушел, и все.

Судья: Никаких отношений у вас с ним не сложилось?

Анфимов: Нет, вообще никаких.

Судья: У вас какие-то конфликты с данными подсудимыми были, в силу которых вы можете их оговорить, сказать недостоверные сведения  в отношении них?

Анфимов: Нет, никогда не было. 

Судья: Пожалуйста, государственный обвинитель, какие у вас вопросы к свидетелю?

Гособвинитель (1): Андрей Сергеевич, добрый день, вы меня слышите? 

Анфимов: Да-да.

Гособвинитель (1): Слышно меня, да? Расскажите, пожалуйста, суду поподробнее, где, при каких обстоятельствах и когда вы познакомились с Пушкаревым Игорем Сергеевичем. 

Анфимов: Ну я работал в мастерской. Там делал машины. Игорь Сергеевич приезжал туда чинить машину. Я предложил взять меня водителем, попробовать. Я попробовал, мне понравилось, и после этого я работаю с ним.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, в каком примерно году это было? Вы познакомились с ним  в каком примерно году?

Представитель Приморского краевого суда: Он, наверное, не слышит. 

Гособвинитель (1): Андрей Сергеевич, вы слышали меня? Или вы вспоминаете? 

Представитель Приморского краевого суда: Не слышно. 

Анфимов: Слышу, но плохо. 

Гособвинитель (1): Вы меня сейчас не слышали, да? 

Анфимов: Нет.

Гособвинитель (1): Ага. Попробуйте вспомнить, в каком году это было. Я имею в виду, в каком году вы познакомились с Игорем Сергеевичем? 

Анфимов: Это был где-то 96-й год.

Гособвинитель (1): Угу. Примерно 96-й год. Скажите, пожалуйста, вы стали лично водителем Игоря Сергеевича или вы были устроены в какую-то организацию, предприятие по протекции Игоря Сергеевича?

Анфимов: Нет, это еще предприятие не было. Я был личным водителем Игоря Сергеевича. Тогда еще не было предприятия.

Гособвинитель (1): Угу. Понятно. А Игорь Сергеевич в то время чем занимался, если вам известно, конечно?

Анфимов: А я уже не помню, работал  на товарах, корейские товары.

Гособвинитель (1): Повторите, пожалуйста.

Представитель Приморского краевого суда: Говорит, корейские товары (неразборчиво).

Судья: Понятно. Давайте тогда перерыв. Переподключимся.

Представитель Приморского краевого суда: Звук пропадает?

Судья: Не звук, видео.

Представитель Приморского краевого суда: Не видят! На прошлом заседании то же самое было.

Судья: Продолжаем заседание. Он занимался торговлей.

Представитель Приморского краевого суда: Корейскими товарами. 

Гособвинитель (1): А, корейскими товарами, все, я поняла. Просто не расслышала. Спасибо. Скажите, пожалуйста, как долго вы проработали личным водителем Игоря Сергеевича, не будучи устроенным ни в какое предприятие, ни на какое предприятие, ни в какую организацию? Просто личным водителем?

Анфимов: Я уже не помню. Работал Игорь Сергеевич, так я рядом с ним всегда и был. (Неразборчиво) я был устроен в маленькую компанию, не помню, как она называлась. Так я и работал с ним всегда. Куда Игорь Сергеевич, туда и я.

Гособвинитель (1): А вот расскажите, куда Игорь Сергеевич, туда и вы. Ваш карьерный путь каким образом…  дальше как развивалась ваша карьера?

Анфимов: Ну как Игорь Сергеевич переходил из компании в компанию, так я всегда с ним рядышком и был, всегда его водитель, всегда с ним и работал. 

Гособвинитель (1): Угу. Ну вот давайте вспомним… Вот после того, как вы поработали просто его личным водителем, не будучи трудоустроенным на предприятие, куда вы впоследствии… изначально были трудоустроены? На какое предприятие, в какую организацию?

Анфимов: Я всегда был трудоустроен к Игорю Сергеевичу в компанию. С самого первого дня.

Гособвинитель (1): Что это за компания? 

Анфимов: Ну, я думаю, «Парк Групп». «Парк Групп» был.

Гособвинитель (1): Угу. Так. 

Анфимов: Потом «Востокцемент».

Гособвинитель (1): А в «Парк Групп» как ваша должность называлась?

Анфимов: Я был водителем. Совмещал… ну да (неразборчиво).

Гособвинитель (1): А вы фактически были водителем или это была ваша должность, указанная в трудовой книжке? 

Анфимов: Нет, я фактически был водителем.

Гособвинитель (1): А в трудовой книжке как ваша должность была указана, помните?

Анфимов: Ну в «Парк Групп» я был также водителем.

Гособвинитель (1): Какова ваша заработная плата была, вы сейчас помните?

Анфимов: Нет, не помню. Я вообще не интересуюсь заработной платой.

Гособвинитель (1): Что? Вы не интересуетесь заработной платой?

Анфимов: Да, не интересуюсь.

Гособвинитель (1): Счастливый человек. Угу. И никогда ею не интересовались, да?

Анфимов: Никогда не интересовался. У меня была работа, и больше мне ничего не надо было.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а та заработная плата, которой вы не интересовались, она каким образом вам начислялась? 

Анфимов:  Ну я же работал.

Гособвинитель (1): Нет, я имею в виду наличными, на карту, ну, соответственно, вы расчет получали в бухгалтерии «Востокцемента» или Игорь Сергеевич… в «Парк Групп», простите, или Игорь Сергеевич вам лично конверты выдавал? Я же не знаю, поэтому я и спрашиваю.

Анфимов: Конверты он никогда не выдавал. Когда карточек не было, мы получали наличными. Когда пошли карточки, все начали на карточки переводить, как положено по закону.

Гособвинитель (1): Наличными вы получали заработную плату где?

Анфимов: Ну в компании.

Гособвинитель (1): В бухгалтерии, в кассе предприятия?

Анфимов: В бухгалтерии, да.

Гособвинитель (1): Угу, понятно. А чем «Парк Групп» занимался, помните сейчас? Вот вы сказали корейские товары…

Анфимов: «Парк Групп»?  

Гособвинитель (1): Это с «Парк Групп» связано или это другое какое-то предприятие занималось корейскими товарами? 

Анфимов: Нет, ну в то время еще «Парк Групп»… я уже не помню… но «Парк Групп» занимался, а потом уже он оставил корейские товары.

Гособвинитель (1): И в какое предприятие вы после этого были трудоустроены? 

Анфимов: Я перешел в «Востокцемент» к Игорю Сергеевичу, и все.

Гособвинитель (1): В каком предприятии, Андрей Сергеевич, после «Парк Групп» вы были в дальнейшем трудоустроены?

Представитель Приморского краевого суда: Он уже ответил.

Гособвинитель (1): Я не расслышала.  «К Игорю Сергеевичу» – это не ответ.

Представитель Приморского краевого суда: Нет, он сказал в «Востокцемент», как Игорь Сергеевич.

Анфимов:  Ну я трудовую с собой не ношу, правильно?  Я где-то помню, где-то не помню.

Гособвинитель (1): «Востокцемент»?

Анфимов: Да.

Гособвинитель (1): Как ваша должность  в «Востокцементе» называлась?

Анфимов: Я был начальник транспортного департамента (неразборчиво).

Гособвинитель (1): А фактически ваши должностные обязанности как-то отличались от ранее в «Парк Групп»?

Анфимов: Фактически я совмещал несколько работ.

Гособвинитель (1): Расшифруйте, пожалуйста, что это значит – «совмещал несколько работ»?

Анфимов: Ну я был водителем и одновременно присматривал за гаражом. Водитель, который руководитель.

Гособвинитель (1): Угу. А водителем вы были только у Игоря Сергеевича? 

Анфимов: Да.

Гособвинитель (1): Угу. Понятно. Ну, соответственно, до какого периода времени вы проработали таким образом в этой должности в «Востокцементе»?

Анфимов:  Долго. Я уже не помню. 

Гособвинитель (1): Примерно. Андрей Сергеевич, я попросила вас примерно назвать период, если вы не помните. Вы слышали сейчас?

Анфимов:  Я точно не могу сказать.  Я же не помню по датам.

Гособвинитель (1): До какого года, не можете мне сказать, да, в «Востокцементе» в этой должности?

Анфимов: Нет, до какого года, я не могу сказать. Я потом переводился еще (неразборчиво). 

Гособвинитель (1):  В каком году вы переводились?

Анфимов:  Не могу точно… по датам я не могу сказать. 

Гособвинитель (1): Вы не помните. Я поняла. На какую должность вы были переведены, как вы сказали в ИП Пушкарева?

Анфимов: Как и был я, так и перевелся.

Гособвинитель (1):  Ой, не расслышала. Так же, как… как и был… что? Так и перевелся… То есть вы имеете в виду, что должность, наименование должности у вас не поменялось?

Анфимов: Должность не менялась.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, чем обусловлено, как вы сказали, то обстоятельство, что вы перевелись в ИП Пушкарева?

Анфимов:  Да ничем не обусловлено, просто перевелся, да и все. 

Гособвинитель (1): Ну вы мне расскажите, кто был инициатором этого перевода?

Анфимов: Я сам.

Гособвинитель (1): Тогда  тем более скажите мне, в связи с чем, мне интересно. 

Анфимов: Ну это мое личное дело.

Гособвинитель (1): Вы, Андрей Сергеевич, в суде находитесь. Соответственно, если вопрос не снят,  поясните, почему вы не хотите на него  отвечать, да и все.  И мы пойдем дальше.

Анфимов: Тогда я беру 51-ю.

Гособвинитель (1): Замечательно, меня устроит такой ответ. Скажите, пожалуйста, ваша заработная плата в «Востокцементе», в «Парк Групп», мы выяснили, вас не интересовала. На протяжении вашей работы в «Востокцементе» вопрос заработной платы вас так и не стал волновать? То есть вы не интересовались.

Анфимов: Я еще раз говорю, что я пользуюсь статьей 51.

Гособвинитель (1): У Натальи Ивановны, будучи уже сотрудником ИП, какова у вас была заработная плата и отличалась ли она от той, которая была ранее в «Востокцементе»?

Анфимов: Я еще раз говорю: все, что касается моих личных денег, я пользуюсь 51-й статьей. 

Гособвинитель (1): 51-я, хорошо. Скажите, пожалуйста, Андрей Сергеевич, на протяжении времени с 2008-го по 2016 год вы акционером каких-то предприятий являлись? Организаций, предприятий...

Анфимов: Да, являлся.

Гособвинитель (1): Каких? Расскажите мне, пожалуйста.

Анфимов: Я вам еще раз говорю: все, что касается моих личных сбережений, моих данных, я воспользуюсь 51-й статьей.

Гособвинитель (1): Андрей Сергеевич, я вас еще про сбережения не спрашивала. Я вас спросила про предприятия пока еще. 51-я, да, тоже? Я даже про деньги не успела спросить…

Анфимов: Да.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, эти предприятия были связаны с группой компаний «Востокцемент»?

Анфимов: Да, были связаны.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, по чьей инициативе вы, может быть, по своей собственной, я не знаю, стали… или по чьей-то иной вы стали акционером  в связанных предприятиях, организациях?

Анфимов: По собственной инициативе. 

Гособвинитель (1): Угу. А расскажите мне, пожалуйста, процедуру приобретения вами акций этих предприятий. Как вы их приобретали? Может, вы трейдер, может, вы на бирже…

Анфимов: Статья 51-я.

Гособвинитель (1): 51-я, ага. Следующий вопрос. Андрей Сергеевич, скажите, пожалуйста, что-то изменилось в вашей работе, лично в вашей работе после 2008 года? Меня конкретно интересует май, вот когда Игорь Сергеевич стал главой администрации города Владивостока?

Анфимов: Можно еще раз повторить? Плохо слышно.

Гособвинитель (1): Да-да, конечно. В вашей лично работе что-то изменилось  после того, как в 2008 году, конкретно в мае месяце, Игорь Сергеевич стал главой администрации города Владивостока? 

Анфимов: Нет, не изменилось.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите  мне, пожалуйста,  после 2008 года каким образом вам начислялась заработная плата? Вы продолжали получать только в кассе предприятия «Востокцемент» или еще, соответственно,  кто-то вам доплачивал  денежные средства, в частности, за то, что вы являлись личным водителем (вы сказали, что вы совмещали две работы) Игоря Сергеевича? 

Анфимов: Нет, я получал только в «Востокцементе», больше нигде не получал. 

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, Андрей Сергеевич, а кто был вашим сменщиком, если, конечно, вообще такой был, именно в качестве водителя Игоря Сергеевича?

Анфимов: Да, сменщик у меня был. Сначала был Коганов, потом Сергеев Олег.

Гособвинитель (1): Угу. Сергеев с какого периода стал вашим сменщиком, если помните?

Анфимов: Я уже точно не могу сказать. Я по датам плохо помню.

Гособвинитель (1): Понятно. Скажите, пожалуйста, вот будучи сотрудником «Востокцемента» и занимая должность, которая в том числе предусматривала вот ту обязанность, о которой вы говорили (имеется в виду, скажем так,  надзор за тем, чтобы все в гараже  у вас было хорошо в «Востокцементе»), вот по вашим рабочим  вопросам в этой сфере вы общались с Андреем Сергеевичем Пушкаревым?

Анфимов:  Ну общался. По тому, что касается машин. 

Гособвинитель (1): А поясните, пожалуйста, когда вы с Андреем Сергеевичем познакомились, при каких обстоятельствах?

Анфимов: С Андреем Сергеевичем я познакомился очень давно. Я уже не помню, где-то девяносто какой-то год,  и мы приезжали в Новый Олов с Игорем Сергеевичем. Я там и с братьями и познакомился.

Гособвинитель (1):  Андрей Сергеевич, повторите, куда приезжали?

Анфимов: В село Новый Олов, на Родину, к родителям

Гособвинитель (1): А, к родителям? К родителям?

Анфимов: К родителям Игоря Сергеевича. Я там познакомился.

Гособвинитель (1): Все ясно, я поняла вас. Скажите, пожалуйста, ну, соответственно, после того, как Андрей Сергеевич стал возглавлять «Востокцемент», вы пояснили, что по  вопросу автомашин вы с ним общались. А, соответственно, согласовывали ли вы с ним какие-то рабочие вопросы, решения какие-то, принимаемые в этой сфере, с Андреем Сергеевичем?

Анфимов: Только мелкие вопросы какие-то.

Гособвинитель (1): Например?

Анфимов: Я уже не помню.

Гособвинитель (1): Вы это в телефонном режиме делали, либо на каких-то совещаниях, участвовали в проведении каких-то совещаний, либо ходили к Андрею Сергеевичу лично  и с ним обсуждали эти вопросы? 

Анфимов: Нет, на совещаниях я никогда не присутствовал. Мне не надо было.  А лично я мог встретится с ним, переговорить.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, вопрос заработной платы  сотрудникам «Востокцемента», скажем так, водителям автотранспорта, который находился в распоряжении группы компаний «Востокцемент», ООО «Востокцемент» вернее…  вы когда-нибудь с Андреем Сергеевичем согласовывали? 

Анфимов:  Нет, я согласовывал это с Игорем Сергеевичем. Игорь Сергеевич мне звонил, я говорил, что можно этому столько поднять, этому столько… Есть те, кто технику плохо обслуживает, а есть… Игорь Сергеевич просто спрашивал у меня, просто консультировался. А принимал решение сам Игорь Сергеевич.

Гособвинитель (1): Мы про Игоря Сергеевича еще обязательно поговорим. А вот с Андреем Сергеевичем  еще…

Анфимов: Нет, с Андреем Сергеевичем мы эти вопросы не поднимали. 

Гособвинитель (1): Я это поняла. Я еще вопрос не задала. Скажите, пожалуйста, Андрей Сергеевич вообще, вот вы сказали, что вы с ним не согласовывали, а Андрей Сергеевич, в принципе, если вам, конечно, об этом известно, принимал какие-то решения, связанные с заработной платой сотрудникам, ну, соответственно, водителям автотранспорта,  который был на балансе «Востокцемента»?

Анфимов: Мне это неизвестно, но, насколько я знаю, в основном все вопросы решал Игорь Сергеевич. По компании.

Гособвинитель (1): Тогда давайте… Я поняла. Скажите, пожалуйста, если про Игоря Сергеевича вначале говорить, тогда давайте к нему перейдем. Скажите мне, Игорь Сергеевич после 2008 года после избрания главой администрации Владивостока принимал какое-то участие в руководстве ООО «Востокцемент»?

Анфимов: Да, принимал участие.  Непосредственное.

Гособвинитель (1): А в чем это участие выражалось? И, соответственно, откуда вам это известно? 

Анфимов: Ну Андрей Сергеевич звонил, Игорь Сергеевич звонил. Консультировал по  вопросам таким-то, таким-то. У меня, я не помню точно, но по разным вопросам он консультировал. Принимал решение.

Гособвинитель (1): Андрей Сергеевич, вы разницу понимаете в словах «консультировал» и «принимал участие в руководстве»? Для вас это одно и то же  или это разные понятия? 

Анфимов: Ну для меня это одно и то же. Но единственное, что Игорь Сергеевич принимал решения по группе компаний «Востокцемент».

Гособвинитель (1):  Какие, например? И откуда вам это известно?

Анфимов: Ну всякие. Мог кадровые вопросы решить.

Гособвинитель (1): Ага, кадровые вопросы. Откуда вам это известно?

Анфимов: Я слышал по телефону.

Гособвинитель (1): В вашем непосредственном общении с Игорем Сергеевичем или с кем-то другим?

Анфимов:  Нет, непосредственно с Игорем Сергеевичем.

Гособвинитель (1): То есть вы обсуждали с Игорем Сергеевичем эти кадровые решения, да, о которых вы мне сейчас говорите? В частности.

Анфимов:  Ну по вопросам водителей я мог обсудить свои вопросы какие-то. А остальные  вопросы Игорь Сергеевич сам решал.

Гособвинитель (1): Угу. Какие еще вопросы решал Игорь Сергеевич и откуда вам это известно? По водителям я поняла.

Анфимов: Ну, допустим, в 2009 году, по-моему, (неразборчиво) как раз когда Игорь Сергеевич избирался мэром. В связи с тем, что была тяжелая ситуация зимой в городе, Игорь Сергеевич просил, чтобы Андрей Сергеевич выделил технику «Востокцемента», бутощебеночного завода и «Спасскцемента». Там и людей приглашали, потому что город был сильно засыпан людом и снегом. Игорь Сергеевич сильно переживал за состояние города, поэтому он просил в ущерб себе, грубо говоря, он просил, чтобы Андрей Сергеевич давал технику трактора, бульдозеры, самосвалы.

Гособвинитель (1):  Все, я вас поняла. У меня сразу к вам три вопроса…

Представитель Приморского краевого суда: Извините, отключилась связь. Все, мы подключились.

Судья: Видно. Угу. Продолжаем заседание.

Гособвинитель (1): Андрей Сергеевич?

Анфимов: Да, да.

Гособвинитель (1): У меня сразу к вам три вопроса… сразу по трем  словам, которые вы в последнем своем предложении употребили: «просил», «в ущерб себе» и «давал». Скажите мне, пожалуйста,  соответственно, давать или не давать технику решал Андрей Сергеевич?

Анфимов: Нет, Игорь Сергеевич. Ну как… Андрей Сергеевич просто выполнял указания Игоря Сергеевича. Потому что компания, конечно, страдала от того, что техника работала.  Но для города надо было, и поэтому Игорь Сергеевич говорил, позвонил, дал.

Гособвинитель (1): Угу. В связи с чем вы мне, отвечая на мой предыдущий вопрос, сказали, что Игорь Сергеевич просил, то есть не давал указания, как вы сейчас поправили, а Андрей Сергеевич давал. Соответственно, как понимать ваш ответ на предыдущий вопрос тогда?

Анфимов:  Ну я так сказал, потому что  я привык так говорить. 

Гособвинитель (1): Где вы привыкли  так говорить? 

Анфимов: Я общаюсь с людьми разными и так говорю. 

Гособвинитель (1): Для вас «просил» и, соответственно, «давал указание» – это синонимы?

Анфимов: Для меня да.

Гособвинитель (1): И, конечно же, словосочетание «в ущерб себе» меня интересует.  Поясните, пожалуйста, что вы имели в виду?

Анфимов:  Ну в ущерб, я имею в виду, компании «Востокцемент», потому что деньги, заработная плата – все это шло из «Востокцемента», а город это не компенсировал никак. Поэтому «Востокцемент» где-то терял деньги на этом. 

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, доходы Игоря Сергеевича каким-то образом зависели от прибыли «Востокцемента»? Я имею в виду, если вам об этом известно.

Анфимов: Нет, мне это неизвестно.

Гособвинитель (1): Тогда почему вы сказали «в ущерб себе», не «Востокцемента»,  а в ущерб себе? 

Анфимов: Потому что Игорь Сергеевич фактически управлял группой компаний «Востокцемент». 

Гособвинитель (1): Угу. Откуда вам это известно и какие, соответственно, управленческие решения вам известны помимо тех кадровых, которые вы мне уже сказали? Именно управленческие, связанные с непосредственной деятельностью «Востокцемента»? Не с просьбами вывести технику, а именно с организацией работы компании «Востокцемент»? Может, контракты он какие-то заключал, чтобы вам было понятнее.

Анфимов: Нет, контракты он не заключал. Он просто руководил работой подразделений. 

Гособвинитель (1):  Вот в чем это руководство заключалось?

Анфимов: Ну в чем заключалось? В том, что я говорил. Игорь Сергеевич мог позвонить Андрею Сергеевичу или Владимиру Сергеевичу и сказать, что вот нужно выделить технику… Ну и братья выполняли.

Гособвинитель (1):  Андрей Сергеевич, только в этом? Это вы уже говорили. Это мы уже поняли все. Только в этом или в чем-то еще? 

Анфимов:  Я не помню. 

Гособвинитель (1): То есть других управленческих решений кроме как вывести технику вы назвать не можете?

Анфимов: Кадровые вопросы решал.

Гособвинитель (1):  Кадровые мы поняли, это, соответственно, само собой. Мы с вами уже об этом поговорили.  А кадровые… про водителей вы только знаете, да? Или какие-то иные кадровые вопросы вам также известны, которые решал Игорь Сергеевич? 

Анфимов: Только про водителей.

Гособвинитель (1): Только про водителей. Это мы уже поняли. Соответственно, других каких-то  управленческих решений вы нам назвать больше не можете? 

Анфимов: Нет, я просто не помню.

Гособвинитель (1): Угу. Понятно. Расскажите, пожалуйста, на каких автомашинах вы  возили Игоря Сергеевича за период… меня интересует с 2008-го по 2016 год.

Анфимов: Автомашины с 2008 года… по-моему, автомашина «Лексус» 570МХ. Да, в основном на этих машинах. 

Гособвинитель (1):  Плохо вас было слышно, Андрей Сергеевич. «Лексус» один и тот же или  вы о нескольких машинах  говорили «Лексусах»? В смысле несколько машин просто?

Анфимов:  У нас два водителя, две машины было.

Гособвинитель (1): Вот на протяжении периода времени  с 2008-го по 2016 год это были одни и те же две машины, да?  У вас и, я так понимаю, у сменщика. Или, соответственно, машины менялись? 

Анфимов: Нет, машины, по-моему, не менялись. Я точно не помню. Но, по-моему,  не менялись машины.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, известно ли вам, юридически кому принадлежали  эти машины?  Ну, соответственно, на кого они были зарегистрированы? 

Анфимов: Машины принадлежали… ну они были личными. Принадлежали Владимиру Сергеевичу, насколько я помню. У меня в ПТСке был написан Владимир Сергеевич.

Гособвинитель (1): Были личной собственностью Владимира Сергеевича. Понятно. Скажите, пожалуйста,  на какие средства  вы и ваш сменщик, соответственно,  заправляли эти автомашины? Где вы деньги брали на топливо и на какие средства осуществлялось техническое  обслуживание  этих транспортных средств?

Анфимов: Ну машины мы обслуживали в компании «(неразборчиво) Моторс», сейчас это «Лексус». На деньги компании, ну не компании… да, компании. На деньги компании мне давал Игорь Сергеевич. Ну когда его не было, я мог взять у Надежды Михайловны. 

Гособвинитель (1): Простите, у Надежды Михайловны Эповой?

Анфимов: Да-да.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, при каких обстоятельствах вы у Надежды Михайловны деньги получали? Я имею в виду вы безналичными платежами получали эти деньги или ходили к ней и непосредственно из рук в руки получали?

Анфимов: Непосредственно я ходил получать у Надежды Михайловны деньги, когда нужно было на ремонт машины.

Гособвинитель (1): На топливо получали у нее деньги? 

Анфимов: У меня карточка была, не знаю. Просто по карточке, и все. 

Гособвинитель (1): То есть, соответственно, она пополнялась кем-то, а вы не интересовались кем?

Анфимов: Нет, я не интересовался. Мне дали карточку – я по ней заправлялся. Вот и все.

Гособвинитель (1): Все понятно. Скажите, пожалуйста, когда Надежда Михайловна вам выдавала эти денежные средства, в частности, на ремонт машины, вы где-то фиксировали факт получения этих денежных средств или она где-то фиксировала получение этих денежных средств?

Анфимов: Она фиксировала у себя. Я уже не помню как.

Гособвинитель (1): При вас она фиксировала или вам известно, что она фиксировала? 

Анфимов:  Нет, она при мне не фиксировала. Она просто давала мне деньги, я уходил, а дальше она сама себе там записывала.

Гособвинитель (1): А откуда вам это известно, что она сама себе записывала?

Анфимов: Ну деньги же должны быть учтены. Она же так не может дать.

Гособвинитель (1): Ну, соответственно, это ваше предположение или вы точно знаете, что она где-то это фиксировала?

Анфимов: Мое предположение.

Гособвинитель (1): Ваше предположение, понятно. Скажите, пожалуйста, в процессе, когда вот вы у нее, будучи… Вы у нее в кабинете, кстати,  получали?  Я вас не спросила.

Анфимов:  Да, в кабинете.

Гособвинитель (1): А вот вы, будучи у нее в кабинете, получая у нее деньги, вы где-то расписывались за получение этих денег?

Анфимов: Да, конечно. У меня… она давала мне квиток, я расписывался.

Гособвинитель (1):  Угу. А что этот квиток из себя представлял, помните?

Анфимов: Ну приходный ордер.

Гособвинитель (1): Угу. Там помимо вашей…

Анфимов:  Или расходный… как там, я уже не помню.

Гособвинитель (1): Я смысл поняла, самое главное. А скажите мне, а там помимо вашей подписи еще что-то было написано? Я имею в виду от руки. Она какие-то графы заполняла там – цель получения вами денег или что-то еще?

Анфимов: Нет, там было только написано… она записывала, что ремонт автомашины, а остальное я все заполнял.

Гособвинитель (1):  А, ну то есть все-таки цель получения  она фиксировала, да?  На что, имеется в виду, выдавались деньги, она там писала, да?

Анфимов: Да, она фиксировала. За ремонт автомашины – это она фиксировала, и все.

Гособвинитель (1): Понятно. Скажите, пожалуйста, Андрей Сергеевич,  за время работы  в «Востокцементе»  у вас какие-то займы перед предприятием  имелись?

Анфимов: Да, имелись.

Гособвинитель (1):  А что это были за займы? Расскажите мне, в какой период времени вы занимали деньги и, соответственно, как это фиксировалось, если фиксировалось, соответственно, в официальных документах предприятия?

Анфимов: Давайте я воспользуюсь 51-й статьей.

Гособвинитель (1): Угу. Давайте. Задам вам вопрос опять же, потому что я имею право  его задать. А вы имеете право отказаться, если хотите. В каком размере этот заем был?

Анфимов: Я воспользуюсь 51-й. 

Гособвинитель (1): Угу. Скажите мне, пожалуйста, вот тогда, когда вы перевелись, выражаясь вашим же языком, в ИП Пушкарева, какова была судьба тех, кто работал вместе с вами водителями в «Востокцементе»? Они продолжили работать в «Востокцементе» или их постигла та же участь перевода?

Анфимов: Они также переводились.  Все вместе мы переводились.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите мне, а в их случае известно, по какой причине они переводились? 

Анфимов: Нет, неизвестно.

Гособвинитель (1):  Неизвестно. Скажите, пожалуйста, Алексеев Александр Львович – такой вам известен? 

Анфимов: Алексеев… кто? А, конечно, знаю.

Гособвинитель (1): Скажите мне, пожалуйста, кто это такой?

Анфимов: Это помощник Игоря Сергеевича.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите мне, пожалуйста, вот он какое-то отношение к ИП Пушкарева имел?

Анфимов: Я не могу ответить на этот вопрос, мне неизвестно.

Гособвинитель (1): Не знаете. Скажите, пожалуйста, такие фамилии, как Блинов, Медведев, вам знакомы? 

Анфимов: Как? Еще раз…

Гособвинитель (1):  Блинов… да, я повторю. Блинов, Медведев. 

Анфимов: Да-да. Да, знакомы.

Гособвинитель (1): Кто это такие, расскажите мне, пожалуйста.

Анфимов: Это водители. Блинов – он сейчас Артемов – это водитель, он раньше был… ну я не помню, чьим он водителем был, ну он (неразборчиво). А сейчас и последнее время  он возил Наталью Ивановну. 

Гособвинитель (1): Соответственно, он имел отношение к «Востокцементу» когда-то? Когда-нибудь за период вашей работы, естественно, в «Востокцементе»?

Анфимов: Я в то время не занимался… я не знаю.

Гособвинитель (1): Вы сказали, что он Наталью Ивановну возил. Ну, соответственно, я вам формальный вопрос все равно задам. К ИП Пушкарева он имел какое-то отношение?

Анфимов: Нет, мне неизвестно.

Гособвинитель (1):  Неизвестно.  Хорошо, а Медведев?

Анфимов: Медведев был водитель Тарабарова.

Гособвинитель (1): Тот же самый вопрос по «Востокцементу»: имел ли он какое-то отношение к ИП Пушкарева?

Анфимов: Он был в «Востокцементе» водителем. К ИП Пушкарева… я затрудняюсь с ответом. Мне неизвестно.

Гособвинитель (1): Все понятно. Скажите, пожалуйста, вы когда-нибудь с Игорем Сергеевичем Пушкаревым обсуждали вопросы заработной платы… размеры заработной платы Блинова и Медведева?

Анфимов: Да, он звонил мне, спрашивал эти вопросы.

Гособвинитель (1): Угу. Ну, соответственно, если вы помните, конечно, ваша позиция  в том разговоре к чему сводилась? Я имею в виду вот он у вас спрашивал… что-то спрашивал, а вы ему что-то советовали. И, соответственно, суть вашего разговора в чем заключалась? 

Анфимов: Ну Игорь Сергеевич мог просто позвонить и спросить, так как он должен был владеть всей информацией, кто как работает. Он у меня ради консультации спрашивал, кто как работает, кто как за машинами следит, кому нужно поднять, кому не нужно поднять. Я просто (неразборчиво), а он принимал решение.  Игорь Сергеевич.

Гособвинитель (1): Угу. Понятно. Скажите, пожалуйста, Андрей Сергеевич, такой телефон помните – 8-914-706-89-ХХ? 

Анфимов: Да, это мой телефон.

Гособвинитель (1): Ваш телефон, угу. Скажите, пожалуйста, у вас когда-либо за период работы, соответственно, в «Востокцементе», а впоследствии, возможно, в ИП Пушкарева  (не знаю, поскольку вы про Медведева так и не сказали, имел не имел он отношение к ИП) у вас когда-либо претензии по отношению Медведева к состоянию машин были? 

Анфимов: Водителя?

Гособвинитель (1): Да-да.

Анфимов: Ну да, были, конечно. Потому что Игорь Сергеевич всегда спрашивал  меня. Все машины были хорошие, в хорошем состоянии, хорошо выглядели. Я за этим следил, это входило как бы в мои должностные обязанности. 

Гособвинитель (1): Угу. Так претензии к Медведеву в связи с его каким-то, возможно,  ненадлежащим отношением к состоянию  автомашин у вас были?

Анфимов:  Да, конечно, были.

Гособвинитель (1): Угу. А в чем они выражались? Он как-то, как я уже сказала, недостаточно правильно относился  к этому состоянию  машины или в чем?

Анфимов: Да-да, он недостаточно хорошо относился к машинам, я высказывал ему претензии. И когда Игорь Сергеевич звонил, допустим, я ему говорил такие вещи, что тот плохо относится. 

Гособвинитель (1): Угу. Понятно. Андрей Сергеевич, скажите, пожалуйста,  вам в ходе предварительного следствия предоставлялся для прослушивания разговор телефонный, фонограмма этого разговора? Ну, соответственно, как утверждает следствие, состоявшийся  между вами и Игорем Сергеевичем, вот как раз по тем вопросам, которые мы с вами сейчас обсуждаем, это заработная плата Блинова и Медведева и ненадлежащее отношение Медведева к состоянию автомашин?

Анфимов: Да, предоставлялся.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, такой разговор между вами и Игорем Сергеевичем имел место быть? 

Анфимов:  Да, имел. Я не помню его. Но да, он имел место быть.

Гособвинитель (1): Угу. Все понятно, нет пока вопросов, Ваша честь.

Гособвинитель (2): Можно вопрос, Ваша честь? Скажите, пожалуйста, Андрей Сергеевич, вот вы сказали, что Пушкарев Игорь Сергеевич с вами обсуждал вопросы кандидатов в водители. Это касалось водителей, которые непосредственно лично осуществляли перевозку Игоря Сергеевича?

Анфимов: Нет, это непосредственно… ну как сказать... это водители, личные водители, которые прикреплены к руководству компании. 

Гособвинитель (2): Кого еще тогда возили эти водители? Назовите, кого еще из руководства  компании вы знаете?

Анфимов: Кого сейчас? Или тогда?

Гособвинитель (2):  Нет, тогда, ну с 2008-го, в частности, по 2016 год.

Анфимов: Владимир Сергеевич, Андрей Сергеевич и Тарабаров. Ну я забыл, еще там были фамилии. Я уже не помню.

Гособвинитель (2): Угу. А водители, которые в целом работали на предприятии группы компаний «Востокцемент»?

Анфимов: Нет, этих водителей Игорь Сергеевич не касался.

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста,  кого  из личных охранников Игоря Сергеевича Пушкарева вы знаете?  Вот в тот период кто выполнял эти функции?

Анфимов: В какой период?

Гособвинитель (2): С 2008-го по 2016-й.

Анфимов: С 2008-го по 2016 год у нас как таковых охранников не было, только помощники. 

Гособвинитель (2): А это кто?

Анфимов:  Алексеев Александр. 

Гособвинитель (2): Больше никого?

Анфимов:  Нет, больше никого не было.

Гособвинитель (2): Больше никого не было. Скажите, пожалуйста, вы вот Игоря Сергеевича домой доставляли?  Отвозили?

Анфимов: Да, конечно.

Гособвинитель (2): Угу. Где у нас Игорь Сергеевич жил? По какому адресу вот в этот период времени, с 2008-го по 2016 год?

Анфимов:  На Таежной вроде.

Гособвинитель (2): Ну улица Таежная большая, более конкретно. Какой там был адрес… дом?

Анфимов:  А я конкретно не помню.

Представитель Приморского краевого суда: Все, все подключились.

Судья: На Таежной. А  какой, вы не помните, да, адрес?

Анфимов:  Конкретных цифр домов я не помню. Я  не запоминаю.

Гособвинитель (2):  Скажите, пожалуйста, это был всегда один и тот же дом, где Игорь Сергеевич проживал на Таежной?

Анфимов:  Сначала да, а вот в последнее время…

Гособвинитель (2):  Что? Сначала…

Анфимов: Сначала был один дом,  потом он в другой дом переехал.

Представитель Приморского краевого суда: Извините, мы опять отключились. 

Судья: Понятно.

Представитель Приморского краевого суда: Сейчас подключимся! Все, подключились…

Судья: Угу. Продолжаем. 

Гособвинитель (2): Так, потом в другой дом он переехал. Скажите, пожалуйста, а вот дом, где жил Игорь Сергеевич Пушкарев, он как-то охранялся? И если охранялся, то каким образом?

Анфимов: Ну охранялся камерами, охранниками, (неразборчиво) сидел и смотрел по камерам…

Гособвинитель (2): Что, простите? Охранялся камерой, что еще? 

Анфимов: Охранник сидел и смотрел в камеры. 

Гособвинитель (2):  Охранник сидел и смотрел в камеры. А сколько камер было? 

Анфимов: Я не знаю.

Гособвинитель (2): Ну вы вот так говорите, что охранник сидел и смотрел в камеры. Это вы вывод из чего такой сделали? 

Анфимов: Я заходил же, он на первом этаже сидел. Я зашел, посмотрел… камеры эти стоят.  Ну я имею в виду не камеры, а телевизоры, подключены камеры.

Гособвинитель (2): Так и что камеры показывали? То, что находится на домовладении Игоря Сергеевича? 

Анфимов: Нет, они показывали, кто ходит по территории, кто находится за территорией. Вот. Больше ничего.

Гособвинитель (2): Вот там, где был дом, где жил Игорь Сергеевич, да?

Анфимов: Ну да.

Гособвинитель (2): Только вот эту территорию?

Анфимов: Где он жил. Именно эту территорию.

Гособвинитель (2): Именно эту территорию, где он жил.

Анфимов: А еще показывались территории Владимира Сергеевича, Андрея Сергеевича, там тоже показывались… 

Гособвинитель (2): Угу, так. А сколько охранников было? 

Анфимов: Я не могу точно сказать. 

Гособвинитель (2): А вот вы когда приезжали туда, охранники где находились?  Вот в этом помещении или где-то еще  на каком-то посту?

Анфимов: Охранники в основном были в помещении. И все.

Гособвинитель (2): И все.

Анфимов:  Ну иногда выходили.

Гособвинитель (2): Куда? 

Анфимов: Ну на улицу, к машине.

Гособвинитель (2): На улицу к машине. За территорию на улицу с домовладения, где проживал Игорь Сергеевич, охранники выходили или нет? 

Анфимов:  Ну, наверное, выходили. Может, смотреть что-нибудь. Я не знаю.

Гособвинитель (2): Не знаете, да? Но вы их наблюдали только вот в этой комнате?

Анфимов: Конечно. Ну они могли стоять и возле машины. 

Гособвинитель (2): Возле машины на территории, да? Когда заехали на территорию…

Анфимов: Да, на территории.

Гособвинитель (2): Угу. Так. Скажите, пожалуйста, следующий у меня к вам вопрос. Кто помимо Алексеева еще являлся помощником Игоря Сергеевича Пушкарева? Если таковые у него были.

Анфимов: Нет, у него я не знаю остальных помощников. Я не видел. А просто Александр всегда был рядом со мной, и мы ездили, он помогал и портфель понести, и еще вещи какие-то... в этом плане он помогал.

Гособвинитель (2): Хорошо. Такие лица, как Алешина, Макеева, вам знакомы?

Анфимов: Да, знакомы.

Гособвинитель (2):  Это кто? 

Анфимов: Ну я затрудняюсь сказать. Я знаю, что работники администрации.

Гособвинитель (2): Работники администрации?

Анфимов:  Да.

Гособвинитель (2): А какие их функции были в администрации?

 Анфимов: Я не знаю.

Гособвинитель (2): Так. Ну а в связи с чем вы… в связи с чем вы их знаете, что это работники администрации? Вы их каким образом идентифицировали?

Анфимов: Ну я их видел около администрации города.

Гособвинитель (2): А что, возле администрации города простые граждане у вас не ходят там?  

Анфимов:  Ну внутри администрации я же с ними здоровался.

Гособвинитель (2): А что, внутри администрации простых граждан быть не может? 

Анфимов: Ну почему? Они же работали… Я их видел там на этаже у Игоря Сергеевича.

Гособвинитель (2): На этаже у Игоря Сергеевича. А где они там находились, на этаже у Игоря Сергеевича? 

Анфимов: Я в приемной находился иногда.

Гособвинитель (2): И что там?

Анфимов:  И они приходили туда. 

Гособвинитель (2): И они приходили. Угу. А с какими вопросами они приходили?

Анфимов:  Ни с какими, кофе попить. 

Гособвинитель (2): Кофе попить. Хорошо. Скажите, пожалуйста, вне администрации  вместе с Игорем Сергеевичем вы данных лиц видели? 

Анфимов: Как, еще раз?

Гособвинитель (2):  Вне администрации.

Анфимов:  Вы имеете в виду…

Гособвинитель (2):  За пределами… Макеева и Алешина, мы пока про них говорим.

Анфимов: Ну Алешина мог видеть где-нибудь,  ну и то не помню. 

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, а вот Шишков Сергей Степанович – вам знаком такой человек?

Анфимов: Нет, такого не знаю.

Гособвинитель (2): Не знаете. Скажите, пожалуйста, а вот Гаврилов Сергей Михайлович – знаете такого человека? 

Анфимов: Нет, такого тоже не знаю. 

Гособвинитель (2): Человека по фамилии Родько? 

Анфимов: Нет, не знаю.

Гособвинитель (2): Не знаете. Так. Скажите, пожалуйста, Черепанова Антонина Николаевна вам знакома?

Анфимов: Да, она работала в «Востокцементе».

Гособвинитель (2): Кем? И в связи с чем она вам знакома? Кем она работает и в связи с чем она вам знакома?

Анфимов: Кем она работает, я не знаю. А в связи с чем… Просто я виделся с ней, мы были знакомы еще в «Парк Групп», она работала там, оттуда я ее и знаю.

Гособвинитель (2): Так. А в «Парк Групп» она кем работала?

Анфимов:  Тоже не знаю. Я не интересуюсь кем, мне это неинтересно.

Гособвинитель (2): А близкий человек Черепанова Игорю Сергеевичу?

Анфимов: Нет, я не знаю…  Можно еще раз? Я плохо расслышал.

Гособвинитель (2): Черепанова близкий к Игорю Сергеевичу человек или нет?

Анфимов: Да нет, наверное, как все.

Гособвинитель (2): Угу. Понятно. Салова – вам знакомо такое лицо?

Анфимов: Нет, не знаю. 

Гособвинитель (2): Инна вам знакома?  В окружении Игоря Сергеевича. 

Анфимов:  Нет, я не знаю.

Гособвинитель (2): Не знаете. Хорошо. Скажите, пожалуйста, Луценко, может быть, знаком вам или нет?

Анфимов: Луценко… нет, но фамилия знакомая, но так я не скажу.

Гособвинитель (2): Хорошо. Скажите, пожалуйста, а Игорь Сергеевич Пушкарев вот после того, как он избрался главой города Владивостока, вот он из каких средств вообще вам оплачивал заработную плату? Если оплачивал.

Анфимов: Игорь Сергеевич мне не оплачивал. Я получал зарплату в компании «Востокцемент», потому что я там числился.  В  связи с тем, что Игорь Сергеевич всегда хотел, чтобы город Владивосток экономил бюджет города Владивостока. Он ездил на машинах, которые принадлежали семье. И поэтому зарплату и машины... пользовались с «Востокцемента».

Гособвинитель (2):  А мы только ж недавно говорили, что вот «Лексус»,  на котором вы возили Игоря Сергеевича, принадлежал его брату Владимиру Сергеевичу, а не группе компаний «Востокцемент».

Анфимов: Да, но если так и было. 

Гособвинитель (2): Ну а при чем здесь тогда «Востокцемент»?

Анфимов: Ну а машины были куплены на его личные деньги, поэтому они и…

Гособвинитель (2): На чьи личные деньги?

Анфимов: На чьи деньги, я не знаю.

Гособвинитель (2): Понятно. Нет пока вопросов. 

Анфимов: Меня это не интересовало, я сел - поехал.

Гособвинитель (1): Андрей Сергеевич, у меня уточняющий к вам вопрос. Скажите, пожалуйста, вы на вопрос моего коллеги ответили, что… сначала вы ответили, что камеры охватывали только территорию, которая относилась к владениям Игоря Сергеевича, а потом собственный ответ уточнили и сказали, что и Андрея Сергеевича. Вот уточните,  что вы имели в виду?

Анфимов: Дело в том, что я чуть-чуть попал в аварию, чуть-чуть я иногда путаюсь. У меня травма головы, и я могу не быстро вспомнить вопросы некоторые. Я вспоминаю по ходу.

Гособвинитель (1): Нет, у меня нет вопросов относительно того, почему так произошло, что вы потом себя дополнили. Я имела в виду, что вы имели в виду, говоря, что и Андрея Сергеевича владения также захватывало… Меня это интересует, а не причина, почему вы потом об этом вспомнили.

Поликарпов: Он еще ответил про Владимира Сергеевича тоже.

Анфимов: Я вот сейчас вспомнил (непонятно, все в один голос).

Гособвинитель (1): Я услышала про Андрея Сергеевича. Поэтому я и уточняю… Что? Прошу прощения, Андрей Сергеевич, извините. Мы здесь с адвокатом вступили в диалог, поэтому повторите, пожалуйста, свой последний ответ.

Анфимов: То есть на мониторах… я только что вспомнил, что на мониторах попадали еще Андрея Сергеевича и Владимира Сергеевича дома. На мониторах у охранников.

Третьяков: Он так говорил изначально.

Гособвинитель (1): Ну он так сказал, поэтому мой вопрос абсолютно корректный. Скажите, пожалуйста, что это была за камера? Где установлена именно та, в обхват которой попадали владения Андрея Сергеевича и Владимира Сергеевича? 

Анфимов: Я не разбираюсь в этих камерах. 

Гособвинитель (1): Ну хорошо, что вы перед собой видели, делая вывод, что вот это вот владения Андрея Сергеевича и Владимира Сергеевича? Вот что за картина была перед вами в этот момент?

Анфимов: Ну дом Андрея Сергеевича и дом Владимира Сергеевича.

Гособвинитель (1): Ну дом – это… там же забор есть, правильно? Или я ошибаюсь – забора нет?

Анфимов: Нет, забор есть…

Гособвинитель (1): Есть забор.

Анфимов: Но она смотрит за забор, туда  вовнутрь, на территорию дома. 

Гособвинитель (1): Еще раз. То есть, соответственно, на мониторе была картинка, на которой был изображен дом Андрея Сергеевича. Не забор, не проезд к дому Андрея Сергеевича и Владимира Сергеевича, а дом. Правильно я вас понимаю?

Анфимов: Да, дом. Ну проезд… я не помню.  Может, и проезд был, но я не помню.

Гособвинитель (1): Но дом-то вы помните или нет? Я вот не могу понять. Дом помните?

Анфимов: Как? Еще раз.

Гособвинитель (1): Дом помните?

Анфимов: Ну дом помню. 

Гособвинитель (1): Вот. Соответственно, какая часть дома Андрея Сергеевича и Владимира Сергеевича… и это были разные дома или один,  я так и не поняла, попадали в этот монитор?

Анфимов: Ну разные дома. У Андрея Сергеевича свой дом. Вход его дома, и все.

Гособвинитель (1): Ага. Соответственно, какие части домов-то или целиком там был дом на мониторе?

Анфимов: (Неразборчиво) он целиком, и вход попадал туда.

Гособвинитель (1): Вход в дом Андрея Сергеевича и вход в дом Владимира Сергеевича?

Анфимов: Да.

Гособвинитель (1): А кроме входов в дома Андрея Сергеевича и Владимира Сергеевича какие-то еще части их владения вы в этом мониторе видели? 

Анфимов: Нет, не видел.

Гособвинитель (1): Не видели. Понятно. Скажите, пожалуйста, ну, соответственно, сколько вообще, скажем так, секций имел этот монитор? Я имею в виду сколько изображений одновременно проецировал этот монитор? Со скольких участков, скажем так?

Анфимов: Нет, я затрудняюсь сказать. Потому что я не считал никогда.

Гособвинитель (1): Угу. Если мы берем именно участок Игоря Сергеевича, соответственно, вашего непосредственного руководителя, насколько я понимаю…  какие части его владений охватывали камеры видеонаблюдения?

Анфимов:  Я плохо расслышал. Еще раз можно?

Гособвинитель (1): Конечно, можно. Скажите, пожалуйста,  какие части владений Игоря Сергеевича охватывали, именно Игоря Сергеевича Пушкарева, охватывали камеры видеонаблюдения?

Анфимов: Я так не могу сказать. Потому что я не помню. Я знаю, что вход и где моя машина стояла. Только вот этот вот момент я видел.

Гособвинитель (1): А вход куда? В дом, соответственно, там еще…

Анфимов: (Неразборчиво). Ну, допустим, Игорь Сергеевич выходит из дома, я вижу этот вход и вижу, что Игорь Сергеевич вышел. И я подбегаю к нему.

Гособвинитель (1): Из дома, соответственно, да? Из дома, не с участка вышел.

Анфимов: Из дома, да.

Гособвинитель (1): Из дома, понятно. А, соответственно, въезд на участок как-то контролировался  камерами видеонаблюдения?

Анфимов: Конечно.

Гособвинитель (1): Конечно. Понятно. Нет вопросов.

Гособвинитель (2): Еще два вопроса разрешите, Ваша честь?

Судья: Пожалуйста.  

Анфимов: На участок, на владение дома… на территорию дома, на въезд.

Гособвинитель (1): Да-да, конечно. Въезд на участок. Там же забор есть?

Анфимов: Нет, я просто неправильно сказал.  Нет, я неправильно сказал.  На территорию дома въезд, где вот машина стоит, ворота открываются и где я заезжаю. Вот эта вещь контролировалась. 

Гособвинитель (1): Въезд на участок, правильно?

Анфимов: Как? Еще раз…

Гособвинитель (1): Значит, давайте еще раз, чтобы всем было понятно, Андрей Сергеевич. У Игоря Сергеевича забор есть на участке?

Анфимов: Забор есть.

Гособвинитель (1): Да, забор есть. Соответственно, ворота для въезда машины у него есть?

Анфимов: Да.

Гособвинитель (1): А калитка для прохода, соответственно, людей… не проезда машин, а прохода людей есть?

Анфимов: Да, есть.

Гособвинитель (1): Есть. А вот эта камера, про которую вы нам рассказываете, она охватывает вход в дом или вот то, о чем я сейчас сказала, – заход на участок через калитку и выезд на участок через ворота  в заборе, соответственно? 

Анфимов: Камера не конкретно… получается камера… две камеры.

Гособвинитель (1): Отлично! Вспомнили, что их две. Так, извините.

Анфимов: Одна камера у дома, вторая  камера… 

Гособвинитель (1): Все-все, это я порадовалась, что вы вспомнили, что их было, по крайней мере, не менее двух. Так, а одна камера была где?

Анфимов: Ну, получается, одна камера работает на вход в дом, а вторая камера – на машину, на въезд, на территорию. 

Гособвинитель (1): Все, теперь все понятно. Спасибо. 

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста,  Андрей Сергеевич, вы сказали, что Лушников тоже… Лушникова вы видели.  А вот при каких обстоятельствах, где и в связи с чем?

Анфимов: Лушникова Андрея просто я его знаю. Мы приезжали, Игорь Сергеевич инспектировал осенью технику, подготовленную зимой… мы приезжали  к зиме. И я там видел Лушникова… вот так вот просто. Он видел, что я его водитель, поэтому мы просто поздоровались. Я его тогда и видел.

Гособвинитель (2): А куда вы приезжали контролировать технику-то к зиме? Это что за организация?

Анфимов: Ну раз в год мы приезжали на МУП, он проверял технику, подготовлена ли техника к зиме.

Гособвинитель (2): На какой МУП?

Анфимов: Ну снегоуборочная там… там Игорь Сергеевич… А?

Гособвинитель (2): Нет, а МУП как назывался? Название МУПа?

Анфимов: Ну МУП, он и был МУП…

Гособвинитель (2): Нет, ну их… Так и называлась эта организация МУП или еще какое-то название имела аббревиатура?

Анфимов: Да. Я не помню. Я вам… он у меня всегда ассоциируется как МУП. Я по-другому и не помню. 

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, а кого еще из директоров этого МУПа вы помните помимо Лушникова?

Анфимов: Помимо Лушникова? Ну Гуснова я знаю, потому что он у нас раньше работал.

Гособвинитель (2): У вас – это где?

Анфимов: Ну в компании «Востокцемент».

Гособвинитель (2): Так, еще кто-нибудь работал в МУПе и в компании «Востокцемент»?

Анфимов: Нет, больше я никого не знаю.

Гособвинитель (2): Так. А Демичева такого вы знаете? Демичева, Дементьева? 

Анфимов: Демичева… Не-не.

Гособвинитель (2): Их не знаете. А с Згардовской, может быть, знакомы? 

Анфимов: Не-не.

Гособвинитель (2): Так. Хорошо. Нет пока вопросов.

Судья: Нет вопросов?  У представителя потерпевшего будут вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да, уважаемый суд, у меня маленькое заявление, а потом вопросы. В ходе задавания вопросов… я уже обращал внимание на то, что нарушается положение статьи 3 федерального закона о персональных данных. В частности, были оглашены персональные данные о доходах свидетеля, при этом согласия самого свидетеля об оглашении этих данных получено не было. Прошу обратить внимание и сделать по этому поводу замечание. Что это недопустимо. И непосредственно  теперь вопрос. Андрей Сергеевич, слышите меня?

Анфимов: Я да.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, а вот территория домов Пушкарева Игоря Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича и Владимира Сергеевича – как они между собой соприкасались? Как они располагались на территории? Можно ли между ними осуществлять переходы? Нахождение их друг от друга на каком расстоянии? Можете по этому поводу пояснить?

Анфимов: Рядышком. Я так не могу сказать.

Представитель потерпевшего МУПВ: Ну рядышком – это как? Это стенка к стенке или у них одна была общая стена, общий забор у них был, общие калитки?

Анфимов: Нет, общего забора у них не было, машина проезжала между домами. 

Представитель потерпевшего МУПВ: То есть, чтобы проехать к одному дому, нужно было проехать мимо другого дома, да?

Анфимов: Чтобы проехать к дому, нужно проехать по территории как…

Представитель потерпевшего МУПВ: У них была одна общая территория? 

Гособвинитель (1): Вот сейчас я возражаю! Только что сказал, что дорога между домов…

Анфимов: Нет, там еще жили другие…

Представитель потерпевшего МУПВ: Не услышал. Еще раз можно повторить?

Анфимов: Я не слышу.

Представитель потерпевшего МУПВ: Повторите еще раз последнюю фразу,  что вы сказали?

Анфимов: А, последняя фраза… Там жили еще другие люди, и рядом стояли еще дома другие.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Понятно. Теперь по вопросам… Андрей Сергеевич, ну поскольку вы поясняете, что последний период времени работали с Игорем Сергеевичем и вас пригласили в качестве свидетеля обвинения, поясните: органами предварительного следствия и государственного обвинения Лушников Андрей Вадимович, Пушкарев Игорь Сергеевич, Андрей Сергеевич…

Представитель Приморского краевого суда: Извините, у нас отключилась связь, сейчас попробую включить. Связь отключилась…Все, мы подключились.

Судья: Продолжаем.

Представитель потерпевшего МУПВ: Андрей Сергеевич, повторяю вопрос. Органами предварительного следствия и государственного обвинения Лушников Андрей Вадимович, Пушкарев Игорь Сергеевич и Андрей Сергеевич обвиняются в том, что не позднее 23 мая 2008 года на территории города Владивостока у Пушкарева Игоря Сергеевича возник умысел, то есть желание осуществить какие-то действия… незаконное обогащение путем получения взяток, а затем им при посредничестве МУП были получены взятки за обеспечение направления полученных по государственной программе бюджетных средств… подконтрольных Пушкареву Андрею Сергеевичу компаниям группы «Востокцемент», а именно: ООО «Востокцемент», АО «Спасскцемент», АО  «Теплоозерский цементный завод», АО «Якутцемент», АО «ВБЩЗ», ОАО «ДСЗ», «Трилитон», «СКАЦЫ», «ДВ-Цемент», «Авангард», «Якутская (неразборчиво) компания» и «Парк Актив». Можете ли вы как свидетель обвинения дать какие-либо показания по вышеуказанным обстоятельствам? 

Гособвинитель (2): Уважаемый суд, сторона обвинения просит снять данный вопрос. Во-первых, мы отмечаем, что у нас опять идут выдержки из обвинения, делают заключение, причем не так, как это сформулировано. Предлагается свидетелю дать юридическую оценку тем обстоятельствам, по которым у нас допрашиваются как свидетель, так и другие лица. Ну и, соответственно, вопрос содержит также некорректную форму. Поэтому мы просим снять этот вопрос, тем более что вопрос уже снимали. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Вопрос не требует юридической оценки…

Судья: Вопрос снят, поскольку вопрос касается собственной интерпретации представителем потерпевшего предъявленного объявленного обвинения по факту взятки, а также просит дать юридическую оценку действиям.

Представитель потерпевшего МУПВ: Уважаемый суд, этот вопрос переписан слово в слово из обвинения. Ничего в нем не добавлено, не убрано. Поэтому…

Судья: Там обвинение на скольких… на 82 листах , 72…

Представитель потерпевшего МУПВ: Это выдержка из обвинения. 

Судья:  Ну этой выдержке и просите дать юридическую оценку.

Представитель потерпевшего МУПВ: Как может нести юридическую оценку… что-то пояснить по ней…

Судья:  В общем, вопрос снят. Будут еще вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да-да-да-да. Неудобно, поэтому задержка. Согласно обвинению Лушников Андрей Вадимович в период со 2 апреля 2012 года по май 2015 года содействовал Пушкареву Игорю Сергеевичу…

Судья: Вопрос снят, поскольку касается юридической оценки действий, а также  вольной интерпретации предъявленного обвинения со стороны потерпевшего.

Представитель потерпевшего МУПВ: Пока нет вопросов.

Судья:  Угу. Пожалуйста, сторона защиты, подсудимые, какие у вас вопросы?

Елфимов: Ну вопросов к свидетелю у нас нет. Единственное, мы бы хотели обратить внимание, что это все-таки нарушение в некоторой степени порядка ведения судебного заседания, оговоренного ранее, поскольку все-таки это свидетель защиты, как и второй, явившийся сегодня в судебное заседание, который будет допрошен позже. Вот просто хотим отметить. А вопросов к этому свидетелю у нас нет.

Поликарпов: Разрешите вопрос, Ваша честь?

Судья: Угу. 

Поликарпов: К свидетелю.

Судья: Да, пожалуйста.

Поликарпов: Андрей Сергеевич, добрый день. Адвокат Поликарпов. Вы сказали сегодня в показаниях, что предприятие «Востокцемент» выделяло технику для уборки снега. И назвали предприятие ВБЩЗ и другие предприятия. Можете еще другие какие-то предприятия назвать, которые выделяли технику, людей для уборки снега? И в каком году это было?

Анфимов: Вы имеете в виду группу компаний «Востокцемент», правильно?

Поликарпов: Да-да. Ну вы сказали, что пред…

Анфимов: «Спасскцемент», бутощебенка… ну бутощебеночный завод, ну и все.

Поликарпов: «Спасскцемент» и ВБЩЗ, да?

Анфимов: Да, ВБЩЗ. Они выделяли технику, потому что другой техники на данном этапе не было у МУПа, а город надо было почистить, поэтому и выделили. Игорь Сергеевич говорил, чтобы выделили технику, и технику выделяли – с самосвалами, с водителями, и все за счет «Спасскцемента» и за счет бутощебеночного завода. Без оплаты все (неразборчиво).

Поликарпов: Скажите, пожалуйста, в какой период времени это было, в каком году или какие-то годы?

Анфимов: Ну это было циклонное явление, когда Игорь Сергеевич только избрался главой города. Это был, наверное, где-то 2009–2010 год, где-то вот в это время была снежная зима. Технику не успели закупить, только образовывалась… вот. Единиц не хватало. Поэтому было принято решение Игорем Сергеевичем выделить технику, чтобы почистить город. Потому что Игорь Сергеевич сильно переживал за жителей… ну была очень тяжелая ситуация, много снега и льда. Вообще-то, машины работали, службы круглые сутки…  Плюс еще и кормили также за счет… ну за счет «Востокцемента», выделяли деньги и кормили водителей ночами.

Поликарпов: Я понял. Это был… была одна зима или несколько зим?

Анфимов: Ну это одна, наверное, зима была в то время. А потом также Игорь Сергеевич просил выделять… ну вернее говорил, чтобы выделили асфальт, бордюры… потому что у МУПа денег не было, и это все как-то кредитовалось… в кредит все выдавалось. Ну на доверие… Не знаю, как там расплачивались потом, со временем. Но, вообще, это все кредитовалось. И все это давалось в долг МУПу.

Поликарпов: Это вам известно из каких источников, вот то, что вы сейчас говорите, что предоставлялись в долг МУПу какие-то материалы?

Анфимов: Ну непосредственно Игорь Сергеевич при мне звонил Андрею Сергеевичу, просил выделить столько-то асфальта, столько-то бордюра. Потому что ну нет денег у города пока. Поэтому выделяли, хотя было понятно, что ничего не вернётся.

Поликарпов: Скажите, пожалуйста, вот такие просьбы о выделении материала для МУПа в долг, они были эпизодические или регулярные? С какой частотой вы слышали такие разговоры? И все-таки разговоры эти носили какой характер? Это были просьбы, или распоряжения, или указания? Как вы это воспринимали?

Анфимов: Ну, во-первых, это было регулярно.  Ну там где-то люк украли, где-то еще что-то украли. Игорь Сергеевич звонил, потому что в городе нет люка, люди ноги сломают или дети упадут… Так как у МУПа денег не было, Игорь Сергеевич говорил Андрею Сергеевичу выделить… ну это как бы было указание. Вот. Ну он просил выделить, хотя понятно, что в долг это все выдавалось. Но это был их вариант.

Поликарпов: Ну а регулярно? Примерно с какой частотой – там раз в неделю, раз в месяц, раз в квартал… какая регулярность вот таких была обращений?

Анфимов: Да это могло быть и каждый день, могло быть и через неделю, могло быть… Когда я работал, при мне он очень часто звонил. Точно я не могу сказать по датам, по времени, ну в неделю, может быть, два раза, может, три… по мере необходимости.

Поликарпов: Андрей Сергеевич, вот вы все-таки были часто рядом с Игорем Сергеевичем, поскольку сопровождали его в поездках как водитель. Вы знали о его благотворительной деятельности какой-то? Встречался ли он с людьми, оказывал какую-то там помощь материальную, участвовал в каких-то программах городских?

Анфимов: Да, конечно. Я знаю то, что Игорь Сергеевич был… очень сильно помогал детям, которые вот в Новом Олове. Потом помогал пенсионерам. В программах он часто (неразборчиво). Где-то он жертвовал так деньги (неразборчиво) на постоянной основе. Всегда помогал (неразборчиво). Это было очень часто.

Поликарпов: А вам известно, из каких источников благотворительная помощь оказывалась?

Анфимов: Где-то он мог просто личные деньги взять и отдать человеку, который нуждался… ну кто-то в операции нуждался, кто-то еще в чем. Ну я вот точно  не могу так вспомнить. Но я могу сказать точно, что он всегда занимался благотворительностью, помогал.

Поликарпов: Спасибо, нет вопросов.

Судья: Еще у защиты будут вопросы? Подсудимые?

Янченко: Да. Андрей Сергеевич, позволите? Андрей Сергеевич, адвокат Янченко. Представляю интересы… защищаю интересы Лушникова Андрея Вадимовича. Скажите, пожалуйста, такие фамилии, как Коршенко Александр Игоревич и Вильчинский Леонид Платонович вам известны? 

Анфимов: Коршенко я плохо знаю, я знаю, что он работал  в администрации города какое-то время. А Вильчинский, он отвечал за дороги. Я тоже его так плохо знаю. Но знаю, что он отвечал за дороги и все, за ремонт дорог. 

Янченко: А скажите… Угу. Спасибо. А в связи с этим вопрос: известно ли вам, с кого Игорь Сергеевич требовал отчетов за содержание дорожной инфраструктуры, за выполнение дорожных работ  по городу Владивостоку?

Анфимов: Нет, я не могу пояснить.

Янченко: Спасибо. Нет вопросов.

Судья: Угу (неразборчиво).

Гособвинитель (2): Ваша честь, вопросов несколько. Разрешите?

Судья: Да, конечно.

Гособвинитель (2):  Андрей Сергеевич, скажите, пожалуйста, вот вы сейчас сказали, что на регулярной основе Игорь Сергеевич звонил Андрею Сергеевичу и просил выделить  стройматериалы. А откуда вам это известно, что это все вот давалось в кредит, а не безвозмездно, как благотворительная помощь? Вы документы какие-то видели, контракты между администрацией города и группой компаний «Востокцемент», видели платежные какие-то документы?

Анфимов: Нет, документов я не видел. Но вот едем, труба (неразборчиво) или нет люка. Игорь Сергеевич звонит Андрею Сергеевичу или Лушникову, говорит, что там нет люка. Лушников говорит: у меня нет денег. Ну Игорь Сергеевич говорит: я звоню Андрею Сергеевичу… все. Андрей Сергеевич уже выделял деньги.

Гособвинитель (2): А что, этот МУП был безденежный, что не мог функционировать?

Анфимов: Ну чтобы люк поменять, допустим, вы же знаете, наверное, что надо сделать… Прежде чем люк поменять, его расторговать надо… этот люк будет неделю, две, а может быть, и месяц… ну дырка будет, никто это заделывать не будет, пока эти торги не пройдут. Поэтому Игорь Сергеевич принимал волевое решение и говорил, чтобы этот люк  закрыли.

Гособвинитель (2): Без торгов, да? Напрямую, чтобы Андрей Сергеевич дал… 

Анфимов: Ну потому что это никому не нужно, ну этот люк будет стоять еще (неразборчиво).

Гособвинитель (2): Ну подождите, вот вы сказали, что торги проводились. Это что значит – без торгов  чтоб проводилось?

Анфимов: Нет, эти торги, они потом проводятся. Потом... 

Гособвинитель (2):  Что значит потом?

Анфимов: (Неразборчиво) ну а на данный момент люди едут, а люка нет… Он видит, что люка нет, он уже звонит. Говорит, надо люк положить, потому что люди сломают…

Гособвинитель (2): И что, потом по этим люкам задним числом торги проводили? 

Анфимов: Нет, я не знаю.

Гособвинитель (2): Ну а как это вы говорите, что есть люк, который украли… Игорь Сергеевич звонит Андрею Сергеевичу и говорит о том, чтобы Андрей Сергеевич дал материалы Лушникову, у которого нет денег, на ремонт этого люка. При этом вы говорите, что торги там должны были проводиться. Но это все без торгов, сразу. И вы говорите, что на торги нужно время. Вот объясните вот эти свои показания, что вы имеете в виду? Что в таких ситуациях потом торги задним числом проводились? Сначала ремонтировали, а потом торги устраивали?

Анфимов: Я не знаю, как торги проводятся, я в этом не участвовал. Поэтому я не могу сказать.

Гособвинитель (2): Но вы же нам сейчас об этом только что рассказали. Вот как вы можете это объяснить?

Анфимов: Я сказал…

Гособвинитель (2):  Ну вот, вот эта схема, вы нам рассказали сейчас, как это все происходило. Схематично. Теперь как вы можете это объяснить? 

Анфимов: Я могу объяснить так: вот люка нет – вот люк лежит. И все.

Гособвинитель (2): Угу. А что, у нас «Востокцемент» люки металлические производил?  Крышки люков?

Анфимов: Нет, зачем? Не производил. 

Гособвинитель (2): Не производил? А Андрей Сергеевич тогда где должен был взять люки?

Анфимов: Как?

Гособвинитель (2): А вот крышку люка Андрей Сергеевич взять тогда где должен был, если «Востокцемент» крышку чугунную сам не производил? Если украли только крышку люка, вот Андрей Сергеевич где найти ее должен был?

Анфимов: Я не знаю.

Гособвинитель (2): Вы не знаете. Так, скажите, пожалуйста, ну, может, вам тогда известно, как по бухгалтерии это проводилось…  такие вот указания работы?  Как это все по финансовым документам…

Анфимов: Нет, я такого не знаю.

Гособвинитель (2): Ну, может, Игорь Сергеевич давал указания Андрею Сергеевичу, как провести все это по бухгалтерии?

Анфимов: Таких указаний не давал.

Гособвинитель (2):  Не давал таких указаний. 

Анфимов: При мне.

Гособвинитель (2): Так, понятно. Скажите, пожалуйста, теперь про благотворительность. Вот мы тут изучали декларации Игоря Сергеевича, справки о его доходах. Вот вы не могли бы теперь пояснить, из каких личных денег и в каком объеме Игорь Сергеевич  участвовал в благотворительности с 2008-го по 2016 год, после того как стал главой города Владивостока? Более подробно. В каких объемах он участвовал в благотворительности, а потом жил после этого участия?

Анфимов: Я  сказать не могу.

Гособвинитель (2):  Что?

Анфимов: Подробно я не могу сказать, потому что я не помню.

Гособвинитель (2): Ну вы же так уверенно сказали, что это были его личные деньги, Игоря Сергеевича. Вот у Игоря Сергеевича с 2016-го… то есть с 2008-го по 2016 год была конкретная фиксированная заработная плата и конкретный доход. Ну, во всяком случае, тот, который он показал официально. В связи с этим у меня к вам вопрос: вот поясните, пожалуйста, какую часть этого дохода… я уж думаю, сколь скоро вы говорите, что это были его личные деньги, Игорь Сергеевич тратил на благотворительность? И что это была за благотворительность? Более подробно поясните. Что он там… больницы он там сам строил, школы…    

Анфимов: (Неразборчиво) я не могу сказать.

Гособвинитель (2):  Школы, больницы строил, еще что-то?

Анфимов: Школы… на них выделялись деньги, но я не знаю…

Гособвинитель (2):  Кем деньги выделялись на школы?

Анфимов: Игорем Сергеевичем.

Гособвинитель (2): Игорем Сергеевичем? Ну в каком объеме он из своих личных средств и на какую школу деньги выделил? 

Анфимов: Объем я не могу сказать.  Я этого не знаю.

Гособвинитель (2): Ну школу назовите, которая была построена на личные деньги Игоря Сергеевича.

Анфимов: Мне (неразборчиво).

Гособвинитель (2): Почему?

Анфимов: Ремонт школы в деревне, новые обои там куплены… новый линолеум для школы…

Гособвинитель (2):  В какой деревне?

Анфимов: На родине у него.

Гособвинитель (2): Ну.

Анфимов: Новый Олов.

Гособвинитель (2): Так, и с чего вы взяли, что это на личные деньги Игоря Сергеевича был проведен ремонт?

Анфимов: Он мне так сказал.

Гособвинитель (2):  Кто? Игорь Сергеевич?

Анфимов: Игорь Сергеевич. Ну я слышал разговоры.

Гособвинитель (2): Это со слов Игоря Сергеевича, что на его личные деньги?

Анфимов: Нет, ну в ходе разговора по телефону… он разговаривал, что нужно выделить туда, сюда...

Гособвинитель (2): А с кем он разговаривал, что нужно выделить туда, сюда деньги?

Елфимов: Связь прервалась.

Представитель Приморского краевого суда: Все, мы подключились. 

Судья: Да. 

Гособвинитель (2): С кем он разговаривал относительно того, что нужно выделить деньги туда, сюда? С работниками администрации или с кем-то еще?

Анфимов: С кем-то еще.

Гособвинитель (2): Кому он давал указания деньги выделить на школы, на другую благотворительность?

Анфимов: Я же не могу быть в курсе всего этого.

Гособвинитель (2): Ну вы нам так сейчас рассказывали про разговоры с Андреем Сергеевичем Игоря Сергеевича, поэтому как бы…

Анфимов: С Андреем Сергеевичем когда он разговаривал, я слышал, что он обращается к Андрею Сергеевичу.

Гособвинитель (2): А вот к людям, которым он давал указания деньги выделить на благотворительность, он к ним как обращался? Обезличенно? Не называя фамилий, имен, отчеств?

Анфимов: Фамилии не называл.

Гособвинитель (2): Ну а имя-отчество называл? Это был один человек или несколько? 

Представитель Приморского краевого суда: Снова пропало изображение. Практически. 

Гособвинитель (2): Угу.  

Представитель Приморского краевого суда: Мы подключились.

Судья: Угу.

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, еще раз вопрос я вам повторю: к кому конкретно обращался Игорь Сергеевич при вас в телефонном разговоре, чтобы выделили деньги на благотворительность?

Судья: Он уже ответил на этот вопрос, что он не знает.

Представитель потерпевшего МУПВ: Он не знает, кто на том конце трубки находился.

Гособвинитель (2): Нет, а дальше был вопрос, соответственно, имена какие называл при этом Игорь Сергеевич? Имена-отчества?

Анфимов: Я не помню. Я же вам говорил.

Гособвинитель (2):  Это были всегда разные люди или всегда одни и те же? Вот этот круг общения у него?

Анфимов: Я не помню.

Гособвинитель (2): По этим вопросам… Так, ну помимо школы на родине Игоря Сергеевича что еще, какую благотворительность Игорь Сергеевич оказал? И кому? Из личных средств.

Анфимов: Я не могу точно сказать. Я немного подзабыл.

Гособвинитель (1):  А что же так плохо, это же такие хорошие поступки.

Анфимов: А я же вам говорил, что у меня есть провалы в памяти. 

Гособвинитель (2): Понятно. Такие проблемы-то ваши со здоровьем, они как вам вообще, не мешают выполнять функции водителя?

Анфимов: На данный момент я пока только ремонтирую машины и присматриваю.

Гособвинитель (2): А вот на тот момент, когда вы выполняли, не препятствовало это заболевание?

Анфимов: Нет, это год назад началось.

Гособвинитель (2): А, понятно. Нет пока вопросов.

Судья: Еще вопросы будут?

Представитель потерпевшего МУПВ:  Да. 

Судья: Пожалуйста.

Представитель потерпевшего МУПВ: Андрей Сергеевич, поясните, адрес улица Русская, 65, город Владивосток вам известен?

Анфимов: Ну улицу Русскую-то я знаю. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Ну дом 65?

Анфимов: Ну я не помню 65-й.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Адрес «Востокцемента» вы знаете?

Анфимов: А, «Востокцемента»? Да. Но я адрес не знаю, я просто знаю, где находится. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Поясните, а вы туда часто ездили? 

Анфимов: Ездили когда? Сейчас или вообще?

Представитель потерпевшего МУПВ: С 2008-го по 2016 год.

Анфимов: Ну по мере необходимости Игорь Сергеевич заезжал туда.

Представитель потерпевшего МУПВ: А цель его визитов вы знаете?

Анфимов: Как? Еще раз…

Представитель потерпевшего МУПВ: Цель визитов знаете?

Анфимов: Я не знаю. Я привез, и все.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Подскажите, вот вы всю жизнь проживали во Владивостоке или, может, выезжали куда-то?

Анфимов: Да.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, а как менялись дороги Владивостока в 2008–2016 годы и в 2016–2018 годы? Какова динамика, можете рассказать?

Анфимов: Дороги…

Представитель потерпевшего МУПВ: Качество дорог.

Анфимов: Дороги очень хорошие были, было качество, и дороги делались очень хорошо. И становились все лучше и лучше. Строились новые дороги. Очень хорошие дороги, которые очень помогают городу.

Представитель потерпевшего МУПВ: А как-то поменялось качество этих дорог с 2016-го по 2018 год?

Анфимов: С 2016-го по 2018 год  – да, поменялось. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Ну в какую?

Анфимов: Чуть-чуть похуже стало, можно сказать, практически не стали делать.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Поясните еще…

Анфимов: Ну вот очень много ям возникло, возникло много разбитой дороги стало. То, что у нас в городе ливневок нету, а город в пробках, поэтому и смывает асфальт, где старый асфальт, его смывает…

Представитель потерпевшего МУПВ: Поясните, а вот в своих показаниях вы указали, что вы с Игорем Сергеевичем работаете с 1996 года. 

Анфимов: Да.

Представитель потерпевшего МУПВ: До избрания главой администрации он был обеспеченный человек? 

Анфимов: Да, он был обеспеченный человек.

Представитель потерпевшего МУПВ: То есть у него были финансовые средства для того, чтобы  расплачиваться за какие-то… расходовать их по своему усмотрению, в том числе на нужды,  не связанные непосредственно с его личными нуждами?

Гособвинитель (2): Ваша честь, прошу снять данный вопрос, так как он некорректный. Свидетель говорит, что он не понял.

Представитель потерпевшего МУПВ: Ну в вашем понимании Игорь Сергеевич обеспеченный человек? Это что значит?

Анфимов: Обеспеченный человек. Он (неразборчиво), до избрания мэром он был руководителем… ну «Спасскцемента».

Представитель потерпевшего МУПВ: А он мог себе позволить оказывать какую-то помощь школам до избрания его мэром?

Анфимов: Да, конечно. И он оказывал.

Представитель потерпевшего МУПВ: Это еще до избрания мэром, правильно я понимаю?

Анфимов: Да, и до, и во время мэра он оказывал финансовую помощь.

Представитель потерпевшего МУПВ: Сейчас еще один вопрос. Чтобы превратно мои вопросы не понимались, вскроем…  Андрей Сергеевич, вот вы длительный период работали, скажем так, водили машины Игоря Сергеевича, слышали разговоры, слышали его общение с другими людьми… Вот у нас Игорь Сергеевич обвиняется в том, что… в совершении преступления, предусмотренного статьей 290 части 6. Там взятка в особо крупном размере… 

Судья: Вопрос снимается, вы просите дать юридическую оценку.

Представитель потерпевшего МУПВ: Я не прошу. Что-либо по поводу получения… может, какие-то разговоры были по поводу получения им незаконных денежных средств?

Гособвинитель (1): Получения кем?

Представитель потерпевшего МУПВ: Игорем Сергеевичем.

Гособвинитель (2): У нас свидетелем, Ваша честь, об этом ничего не говорилось.

Представитель потерпевшего МУПВ:  Андрей Сергеевич!

Анфимов: Да.

Гособвинитель (1): Андрею Сергеевичу что вменяется, уважаемый представитель потерпевшего?

Представитель потерпевшего МУПВ: Слышите меня? Слышали вы какие-нибудь разговоры, находясь в машине, так сказать, с Игорем Сергеевичем, по поводу того, что он желает получить  денежные средства от кого-либо за…

Гособвинитель (2): Ваша честь…

Судья: Конкретизируйте вопрос.

Гособвинитель (2): Ведь тут просто фантазии пошли. 

Гособвинитель (1): Здесь не в фантазиях дело. Вы вспомните предъявленное обвинение. Пожалуйста, внимательно прочитайте еще раз.

Представитель потерпевшего МУПВ: Предъявленное обвинение было зачитано мною и интерпретировано.

Гособвинитель (1): Так вы его прочитайте, а потом интерпретируйте.

Представитель потерпевшего МУПВ: Я его прочитал. 

Гособвинитель (1): Но про получение Игорем Сергеевичем вы сейчас спрашиваете.

Представитель потерпевшего МУПВ: Андрей Сергеевич, слышали что-нибудь в ходе разговоров или какие-то слова, которые вы слышали в ходе разговоров, которые  можно было отнести к тому, что Игорь Сергеевич желал получить от кого-то денежные средства за исполнение им своих должностных обязанностей?

Анфимов: Игорь Сергеевич, да? 

Представитель потерпевшего МУПВ: Да.

Анфимов: Нет, такого никогда не было. И не могло быть. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Скажите, слышали вы что-нибудь, вот поскольку вы пояснили, что знаете Андрея Вадимовича Лушникова, Игоря Сергеевича и Андрея Сергеевича Пушкарева, слышали вы что-нибудь когда-нибудь о выплате денежных средств Лушникову за исполнение им его обязанностей?

Анфимов: Да нет, такого я не слышал никогда.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, пожалуйста, слышали вы, может быть, что-нибудь о том, что Андрей Сергеевич передавал денежные средства Пушкареву Игорю Сергеевичу?

Анфимов: Такого не может быть никогда. Это семья, вы что? Здесь даже и в мыслях такого нет.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, а финансовое положение Андрея Сергеевича вам известно? 

Анфимов: Мне неизвестно. Обеспеченный человек. И все. Что еще?

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Все, у меня нет вопросов.

Судья:  Угу. Еще вопросы будут?

Гособвинитель (2): Да, Ваша честь. Разрешите два вопроса. Скажите, пожалуйста, Андрей Сергеевич, сейчас что, МУП не выполняет требования дорог и строительства в городе Владивостоке, и группа компаний «Востокцемент» городу не помогает? 

Анфимов: МУП…

Гособвинитель (2):  Или качество продукции…

Анфимов: МУП выполняет это сейчас довольно-таки плохо. Не знаю, с чем это связано, но  стало ужасное состояние асфальта и дорог в городе. И МУП очень плохо занимается делом. Почему – я не знаю.

Гособвинитель (2): То есть МУП в настоящее время плохо занимается этим, да?

Анфимов: Да, они не справляются с дорогами. Очень плохие дороги.

Гособвинитель (2): Угу, так. А группа компаний «Востокцемент» что, сейчас МУПу не поставляет и городу стройматериалы? Или качество их упало?

Анфимов: В данный момент…

Гособвинитель (2): Что в данный момент?

Анфимов: Нет, в данный момент качество не упало. Просто не поставляют, потому что нет смысла, наверное, я так думаю.

Гособвинитель (2):  А почему сейчас нет смысла МУПу поставлять?

Анфимов: Ну потому что они… Игорь Сергеевич вкладывал, группа компаний «Востокцемент» вкладывала свои деньги, а в результате… он сидит сейчас за решеткой ни за что.

Гособвинитель (2):  А, то есть вы напрямую связываете  привлечение Игоря Сергеевича к уголовной ответственности с тем, что группа компаний «Востокцемент» МУПу поставляла стройматериалы?

Анфимов: Да нет, я это не связываю. Я говорю, что на данный момент с дорогами очень плохо. Потому что не стало нормальных руководителей в том же МУПе и глава города тоже не очень, я бы так сказал, поэтому пока плохо.

Гособвинитель (2):  А что же, вся администрация поменялась?  Ушли  те люди, которые курировали дороги при Игоре Сергеевиче, в настоящий момент?

Анфимов: Ну поменялись они. 

Гособвинитель (2): Леонид Платонович уже не работает в администрации? Вильчинский уже дороги не курирует? 

Анфимов: Ну не знаю, работает или нет.

Гособвинитель (2): Или, может, еще кто ушел из команды Игоря Сергеевича и поэтому теперь все так?

Анфимов: Кто-то и ушел. Я не могу сказать точно, кто ушел.

Гособвинитель (2):  Не можете. 

Анфимов: Но кто-то и ушел. 

Гособвинитель (2): Так, «Востокцемент»… теперь не поставляет (неразборчиво), и поэтому «Востокцемент» городу не поставляет, правильно? Потому что поменялась команда…

Анфимов: «Востокцемент» не поставляет, потому что Игорь Сергеевич в данный момент находится в Москве. Руководит компанией только он.

Гособвинитель (2): А сейчас что, компания вообще без руководства работает?

Анфимов: Почему? Руководство есть, но основное руководство в Москве.

Гособвинитель (2): А кто сейчас руководит группой компаний «Востокцемент»? 

Анфимов: Не знаю, там есть директора, они руководят.

Гособвинитель (2): Ну кто это? Вы же работаете в этой организации?

Анфимов: Сысоев руководит.

Гособвинитель (2): Кто? Сысоев. А что, Сысоев не осуществляет функции как таковые руководителя группы компаний? 

Анфимов: Осуществляет.

Гособвинитель (2): А она что, сейчас никому свою продукцию не реализует?

Анфимов: Я не знаю, реализует или не реализует. Я этими вопросами не занимаюсь.

Гособвинитель (2): Угу. Ну а из чего вы тогда делаете такое заявление… связь из-за того, что Игорь Сергеевич в Москве, и все, городу ничего не поставляется… для нужд города?

Анфимов: Ну вы приедете да посмотрите, что  в городе творится. 

Гособвинитель (2): Нет, вы на мой вопрос ответьте. Он был конкретный.

Анфимов: А я вам говорю конкретно, что в городе сейчас появляется ямы и невозможно ездить  стало.

Гособвинитель (2):  Появляются ямы. Ну и как это взаимосвязано с тем, что Игорь Сергеевич  находится в Москве с Андреем Сергеевичем?

Анфимов: Ну потому что асфальт Игорь Сергеевич (неразборчиво) группы компаний «Востокцемент» отдавал асфальт в долг МУПу. У МУПа всегда денег нет. Движения очень мало у нас хорошего на дорогах.

Гособвинитель (2): Угу. Ну тогда в связи с этим у меня еще раз будет уточняющий вопрос: откуда вы знаете, что МУП получал в долг этот асфальт? Вы читали договоры между МУПом и группой компаний «Востокцемент»?

Представитель Приморского краевого суда: Не  слышно?  Сейчас, давайте сейчас перезагрузимся. 

Судья: Хорошо.

Представитель Приморского краевого суда: Так, все, мы подключились.

Гособвинитель (2): Да. Скажите, пожалуйста, все-таки вы откуда узнали про эти взаимоотношения, что МУП получает в долг материалы от группы компаний «Востокцемент»? Вы что, читали договоры между МУПом и группой компаний «Востокцемент»?

Анфимов: По разговору Игоря Сергеевича. 

Гособвинитель (2): Угу. А в каком объеме в долг получал МУП, по разговору Игоря Сергеевича?

Анфимов: Объем я не могу сказать.

Гособвинитель (2): Угу. Так. Скажите, пожалуйста, а долг-то был в итоге, известно ли вам, у МУПа перед группой компаний «Востокцемент»?

Анфимов: Конечно, был.

Гособвинитель (2): А это же была вроде благотворительность, вы говорили. Как же от благотворительности долги могут быть?

Анфимов: (Неразборчиво).

Гособвинитель (2):  Что?

Анфимов: Я слушаю, слушаю.

Гособвинитель (2): Я говорю… вы говорили, что это была благотворительность. Как же от благотворительности долги-то могут образоваться?  

Анфимов: Ну в том числе и благотворительность, конечно же. Потому что у МУПа денег нет. 

Гособвинитель (2): Угу, так. Скажите, пожалуйста, а вам известна, может быть, сумма долга? И если известна, то от кого? Объем долга МУПа перед группой компаний  «Востокцемент»?

Анфимов: Ну сумма большая. Я точно не могу сказать. Могу сказать, что я прочитал. Из газет я могу сказать, а так сумму точную не могу сказать.

Гособвинитель (2): Не можете сказать. Ну а порядок этой суммы какой вам известен?

Анфимов: Ну там что-то окало  миллиарда или 800 миллионов. Что-то такое.

Гособвинитель (2): Угу. Ну и какова судьба этого долга, вам известно? 

Анфимов: Ну я предполагаю, что он так и остался долгом. 

Гособвинитель (2): То есть долг так и остался, да?

Анфимов: Ну он уже, наверное, вряд ли вернется, потому что Игорь Сергеевич его простил. 

Гособвинитель (2): А с чего вы взяли, что Игорь Сергеевич его простил, этот долг? И каким образом мог простить Игорь Сергеевич этот долг? Если он юридически с 2008 года уже никакого отношения к этой компании… группе компаний «Востокцемент» не имел. Это каким же образом лицо, которое не имеет никакого отношения юридического к организации, может прощать ее кредиторам долги? Расскажите нам.

Анфимов: Мне это неизвестно.

Гособвинитель (2): Вам это неизвестно. То есть вам неизвестно, прощен этот долг или не прощен, правильно?

Анфимов: Неизвестно мне.

Гособвинитель (2): Что?

Анфимов: Неизвестно мне.

Гособвинитель (2):  Неизвестно. Хорошо. Нет вопросов. 

Судья: Еще будут какие-то вопросы?

Елфимов: Нет, я так подозреваю, что ходатайство будет, потом я задам вопрос, после оглашения.

Гособвинитель (1): Если у других участников вопросов нет, я прошу исследовать протокол допроса свидетеля, показания его, данные на следствии. Они находятся в 28 томе. Прошу исследовать по двум основаниям: в связи с наличием существенных противоречий (это противоречия, о которых я сейчас скажу) и второе основание – это, соответственно, часть 4, 281, нет ответа на те вопросы, которые мы сегодня получили, ответ в виде ссылки на статью 51 Конституции. Что касается первого протокола  допроса, который находится, как я сказала, на листах дела 91–95, то в данном случае… мы все помним ответ, который был дан свидетелем, на мой вопрос о его заработной плате в «Востокцементе» и о том, что она его особо не интересовала. И, соответственно, по этому поводу давал показания свидетель, он называл конкретные цифры. Далее по поводу вопроса, на который мы получили ссылку на статью 51, относительно денежных средств полученных согласно ответу УФНС России по Приморскому краю… прошу прощения, УФНС по Приморскому краю. Соответственно, также свидетель дал показания  по этому поводу, пояснение.  В том числе я не стала прерывать допрос, когда было заявление представителя потерпевшего уважаемого по поводу персональных данных. Я прошу уважаемого представителя потерпевшего – тоже в качестве заявления – в большей степени обращать внимание на требование уголовно-процессуального закона, а не на нормативно-правовые акты, в большей части регламентирующих гражданское судопроизводство, поскольку в статьях в соответствии со статьей 73 части 2 мы исследуем также обстоятельства, способствующие совершению преступления. Прокуратура, как никакой другой орган, занимается, соответственно, исследованием обстоятельств, способствующих совершению преступлений. А, соответственно, данные обстоятельства подробно исследовались в ходе предварительного  следствия, и, естественно, лояльно, что в данном случае мы будем исследовать и дадим в соответствии с этим позиции потерпевшего более более подробную оценку в прениях сторон. Подобные заявления, по мнению остальных сторон обвинения, характеризуют поведение представителя потерпевшего как собственно участника процесса, который уже не отличается беспристрастностью и объективностью, которые бы хотелось все-таки видеть, соответственно, от представителя потерпевших.

Судья: Обсуждается вопрос об оглашении показаний, вы что скажете, представитель потерпевшего.

Представитель потерпевшего МУПВ: Уважаемый суд, я еще раз повторюсь, что есть Федеральный закон о персональных данных и данные связанные… вот противоречия, которые  существовали в показаниях, данных в суде на заседании и данных на следствии. Они как раз связаны с тем, что на предварительном следствии свидетель у нас пояснил размер своей заработной платы, а сейчас он воспользовался статьей 51. Вот это противоречие заключается  в том, что эти данные  могут быть оглашены только с его  согласия. То есть это прямо указано в законе о персональных данных, и при отсутствии этого согласия от лица эти данные оглашены быть не могут. Поэтому считаю, что… 

Судья: Вы представляете интересы данного свидетеля?

Представитель потерпевшего МУПВ:  Нет,  я не представляю. Я просто…

Гособвинитель (1):  Возникает такое впечатление.

Судья: Вы предлагаете закрыть судебное  заседание полностью?

Представитель потерпевшего МУПВ: Нет, я не предлагаю закрыть судебное заседание. 

Судья: Давайте закроем. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Я предлагаю поступить в соответствии с законом и спросить у лица, желает ли он, чтобы его персональные данные… 

Судья: У нас эти документы уже были предметом исследования ранее.

Представитель потерпевшего МУПВ: Протоколы допросов у нас не были...

Судья: Не протоколы допросов.  А справки с УФНС.

Представитель потерпевшего МУПВ: Там нет справок, это все было указано в протоколе допроса. 

Гособвинитель (1):  Ничего подобного.  Я когда… Ваша честь, извините. Я специально, когда задавала вопрос, я даже ссылку дала на сентябрь 2016 года, ответ УФНС по Приморскому краю, соответственно, я даже вам готова лист и том назвать. У меня это все выписано.

Представитель потерпевшего МУПВ: У нас не предлагается исследовать сейчас...

Судья: Так. Позиция ваша по оглашению показаний?

Представитель потерпевшего МУПВ: Я против. Я хочу по этому поводу пояснить, что противоречия в показаниях свидетеля Анфимова, которые он давал на предварительном следствии и которые он дал сейчас, отсутствуют вообще. То есть… а то, что видит государственный обвинитель – противоречия его в заработной плате, это нежелание  свидетеля  разглашать свои персональные данные. Они не могут считаться противоречием в показаниях, данных на предварительном следствии и в данном судебном заседании. Поэтому оснований для оглашения не имеется.

Судья: Угу. Хорошо. Сторона защиты, у вас какая позиция? 

Елфимов: На рассмотрение суда.

Судья: На рассмотрение суда. Общая позиция подсудимых?

Защита: Общая, да. 

Судья: Суд постановил на основании стати 281 УПК РФ в связи с наличием существенных противоречий, а также в связи с отказом от дачи ппоказаний на ряд поставленных вопросов огласить показания свидетеля, содержащиеся в томе 28, листы дела 91–95. Присядьте, свидетель, прослушайте показания, которые будут оглашены, которые вы давали на предварительном следствии.

Гособвинитель (1): Андрей Сергеевич, оглашаются ваши показания, которые вы давали 13 июля 2016 года. Протокол находится на листах дела 91–95 в 28 томе. По существу заданных вопросов вы тогда пояснили следующее: «Около 19 лет я знаком с Пушкаревым Игорем Сергеевичем. Я работал ремонтником в мастерской в городе Владивостоке на улице Иртышской. В указанной мастерской ремонтировал свой автомобиль Пушкарев Игорь Сергеевич. Я интересовался по поводу работы у клиентов, хотел устроиться на более оплачиваемую работу. И спросил также у Пушкарева Игоря Сергеевича по поводу работы. Пушкарев предложил мне повозить его. Если ему понравится, то он может меня оставить в качестве своего водителя. Пушкаревым  создавалась организация «Парк Актив», если я не ошибаюсь, он меня устроил туда личным водителем. С этого момента и до мая 2016 года я  возил Пушкарева Игоря Сергеевича, будучи трудоустроенным водителем в различные организации. Примерно с 2008 года по 2015-й я работал в «Востокцементе»  начальником  отдела обеспечения. Но фактически в мои обязанности входило: смотреть за техническим состоянием автомобильного парка, который был предназначен для перевозки руководства «Востокцемента», контролировал водителей. Мне секретарь «Восток Цемента», наверное, Пушкарева (неразборчиво) Пушкарева Андрея Сергеевича сообщила, когда и куда нужно подъехать для того, чтобы забрать и отвезти Пушкарева Игоря Сергеевича. Я не помню, чтобы мне звонил помощник или секретарь Пушкарева Игоря Сергеевича по этому поводу. Вопрос следователя: «Вам знакомы Алешина Елена Григорьевна? Где она работает, чем занимается?» Ответ свидетеля: «Да, знакома, я не знаю, где она работает. Я встречал ее около администрации Владивостока. Что она там делала, я не знаю,  с кем встречалась,  я не знаю. Когда мы с ней знакомились и как, я не помню. Я перешел по собственной инициативе с «Востокцемента» в ИП Пушкарева. Я являюсь крестным отцом Пушкарева Алексея  Игоревича, сына Игоря Сергеевича, в связи с чем имею доверие у семьи Пушкаревых. Более мне добавить нечего. С моих слов записано верно, мною прочитано». Перед началом, в ходе и по окончании допроса от участвующих лиц, свидетеля Анфимова, адвоката Топальсковой заявления какие-либо не поступили.  Соответственно, протокол прочитан лично, замечаний к нему не имелось. Андрей Сергеевич!

Анфимов: Да.

Гособвинитель (1): Будьте любезны, скажите мне, пожалуйста, вы слышали эти показания, которые я сейчас огласила? 

 Анфимов: Да-да!

Гособвинитель (1): Угу. У меня будет к вам несколько вопросов.  Скажите, пожалуйста,  соответственно, по  тем моментам, которые я расцениваю как противоречия. Скажите мне по поводу вашей заработной платы,  указанной… вернее, сначала не про противоречия, а про 51-ю… указанные в вашем первом протоколе… соответственно, либо вы поддерживаете ваши показания относительно тех сумм, которые указаны в протоколе, либо, соответственно, у вас есть вариант точно так же и на этот мой вопрос  придерживаться позиции исходя из статьи 51-й  Конституции? 

Анфимов: Ну оглашенные показания подтверждаю в той части, которая не противоречит тем показаниям, которые даны на суде… 

Гособвинитель (1): Ну, соответственно, вот в этой части про деньги 51-я статья или вы их подтверждаете? Или не подтверждаете?

Анфимов: А вы дослушайте. А так относительно тех показаний, в отношении которых я воспользовался 51-й статьей. 

Гособвинитель (1): Вот теперь понятно. Спасибо, я поторопилась.  Следующий момент. Меня не устраивает та формулировка, которую вы  сейчас употребили, говоря о том, что в той части, в которой они не соответствуют тем показаниям, которые вы сегодня… соответственно, вы сегодня дали, и, естественно, у меня по этому поводу будут уточняющие вопросы. 

Представитель Приморского краевого суда: Извините,  у нас отключилось, сейчас мы  переподключимся…

Судья: Хорошо.

Представитель Приморского краевого суда: Все, мы подключились.

Судья: Хорошо. Продолжаем.

Анфимов: Я сегодня говорю правду, как было. 

Гособвинитель (1): Извините, пожалуйста, не поняла. 

Анфимов: Я говорил правду сегодня, потому что я в суде. 

Гособвинитель (1): А, потому что вы в суде. Соответственно, следователю вы посчитали возможным сказать неправду, будучи предупрежденным об уголовной ответственности точно так же, как и сегодня, за дачу заведомо ложных показаний.

Анфимов: Возможно, что-то я и не помню.

Гособвинитель (1):  Это что вы не помните? Например? 

Анфимов: Ну вы знаете, я не все вспомнил. Я не мог точно пояснить, поэтому так… 

Гособвинитель (1):  А тогда вы не все помнили? 

Анфимов: Да, именно так.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, Андрей Сергеевич, простите меня, но вот травму головы, которую вы получили, вы ее получили в каком году? В прошлом, вы сказали?

Анфимов: Год назад.

Гособвинитель (1):  Да, в прошлом году. Угу. В 2017-м. 

Анфимов:  Да.

Гособвинитель (1): Понятно. И тем не менее говорите о том, что тогда вы могли что-то не помнить. Не сейчас, после травмы головы, а тогда, до ее получения.

Анфимов:  Ну что-то я помню, что-то не помню. 

Гособвинитель (1): Что-то я помню, что-то не помню. Понятно, скажите, пожалуйста, кроме вот того, о чем я вам сказала… ну, собственно, давайте все-таки вас спрошу. Вы мне сейчас скажите, что вы не все помните из тех показаний. А вот, допустим, где вы говорили об Андрее Сергеевиче, что вот подчинялся я руководству «Востокцемента»… Изначально это был Игорь Сергеевич, а позже Андрей Сергеевич. Соответственно, вот в этой части  каким показаниям вашим верить – на суде или на следствии?

Анфимов:  Я не понял, плохо (неразборчиво).

Гособвинитель (1): На следствии вы говорили о том, что подчинялись вы руководству «Востокцемента», изначально это был Игорь Сергеевич, а позже стал Андрей Сергеевич Пушкарев. Вот в этой части вы подтверждаете свои показания на следствии или в суде?

Анфимов: Ну да, так было. 

Гособвинитель (1): То есть они соответствуют действительности, что вы Андрею Сергеевичу Пушкареву подчинялись?

Анфимов: Да.

Гособвинитель (1): Понятно. Нет больше вопросов. Нет вопросов, Ваша честь.

Судья: Угу. Представителя потерпевшего, будут вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ:  Нет вопросов.

Судья: У защиты будут вопросы?

Елфимов: Да. Есть вопросы. Добрый день. Скажите, пожалуйста, вот с учетом данных вами на следствии показаний и данных сегодня в суде показаний, ответов на вопросы, которые сформулировал наш уважаемый государственный обвинитель. Все-таки, по вашему мнению, вот с момента избрания в 2008 году Игоря Сергеевича Пушкарева главой города Владивостока кто являлся фактическим руководителем группы компаний «Востокцемент»?

Анфимов:  По моему мнению, Игорь Сергеевич являлся. 

Елфимов: Игорь Сергеевич, хорошо. А кто являлся вашим фактическим руководителем? Просто вот сейчас, отвечая на вопросы гособвинителя, вы говорили про Андрея Сергеевича, про Игоря Сергеевича и про Владимира Сергеевича. Вашим непосредственным руководителем в этот период кто являлся? 

Анфимов: И Андрей Сергеевич, и Игорь Сергеевич. 

Елфимов: Оба руководили?

Анфимов: Как?

Елфимов: Оба вами руководили?

Анфимов: Ну да.

Елфимов:  Все понятно.  Спасибо.

Судья: Еще будут вопросы? 

Представитель потерпевшего МУПВ: Нет вопросов.

Судья:  У защитников?

Защита: Нет, Ваша честь.

Судья: Новых вопросов не появилось? Допрос завершен, спасибо большое. Свидетель, вы можете быть свободны. 

Поделиться: