Чиновник около 10 лет работал в мэрии Владивостока

26 июля на вопросы Тверского суда по существу дела экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего группу компаний «Востокцемент» Андрея Пушкарёва ответил директор департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Приморского края Александр Коршенко

В ходе допроса свидетель обвинения подчеркнул, что все аукционы на муниципальные заказы проводились в предусмотренной законодательством электронной форме. На ряду с другими городскими компаниями на торги выходило и муниципальное предприятие. МУПВ «Дороги Владивостока» имело хороший парк самой разной спецтехники, здесь трудились квалифицированные инженеры, специалисты и рабочие, поэтому предприятие могло претендовать на муниципальные заказы как на строительство и ремонт магистралей, так и на благоустройство городских территорий.  При этом Александр Коршенко отметил, что МУП выигрывал не 100 процентов контрактов и даже не 50. Работу всех подрядчиков, в том числе, «Дорог Владивостока», постоянно проверяли. 

Также свидетель сообщил: Игорь Пушкарёв никогда не давал ему указаний, как работать и с кем заключать контракты. 

Стенограмма допроса Александра Коршенко

Судья: Суд устанавливает личность свидетеля. Свидетель назовите ваши фамилию, имя, отчество.

Коршенко: Коршенко Александр Игоревич. 

Судья: Паспорт вы предъявляли судье?

Судья из Владивостока: Личность свидетеля удостоверена по паспорту.

Судья: Свидетель, я вам разъясняю, что вы приглашены для дачи показаний по уголовному делу в отношении Пушкарева Игоря Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича, Лушникова Андрея Вадимовича. Как свидетель вы обязаны говорить суду правду. За отказ дачи показаний, дачу заведомо ложных показаний, уклонение от показаний предусмотрена уголовная ответственность по статьям 307, 308 Уголовного кодекса Российской Федерации. Как свидетель вы можете не свидетельствовать против себя, своей супруги, своих близких родственников и иных близких лиц. В судебном заседании имеете право пользоваться помощью переводчиком, если не владеете русским языком. Заявить отвод переводчику, являться на допрос с адвокатом. Делать замечания и заявления по поводу председательствующего, участников процесса, пользоваться мерами государственной безопасности,  предусмотренными процессуальным законом. Свидетель, вам понятны ваши права и ответственность? 

Коршенко: Да, понятно.

Судья: Распишитесь тогда в подписке, которую вам сейчас предоставят.

Судья из Владивостока: Ваши фамилия, имя, отчество, подпись и дата. Подписка дана.

Судья: Спасибо большое. Свидетель, поясните, пожалуйста, суду, вы какое-то отношение к МУП  «Дороги Владивостока»  имеете, которое у нас потерпевшим является по делу?

Коршекно: Не очень понял вопрос.

Судья: Ну вы не работали в данной организации – МУП «Дороги Владивостока»?

Коршенко: Нет, не работал.

Судья: А знакомы с Пушкаревым Игорем Сергеевичем, Лушниковым Андреем Вадимовичем, Пушкаревым Андреем Сергеевичем?

Коршенко: Да, знаком.

Судья: Со всеми тремя подсудимыми?

Коршенко: Да, со всеми тремя подсудимыми.

Судья: Как можно в двух словах охарактеризовать ваши отношения с Пушкаревым Игорем Сергеевичем?

Коршенко: Как подчиненного с руководителем.

Судья: Служебные отношения. Верно?

Коршенко: Да, служебные отношения.

Судья: А с Андреем Сергеевичем?

Коршенко: По роду деятельности. По роду работы.

Судья: Угу. А с Лушниковым Андреем Вадимовичем?

Коршенко: Подведомственное учреждение, которое он возглавлял.

Судья: Угу. У вас с данными подсудимыми никаких конфликтов не возникало, в силу которых вы можете их оговорить, сказать неправду?

Коршенко: Нет. Не возникало.

Судья: Пожалуйста, гособвинитель, какие у вас вопросы есть к данному свидетелю?

Гособвинитель: Спасибо, Ваша честь. Александр Игоревич, расскажите, пожалуйста, суду как и при каких обстоятельствах вы познакомились с Пушкаревым Игорем Сергеевичем? 

Коршенко: Не готов сказать дату и время знакомства, когда Игорь Сергеевич возглавил администрацию города Владивостока. 

Гособвинитель: В связи с чем вы познакомились с ним?

Коршенко: В связи с тем, что я работал в администрации города Владивостока. 

Гособвинитель: Вы уже на тот момент работали, когда Игорь Сергеевич стал главой администрации?

Коршенко: Да.

Гособвинитель: А, понятно. Скажите, пожалуйста, соответственно, кем вы работали, на каких должностях, в каких учреждениях, каких организациях начиная с 2007 года?

Коршенко: Управление экологии администрации города Владивостока, управление содержанием жилого фонда и городских территорий администрации города Владивостока и управление экологии.

Гособвинитель:  Понятно. Управление жилфонда… С какого периода, вернее, с какого времени по, соответственно, какой год и месяц вы занимали эту должность?

Коршенко: С января 2010 по... Наверное... Не помню... первое января 2010-го или там одиннадцатого. Ну с января по декабрь 10-го года.

Гособвинитель: Какого года?

Коршенко: Десятого года. Почти год.

Гособвинитель: А скажите, пожалуйста, при каких обстоятельствах вы заняли должность начальника управления, соответственно, вот которое со сложной аббревиатурой, не экологии которое? Соответственно, с какого времени вы его заняли и по чьей инициативе?

Коршенко: По предложению мэра города.

Гособвинитель: Соответственно, в связи с чем он принял такое решение, вам известно, что вам необходимо занять эту должность? 

Коршенко: Нет,  что побудило, неизвестно. 

Гособвинитель: Он объяснял почему?

Коршенко: Мне сложно сказать. Не готов ответить на этот вопрос.

Гособвинитель: Нет, но вы мне ответьте. Почему вы не готовы? Он вам не объяснял? Вы не помните? Вы его не спрашивали? Чтобы понимание было. Вариантов-то много.

Коршенко: Насчет спрашивал - не спрашивал  не помню. У нас позиция достаточно простая в этой части.  Может, было связано с кадровыми… отсутствие кадров или что-то в этом роде. Не готов досконально сказать. Игорь Сергеевич попросил.

Гособвинитель: Кто до вас занимал эту должность?

Коршенко: Я не помню фамилию.

Гособвинитель: Ага, понятно.

Коршенко: Павел, Павел... как-то... Не помню.

Гособвинитель: А скажите, пожалуйста, Войновская, вам знакома такая фамилия? И такой человек, соответственно?

Коршенко: Да, конечно. Да, конечно.

Гособвинитель: И кто это?

Коршенко: А?

Гособвинитель: Кто это?

Коршенко: На тот момент была первым заместителем главы города. 

Гособвинитель: На момент… все последующие вопросы, которые я вам буду задавать, касаются только от десятого года, когда вы руководили управлением. 

Коршенко: Угу.

Гособвинитель: Скажите, пожалуйста, на тот момент Войновская каким-то образом курировала деятельность вашего управления?

Коршенко: Нет, не курировала.

Гособвинитель: Угу. А какой-то повышенный интерес к деятельности вашего управления проявляла?

Коршенко: Ну только в части своих вопросов, связанных… там было отдельное управление, связанное с содержание жилфонда, и пересекающие моменты, связанные с обслуживанием города Владивостока, в части АТУ, ну там и так далее. Территориальном управлении…

Гособвинитель: Так, и в какой части она интересовалась деятельностью вашего управления?

Коршенко: Ну она в том числе и курировала как первый зам. главы, в том числе и вопросы, но я не помню, как это правильно сказать, на какой территории города Владивостока есть территориальное управление. В части, которой, которыми занимались… вопросами, связанными с непосредственным управлением, такими как состояние дорог, состояние придомовых территорий, уборка снега, т.е. контроль, контроль за тем, что происходит на районе. То есть это отдельное управление, которое возглавляют конкретные люди. Ну, например, поступает какая-нибудь заявка – необходимо там люк какой-то закрыть, вот в этой части, по части уборок, по части содержания, по части ну вот таких вот вещей, которые  в части жилого фонда там, в части там ну вот таких вещей.

Гособвинитель: Ну, я поняла, то, что вы объясняете, все понятно. Я применительно к Войновской не поняла.   Она все управление курировала? Или конкретную территорию? Вы с территории начали, а перешли уже…

Коршенко: Нет, я... Я говорю про всю территорию города Владивостока. Пять территориальных управлений. 

Гособвинитель: Угу. И она все курировала?

Коршенко: Пять районов, пять территориальных правлений. 

Гособвинитель: И она все курировала?

Коршенко: Но они замыкались на одного замглавы. Она как первый курировала в том числе, не помню там по разветвлению полномочий, курировала в том числе и деятельность заместителей главы по тем или иным направлениям.

Гособвинитель: Угу. Я правильно вас поняла, что она курировала деятельность этих пяти управлений, интересовалась вашей деятельностью, участием, взаимодействием с этими управлениями? Или нет, по крайней мере…

Коршенко: В том числе. Да. В том числе курирование… у нее были более широкие полномочия, курировала еще ряд направлений управлений администрации города.

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: Вот. А взаимодействия между управлениями?

Гособвинитель: А понятно. А скажите, пожалуйста, Александр Игоревич, вы когда пришли на эту должность, ну, во-первых, давайте начнем с ваших полномочий. Они как-то менялись по сравнению с полномочиями предыдущего руководителя управления или остались неизменными?

Коршенко: Мне кажется, что не менялись. То есть должностная инструкция, по-моему, была та же.

Гособвинитель: Тогда скажите, пожалуйста, что входило в ваши полномочия?

Коршенко: Организация работы, связанная непосредственно с капитальным ремонтом, текущим содержанием.

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: Строительство дорог, проектирование и так далее.

Гособвинитель: Скажите, пожалуйста...

Коршенко: Формирование бюджетов, планов по деятельности направления.

Гособвинитель: Угу. А проведение аукционов, муниципальный заказ каким-нибудь образом касался ваших полномочий?

Коршенко: Да, конечно.

Гособвинитель: Каким образом? 

Коршенко: В части того, что правление расторговывало контракты или заключало контракты, ну там муниципальные контракты.

Гособвинитель: Скажите, пожалуйста, муниципальные контракты заключались путем проведения торгов, аукционов или каким-то другим образом?

Коршенко: Но. Все. На тот момент, по-моему, 93-й Федеральный закон, в соответствии с которым и велась работа по заключению контрактов. То есть это аукционы, это предварительное размещение, заключение контрактов.

Гособвинитель: В какой форме проводились аукционы, если вы помните? 

Коршенко: Э, могу сказать, что подавляющее большинство…

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: Не готов ответить, потому что было слишком много, это был слишком такой серьезный год, очень с большим объемом. Это была форма аукциона. 

Гособвинитель: Угу. Соответственно, в электронном...

Коршенко: Открытого аукциона. Открытый аукцион.

Гособвинитель: Открытый аукцион?

Коршенко: Да.

Гособвинитель: Это была какая-то электронная форма или какая-то иная?

Коршенко: Эм. Размещение (неразборчиво). Размещение было. Я имею в виду.

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: На сайте где-то мы размещали. Да.

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: (Неразборчиво) 94-й, точнее 44-й или 96-й, не помню сейчас, на тот момент, 10-й год. Публично. Все было публично, опубликовано в части… как это было написано в 93-м Федеральном законе, 94-м… 

Гособвинитель: Александр Игоревич, не ссылайтесь на 94-й закон, я прошу вас вспомнить, как фактически это происходило. То есть, соответственно, если вы не помните, так и говорите: «Я не помню», если помните, то…

Коршенко: Хорошо. Не помню, не помню, не помню.

Гособвинитель: Вы точно не помните, в какой форме? Понятно. Скажите, пожалуйста, меняли ли вы, вмешивались ли вы в требования  аукционной документации, которую вам должны были предоставить... участниками аукциона? Поняли мой вопрос?

Коршенко:  Ну, наверное, понял.  Не вмешивался. И не был даже представлен комиссии, то есть там были в том числе и конверты, которые запечатаны. Поэтому я не помню. По-моему, я нет, по-моему, я не был председателем предконкурсной комиссии. Вот тут я могу ошибаться.

Гособвинитель: А кто туда входил?

Коршенко: Есть, был курирующий данное направление заместитель. Отдел, который занимался этими вопросами. Членами комиссии были сотрудники и заместитель. Начальник управления.

Гособвинитель: То есть специального отдела, да? Сотрудники?

Коршенко: Это не специальный отдел под рассмотрение аукционов. Это сотрудники управления из, по-моему, нескольких отделов.

Гособвинитель: Из нескольких отделов? Поняла.

Коршенко: По-моему, да.

Гособвинитель: Ага

Коршенко: По-моему, да.

Гособвинитель:  Значит, вы не вмешивались, да? Я правильно поняла первую часть ответа? Вы не вмешивались в требования, которые в документации  аукциона, к документации аукционной  были?

Коршенко: Нет.

Гособвинитель: Они у вас уже.

Коршенко: Нет. Нет. Не вмешивался.

Гособвинитель: Тогда скажите мне, пожалуйста, помните ли вы, какие требования на момент вашего управления оставались в части авансирования и обеспечения муниципальных контрактов?

Коршенко: А у нас, по-моему, кроме там очень крупного контракта, по-моему, авансирования даже не было.

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: У нас авансировали контракт саммитовский тогда. По-моему, больше не было.

Гособвинитель: Больше не было? То есть по одному контракту, да, было предусмотрено?

Коршенко: Еще раз, контрактов было очень много. Ответить… Восемь лет назад… Не готов. Авансирование старались не практиковать. Это была пагубная, пагубная история, связанная с тем, что тяжело, много участников заходило в части того, что не выполнялись работы. 

Гособвинитель: Угу. Не практиковалось, да? И в части…

Коршенко: Но я еще раз говорю.

Гособвинитель: Да, я поняла вас. И обеспечение, в части обеспечения?

Коршенко: Ну, на тот момент, по-моему, на тот момент это были три формы: живые деньги, банковская гарантия и поручительство. Собственно, только они и использовались в соответствии с законом.

Гособвинитель: Преимущество какое-то из указанных вами форм было? Я имею в виду три формы, по сути, вы назвали по обеспечению. Преимущественно какая-то использовалась? Или, ну соответственно…

Коршенко: Не могу.

Гособвинитель: Все.

Коршенко: Не могли использоваться.

Гособвинитель: (Неразборчиво).

Коршенко: Они могли использовать любую, одна из трех, потому что не могли в данном случае ограничивать участников.

Гособвинитель: Одна из трех?

Коршенко: То есть одна из трех, то есть победитель аукциона должен был предоставить одну из трех.

Гособвинитель: Угу. А не помните требование к обеспечению контракта, размер, какое требование к обеспечению контракта, в каком процентном соотношении?

Коршенко: Мне кажется, был. Требование контракта. Еще раз повторите, пожалуйста, вопрос.

Гособвинитель: Не совсем правильно услышали мой вопрос. Не требование контракта, а требование к обеспечению контракта. В каком размере? В процентном соотношении? Помните? 

Коршенко: По-моему, на  100%

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: То есть гарантия банковская и так далее должны были соответствовать полной стоимости контракта.

Гособвинитель: Процент от суммы контракта? 

Коршенко: Не помню.

Гособвинитель: Понятно. Скажите, пожалуйста, в период вашего управления, с МУПом «Дороги Владивостока»  заключались муниципальные контракты?

Коршенко: Да, конечно. Заключались. 

Гособвинитель: Угу. Если опять же вернуться к категории процентного соотношения, то как часто заключались договоры с контрактами муниципальными с МУПом, соответственно, там в 50 процентах случаев из общего количества контрактов, 10, в  100? Как бы вы обозначили? Больше всего заключенных  контрактов с  (неразборчиво)…

Коршенко: Ну, я пытаюсь вспомнить, нет. Точно не в 100. И мне кажется, даже не в 50. 

Гособвинитель: Меньше или больше?

Коршенко: Мне кажется меньше.

Гособвинитель: Меньше 50?

Коршенко: Количество контрактов меньше. У нас  там были еще проектирование, дорожные какие-то работы со знаками…

Гособвинитель: Количество муниципальных контрактов меньше. А что, поясните, уточните… вы стали пояснять, помимо контрактов еще какие-то работы производились? Да?

Коршенко: Нет, не какие работы, я имел в виду, что как вы спросили, уточнил по количеству контрактов – меньше.

Гособвинитель: Так, а вы потом что-то говорили, я вас перебила. 

Коршенко: Участников было много, контрактов было очень много, и участников аукциона, я имею в виду победителей, было тоже много. Я вот что имел в виду.

Гособвинитель: Угу. 

Коршенко: То есть МУП «Дороги Владивостока» был не единственный участник, с кем управление заключало.

Гособвинитель: Я даже об этом вас еще не успела спросить. Это я поняла. 

Коршенко: Я это пытался пояснить.

Гособвинитель: Угу. Понятно. Скажите, пожалуйста, Лушников на тот момент был вам известен, в 10-м году, когда вы занимали указываемую вами должность?

Коршенко: Он мне стал известен, когда пришел на работу в МУП «Дороги Владивостока». Это, по-моему, был март, какой-то такой месяц. 

Гособвинитель: 10-го года?

Коршенко: Февраль-март 10-го года.

Гособвинитель: 10-го года. Ага. Скажите, пожалуйста, взаимодействовали с ним в плане обсуждения самих муниципальных контрактов?

Коршенко: Да, конечно.

Гособвинитель: Угу. Скажите, какие-либо совместные совещания, проводимые администрацией города, на которых присутствовали бы вы, соответственно, Лушников и руководил бы данным совещанием  либо, соответственно, Игорь Сергеевич Пушкарев, либо его первый зам? Такие совещания практиковались в администрации?

Коршенко: У нас было очень много совещаний в администрации, действительно, было очень много совещаний. В том числе и совещания про то, что вы сказали, с участием Игоря Сергеевича либо первого заместителя.

Гособвинитель: Соответственно, на котором бы присутствовали вы и Лушников?

Коршенко: Да, конечно, потому что…

Гособвинитель: Угу, понятно. Скажите, пожалуйста, почему вы покинули должность начальника управления?

Коршенко: Ну, это было мое решение, решение, связанное со здоровьем.

Гособвинитель: Угу. После этого?

Коршенко: Я не планировал занимать эту должность.

Гособвинитель: Вы не планировали занимать вот эту должность? Или какую?

Коршенко: Да, должность, про которую… начальника управления дорог.

Гособвинитель: Как это? Извините. Не совсем связала. Вы сказали, что по здоровью. И далее, вернее, далее сказали, что по здоровью.

Коршенко: А ну, я вам скажу…

Гособвинитель: И сразу сказали, что не номинировались.

Коршенко:  Что решение мной  было принято самостоятельно по данному поводу. И это связано с тем, что нагрузка на тот момент, в этот период на данной работе она была колоссальной.  Я работал практически без выходных, допоздна, и я не мог так долго работать.

Гособвинитель: Все понятно.

Коршенко: Ну, там долгий период.

Гособвинитель: Я поняла вас. Скажите, пожалуйста. МАУ «БОСДВ», такое учреждение вам известно?

Коршенко: Да.

Гособвинитель: Ага, что это за учреждение, скажите, пожалуйста? Когда оно было создано? Вы уже стали на тот момент начальником управления или до вашего прибытия на эту должность?

Коршенко: Не готов сказать. Создано оно было либо в 10-м году, либо в конце 9-го года. Не помню по документам. 

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: Я столкнулся с данным учреждением уже в процессе работы. Ну, наверное, тоже где-то, тоже в конце первого квартала, может быть, в начале второго 2010 года. 

Гособвинитель: Расскажите, пожалуйста, каким образом пересеклись вы с эти учреждением?

Коршенко: Это подведомственное учреждение по управлению дороги города Владивостока

Гособвинитель: И как ваше взаимное функционирование происходило?

Коршенко: Абсолютно в рабочем  порядке.

Гособвинитель: Нет, ну меня интересует прямо конкретика. Соответственно, вы им какие-то задания… Я не могу вам просто наводящие вопросы задавать. 

Коршенко: А. Все.

Гособвинитель: Кто-то из вас в работе какие-то задания давал, возможно?

Коршенко: Задание давало управление. 

Гособвинитель: То есть  вы?

Коршенко:  Давало задание на основании разработанной программы. Они занимались озеленением города Владивостока. На основании разработанной программы утвержденного бюджета и на основании там задания, естественно, от управления.

Гособвинитель: Муниципальные задания так называемые, да?

Коршенко: Да, муниципальные задания.

Гособвинитель: Вы, соответственно,  им давали это муниципальное задание в форме документов? В унитарной какой-то форме? Правильно же?

Коршенко: Конечно, да.

Гособвинитель: Подписывал это муниципальное задание кто?

Коршенко: Я подписывал.

Гособвинитель: В дальнейшем, скажите, пожалуйста, вы контролировали? Каким образом, собственно, исполняются, выполняются работы по муниципальному заданию? Или это уже не ваш…

Коршенко: Ну, там муниципальное. В муниципальном задании есть конкретные адреса, есть конкретные объемы того, что надо сделать, и контролировали его сотрудники управления одного из отделов, которые занимались текущим содержанием. То есть за каждым муниципальным заданием, либо контрактом был закреплен тот или иной отдел, отвечал за это направление.

Гособвинитель: Не совсем вас поняла, уточните, пожалуйста. Отдел текущего содержания, вы сказали, в целом?

Коршенко: В управлении. В управлении было несколько отделов. Отдел капитального ремонта, отдел текущего содержания, бухгалтерия там, ну, по-моему, капитального строительства. Если контракт шел по линии текущего содержания, то это контролировал отдел, который занимался текущим содержанием. Если это был капремонт, то отдел, который занимался капремонтом. 

Гособвинитель: Каждый отдел по своему профилю контролировал?

Коршенко: Да, профильно. 

Гособвинитель: Понятно.

Коршенко: Да, профильно, да.

Гособвинитель: Все понятно.  Скажите, пожалуйста, в итоге информация по выполнению работ по муниципальному контракту стекалась к вам или где-то в другом месте она аккумулировалась? Меня интересует…

Коршенко: Непонятен вопрос.

Гособвинитель:  Ну МАУ «БОСДВ» отчитывается  о выполнении муниципального задания перед профилями отдела, да?

Коршенко: Безусловно. Оно отчитывается перед управлением, поступают документы в управление, расписываются  по соответствующим отделам в зависимости от того… контроль, контрольные мероприятия  плюс в рамках контракта или муниципального задания, помимо того, чтобы ждать срока окончания, помимо проводились те мероприятия в течение муниципального задания по контракту.

Гособвинитель: Все понятно. А вопрос был о том, что в итоге. Вот эти. Все это замыкалось, я имею в виду… контроль замыкался в конкретном профильном отделе или это все-таки аккумулировалось у вас как у начальника управления? Результаты выполнения работ по муниципальному заданию?

Коршенко: Но я как начальник… как начальник управления, возглавляя эту… Я не мог физически осуществлять, вот как вы говорите, сбор информации или там… потому что он был слишком большой, поэтому мы и разбили его в свое время по отделам, которые занимались и готовили всю информацию, в том числе и там документы (акты выполненных работ, документы там на оплату и так далее) в соответствующие отделы. Они, естественно, проверяли, перепроверяли, выезжая, путем  таких проверок. 

Гособвинитель: Угу. Понятно. Скажите, пожалуйста, вам известно, как МАУ выполняло муниципальные задания или нет? В связи с вашим предыдущим ответом о том, что вся информация в итоге замыкалась, по сути, в профильных отделах…

Коршенко: Как? Мне сложно ответить на этот вопрос. Я не очень хорошо понял как. Как? В соответствии с муниципальным заданием. То есть то, что прописано в муниципальном задании. Конечно, сложно. Надо вот посадить сто тысяч кустов. Посадили там условно сто тысяч кустов по таким-то адресам, по таким-то скверам, по благоустройству, вот. Озеленительство.

Гособвинитель: Вот  то, что вы мне сейчас говорите, –  это  результат. (Неразборчиво) Да? Вот результат?

Коршенко: Да, конечно. Да, конечно.

Гособвинитель: Я поняла. Меня в большей степени интересует процесс, хотя и за результат спасибо. Я поняла ответ. Меня больше интересует процесс. Только ли профиль или отдел только лишь, или вы тоже в это вмешивались? Контролировал то, как процесс происходит исполнения муниципального заказа. Или вообще ни вы, ни профильный отдел не вмешивались? Я имею в виду, с кем МАУ заключало соответствующие договоры или выполнял самостоятельно работу? То есть вас это вообще не интересовало, как ведутся работы?

Коршенко: Нет, насколько я помню. Заключение договоров самостоятельно либо на привлечение какого-то осуществлялось на основании советов. 

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: Совет… Не помню, как он правильно называется, то есть  на основании которых там принимаются те или иные решения.

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: В части контроля, про который вы говорите. Безусловно. Было много объектов, которые на тот момент реализовывались в городе Владивостоке и по которым постоянно, делая проезды, обходы, выезжая, уточняя  и так далее процесс, этап реализации тех или иных мероприятий, безусловно, пересекались и дорожники, и благоустроители. Я имею в виду  «БОСДВ» и так далее. Потому что вопросов возникало много. В процессе  же мы участвуем, я про себя говорю. 

Гособвинитель: Угу. Я поняла  вас. Скажите, пожалуйста, вам было известно, с кем МАУ заключало договоры на выполнение работ по тому муниципальному заданию, одному из  муниципальных заданий, из числа муниципальных заданий, которые вы им давали?

Коршенко: Не помню.

Гособвинитель: Угу. Скажите, пожалуйста, причина, по которой МАУ было ликвидирована, вам известно?

Коршенко: Мне нет.

Гособвинитель: Это при вас еще было, когда вы входили в управление или позже, когда вы уже экологией занялись снова?

Коршенко: Точно было не при мне.

Гособвинитель: Когда вы уже экологией занимались снова, да? 

Коршенко: Да, потому что не помню, давно было.

Гособвинитель: Угу. Ну и такой еще вопрос. По конкретному документу. Вспомните, пожалуйста, по крайней мере, постарайтесь вспомнить. Вам в ходе следствия, в частности, демонстрировался договор поручительства,  датированный 24 сентября 10-го года, на выполнение работ по МУПу на территории Владивостокского городского округа? Подписывали ли вы, соответственно,  этот документ? Если вы помните, то при каких обстоятельствах вы его подписывали? В связи с чем?

Коршенко: Что именно подписывал? Еще раз. Какой документ? О каком говорите документе?

Гособвинитель: Значит, еще раз. Договор поручительства от 24 сентября 10-го года. Помните такой документ?

Коршенко: Нет, не помню.

Гособвинитель: К муниципальному контракту по выполнению работ автомобильных дорог общего пользования Владивостокского городского округа. Вам он в ходе следствия демонстрировался? При вашем допросе?

Коршенко: Не помню, это было год назад. 

Гособвинитель: Хорошо, не применительно к допросу, к допросу на следствии, а к самому документу. Вы в принципе-то помните, что подписывался договор поручительства, заключенный, соответственно,  между… к муниципальному контракту, заключенному между МУПом в лице Лушникова еще на тот момент, «Спасскцементом» в лице Сысоева и вас, соответственно, со стороны управления? Вы представляли управление.

Коршенко: Надо посмотреть документ, не помню.

Гособвинитель: И обстоятельства заключения тоже не помните? Да?

Коршенко: Но я не… знаете, я не мог вспомнить, наверное, может быть, по причине того, что все документы, как правило, подписывались обычным путем, в кабинете, то есть каких-то неординарных случаев не помню.

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: То есть в обычном порядке.

Гособвинитель: Угу. Я поняла вас. Скажите, пожалуйста, с Сысоевым вы знакомы были лично?

Коршенко: А это кто?

Гособвинитель: Это я вас должна была спросить первым вопросом, но не думала, что вы меня спросите об этом. 

Коршенко: Ну потому что…

Гособвинитель: Если что… мне понимать ваш ответ, что незнаком? Правильно?

Коршенко: Но мне сложно сказать, может, просто по фамилии не помню.

Гособвинитель: Ну как это не помню? Внешность-то я его вам не начну сейчас описывать.

Коршенко: Я не про внешность. Я про то, что, может, и знаю. 

Гособвинитель: Угу. Кто  являлся управляющим «Спасскцементом» на тот момент, когда вы руководили управлением, вам было известно?

Коршенко: Наверное, Сысоев.

Гособвинитель: Понятно. Скажите, пожалуйста, а что вообще, что за такая организация «Спасскцемент» в таком случае?

Коршенко: Обычная организация, которая занимается производством там щебня, цемента или там извести, не знаю.

Гособвинитель: Ну как это не знаете?

Коршенко: Предприятие там градообразующее… 

Гособвинитель: Ну как это не знаете?

Коршенко: А  работаю в городе Владивостоке. Насколько я помню,  «Спасскцемент» находится не в городе Владивостоке. Почему я должен был знать ну о его конкретной деятельности?

Гособвинитель: Объясню вам, потому что вы ответ на мой вопрос начали со слова «обычный». Как будто вы сейчас о чем-то очевидном мне начнете рассказывать. Я поэтому и спрашиваю вас удивленно.

Коршенко:  Но я не… но, конечно, рад, что у вас это вызывает некие там улыбки.

Гособвинитель:  Да. 

Коршенко: Но мне, мне тяжело сказать, чем конкретно занимается одно из предприятий, которое занимается выпуском там соответствующей продукции, там цемента, там не знаю… Песка…

Гособвинитель: Ну а где ж оно тогда обычное? Тогда почему вы мне так ответили на мой вопрос?

Коршенко: Какой вопрос?

Гособвинитель: Первый самый, о том, что это обычное какое-то там предприятие. 

Коршенко: А чем оно необычное?

Гособвинитель: А вот я не знаю. Я вас спрашиваю. Ответьте мне, чем занимался «Спасскцемент», если вам это известно? Вот и все. Вы мне начали отвечать, сказали что…

Коршенко: Неизвестно, неизвестно, неизвестно. Ну, наверное, неправильно стал отвечать, неизвестно.

Гособвинитель: Неизвестно, понятно. Скажите, пожалуйста, группа компаний «Востокцемент»… вам знакомо такое название?

Коршенко: Да, конечно.

Гособвинитель: Что это за такая группа компаний, в связи с чем она вам известна?

Коршенко: Но она известна тем, что находится в городе Владивостоке. И мы работали с заводами… Бутощебеночный завод и (неразборчиво), который входил в эту компанию. И нет, не знаю, входит там, входит в компанию…

Гособвинитель: Вы работали, да? Вы работали… Извините, я прослушала. Вы работали с теми компаниями, которые входили в группу компаний? Правильно ли я вас поняла? Скажите, пожалуйста.

Коршенко: Я, вы знаете, я не помню контракта, заключенного непосредственно со «Спасскцементом», либо там бутощебеночный завод, например, напрямую. Субподрядчики, да. Компании, еще там что-то, да. А напрямую не работали.

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: Я имею в виду, прямого контракта я не помню.

Гособвинитель: Все понятно. Значит, помните. Помните, что на субподряде работали, да?

Коршенко: Да, конечно.  У нас очень многие работали на субподряде.

Гособвинитель: Угу.  А кто конкретно?

Коршенко: Что кто конкретно? Кто конкретно работал на субподряде?

Гособвинитель: Да, если вы помните? Угу.

Коршенко: МУП «Дороги Владивостока» работал на субподряде.

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: Я не помню конкретно название, можно список взять, которые работали на субподряде. 

Гособвинитель: Ну, короче говоря, вы не помните названия, да?

Коршенко: Ну это компании, которые выигрывают аукцион, выходят ну, например, на латание там… ямочный ремонт, например.

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: Вот вышла компания, латает компания, ИП такой-то или ООО такое-то.

Гособвинитель: Ну названия вы мне не можете назвать, перечислить, да?

Коршенко: Ну я думаю, что не могу сказать. Не помню.

Гособвинитель: По названиям вы не вспомнили, я поняла вас.

Коршенко: МУП  «Дороги Владивостока» – это подведомственное учреждение. 

Гособвинитель: Я поняла вас.

Коршенко: Поэтому я помню по тем объемам и работам, которые выполнялись в городе Владивостоке. 

Гособвинитель: Все понятно. Пока нет вопросов.

Судья: Представитель потерпевшего?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да, Александр Игоревич, здравствуйте. Представитель потерпевшего МУП дороги Владивостока. Несколько вопросов. Подскажите, при проведении торгов аукционов и так далее какие либо преференции МУП дороги Владивостока по сравнению с другими компаниями предоставлялись?

Коршенко: нет.

Представитель потерпевшего МУПВ: Со стороны подсудимых Игоря Сергеевича Пушкарева, Пушкарева Андрея Сергеевича, Лушникова Андрея Вадимовича какой-то административный ресурс, какие-то действия осуществлялись по тому что бы продвинуть МУП дороги Владивостока при заключении контракта? 

Коршенко: нет.

Представитель потерпевшего МУПВ: какое-либо влияние эти же лица на комиссии, рассматривавшие вопросы на заключение муниципальных контрактов оказывались или пытались оказываться?

 Коршенко: Мне это не известно, они не участники конкурсной комиссии. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Вот вы сказали, что авансирование не практиковалось и имело пагубное, так сказать… примеры этому. Можете что-либо привести, какой-либо пример пагубности влияния, вернее, пагубности авансирования муниципальных контрактов? В чем это выражалось?

Коршенко: У меня есть один пример.  Когда я пришел, был  соответствующий контракт, это на одну из дорог, по которой был выплачен аванс, в результате работы были не сделаны. И пришлось  через суд в течение там нескольких лет возвращать эти деньги. То есть получилась ситуация, при которой заново сторговать этот объект невозможно, в силу того, что идут судебные разбирательства, и реализация данного объекта отодвинулась. Я не готов сказать, но, мне кажется, на года три, четыре, пять от намеченных планов. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. В итоге вернули эти деньги? 

Коршенко: В итоге вернули. Но я не знаю, как вернули, но суды были выиграны.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Подскажите…

Коршенко: Я уже не занимал эту должность, не готов сказать. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, может, знаете  или не знаете…  Вот когда МУП «Дороги Владивостока» работало по муниципальным контрактам,  вообще в городе Владивостоке были ли такие случаи, что на него возлагалась так  называемая социальная нагрузка, то есть работу, которую МУП «Дороги Владивостока» выполняло по указаниям, но за свой счет так сказать, без всяких контрактов, дополнительно к тому, что указано в контракте?

Коршенко: Я не могу однозначно ответить на этот вопрос. Это очень такая сложная история, когда, например, еще раз говорю, работ выполнялось очень много. Беспрецедентно много. Одновременно велось более 200 ремонтов дорог, строительство нескольких скверов и беспрецедентный бюджет, то есть большое количество участников этого процесса. И МУП «Дороги Владивостока»  один из этих участников. Это касается не МУП «Дороги Владивостока», наверное, общее какое-то правило, во всяком случае, было у меня, о том, что объект должен был быть закончен. Ну, например,  не хватило там полтора метра бордюра положить для того, чтобы улица была закончена. Ну, например, не попало там в смету, ну не знаю там в силу разных причин. Вот. Следовательно, общее правило о том, что: ну, ребята, объект должен быть закончен.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу.

Коршенко: Либо не хватило там люков, вместо четырех там оказалось пять люков на дороге. Стали копать, выявили очередной люк, который не был заложен в смете, например. И это касалось всех подрядчиков, которые выполняли данные работы. Любые работы, связанные с благоустройством города. То же связано с текущим содержанием. Уборка снега. Ну невозможно было счистить снег  с дороги, вдоль бордюрки налево, но надо же еще очистить проезд.  Потому что, когда трактора идут, они же волоком собирают его. Поэтому мне сложно оценить ситуацию, при которой мы говорим о том, что сверх контракта или не сверх контракта. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Понятно. Ладно. 

Судья: Еще вопросы будут?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да, да, да. Подскажите, со стороны МУП «Дороги Владивостока» были такие случаи, чтобы контракт, который они заключали, не исполнялся?

Коршенко: Я не могу ответить на этот вопрос. В силу того, что… МУП «Дороги Владивостока» работало если не единственным, то наиболее качественно. Все контракты были, как правило, ну если я не ошибаюсь, до конца года. А я в декабре, в конце декабря уже ушел. Поэтому я не готов, не помню аналитики по этому вопросу за 10-й год.

Представитель потерпевшего МУПВ:  Угу.

Коршенко: У меня ее нет.

Представитель потерпевшего МУПВ: Ну тогда немножко по-другому задам. Какие-то претензии, в том числе внесудебные, судебные, предъявлялись МУП «Дороги Владивостока» по результатам выполненной им работы?

Коршенко: Я могу сказать, еще раз хотел обратить внимание, что работа мной была выстроена таким образом, что постоянно специалисты управления контактировали со специалистами МУПа. Как для контроля, так и для разрешения тех или иных вопросов. Поэтому много было претензий и по работе, во время приемки, еще каких-то вещей. Но они все устранялись, то есть в рамках. Даже я не помню, чтобы они выходили на гарантийку. Что там что-то развалилось или еще что-то в  этом роде. У меня нет таких сведений. Претензии были. В результате процесса работы, да. Претензий было много. Там невозможно, чтобы не было претензий. Поэтому безусловно. Поэтому сопровождали, потому что объекты сложные.

Представитель потерпевшего МУПВ:  Угу.

Коршенко: Многие делали вообще впервые.

Представитель потерпевшего МУПВ:  Угу. Ну претензии носили, правильно я понимаю, характер такой, рабочий? Имеется в виду текущий?

Коршенко: Текущий, в рамках срока действия контракта.

Представитель потерпевшего МУПВ:  Угу. Все я понял. Спасибо большое. Нет вопросов.

Судья: У защиты будут вопросы?

Третьяков: Да, подскажите, пожалуйста. Адвокат Третьяков, приставляю интересы Игоря Сергеевича Пушкарева. Каким органом принималось решение о финансировании на ремонт дорог?

Коршенко: Что? 

Третьяков: Каким органом принималось решение об объеме и вообще о финансировании на ремонт дорог? Об объеме финансирования? 

Коршенко: Все решения принимались на основании потребностей, которые возникали в городе Владивостоке. Как правило… я не готов ответить на вопрос, потому что 2010 год не формировал бюджет, он был сформирован там раньше. Но при участии формирования бюджета на 2011 год, который там формируется за полгода, берется потребность всего города Владивостока по тем или иным направлениям. Ну, например, если я не ошибаюсь, перечень улиц и местонахождения лестниц в городе Владивостоке, которые требуют капитального ремонта либо замены. Таких мы насчитали более ста там с лишним миллионов. Та же самая история связана с необходимостью проектирования новых дорог, ямочных ремонтов, текущего содержания  и так далее. Весь объем средств, то есть весь объем  информации, который аккумулировался, направлялся, соответственно, бюджетная комиссия… дотация, что необходимо то или иное количество средств. При формировании бюджета, который принимают в итоге депутаты, мы ходили, нам говорили, что извините, вы тут хотите очень много, на самом деле там, здесь мы вам дадим столько-то, здесь мы вам дадим столько-то, здесь дадим столько. На основании… которые там составлялись, безусловно, госпрограммы формировался перечень объектов, конкретизированный по каждому направлению деятельности, поэтому все, что могли, включали. Все остальные заявки жителей и все прочее по содержанию формировались и предлагались на ближайшую бюджетную комиссию, которая проходила в городе Владивостоке. 

Третьяков: А кем утверждался этот расход?

Коршенко: Что утверждался?

Третьяков: Ну кто утверждал бюджет, понимаете? Я никак не могу получить ответа.

Коршенко: Бюджет у нас утверждает Дума города Владивостока. 

Третьяков: Вот и весь вопрос, собственно говоря, спасибо.

Коршенко: (Неразборчиво)… города Владивостока по каждой позиции там показывали, рассказывали, с презентациями, еще там с чем-то… о необходимости делать то или иное действие.

Судья: Еще будут вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ:  Известно вам что-нибудь о каких-либо требованиях со стороны о том, чтобы МУП «Дороги Владивостока» приобретало строительные материалы в каких-то конкретных организациях, в каких-то конкретных фирмах? Все вопрос закончен.

Коршенко: Мне неизвестно.

Представитель потерпевшего МУПВ:  Угу. Все, больше нет вопросов.

Коршенко: У нас не было большого выбора фирм.

Судья: (Неразборчиво).

Гособвинитель: У меня еще одни вопрос будет. Александр Игоревич, вы уточните, пожалуйста, ответ на мой вопрос, который я вам уже задавала. Я вас спросила про то, в какой форме проходили аукционы в период вашего руководств. Вы, мне отвечая на этот вопрос, сказали, ну да, информация публично на сайте, соответственно, публиковалась. И все-таки? Это был открытый аукцион или это был аукцион в электронной форме? Я имею в виду ту форму, которая преимущественно при вас использовалась для проведения такого рода торгов.

Коршенко: Я же сказал, что я не помню, размещалось ли это на сайте госзакупок, если мы это имеем в виду. Не помню требования на тот момент. Ну, по закону.

Гособвинитель: Ну вот опять вы не совсем отвечаете на мой вопрос, мой вопрос был не о том, как это было по закону, я это и на… посмотреть. 

Коршенко: Я не помню.

Гособвинитель: Я вас спрашиваю: вы помните, как, в какой форме это проходило?

Коршенко: Не помню.

Гособвинитель: Все понятно.

Судья: Еще будут вопросы? Ходатайства?

Гособвинитель: Да, Ваша честь. У меня будет ходатайство. Значит, прошу огласить показания  свидетеля на следствии. Они находятся в 31-м томе, на листах дела 87-91, был допрошен 26 декабря 16-го года. (Неразборчиво) противоречием считать, что свидетелем… контракта в размере 30% от суммы контракта, а не в 100. Соответственно, пояснения давал по поводу предъявленного для обозрения  договора, заключенного со «Спасскцементом» и МУПом,  и договора поручительства и, соответственно, указывал на форму проведения аукционов, а именно в электронной форме. В связи с этим прошу огласить. 

Судья: (Неразборчиво)  Вы что скажите, сторона потерпевшего?

Представитель потерпевшего МУПВ: То, что свидетель не помнит, это не является противоречием, а является основанием для оглашения. И поэтому основания оглашения не вижу. 

Судья: Угу. Со стороны защиты?

Защита: Нет оснований для оглашения, поскольку противоречий нет.

Судья: Суд постановил (неразборчиво) огласить показания свидетеля, данные  во время следствия, том 31 раздел 87-91. Признал противоречия, изложенные гособвинителем. Пожалуйста, присаживайтесь, свидетель, слушайте показания, которые вы давали следователю. Сейчас огласит их гособвинитель.

Гособвинитель: На указанных листах предлагается протокол допроса свидетеля 26 декабря 16-го года. Коршенко пояснил следующее: с августа 2004-го до сентября 2014-го работал в администрации города Владивостока. Начинал работать в должности начальника отдела экологии, с января 10-го до начала 11-го работал в должности начальника в управлении жилищного фонда городских территорий.  Далее УСЖФиГТ администрации Владивостока.  С начала 11-го года я вернулся работать на должность начальника управления экологии, проработав в этой должности до сентября 14-го года. Должность начальника УСЖФиГТ мне предложил занять Пушкарев Игорь Сергеевич, почему именно, мне неизвестно. Для меня это было непонятно, так как ранее я занимался другим направлением деятельности. Скорее всего, в то время были проблемы с кадрами, поэтому  данная должность была предложена мне. Моими заместителями в это время работали Андреюк и Федорец. С момента начала работы начальником управления… деятельность управления примерно до конца марта 10-го года курировал заместитель главы Шеянов Владимир Иванович. До этого деятельность управления официально никто не курировал. Какое-то время вопросами данного управления интересовалась первый заместитель главы Войновская, но, по моему мнению, это не было серьезной работой по курированию управления. Она иногда заходила ко мне в кабинет и интересовалась положением дел управления, никаких указаний она мне не давала. Она участвовала в серии совещаний с участием подрядных организаций, но, по моему мнению, должным образом она не вникала в деятельность управления. С момента моего назначения на должность начальника управления  я стал вникать в деятельность данного управления, в том числе я начал контролировать деятельность проводимых… Проводимых управлением аукционов в электронной форме на право заключения муниципальных контрактов по выполнению работ, направленных на текущее содержание дорог города Владивостока. До моего прихода на данную должность в управлении сложилась такая практика формирования аукционной документации, а именно в условиях не предусматривался аванс, а требовалось обеспечить контракт в размере 30% от суммы контракта. Условия были довольно жесткие, но в то же время, по моему мнению, данные условия обеспечивали безопасность для администрации города при заключении данных контрактов от нерадивых подрядчиков. Мне Игорь Сергеевич не указывал на необходимость придерживаться какой-либо практики проведения аукционов. Я старался не вмешиваться в устоявшуюся практику проведения аукционов по федеральному закону № 94, так как воспринимал должность начальника управления временной. Мне было известно, что один из основных подрядчиков, с кем заключались муниципальные контракты, был МУПВ.  Директором данного мероприятия в то время работал Лушников. Пушкарев Игорь Сергеевич и иные должностные лица никогда не давали мне указания о том, чтобы при проведении аукционов на право заключения муниципальных контрактов предоставляли какие-то преференции данному предприятию. Периодически на совещаниях Пушкарев Игорь Сергеевич давал указания о том,  чтобы привлекать на подряд по ремонту дорог надежные компании, которые могут справиться с объемами работ. Но в то же время напоминал рассматривать МУПВ как основного участника, потенциального победителя аукционов. Лоты аукционов на право проведения ремонтных… ремонта дорог формировались исходя из (неразборчиво) объема, который формировался при утверждении городского бюджета депутатами городской думы исходя из обращений избирателей. В бюджете всегда имелось приложение с конкретными объектами ремонта, то есть наименование улиц, границ территорий, где необходимо было произвести ремонт. Также аукционная документация формировалась исходя из наказов депутатов Законодательного собрания Приморского края. В этих наказах также предписывалось… прописывались конкретные объекты ремонта. Впоследствии работники из отдела благоустройства, ремонта (руководитель Мань) формировали объект закупки для обеспечения… объекту ремонта… в который входили муниципальные контракты. Объект закупки зависел от нескольких факторов, а именно объект формировался в зависимости от расположения улиц, если улицы располагались близко друг к другу, то они объединялись в один лот, иногда лоты формировались исходя из расположения, близости районов. В частности, в один лот входил один район, в который входили улицы, подлежащие ремонту. Никакого ценового предела по лоту не имелось, мне никто никогда не давал указания об отмене лотов. Вопрос от следователя: вам предъявлялись для обзора копии договоров поручительства по муниципальному контракту от 24 сентября 10-го года на выполнение ремонта дорог ВГО. Договор поручительства от 21 сентября 10-го к муниципальному контракту на выполнение работ по ремонту автомобильных дорог общего пользования в ВГО, заключенный между МУПом в лице Лушникова и «Спасскцементом» в лице Сысоева и управлением в вашем лице. Поясните, заключали ли вы указанный договор, при каких обстоятельствах, где был заключен данный договор, кто являлся инициатором заключения данного договора, давал ли вам кто-либо из руководства указания о необходимости заключить данный договор? Ответ: данный договор заключен мной. Кто являлся инициатором  заключения и кто проводил переговоры перед заключением, мне неизвестно. Скорее всего, переговоры перед заключением, данные переговоры проводили представители МУПа. Мне данные договоры были предоставлены для подписания в пакете документов перед заключением муниципальных  контрактов с МУПом . У меня не возникло вопросов по заключению данного договора, так как поручительство в тот период было предусмотрено федеральным законом № 94 ФЗ. С Сысоевым я лично незнаком. Я с ним никогда не встречался и не разговаривал. Вопрос следователя: известно ли вам такое автономное учреждение, как МАУ «БОСДВ», если да, то с какой целью оно создавалось и чья была  инициатива его создания? Каким образом работало данное учреждение? Ответ: да, мне  известно МАУ «БОСДВ». Данное учреждение уже было создано и работало, когда я пришел работать в администрацию города Владивостока. Директором данного учреждения работал Демичев. По чьей инициативе было создано МАУ, мне неизвестно. МАУ выполняло работу по содержанию и благоустройству городских территорий. По муниципальным заданиям я имел отношение к работе данного предприятия только в той части, когда в данном… когда в данном  учреждении давались муниципальные задания в той части, когда… Прошу прощения. В той части, когда данному учреждению давались муниципальные задания, которые, насколько я помню, подписывал именно я. После выдачи муниципального задания на расчетный счет МАУ перечислялись денежные средства, когда именно, после выполнения работы или до,  не помню. Дальнейшая деятельность МАУ, а именно с кем данное учреждение заключало договоры подряда, мне неизвестно. О том, что МАУ «БОСДВ» прекратило свою деятельность вследствие принятия решения УФАС по Приморскому краю о нарушении федерального закона о конкуренции, мне неизвестно. С моих слов напечатано верно. Мною прочитано. И какие либо заявления и замечания к данному протоколу не поступили. 

 Гособвинитель: Александр Игоревич?

Коршенко: Да?

Гособвинитель: Вы слышали, да? Я сейчас огласила показания на следствии.

Коршенко: Да, да, да.

Гособвинитель: Скажите, пожалуйста, подтверждаете ли вы эти показания? 

Коршенко: Ну, думаю, да. Да.

Гособвинитель: Все верно зафиксировал следователь?

Коршенко: Ну, все верно… Вот когда вы говорите про 30% там и так далее, есть обеспечение заявки, а есть обеспечение контракта.

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: Когда мы говорили с вами по поводу 100% там и так далее, мы говорили об обеспечении контракта, а не обеспечении заявки. 

Гособвинитель: Угу. Вот смотрите…

Коршенко: А вы вот ну…

Гособвинитель: Здесь вот и написано: требовалось обеспечение контракта в размере 30%. Я вас про заявку точно не спрашивала.

Коршенко: Это… Это..

Гособвинитель: Про заявку точно не спрашивала. Это я помню.

Коршенко: Но это я просто понял, что вы… но вот об этом моменте спрашиваете.

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: Еще раз говорю: есть обеспечение заявки 30% и обеспечение контракта по итогам аукциона.

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: Вот по итогам аукциона контракт заключается на 100%.

Гособвинитель: Угу. Соответственно…

Коршенко: Обеспечение заявки на период приема документов. Насколько помню. Если я не ошибаюсь.

Гособвинитель: О-кей. Вот те показания, которые я огласила… требовалось обеспечение контрактов в размере 30% от суммы контракта, вы их подтверждаете или нет?

Коршенко: Требовалось обеспечение контракта? 

Гособвинитель: Вот так написано. Это не мой вопрос уже.

Коршенко: Я понял. Я просто вспоминаю, о чем мы говорили со следователем, что мы имели в виду. Ну, наверное, да. Я подтверждаю. Ну 30% обеспечение заявки.

Гособвинитель: Понятно. Скажите, пожалуйста, почему вы данную должность расценивали как временную. Вы мне объясняли, почему вы ее покинули, я поняла. Почему вы ее как временную изначально? Из текста протокола следует, что вы ее как временную изначально расценивали.

Коршенко: Потому что я до сих пор убежден в том, что это не моя работа. Я на нее не учился, я не строитель.

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: И я несколько раз на протяжении года говорил Игорю Сергеевичу по поводу того, что надо найти замену.

Гособвинитель: Угу. Скажите, пожалуйста. Когда он вам только предложил занять эту должность, вы его сразу предупредили, что вот, по вашему мнению, это не совсем ваше?

Коршенко: Хуже того. Я отказался.

Гособвинитель: Даже отказывались?

Коршенко: Я отказался от этой должности. Потом прошла, по-моему, неделя там или полторы, не готов сказать. Или там, может, две недели. Вот опять повторили. Я говорю, что у меня нет соответствующего образования. Я не строитель. Но попросили занять эту должность. 

Гособвинитель: Понятно.

Коршенко: До того как.

Гособвинитель: Ну то есть это вы Игорю Сергеевичу говорили? Он настаивал на том, чтобы вы пока занимали эту должность? Да?

Коршенко: Да.

Гособвинитель: Понятно. Скажите, пожалуйста. Обстоятельства заключения вот этих вот договоров, которые вам демонстрировал следователь, следовательно, вы подтверждаете эту часть, что вам в ходе следствия демонстрировались эти договоры и …

Коршенко: Да, да, да,  конечно, да.

Гособвинитель: Угу. Скажите, пожалуйста. Вот не совсем понятно, вы говорите, что с Сысоевым я лично незнаком и лично никогда не встречался, не разговаривал. То есть эти договоры вам принесли, когда они уже были подписаны остальными участниками или…

Коршенко: Ну, я могу. Я… я готов пояснить этот вопрос. 

Гособвинитель: Да, да, да.

Коршенко: Я не вижу людей или там конкретных людей и так далее при подписании договоров. Готовится пакет, готовит его подрядчик или там победитель аукциона, предоставляется в управление, идет проверка этих документов. Эти документы проверяются на предмет соответствия законодательству, все ли учтены там требования  и так далее. И каждый там вечер или день кладутся в папку эти документы, которые предоставляются на подпись. И это не… это касалось всех. Вот не могу выделить какой-то случай, по которому… Ну, который мог… вот кто-то вот принес в кабинет договор по поручительству или банковскую гарантию или что-нибудь в этом роде. 

Гособвинитель: Угу, понятно, но… Вот как на следствии вы говорите, что в переговорах по данному… По заключению данного договора… Данных договоров вы не участвовали. Соответственно, этого и не требовалось, да? То есть, соответственно, то, что руководитель МУПа  провел переговоры, этого было достаточно Сысоеву? 

Коршенко: Не в этом дело. Дело не в том, что достаточно или недостаточно. Мы смотрим на документ, который представлен. 

Гособвинитель: Угу.

Коршенко: То есть мы не спрашиваем там, было согласие или не было согласия. Есть конкретное поручительство в данном случае, которое было подписано. Сделал ли это поручительство по договоренности между МУП «Дороги Владивостока» и Сысоевым – это задача подрядчика, победителя аукциона принести эти документы. 

Гособвинитель: Угу. То есть ваша…

Коршенко: Наша задача, чтобы обеспечить законность, правильность там оформления конкурсной документации. 

Гособвинитель: Ну то есть, отвечая на мой вопрос этого не требуется, правильно?

Коршенко: Этого не требуется в виде…  лично,  и еще что-то…

Гособвинитель: Угу, понятно. И еще…

Коршенко: Они же прикладывают к поручительству… К поручительству  прикладывается, если мы говорим о поручительстве… И балансы там, и еще какой-то пакет документов, который и проверяется. То есть это непростая история. 

Гособвинитель: Угу. Все мне все понятно, спасибо, у меня нет больше вопросов.

Судья: У представителя потерпевшего будут вопросы какие-то?

Представитель потерпевшего МУПВ: Нет, нет вопросов.

Судья: У защиты? 

Третьяков: Да. Будет один вопрос. Адвокат Третьяков. В интересах Пушкарева Игоря Сергеевича. Скажите, если это не ваша деятельность, так сложно, то почему Игорь Сергеевич предложил занять вам эту должность? 

Коршенко: Я не готов ответить на этот вопрос.

Третьяков:  Вы…?

Коршенко: Если честно, то для меня это было удивление. 

Третьяков: В оглашенных показаниях вы сказали, что это были проблемы с кадрами. 

Коршенко: Возможно. Но… кадровая проблема стояла очень остро. Я думаю, что она до сих пор стоит. 

Третьяков: Угу, подскажите. Может быть, Игорь Сергеевич давал вам какие-то предварительные указания? Какие действия нужно совершать? Или не нужно совершать? Может быть, указывал, что нужно какие действия, может быть, там в интересах какой-то конкретной компании, будет совершать на этой должности? Были такие разговоры? 

Коршенко: Еще раз могу сказать, что говорили только по существу. Еще раз говорю, что я отказывался. Мы не обсуждали какую-то историю, связанную  с тем,  как мне работать, и что-то в этом роде. Мы… Я отказался. Я отказался дважды. 

Третьяков:  Спасибо. Нет вопросов больше. 

Судья: Угу. Еще будут вопросы? Нет вопросов? Спасибо, свидетель, вы можете быть свободны. Допрос окончен, спасибо большое за организацию видео-конференц-связи.

Коршенко: До свидания. 

Поделиться: