Свидетель обвинения возглавлял МУПВ «Дороги Владивостока» в 2010 году  

Начальник управления транспорта городской администрации Сергей Цыбулин ответил на вопросы Тверского суда по существу дела экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего группу компаний «Востокцемент» Андрея Пушкарёва 20 сентября. Свидетель обвинения сообщил, как Игорь Пушкарёв строил работу по ликвидации последствий снегопадов и какие задачи ставил в отношении МУПа. 

Зимой 2010 года Сергей Цыбулин занимал должность главного инженера, а затем директора муниципального унитарного предприятия «Дороги Владивостока». На работу в МУП свидетеля обвинения пригласил экс-глава Владивостока. 

Сергей Цыбулин сообщил, что Игорь Пушкарёв поставил задачу эффективной работы муниципального предприятия. 

В 2010 году парк спецтехники предприятия насчитывал порядка 70 единиц, среди которых - трактора, грузовые машины, пескоразбрасыватели. Зимой работал один парк техники, в тёплое время года – другой. Так, к предстоящему летнему сезону – времени ремонта дорог и санитарной очистки городских территорий  -  уже были приобретены ремиксер и вакуумно-уборочные машины. Однако, главным направлением МУПа оставалась ликвидация последствий снегопадов.

Сергей Цыбулин отметил: во время снегопадов «Дороги Владивостока» работали и днём, и ночью. Экс-глава Владивостока контролировал работу предприятия. По словам свидетеля, Игорь Пушкарёв приезжал на предприятие даже ночью, чтобы выяснить, почему несколько единиц техники не вышли на маршрут. 

Отвечая на вопросы о финансовом состоянии муниципального предприятия, свидетель сообщил, что заработную плату сотрудникам всегда выплачивали вовремя, но кредиторская и дебиторская задолженности у «Дорог Владивостока» уже имелись. Также Сергей Цыбулин отметил: экс-глава Владивостока Игорь Пушкарёв никогда не давал поручения с какими именно компаниями заключать контракты и не ставил задач о приоритетном погашении задолженности тем или иным кредиторам.

Стенограмма допроса Сергея Цыбулина

Судья: Судом устанавливается личность свидетеля. Встаньте, пожалуйста, свидетель. Назовите свою фамилию, имя, отчество. 

Цыбулин: Цыбулин Сергей Владимирович. 

Судья: Я вам разъясняю, что вы приглашены в качестве свидетеля для дачи показаний по уголовному делу в отношении Пушкарева Игоря Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича, Лушникова Андрея Владимировича. Как свидетель вы обязаны говорить суду правду, за отказ дачи показаний, дачу заведомо ложных показаний, уклонение от дачи показаний предусмотрена ответственность по статьям 307-308 УК РФ. В соответствии со статьей 51 Конституции РФ вы можете не свидетельствовать против себя, своих близких родственников и иных близких лиц. В судебном заседании вы вправе пользоваться переводчиком, если не владеете русским языком,  смеете право заявить отвод переводчику, являться на допрос с адвокатом, пользоваться мерами государственной безопасности в случаях, когда это предусмотрено законом, вправе заявлять ходатайства, делать замечания, заявления по поводу действующих председательствующих участников процесса. Вам понятны ваши права и ответственности? 

Цыбулин: Да. 

Судья:  Подпишитесь в подписке, пожалуйста. 

Судья Приморского краевого суда: Личность свидетеля удостоверена, подписка отобрана. 

Судья: Спасибо большое. Свидетель, поясните, пожалуйста, суду, вы какое-то отношение к МУПВ «Дороги Владивостока» имеете или имели? 

Цыбулин: Я был принят на работу в феврале  2010 года на должность директора МУПВ «Дороги Владивостока». 

Судья: С Пушкаревым Игорем Сергеевичем знакомы? 

Цыбулин: Как с руководителем, да, знаком. 

Судья: Какие у вас с ним отношения? 

Цыбулин: Он руководитель, я подчиненный был. 

Судья: Служебные отношения. 

Цыбулин: Так точно. 

Судья: С Пушкаревым Андреем Сергеевичем знакомы? 

Цыбулин: Нет, незнаком. 

Судья: С Лушниковым Андреем Вадимовичем знакомы? 

Цыбулин: Знаком, Андрею Вадимовичу я передавал дела в апреле месяце… МУПВ «Дороги Владивостока».

Судья: Вместе с ним не работали, служебных у вас с ним отношений нет. Получается, отношения не поддерживали. 

Цыбулин: Ну почему, служебные только. 

Судья: Служебные, да? 

Цыбулин: Да. 

Судья: Хорошо. У вас с подсудимыми какие-то конфликты были, в силу которых вы можете их оговорить, дать в отношении них недостоверные показания? 

Цыбулин: Нет, у меня конфликтов ни с Игорем Сергеевичем, ни с Андреем Вадимовичем не было. 

Судья: Не было, хорошо. Пожалуйста, государственный обвинитель, какие у вас вопросы? 

Гособвинитель (1): Да, Ваша честь, спасибо. Сергей Владимирович, здравствуйте, скажите, пожалуйста… расскажите, пожалуйста, более подробно, где и кем вы работали в период ну примерно с января-февраля 2010 года до конца марта 2010 года. В какой должности, каким образом вы оказались на этой должности? 

Цыбулин: Я работал в МУПВ «Дороги Владивостока» еще с Бычковым Павлом Алексеевичем, помогал ему восстанавливать технику, давал общую просьбу…  Состояние технического парка было не очень, скажем так, в не очень хорошем состоянии. Мы приводили трактора, КамАЗы, все, что работало на дорогах Владивостока, в соответствующее состояние и убирали город от снега. 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, тогда, каким образом, с какого времени вы вот работали вообще на данном предприятии и кто вас попросил туда трудоустроиться? Вот если вы еще при Бычкове работали. 

Цыбулин: Я при Бычкове работал… ну, была просьба Игоря Сергеевича, общевыраженная такая, помочь с техническим состоянием парка, ну и вот я принялся за работу в 2010 году. Сейчас тонкостей не помню – 8 лет прошло. 

Судья Приморского краевого суда: Извините, у нас изображение пропало, давайте мы переподсоединимся. 

Судья: Давайте. 

Судья Приморского краевого суда: Все, появилось изображение. 

Судья: Да-да, пожалуйста. 

Гособвинитель (1): Да, Сергей Владимирович, вот продолжайте. Настраивали, налаживали технику… вы остановились. 

Цыбулин: Ну потом Павел Алексеевич вернулся назад в ХОЗУ… Бычков. Игорь Сергеевич меня принял на работу. 

Гособвинитель (1): В ХОЗУ – это хозяйственное управление администрации города Владивостока? 

Цыбулин: Еще раз. 

Гособвинитель (1): ХОЗУ – это аббревиатура сразу… 

Цыбулин: ХОЗУ – это хозяйственное управление… ну я точно не могу сказать, муниципальное унитарное предприятие, муниципальное предприятие. 

Гособвинитель (1): Ясно. 

Цыбулин: Я приступил к выполнению своих обязанностей. Ну что могу сказать, работали, занимались уборкой улиц Владивостока, планировали. Когда шел снег, естественно, работали днем и ночью. Старались, выполняли. Один раз Игорь Сергеевич пришел, проверял работу, это было поздно ночью – в три часа ночи он приехал, я как раз был на работе, спросил, почему два КамАЗа сошли с маршрута, я пошел выяснять, ну, в итоге выяснилось, что там два клапана заело воздушных, вернулся, Игорь Сергеевич уже уехал. Вот. По работе у меня был непрямым начальником Игорь Сергеевич, а был заместитель Игоря Сергеевича – Шеянов, помню, Владимир, отчество не помню, вот. Ну, работать было сложно с Владимиром Шеяновым. Ну, отработали с ним. Он то сыпь соль, то не сыпь соль, то убери реагент, то забери реагент. 

Гособвинитель (1): Ясно. 

Цыбулин: Такая, знаете, работа была не очень. 

Гособвинитель (1): Понятно. 

Цыбулин: А так, я вот работал, ну, февраль-март. 

Гособвинитель (1): Хорошо. Давайте теперь более подробно остановимся. Вот когда вы… почему Игорь Сергеевич Пушкарев попросил, чтобы вы вообще стали работать на предприятии. Вот сначала помогать Бычкову налаживать, да, технические… техническое состояние техники, которая была на балансе МУВ, и в последующем, да, предложил вам возглавить данное предприятие. В чем была причина? 

Цыбулин: Почему меня приняли на работу или что? 

Гособвинитель (1): Нет, почему Игорь Сергеевич Пушкарев вам предложил, в связи с чем сначала помочь Бычкову, а потом стать директором? 

Цыбулин: Ну, моя специальность… моя специальность – инженер-механик. С техникой я всю жизнь, с детства. Игорь Сергеевич об этом знал. Я занимался профессионально автомобильным спортом, (неразборчиво), с этим связанные, детали принятые. Восстановление техники, все знали, что я нормально отношусь, и меня попросили. Мы действительно восстановили немало техники и работали, город убирали. 

Гособвинитель (1): Ясно. Скажите, пожалуйста, у вас было какое-то собеседование с Пушкаревым Игорем Сергеевичем, вот было ли перед тем, как вас назначили на должность директора МУПВ? 

Цыбулин: Ну еще до назначения в должности Игорь Сергеевич приглашал и Бычкова Павла Алексеевича, и меня приглашал. Мы сидели, прорабатывали ряд вопросов о приобретении  техники, что нужнее, какой район, поскольку большой объем работы был, предварительно. А потом я пришел на работу. 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, и какую вот в ходе этого разговора, собеседования Игорь Сергеевич Пушкарев поставил вам задачу в отношении предприятия? 

Цыбулин: Я еще раз повторю: хозяйственное состояние предприятия к нормальному, положительному знаменателю. Навести порядок на предприятии, с рабочими наладить диалог, с водительским составом, потому что город действительно страдал от того, что снег убирался… ну не очень. 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, Сергей Владимирович, что вы вкладываете в понятие «наладить хозяйственную работу предприятия»? Что вы под этим  подразумеваете? 

Цыбулин: Ну, во-первых, надо было обустроить рабочие места. Сварщики работали в холодных таких, так сказать, необорудованных местах, и я просил, вернее, не просил, а с мастерами, с начальниками участка мы обустраивали эти места – покупали тепловые пушки, покупали теплую одежду, саму технику осматривали после каждодневного… Она приходила как из боя. Всегда надо было поддерживать в техническом состоянии, потому что на следующий день она выходила опять и чистила город. 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, в связи с этим у  меня к вам будет сразу вопрос: вот когда вы стали вникать в работу предприятия, стали на нем работать, оно что, это предприятие, было неработоспособным должным образом, убыточным либо  как-то неправильно, с вашей точки зрения, там была поставлена работа? Какие были проблемы у предприятия, если были? 

Цыбулин: Это мое субъективное мнение, но просто там не велась, наверное, должным образом хозяйственная работа. Техника часто ломалась, поэтому я считаю, что, в принципе, меня пригласили… 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а вот на момент вашего прихода, если, конечно, вы помните, каков был процент муниципальных контрактов, по которым работал МУПВ? На момент вашего прихода и в последующем увеличился ли этот процент в ходе вашей работы? 

Цыбулин: Про муниципальные контракты ничего не могу сказать, я могу сказать про то, что мы не давали ломаться технике, и вот не в процентном соотношении, а в количественном. Вот я даже могу сказать, что, когда Игорь Сергеевич приехал с контролем в 3 часа ночи, только 2 КамАЗа стояло на территории. Моя задача была в том, чтобы вся техника была в поле и работала. 

Гособвинитель (1):  Скажите, пожалуйста, такой у меня будет к вам вопрос: а какой вообще был парк техники вот в МУПВ на момент вашего заступления, да, на должность? Что собой представлял парк? 

Цыбулин: Ну я… Точно я не могу сказать, я сразу предупреждаю, что цифры я могу не помнить. Порядка 68 тракторов или 70. КамАЗы были… точно не скажу, были китайские грузовики, ПО2, у них там, ну, с ними тоже работали. Была техника еще, (неразборчиво) были, которые снегоотбрасыватели, и, скажем так, с лопатами на дороге работали. Были  трактора помимо снегоотбрасывателей. Я вот точно не смогу назвать. 

Гособвинитель (1): Нет, ну не цифры, мне хотя бы приблизительно. Так. А вот эти дорожные пылесосы, ремиксеры – вот это вот все было у предприятия? 

Цыбулин: Они только-только пришли, и они еще в  МУПВ «Дороги Владивостока» не переходили, они только пришли, и на них еще номера и штат водительский комплектовали. Они не были  переданы МУПВу. Они находились на территории. 

Гособвинитель (1): Но они должны были также приступить в последующем, да, к работе? 

Цыбулин: В последующем да, планировалось, конечно (неразборчиво). 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, какой был численный состав работников предприятия? И вообще, какова была его структура? 

Цыбулин: Я не помню, я не буду говорить. 

Гособвинитель (1): Так, скажите, пожалуйста, следующий у меня будет к вам вопрос: когда вы заступили уже на должность директора МУПВ, были ли денежные средства у предприятия и какова вообще была финансовая ситуация с этим предприятием? 

Цыбулин: Ну, составляющая финансовая, заработную плату вовремя платили. Ну что еще можно сказать… Нормально работало, предприятие выполняло задания. Это был январь. Ну да, как всегда, это был январь-февраль, и поступления были. Нормально, мы людей без заработной платы не оставили, налоги платили вовремя. 

Гособвинитель (1): Хорошо. Скажите, пожалуйста, заключались ли вами лично как с директором МУПВ какие-либо муниципальные контакты в период вашей работы? Если заключались, то какие, по каким объектам? 

Цыбулин: Я точно не помню, я… не заключал контракты. Мы убирали только снег. Снег, лед убирали. 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а вам известна такая группа компаний, как «Востокцемент»? Ну и, в частности, такая сбытовая организация этой группы компаний, как «ДВ-Цемент»? 

Цыбулин: Нет, мы с данной компанией не работали и контракты не заключали. 

Гособвинитель (1): Это в период вашей работы вы с ней не работали или вам неизвестно? 

Цыбулин: Ну в период да, вот. 

Гособвинитель (1): Или вам неизвестно, были ли до того какие-либо договорные отношения между вот указанными мной компаниями и МУПом? 

Цыбулин: Я не могу сказать, что были договорные отношения до моего прихода или были договорные отношения после моего прихода. При мне я к данной компании не обращался за цементом. 

Гособвинитель (1): Вы не обращались. Не обращались в силу чего, в силу того, что только занимались уборкой снега в зимний период? 

Цыбулин: Да. Основная задача. Лед, снег. 

Гособвинитель (1): Так, а скажите, пожалуйста, вас вообще знакомили с какими-либо муниципальными контрактами, которые заключил МУПВ вот до вашего прихода. Вы знакомились с тем, что должен был делать, выполнять МУПВ в летний период, да, когда снег убирать не надо или он в летний период не работал, МУПВ не работал?

Цыбулин: Ну в летний период определенный парк техники работает, в зимний период - определенный парк техники работает. К летнему периоду мы как бы заблаговременно… вот ремиксер работал, ну и он постоянно требовал ремонта, ну, как бы обслуживания своего. Да, с ремиксером я был знаком, а более, чтоб я заключал какие-то договора, в документе этих работ не было.

Гособвинитель (1):  Так, вы не заключали. А до вас это  ваш предшественник, он то…

Цыбулин: За него просто… за предшественника ничего не могу сказать, я просто не знаю про него.

Гособвинитель (1):  То есть вас не знакомили  с этими контрактами? Не знакомили вас, получается, с этими контрактами подчиненные или вы сами не интересовались этим вообще, в принципе?

Цыбулин: У меня не хватало рабочего дня, я, конечно, может быть, до конца не погрузился в работу «Дорог Владивостока», но я понимал, что нужно делать, ну как бы вот такая узкая задача стояла, я не задумывался над тем, что было до того, ну а после того, я не в курсе этого, не знаю.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а вы когда заступали на должность… вообще,  какой период планировался вашей работы на этой должности?

Цыбулин:  Ну, я могу сказать, что я отработал февраль, отработал март, мне было сложно работать с Шеяновым Владимиром, потому что он, ну, по-своему поступал, в МУПВ «Дороги Владивостока» своих каких-то помощников на постоянной основе присылал, я из-за этого чувствовал себя некомфортно, и, когда Владимир Шеянов пригласил меня в администрацию города, я в кабинете написал заявление и поехал в администрацию города, а там меня пригласили уже к Игорю Сергеевичу, но, когда мы зашли к Игорю Сергеевичу, Шеянов зашел. Я точно не могу вам сказать, как начался разговор, ну, Игорь Сергеевич только начал разговор, я достал заявление в кабинете и ушел.

Гособвинитель (1):  Скажите, пожалуйста, причина-то какова была вашего ухода, в связи с чем вы ушли?

Цыбулин: Ушел в связи с тем, что мне некомфортно было работать при Шеянове Владимире.

Гособвинитель (1):  Угу, понятно. Скажите, пожалуйста, какова была ваша заработная плата как директора МУПВ?

Цыбулин: Я не помню, не могу точно сейчас сказать, могу ошибаться.

Гособвинитель (1):  Не можете, хорошо. Скажите, пожалуйста, в период вашей работы приходили ли к вам на рабочее место какие-либо кредиторы МУПВа и требовали ли у вас или просили погасить перед ними долги, которые были у предприятия, и если таковые случаи были, то, что это были за случаи, что это были за долги у МУПВа перед этими лицами, в связи с чем?

Цыбулин: Ну по топливу, по топливу были вопросы, ну мы при получении средств гасили эти долги по топливу, потому что  это основное, затратная часть  зимой. Но так, по другим темам – по уборке снега, т.к. иногда не хватало самосвалов, занимали самосвалы для того, чтоб вывозить снег из города. Так, другого не было, все было в рабочем порядке.

Гособвинитель (1): Что вы подразумеваете под «все было в рабочем порядке»?

Цыбулин: Ну вот работа с топливом, работа с людьми, которые занимали самосвалы, выяснять количество самосвалов перед каждой вахтой, потому что работали порой они ночью, потому что ночью снега больше гораздо вывозили.

Гособвинитель (1): Хорошо, скажите, пожалуйста, после вашего ухода кто стал вашим преемником? И каким образом был выбран ваш преемник? Кем?

Цыбулин: Нас познакомили у Игоря Сергеевича. Шеянов познакомил и сказал… Я тогда в первый раз увидел Андрея Вадимовича, и Шеянов попросил, чтоб мы проехали на рабочее место, и я предоставил полную информацию для Андрея Вадимовича, чтоб он долго не погружался в работу, и максимально рассказал, как убирать, что убирать, где работает какое хозяйство, какой транспорт. Я все это рассказал, в этот же день ушел.

Гособвинитель (1):  Скажите, пожалуйста, а вы ранее Лушникова знали вообще?

Цыбулин: Нет.

Гособвинитель (1):  А вообще, он в беседе с вами говорил, каким образом ему предложили возглавить МУПВ? Были ли у него для этого достаточные знания?

Цыбулин: Я не могу сказать.

Гособвинитель (1): Так, а вот кандидатуру… вот эта, Лушников, она исходила  от Игоря Сергеевича Пушкарева, что вот он ваш приемник?

Судья Приморского краевого суда: Не слышите? Скажите, что не слышите.

Гособвинитель (1):  Вашим приемником…. кандидатура Лушникова, что он будет вашим преемником, исходила от Пушкарева?

Цыбулин: Я не могу сказать.

Гособвинитель (1): Хорошо. Нет пока вопросов.

Судья: Представитель потерпевшего, будут у вас вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: Сергей Владимирович, поясните, а вы все время проживаете во Владивостоке?

Цыбулин: Нет.

Представитель потерпевшего МУПВ: Ну, имеется в виду трудовая деятельность ваша связана с Владивостоком?

Цыбулин: Сейчас, с февраля  2018 года - да.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Подскажите, вот когда вы возглавляли МУПВ «Дороги Владивостока», ремонтные работы проводились?

Цыбулин: Ремонтные работы в связи… Какие? 

Представитель потерпевшего МУПВ: Ремонтные работы дорог. Имеется в виду уклада асфальта, какой-то там… Насыпи какие-то, гравий и т.д. Есть хоть что-то, связанное с ремонтом?

Цыбулин: С ремонтом… Ремонтных работ дорог не проводилось зимой. 

Представитель потерпевшего МУПВ: То есть их вообще не проводилось или это МУПВ не проводил?

Цыбулин: Ну, по крайней мере я точно знаю, что ремонта дорог МУПВ зимой не проводил. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Не проводил, понятно. Подскажите, а вот этот период вы назвали, что вы работали, и в этот период не поставлялась продукция «Востокцемента» в МУПВ, это с какого по какое?

Цыбулин: Это февраль-март, я только пришел. 

Представитель потерпевшего МУПВ: А какой год? Какой год?

Цыбулин: В 2010 году.

Представитель потерпевшего МУПВ: Понятно. А в тот период, когда вы работали под руководством Бычкова, поставки продукции «Востокцемента» в МУПВ осуществлялись? 

Цыбулин: Нет, не осуществлялись. Я точно не помню. Бычков (неразборчиво).

Представитель потерпевшего МУПВ: А когда вот вы работали с Бычковым вместе, вы в какой должности работали в МУПВ?

Цыбулин: По-моему, главный инженер. Но там недолго, там дней 10 или 15.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, вот по вопросу… имелась ли на тот период, когда вы работали, задолженность  за выполненные работы администрации города Владивостока перед МУПВ «Дороги Владивостока»?

Цыбулин: Задолженность была, размерности я не могу вам точно сказать, у меня сейчас этих цифр в голове не удержишь.

Представитель потерпевшего МУПВ: Вы сравнивали кредиторскую, дебиторскую задолженность МУПВ  «Дороги Владивостока» в период, когда были руководителем этого предприятия?

Цыбулин: Кредиторскую, дебиторскую задолженность… я давал поручение экономистам, чтоб они подготовили план экономического развития и преодоления, ну, кредиторки, чтоб значения эти были.

Представитель потерпевшего МУПВ: И какие эти были значения? Помните? 

Цыбулин: Я сейчас не могу сказать. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Они сопоставимы между собой были и если да, то насколько? Если превышала кредиторка, то не превышала дебиторку?

Цыбулин: Я помню, что, по-моему, кредиторка была выше, чем дебиторка.

Судья Приморского краевого суда: Извините, изображение пропало, давайте перезагрузим. Все, появилось изображение, спасибо. 

Представитель потерпевшего МУПВ:  Сергей Владимирович, поясните, ну, сможете, не сможете дать ответ на вопрос. У нас обвиняется Пушкарев Игорь Сергеевич в том, что…

Судья: Вопрос снимается, потому что касается юридической оценки действий подсудимого.

Представитель потерпевшего МУПВ: Я прошу…

Судья: У нас свидетель допрашивается по тем вопросам, которые подлежат…  Которые ему известны, подлежат пояснению. 

Представитель потерпевшего МУПВ: У нас выясняется, что давал Пушкарев взятку или не давал, спросить, что известно по поводу того, давал взятку…

Судья: Спросите: «Получал ли вознаграждение  незаконно?»

Представитель потерпевшего МУПВ: Сергей Владимирович, вам что-нибудь известно по поводу того, что, скажем так… при посредничестве МУПВ «Дороги Владивостока» Игорь Сергеевич Пушкарев незаконно получал денежные средства от своего брата?

Гособвинитель (1): Ваша честь, прошу снять данный вопрос, опять у нас идет исковеркивание фабулы предъявленного обвинения 

Цыбулин: Нет, мне про это ничего не известно.

Представитель потерпевшего МУПВ: Фабулы предъявленного обвинения не дают оглашать. 

Судья: Еще вопросы будут?

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, вам что-нибудь известно по поводу коммерческого подкупа директора МУПВ «Дороги Владивостока» Лушникова Андрея Вадимовича со стороны Пушкарева Игоря Сергеевича и Андрея Сергеевича?

Цыбулин: Мне по этому поводу ничего не известно.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, вам что-нибудь известно по вопросу заключения банка... Ой, заключения муниципальных контрактов с использованием банковских гарантий.

Цыбулин: Мне по этому… ничего не известно, я не знаю. 

Представитель потерпевшего МУПВ: И крайний вопрос… Пока нет.

Судья: У правозащитников будут вопросы? 

Третьяков: Да, Ваша честь.

Судья: Пожалуйста.

Третьяков: Здравствуйте, меня зовут Константин Третьяков, я адвокат Игоря Сергеевича Пушкарева, буквально несколько вопросов касательно вашей деятельности. Гособвинители вкратце коснулись финансового состояния  муниципального предприятия в период вашего руководства, вы не могли бы пояснить динамику: как оно изменялось? В сторону улучшения-ухудшения, какова была динамика вот финансового состояния муниципального предприятия? В период вашей работы, когда вы вступили в должность, когда вы ее покидали. Вниз, вверх, что там?

Цыбулин: В феврале вступил, в марте покинул, в конце марта - начале апреля покинул, в самом начале - 1 апреля, по-моему. Ну, финансовое состояние стабильно было.

Третьяков: Угу, вы упомянули о том, что кредиторская задолженность превышала дебиторскую, вы не можете подсказать  какой-то состав кредиторов, кого вы помните?

Цыбулин: Я не могу сказать цифры, я за 8 лет не помню. 

Третьяков: Может быть, не цифры, может быть, какие-то компании вам врезались в память, кто был кредиторами крупными?  

Цыбулин: Не могу вам сказать.

Третьяков:  Подскажите, пожалуйста, вы когда устраивались на должность, Игорь Сергеевич Пушкарев какие-то задачи перед вами ставил? Если ставил, то какие? 

Судья: Уже был вопрос.

Третьяков: Я понял, прошу прощения. Хорошо, тогда я перефразирую свой  вопрос, меня интересует он в другом контексте. Вам давались ли указания о приоритетном погашении задолженности  перед какими-то кредиторами?

Цыбулин: Таких Игорь Сергеевич задач не ставил.

Третьяков: Были ли какие-то указания о работе с конкретными только, какими-то конкретными поставщиками?

Цыбулин: Указаний мне на этот счет Игорь Сергеевич никаких не давал. 

Третьяков: Угу. По поводу режима имущества, которое находилось  у муниципального предприятия, вы не можете пояснить, каков был режим этого имущества? Оно было в собственности, в оперативном управлении, в хозведении и т.д.? В аренде, не знаю. 

Цыбулин: Я вам не могу сказать, я вам не могу сказать, в каком режиме это было, я знаю, что эта техника была на территории, я за нее нес ответственность  и ухаживал за ней, я не помню.

Третьяков: Вы не знаете случайно, администрация города отвечала ли по долгам муниципального предприятия?

Цыбулин: Я вам… Я этого не знаю.

Третьяков: Не ставил ли перед вами Игорь Сергеевич задачу  участвовать в муниципальных торгах и как-то их выигрывать, какие-то меры для этого предпринимать?

Цыбулин: Игорь Сергеевич таких задач не ставил.

Третьяков:  А можете ли вы пояснить по условиям торгов муниципальных, если вам что-то об этом известно, по поводу состава участников. Вот условия торгов исключали ли возможность участия других участников? Прошу прощения за тавтологию, ну.

Цыбулин: В период моей деятельности данную работу не проводили.

Третьяков: Не проводили. Хорошо. Спасибо, у меня нет вопросов больше.

Судья: Будут вопросы?

Поликарпов: Разрешите. Сергей Владимирович, добрый день. Адвокат Поликарпов, скажите пожалуйста, в период вашей работы директором МУПВ принимали ли участие в уборке снега предприятия какие-то из группы компаний «Востокцемент»? Техникой, людьми?

Цыбулин: Я сейчас вам точно не могу сказать, но, по-моему, не принимали. Нет, не принимали скорее всего, я.. 8 лет прошло, я знаю, что технику брали со стороны, различные были… Нет, не принимали.

Поликарпов: Скажите, пожалуйста, вам известен вот метод работы   ремиксера, как работает ремиксер? Вы упоминали, что знаете об этом, об этой машине.

Цыбулин: Ну, принцип работы ремиксера он известен. Работать на нем мне не приходилось.

Поликарпов: Ну вот, укладка асфальта с помощью ремиксера, она более эффективна и качественна, чем традиционный, обычный способ, как вы считаете? 

Цыбулин: На мой взгляд, все, что новое, все, что… Технологии движутся вперед. Конечно, наверное, в более таком положительном отношении, наверное… укладки простым способом асфальта, но опять же, если это либрокаток, то он обязан просто сделать хорошо свою работу. Ну если вы знаете принцип работы ремиксера, то он перерабатывает, прогревает и перерабатывает еще и тот асфальт, который лежал.

Поликарпов: Но мы хотим просто, чтоб вы суду объяснили, чтобы было понимание, есть… лучше это работает, укладка асфальта с этой машиной или такая же, или не отличается? Поэтому вопрос был задан.

Цыбулин: Здесь я вам как бы не дорожный технолог, я инженер-механик, не смогу ответить, что лучше, что хуже.

Поликарпов: Нет больше вопросов.

Судья: Нет больше вопросов? У подсудимых? Нет вопросов.

Гособвинитель (1): Ваша честь, если у сторон нет вопросов, то со стороны обвинения будет ходатайство об оглашении показаний свидетеля Цыбулина, данных им предварительному следствию, в связи с существенными противоречиями. Существенные противоречия заключаются в том, что в ходе предварительного следствия, следователю Сергей Владимирович, в частности, дал иные показания относительно  того, какие задачи ему ставил Игорь Сергеевич Пушкарев, и кто ему ставил задачи, также в своих показаниях на следствии давал пояснения свидетель относительно финансового состояния предприятия, отличные это были показания от тех показаний, которые были даны сегодня, кроме того, относительного того, кто именно приходил из кредиторов к нему, и в связи с чем давались иные показания следователю относительно тех, что были даны сегодня, ну и также о причинах ухода с предприятия также давались иные показания, нежели  те, которые были даны на сегодняшнем судебном заседании. Показания данного свидетеля находятся у нас в 29-м томе, листы дела с 29-го по 31-й. Спасибо. 

Судья: Обсуждается ходатайство в отношении показаний. Вы что скажете по этому поводу?

Представитель потерпевшего МУПВ: Нет основания для оглашения этих показаний, поскольку противоречий не существует, они абсолютно надуманны. 

Судья: Правозащитники?

Третьяков: Ваша честь, мы полагаем то, что существенных противоречий не усматривается, полагаем, что нет оснований для оглашений.

Судья: Это общая позиция подсудимых, правозащитников, так? Хорошо, суд постановил на основании части 3-й статьи 281-й УК РФ в связи с наличием существенных противоречий, указанных государственным обвинителем, огласить показания свидетеля, содержащиеся в томе 29-м, листы дела 29-31. Свидетель, присядьте, пожалуйста, прослушайте показания, которые сейчас вам зачитают.

Гособвинитель (1): Из 29-го тома оглашаются листы дела с 29-го по 31-й, протокол допроса свидетеля Цыбулина Сергея Владимировича, допрошен был Сергей Владимирович 4 июля 2016 года. По существу заданных вопросов пояснил следующее: с правами и обязанностями свидетеля я ознакомлен, показания давать желаю. Я работал в должности директора МУПВ «Дороги Владивостока» примерно с января 2010 года до конца марта 2010 года. До меня в должности директора предприятия работал Бычков Павел Алексеевич. Устроился на должность директора данного предприятия по предложению главы города Владивостока  Пушкарева Игоря Сергеевича, в тот период он курировал команду по спидвею «Восток», я же являлся председателем федерации автоспорта города Владивостока. Пушкарев Игорь Сергеевич знал, что я хорошо разбираюсь в автотехнике, поэтому предложил мне занять должность директора МУПВ, чтоб поднять на должный уровень состояние техники предприятия. На собеседовании Пушкарев Игорь Сергеевич мне поставил задачу построить работу предприятия таким образом, чтоб техника была в исправном состоянии. Когда я пришел работать, все муниципальные контракты по уборке территории, ремонту дорог уже были заключены, при мне никаких муниципальных контрактов не заключалось. Со стороны администрации в то время деятельность МУПВ курировал заместитель главы Шеянов Владимир. Когда я был назначен на должность, на балансе предприятия были новые автомашины КамАЗ, «Хаон», грейдеры, тракторы, пылесосы Johnston (Германия), пылесосы производства США. У меня был один заместитель по имени Игорь, фамилии его не помню. Каков был штат предприятия, уже не помню, но могу сказать, что штат водителей был около 170 человек. Какова штатная численность иных подразделений, не помню. При моем заступлении на должность денежных средств у предприятия не было. Ко мне периодически приходили представители организаций-субподрядчиков, которые требовали перевести им денежные средства за уже выполненные работы по ремонту дорог, которые выполнялись еще до моего прихода на должность, однако денег, которые имелись на расчетных счетах предприятия, хватало только на выплату заработной платы работникам. Я заступил в должность в зимний период, поэтому основной задачей была уборка снега на улицах Владивостока. Строительные материалы в то время МУПВ «Дороги Владивостока» не закупало. Я в вопросы поставки строительных материалов  – щебеня, асфальта, бетонных изделий – не вникал, поэтому не могу пояснить, какая организация являлась основным поставщиком стройматериалов. Пушкарев Игорь Сергеевич, иные должностные лица администрации города мне указания о том, где необходимо приобретать материалы, не давали.  Доплат, в том числе непредусмотренных в трудовом договоре, мне никто не производил. Были ли какие-то доплаты иным работникам МУПВ,  мне неизвестно. В зимний период, когда я работал в должности директора, было много снегопадов, поэтому все основные усилия затрачивались на уборку снега. В марте 2010 года глава города Владивостока предъявил мне претензию в том, что на улице Светланской имелись места, где был плохо убран снег.  В связи  с большим количеством снега МУПВ не справлялось с работой по уборке снега. На этой почве у меня с главой города возник конфликт, и я написал заявление об увольнении по собственному желанию. После меня, насколько мне известно, на должность директора МУПВ пришел работать  Лушников. Далее собственноручно свидетелем сделана запись в протоколе: «протокол мною прочитан, с моих слов напечатано верно». Подпись свидетеля, далее в соответствующих графах свидетелем выполнено собственноручной записью: «протокол прочитан мною лично, замечаний к протоколу нет, не имею», подпись свидетеля, подпись следователя. Сергей Владимирович, слышали, сейчас были оглашены показания, которые вы давали следователю 4 июля 16-го года?

Цыбулин: Да.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, вы следователю добровольно показания давали или вас заставляли давать те или иные ответы, формулировки?

Цыбулин: Я… Меня спрашивали, я отвечал.

Гособвинитель (1): Ну, вы добровольно отвечали или вас заставляли отвечать конкретными фразами?

Цыбулин: Нет, меня никто не заставлял, я добровольно отвечал.

Гособвинитель (1): Добровольно. Может быть, оперативные работники оказывали на вас какое-либо давление: физическое, психическое, психологическое принуждение?

Цыбулин: Нет, давление на меня никто не оказывал.

Гособвинитель (1): Давление на вас никто не оказывал. Скажите, пожалуйста, вы на момент своего допроса 4 июля 16-го года лучше помнили обстоятельства, о которых вас допрашивали сегодня и тогда?

Цыбулин: Я не могу сказать, потому что на  момент допроса прошло  6 лет тогда, я мог чего-то не упомнить. И вот вопрос, вы говорите про конфликт, – у меня с Игорем Сергеевичем не было конфликта. У меня конфликт был с Шеяновым  Владимиром, с Шеяновым Владимиром.

Гособвинитель (1): Это мы сейчас вернемся. Скажите, пожалуйста, значит, с ваших слов следователь составлял протокол?

Цыбулин: Да.

Гособвинитель (1): С ваших. От себя ничего не придумывал?

Цыбулин: Ну вот про конфликт, когда вы прочитали…  Я говорю: «Ну вот у меня с Шеяновым был конфликт», он говорит: «Да это разница какая?». По-моему, так было.

Гособвинитель (1): Согласно данному протоколу, вы прочитали его и никаких замечаний у вас нет, здесь выполнена ваша собственноручная запись об этом. Соответственно, вы подтверждаете те показания, которые сейчас были оглашены в полном объеме, частично и как можете тогда пояснить расхождения в той части, которую не подтверждаете?

Цыбулин: Ну, могу сказать только, что прошло очень много времени, и я могу и сейчас забыть что-то, что-то вспомнить, человек достаточно взрослый, голова у меня забита. Я могу многие нюансы, моменты не помнить.

Гособвинитель (1): Вы следователю правдивые показания давали?

Защита: Ваша честь, этот вопрос уже 3 раза задавался про правдивые показания.

Цыбулин: Я всегда стараюсь говорить правдиво.

Судья: Ну, пытаются выяснить.

Защита: Ну, не надо пытать его, надо просто задать вопрос, чтоб он ответил на него.

Судья: Свидетель, ответьте конкретно: подтверждаете оглашенные показания или нет, если частично подтверждаете, то в какой части там неверно написано?

Цыбулин: Ну, у меня конфликта не было с Игорем Сергеевичем, у меня конфликт был с Шеяновым Владимиром Ивановичем.

Гособвинитель (1): Так, в остальной части …

Защита: Мне кажется, там не слышно опять. 

Гособвинитель (1): В остальной части вы показания подтверждаете, которые были оглашены только что?

Цыбулин: В основной?

Судья Приморского краевого суда: В остальной части.

Цыбулин: Ну да.

Гособвинитель (1): Подтверждаете. Почему не сделали оговорку в протоколе о том, что у вас был конфликт с Шеяновым, а вот здесь указано, что с Игорем Сергеевичем Пушкаревым? И по поводу конкретного да тут…

Цыбулин: Да я рассказывал следователю, что Шеянов прислал своих наместников ко мне в кабинет, мне выгонять пришлось из кабинета, потом мне весь этот цирк надоел, я написал заявление, когда он меня позвал, я ушел.

Гособвинитель (1): А почему не сделали замечание в протоколе? В этой части?

Судья: Погромче давайте вопрос.

Гособвинитель (1): Почему не сделали замечание в протоколе в этой части?

Цыбулин: Ну, я процедуры не знал. 

Гособвинитель (1): Ну как не знали, вот согласно вот этому протоколу, вам были разъяснены ваши процессуальные права, в том числе и в данной части, и более того, отдельные графы даже вами в протоколе  заполнены, что протокол вами прочитан лично и замечаний к протоколу вы не имеете. Из чего следует, что вы были ознакомлены с итоговым вариантом, согласились с ним.

Цыбулин: Я не могу объяснить.

Защита: Ваша честь, он нам пояснил, что в части с Шеяновым… он нам уже раз 50 сказал об этом. О том, что он там написал, не написал, он пояснил, что эту часть не подтверждает. 

Цыбулин: Не могу сказать вам, почему я не сделал.

Гособвинитель (1): Но при этом следователь вас не заставлял  давать эти показания?

Защита: Это уже в десятый раз говорится!

Цыбулин: Не заставлял.

Судья: Еще вопросы будут?

Гособвинитель (1): Спасибо, нет вопросов.

Судья: У представителя потерпевшего будут вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: Сергей Владимирович, поясните, получается, вы следователю о конфликте рассказали, а он этого не записал?

Цыбулин: Нет, ну, может быть, я с одного на другое перескакивал, ну когда сначала разговаривали, а потом следователь записывал все. Я все рассказал вам. 

Представитель потерпевшего МУПВ: А вот выслушав еще раз, так сказать, протокол вашего допроса, ну оглашение протокола допроса… может быть, есть еще какие-то моменты, которые вы сказали, а следователь не записал?

Судья: Снимается вопрос, уже ответил, что подтверждает, за исключением в этой части про конфликт. Еще вопросы будут? 

Третьяков: У меня будет вопрос, ваша честь.

Судья: У представителя потерпевшего будут вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: Нет.

Судья: Нет? Пожалуйста.

Третьяков: Да, добрый день еще раз. Сергей Владимирович, снова адвокат Третьяков, один-единственный вопрос в связи вот с показаниями, которые были оглашены, и с тем, что вы их подтвердили. Вы указали, что там какие-то кредиторы приходили, что-то просили, какие-то деньги, а в ответ на мой вопрос вы говорили, что вы как бы в этой части ничего не помните, пояснить не можете, может быть, сейчас вы припомнили каких-то кредиторов, кто приходил? То есть вопрос такой:  помните, вспомнили ли вы кредиторов, которые приходили и приходили ли они вообще?

Гособвинитель (1): Ваша честь…

Цыбулин: (Неразборчиво)

Третьяков: Хорошо-хорошо, я понял, да.

Гособвинитель (1): Во второй части.

Третьяков:  Да-да. Помните ли вы кредиторов, которые к вам приходили? 

Цыбулин: Я, ну вот сейчас пытаюсь вспомнить. Ну, приходили по топливу, приходили постоянно за грузовики… за то, что снег вывозили. Все, больше, чтоб еще кто-то чего-то приходил, я не помню.

Третьяков: Вы с ними как-то рассчитывались, какой-то эффект был?

Цыбулин: Не рассчитывался ни с кем, важно было  выплатить заработную плату, налоги.

Третьяков: Хорошо.

Цыбулин: Это можно проверить.

Третьяков: Нет никаких вопросов, нет больше, все.

Судья: Еще вопросы будут? У защитников подсудимых? Нет? Допрос свидетеля завершен. Спасибо большое, свидетель, вы можете быть свободны. Спасибо большое за организацию видео-конференц-связи.

Пушкарев И.С.: Сергей Владимирович, всего доброго.

Цыбулин: До свидания, всего доброго. Можно идти? 

Судья: Да, все, до свидания.

Поделиться: