18+

Свидетель обвинения отметил социальную политику холдинга «Востокцемент» 

Управляющий АО «Спасскцемент» Алексей Сысоев дал показания по делу экс-главы Владивостока Игоря Пушкарева, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего компанию «Востокцемент» Андрея Пушкарева 20 августа.

Отвечая на вопросы гособвинителя, Алексей Сысоев сообщил, что МУПВ «Дороги Владивостока» осуществляло ремонт дорог в Спасске-Дальнем. С предприятием был заключен ряд договоров. Завершить все работы МУП не успело из-за погодных условий: наступила зима, а в снег асфальт не кладут. Поэтому реализация одного из договоров была перенесена на следующий год.

АО «Спасскцемент» также являлось поручителем для МУПВ «Дороги Владивостока» при заключении нескольких контрактов. 

Гособвинителя интересовала, какая от этого была выгода предприятию. Алексей Сысоев объяснил это, а также прощение миллиардного долга МУПу социальной ответственностью бизнеса. Отметил свидетель обвинения и тот факт, что группа компаний «Востокцемент» всегда придерживалась активной социальной политики.

Напомним, что практически миллиардный долг муниципальному предприятию был прощен в 2016 году.

Стенограмма допроса Алексея Сысоева 

Судья: Суд устанавливает личность свидетеля. Назовите ваши фамилию, имя, отчество, пожалуйста. Свидетель, представьтесь, пожалуйста. 

Сысоев: Сысоев Алексей Николаевич. 

Судья: Паспорт, я вижу, вы предъявили судье. Я вам разъясняю, что вы приглашены в качестве свидетеля для дачи показаний по  уголовному делу в отношении Пушкарева Игоря Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича, Лушникова Андрея Вадимовича. Как свидетель вы  обязаны говорить суду правду. За отказ дачи показаний, за заведомо ложные показания,  уклонение от дачи показаний  предусмотрена  уголовная ответственность – статья 307, 308  Уголовного кодекса. В соответствии со статьей 51 Конституции РФ вы можете не свидетельствовать против себя, своей супруги,  своих близких родственников, иных близких лиц. В суде заседания имеете право пользоваться услугами переводчика, если не владеете русским языком,  заявить отвод переводчику. Вправе являться на допрос с адвокатом,  пользоваться мерами государственной безопасности в случае, предусмотренном процессуальным законом, вправе делать замечания, заявления по поводу действий  участников процесса.  Свидетель, вам права и ответственности понятны?

Сысоев: Права понятны.

Судья: Права. Ответственности понятны? Ответственность за дачу ложных показаний вам тоже понятна?

Сысоев: Понятна.

Судья: Понятна. Распишитесь в подписке, пожалуйста.

Судья: Свидетель, поясните, пожалуйста, вы какое-то отношение к МУПВ «Дороги Владивостока», которое признано потерпевшим по уголовному делу, имеете или имели?

Сысоев: Нет, в этой компании я не работал, никакого отношения не имею.

Судья: Пушкарев Игорь Сергеевич вам знаком? 

Сысоев: Да, конечно, знаком. 

Судья: Как в двух словах можете охарактеризовать ваши с ним отношения?

Сысоев: Хорошие отношения как с человеком… и рабочие отношения.

Судья: С Пушкаревым Андреем Сергеевичем знакомы?

Сысоев: Знаком.

Судья: Какие отношения?

Сысоев: Непосредственный мой руководитель, хорошие отношения.

Судья: Также рабочие отношения, получается?

Сысоев: Да, рабочие отношения.

Судья: Лушников Андрей Вадимович вам знаком?

Сысоев: Я его видел несколько раз, знаком, лицо его знаю.

Судья: Отношения с ним какие-то поддерживаете, нет?

Сысоев: Нет. Были просто рабочие отношения.

Судья: У вас никаких конфликтов с подсудимым не возникало, в силу которых вы можете оговорить их или сказать в отношении их неправду?

Сысоев: Нет, все хорошо.

Судья: Пожалуйста, государственное лицо, вам слово.

Гособвинитель (1): Да, Ваша честь. Алексей Николаевич, скажите, пожалуйста, где и кем вы работали в период времени с 2008 по 2016 год? 

Сысоев: С 2008 по 2016 год работал управляющим акционерного общества «Спасскцемент».

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а до этого периода где работали, в качестве кого?

Сысоев: Работал один период в компании «Востокцемент» заместителем генерального директора по капитальному строительству.

Гособвинитель (1): Это в какие сроки, какой период?

Сысоев: Это 2007 год.

Гособвинитель (1): А до этого?

Сысоев: 7 месяцев. До этого – управляющим Теплоозерским цементным заводом, главным инженером Теплоозерского цементного завода после 1997 года.

Гособвинитель (1): Это в какие годы?

Сысоев: После окончания института, это 1997 год, до 2006 года работал на Теплоозерском цементном заводе.

Гособвинитель (1): Хорошо, а скажите, пожалуйста, в должности управляющего АО «Спасскцемент»  с какого времени?

Сысоев: Май 2007 года.

Гособвинитель (1): Расскажите, пожалуйста, что входит в ваши должностные обязанности?

Сысоев: Оперативное управление предприятием, хозяйственной деятельностью, организацией производства.

Гособвинитель (1): Представительские, какие функции входят?

Сысоев: Нет, организация производства.

Гособвинитель (1): Понятно. Скажите, пожалуйста, группа компаний «Востокцемент» вам знакома? Если знакома, то какое отношение она имеет к «Спасскцементу»?

Сысоев: Я непосредственно работаю в компании «Востокцемент», управляю «Спасскцементом» по доверенности от генерального директора.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, кто является в настоящий момент генеральным директором группы компаний «Востокцемент»?

Сысоев: Иванов Виктор Алексеевич, Пушкарев Владимир Сергеевич.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, кто являлся генеральным директором ГК «Востокцемент» в период с 2008 по 2016 год?

Сысоев: Пушкарев Андрей Сергеевич.

Гособвинитель (1): Кто был его заместителями?

Сысоев: Шпартеев, Бевза…

 Гособвинитель (1): Какие направления они курируют? Сразу называйте.

Сысоев: Шпартеев – снабжение, Бевза – финансы, Бирон – автоматизация, Тошева – управление хозяйством, Клеменкова – кадры.

Гособвинитель (1): Еще кто-то? Службу безопасности кто возглавляет?

Сысоев: Ломакин.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, Тошева в настоящий момент работает или не работает?

Сысоев: В настоящий момент не работает.

Гособвинитель (1): А вам известно, в связи с чем она ушла?

Сысоев: Знаю, что заявление по собственному желанию написала, нашла другое место работы.

Гособвинитель (1): Понятно. Скажите, пожалуйста, Игорь Сергеевич Пушкарев до избрания его главой города Владивостока какое имел отношение к группе компаний «Востокцемент», к АО  «Спасскцемент»?

Сысоев: До избрания он был генеральным директором «Спасскцемента», он является собственником этих предприятий всех.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, он юридически после избрания в 2008 году является собственником этих предприятий и организаций?

Сысоев: В настоящее время я не могу знать данную информацию. В 2007 году, когда я туда устраивался, я тоже не знал, у меня нет юридических документов и никогда не было, что он является собственником.

Гособвинитель (1): То есть вы не можете достоверно сказать, являлся ли Игорь Сергеевич собственником данных предприятий в период, когда вы там работали, и в период с 2008 по 2016 год?

Сысоев: Да, не могу.

Гособвинитель (1): Не можете. Скажите, пожалуйста, в своей работе управляющего ОАО «Спасскцемент» в период времени с 2008 по 2016 год, ну, в принципе, с мая 2017-го, как вы сказали, кому вы отчитывались о своей деятельности как управляющего, на чье имя составляли (если составляли) докладные записки, служебные записки, справки, документацию, которую необходимо визировать, чтобы функционировало это предприятие и вы выполняли свои трудовые функции?

Сысоев: Единственным моим руководителем на всем протяжении был генеральный директор, перед которым я всегда и полностью отчитываюсь по всем вопросам.

Гособвинитель (1): Ну вот еще раз назовите, пожалуйста, за этот период, с 2008 по 2016 год, на чье имя вы писали докладные, служебные записки, согласовывали свою деятельность, получали указания по своей работе? 

Сысоев: Пушкарев Андрей Сергеевич.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, от Пушкарева Игоря Сергеевича вы получали какие-либо указания о том, как должно работать ОАО «Спасскцемент»?

Сысоев: Нет, я подчиняюсь и  подчинялся Пушкареву Андрею Сергеевичу.

Гособвинитель (1): Не получали, замечательно. Скажите, пожалуйста, а можете пояснить, на период до избрания Игоря Сергеевича Пушкарева главой города Владивостока вот те предприятия группы компаний «Востокцемент», на которых вы работали, если вам что-то известно, вообще какова была доля на рынке по сбыту производимой продукции по отношению к другим предприятиям, организациям, которые не входили в группу компаний «Востокцемент»?

Сысоев: Никогда не занимался сбытом, поэтому такую информацию я не знаю.

Гособвинитель (1): То есть вы не знаете данных по продажам того предприятия, которым вы управляли, с кем оно заключало договоры, какую выручку оно имело и имеет?

Сысоев: У нас есть в настоящее время наш агент – это «ДВ-Цемент», сейчас это единый центр снабжения, с которым заключен договор, и все продажи идут там.

Гособвинитель (1): А вот до того, как с «ДВ-Цементом» вы заключили соглашение? Это, кстати, какой период был, когда «ДВ-Цемент» стал вести?

Сысоев: Я когда приступил к своим обязанностям, данная организация уже была и был заключен договор с ним.

Гособвинитель (1): Хорошо. Скажите, пожалуйста, кто являлся основным приобретателем продукции компании АО «Скасскцемент» за период с 2008 по 2016 год? Кто был основным клиентом этой организации, какую продукцию покупал?

Сысоев: Основная продукция реализации «Спасскцемента» – это цемент. Продает практически всю продукцию наш агент, кто является у него крупнейшим и как это расположено по статистике, я не знаю.

Гособвинитель (1): Вы не знаете. Хорошо. Скажите, пожалуйста, следующий у меня к вам вопрос. Вы можете пояснить, как руководитель, как управляющий, как вообще строилась работа по определению вектора развития работы предприятия между Андреем Сергеевичем и вами? Как это все происходило с другими управляющими других предприятий группы компаний «Востокцемент»? Какие были организационные мероприятия, как Андрей Сергеевич вообще строил работу?

Сысоев: Между другими предприятиями я не знаю, как происходило. Между предприятием «Спасскцемент» и непосредственным руководителем – генеральным директором работали согласно положению, тут же составлялся бюджет, и мы работали согласно бюджетному посланию.

Гособвинитель (1): А как составлялся бюджет, вот это бюджетное послание?

Сысоев: Давались показатели, которые планировались по производству, мы планировали работу, какую надо произвести, новую программу, производственную программу, защищали данную программу и в течение следующего года работали согласно этой программе. 

Гособвинитель (1): А кем давались указания вот эти бюджетные? Кто их был инициатором, озвучивал? Как они принимались эти…

Сысоев: Бюджетным комитетом за подписью генерального директора Пушкарева Андрея Сергеевича.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, в бюджетный комитет входили только должностные лица, работники группы компаний «Востокцемент»?

Сысоев: Да, есть комиссия бюджетного комитета, там работники группы компаний «Востокцемент», всех перечислить я не могу, не помню.

Гособвинитель (1): То есть только работники входят в этот бюджетный комитет?

Сысоев: Да, в список бюджетного комитета, который я видел, входят сотрудники «Востокцемента».

Гособвинитель (1): Вы участвовали, да, в этих бюджетных…

Сысоев: Я не член бюджетного комитета.

Гособвинитель (1): То есть вы не участвовали?

Сысоев: Нет, я не член бюджетного комитета.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а можете вот вспомнить, кто был в этом бюджетном комитете?

Сысоев: Замы генерального директора, те фамилии, которые я называл: Шпартеев, Ломакин, те все заместители, Бевза…

Гособвинитель (1): Так, и больше никого не было?

Сысоев: Ну незнакомых фамилий я не видел в списке.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, в списке бюджетного комитета Игорь Сергеевич Пушкарев значился?

Сысоев: Нет.

Гособвинитель (1): Не значился, спасибо. Скажите, пожалуйста, следующий у меня к вам вопрос. Было ли вам известно такое муниципальное унитарное предприятие, как МУПВ «Дороги Владивостока»? Если известно, то что это за унитарное предприятие, работало ли оно с организацией, которой вы управляли, – АО «Спасскцемент»? Были ли у вас какие-либо отношения с этой организацией, если были, то как они и в связи с чем сложились, кто был инициатором этих отношений, как они протекали? 

Сысоев: Такую организацию я знаю, знаю в плане производства работ по ремонту дорог. «Спасскцементом» были заключены договоры по ремонту дорог, часть этого договора данной компанией исполнена, все качественно, в срок. Часть договора в связи с тем, что зима наступила, не было возможности выполнять.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а где эта организация дороги ремонтировала вообще?

Сысоев: «Спасскцемент» заключал контракты на выполнение заводских, внутренних дорог.

Гособвинитель (1): Это я понял, но вопрос звучал несколько иначе: где МУПВ «Дороги Владивостока» вообще ремонтировало дороги?

Сысоев: Я не знаю, где они ремонтировали, но я заключал контракт на ремонт заводских дорог. 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а «Спасскцемент», вообще, где находится территориально?

Сысоев: Приморский край, Спасский муниципальный район, юридический адрес: улица Цементная, 2.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а этот район входит в административно-территориальное деление города Владивостока или это отдельный какой-то населенный пункт?

Сысоев: Это отдельный район.

Гособвинитель (1): А что же там, в Спасске-Дальнем, своей организации нет по ремонту дорог, что понадобилось аж из Владивостока организацию привлекать?

Сысоев: Я заключал с ними контракт в тот момент, когда техника МУПВ «Дороги Владивостока» работала на муниципальном контракте в городе Спасске-Дальнем, она базировалась в Спасске-Дальнем, а это территориально 10 км. Видел, как они делают дороги, качественно, поэтому мы заключили с ними контракт.

Гособвинитель (1): Хорошо. Скажите, пожалуйста, следующий у меня к вам вопрос. Помимо заключения договоров на ремонт дорог, которые у вас находились на территории предприятия – там дороги, площадки, парковки, еще какие-то взаимоотношения были у АО «Спасскцемент» и МУПВ «Дороги Владивостока»? Помимо ремонтных работ?

Сысоев: Нет, я других работ не помню.

Гособвинитель (1): Приобретал ли МУПВ «Дороги Владивостока» какую-либо продукцию у АО «Спасскцемент», если приобретал, то когда покупал, по каким ценам покупал, кто ценовую политику в данных отношениях регулировал? 

Сысоев: Я знаю, что приобретал у нашего агента – у «ДВ-Цемента», ценовой политикой мы, управляющие, на местах не владеем. 

Гособвинитель (1): Так, хорошо. Скажите, пожалуйста, в ходе обыска, который проводился в помещении офиса АО «Спасскцемент» по адресу город Спасск-Дальний, улица Цементная, дом 2, были обнаружены и изъяты договор № 42-УБУБ1/У от 13 октября 2014 года с приложениями к договору и договор № 43-У/629/8 от 13 октября 2014 года с приложениями. Заключались ли с вами данные договоры с МУПВ «Дороги Владивостока», если да, то кто являлся инициатором заключения данных договоров? 

Сысоев: Данные договоры, которые вы сейчас озвучили, я помню только потому, что по факту этих договоров я уже был допрошен следователем, потому что огромное количество договоров заключается, тысячи договоров. В связи с тем, что я был заранее допрошен, я эти договоры, конечно, помню. Они заключались на участок дорог собственности акционерного общества «Спасскцемент».

Гособвинитель (1): Так. Ну и скажите, пожалуйста, об обстоятельствах, как они заключались, и более конкретно – какие работы по данным договорам необходимо было выполнить? Были ли они выполнены? 

Сысоев: Какие участки дорог мы планировали выполнить именно на тот момент по договору, сейчас я вспомнить не могу, договоры были заключены, мы считали, что успеет организация выполнить, но в связи с погодными условиями не успели выполнить, и техника вся перебазировалась во Владивосток. По одному договору нам были возращены денежные средства.

Гособвинитель (1): По какому именно?

Сысоев: Я не могу вспомнить сейчас.

Гособвинитель (1): Так, а кто вам с МУПВ «Дороги Владивостока» давал пояснения, что они не могут выполнить и почему они не смогли до наступления зимнего периода выполнить эти работы?

Сысоев: По данному вопросу я непосредственно с директором разговаривал, с Лушниковым. Ну асфальт нельзя класть в холодное время года, поэтому нами были приняты данные разъяснения.

Гособвинитель (1): Ну а Лушников как-то еще дополнительно пояснял, почему они в сроки-то не уложились, помимо того что снег пошел?

Сысоев: Мы это не оговаривали, мы решили просто перенести на следующий год по необходимости (неразборчиво).

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, работа по этим договорам, которые я назвал, фактически не выполнялись, что являлось препятствием для выполнения договоров? 

Сысоев: В то время препятствием являлись погодные условия, наступление холодного времени года.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, работы по указанным договорам не выполнялись силами МУПВ «Дороги Владивостока», а были ли выполнены данные работы впоследствии, если да, то кем?

Сысоев: Частично выполнены. На следующий год было у нас уменьшено финансирование ремонтных программ, у нас ежегодно ремонтируются дороги подрядными организациями. 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, после отказа МУПВ «Дороги Владивостока» от выполнения работ вернули ли они денежные средства в полном объеме, если не вернули, то почему, чем это объяснялось?

Сысоев: По одному договору денежные средства были возращены полностью.

Гособвинитель (1): По какому договору и в какую сумму?

Сысоев: Я не помню этот момент.

Гособвинитель (1): Так, по второму договору?

Сысоев: По второму договору не были возращены, по объяснению руководителя «Дороги Владивостока», в связи с тяжелым финансовым положением.

Гособвинитель (1): Это кто, Лушников пояснял про тяжелое финансовое положение?

Сысоев: Пояснял Андрей Сергеевич Пушкарев.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а Андрей Сергеевич Пушкарев какое отношение имел к финансовому положению МУПВ «Дороги Владивостока»? Он же у нас генеральный директор был в компании «Востокцемент»?

Сысоев: Я не знаю, какое он имел отношение. Все вопросы сотрудничества, заключения договоров я согласовывал непосредственно со своим генеральным директором, и возвращение долгов, работу с дебиторской задолженностью также согласовывал непосредственно с генеральным директором, на тот момент Пушкаревым Андреем Сергеевичем. Данная задолженность при разговоре о возврате вот так вот была озвучена: тяжелое положение, поэтому взыскивать ничего не будем.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, когда было принято решение не взыскивать задолженность по этому договору с МУПа конкретно Пушкаревым Андреем Сергеевичем?

Сысоев: Я не помню даты.

Гособвинитель (1): И принято ли было это решение лично Андреем Сергеевичем?

Сысоев: Я не могу сказать, кем было принято решение, мне озвучил это Пушкарев Андрей Сергеевич.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, что вы можете сказать относительно некоего договора поручительства без номера от 21 сентября 2010 года, а также договора поручительства без номера от 24 сентября 2010 года, согласно которым АО «Спасскцемент» выступало поручителем по обязательству МУПВ «Дороги Владивостока»? Соответственно, заключались ли вами данные договоры с МУПВ «Дороги Владивостока» и управлением содержания жилищного фонда и городских территорий администрации города Владивостока? Если да, то кто был инициатором заключения данных договоров, кто из АО «Спасскцемент» вел переговоры по поводу заключения этих договоров, кто со стороны МУПВ «Дороги Владивостока» и со стороны администрации города Владивостока участвовал в переговорном процессе относительно заключения этих договоров поручительства?

Сысоев: Могу пояснить следующее: данные договоры были также показаны примерно осенью, когда допрашивал следователь, поэтому я их помню, на данный период, когда был допрос, я, конечно, их не помнил. Данные договоры инициировал и формулировал указание написать мой непосредственный руководитель генеральный директор Пушкарев Андрей Сергеевич.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а «Спасскцементу» какая была выгода от этих договоров поручительства, вот это предприятие что получало взамен, какие выгоды экономического характера?

Сысоев: Ну а почему должна быть только выгода? Есть же у меня непосредственный руководитель генеральный директор, который имеет стратегию и дает указания.    

Гособвинитель (1): Ну а что Андрей Сергеевич вам пояснял, для чего нужны эти договоры поручительства, зачем  их нужно заключать?

Сысоев: Ну, во-первых, предварительно всегда шли разговоры, что работа муниципального предприятия и помощь предприятия «Спасскцемент», которым я руководил, это вообще предприятие, которое несло социальную нагрузку, как мы считаем, поэтому и подписал договор поручительства.

Гособвинитель (1): Поясните тогда, в чем смысл этой социальной нагрузки? Вот «Спасскцемент», который находится в совершенно другом территориальном образовании муниципальном, никакого отношения к городу Владивостоку не имеет. Какую социальную нагрузку, по отношению к чему в данном случае АО «Спасскцемент» должно было нести? Совершенно другой населенный пункт, МУПВ «Дороги Владивостока» – унитарное предприятие города Владивостока, базируется там, это разные муниципальные образования.

Сысоев: Мой непосредственный руководитель Пушкарев Андрей Сергеевич, управляющий компанией, в которой я работаю, базируется непосредственно в городе Владивостоке. Вся компания «Востокцемент» всегда была кроме как бизнес еще и социально ориентирована. Причем как компания, так и непосредственно предприятия, которые входят в «Востокцемент», в частности «Спасскцемент». На протяжении всего моего управления данным предприятием оно постоянно помогало городу, в котором непосредственно базируется, даже другим организациям помогает по письмам, согласованным с генеральным директором.

Гособвинитель (1): Замечательно, скажите, пожалуйста, в 2007 году до избрания Игоря Сергеевича Пушкарева на должность главы города Владивостока, в 2006 году, в 2005-м, ну вот начиная с 1997 года, как вы работаете, предприятия группы компаний «Востокцемент» несли эту социальную нагрузку? До того, как Игорь Сергеевич стал главой города? И в том числе вот так вот МУПу спонсировали его работу в качестве социальной нагрузки, когда Игоря Сергеевича еще не было на посту главы города Владивостока?

Сысоев: Наше предприятие (когда оно вошло в компанию, я сейчас точно не могу сказать), предприятие «Теплоозерский цементный завод», когда оно вошло в группу компаний «Востокцемент», активно начали вести социальную политику.

Гособвинитель (1): Как так они начали вести социальную активную политику?

Сысоев: Ну, во-первых, по письмам и обращениям предприятий, граждан налажена помощь: выделение строительных материалов, оказание благотворительной помощи. 

Гособвинитель (1): Это какие годы, год какой? Нет, когда это все началось, меня интересует. 

Сысоев: Я могу сказать только с момента, когда я начал занимать руководящие должности, где я подписывал данные…

Гособвинитель (1): С какого момента?

Сысоев: С 2006 года это поселок Теплоозерский, «Теплоозерский цементный завод» и с 2007 года – «Спасский цементный завод». 

Гособвинитель (1): Ну вот, тогда, соответственно, 2006–2007 годы. Расскажите, пожалуйста, более подробно про эту социальную нагрузку, и как она оформлялась, эта социальная нагрузка, как она отражалась в финансово-хозяйственных документах группы компаний? Объекты, может быть, назовете и предприятия муниципальные, которые в 2006–2007 годах имели некую спонсорскую помощь в рамках этой социальной нагрузки. И каков размер этой помощи?

Сысоев: 2006–2007 годы в силу давних сроков времени я вспомнить не могу, кому мы помогали в тот момент и в каком объеме. На всем протяжении этих лет по настоящее время любая помощь оформляется в виде спонсорской помощи из прибыли предприятия.

Гособвинитель (1): В виде спонсорской помощи. Замечательно. Так, и это так было всегда, да, заведено? В группе компаний?

Сысоев: С момента, когда я занимал руководящие должности и имел право это подписывать. Приходил запрос на помощь от прямой организации, данный вопрос разрабатывался на местах, отправлялся генеральному директору. Я знаю, что он советовался с Игорем Сергеевичем Пушкаревым, принимал решение, согласовывал со мной, я подписывал, и дальше уже шла проверенная процедура помощи и оформление бухгалтерских бумаг.

Гособвинитель (1): И скажите, пожалуйста, теперь это все вот спонсорская помощь, вот конкретно как назывались эти документы спонсорской помощи?

Сысоев: Ну вся спонсорская помощь выдается на основании писем тех, кто просит. Любая организация, частное лицо пишет письмо на оказание спонсорской помощи, все это рассматривается, дальше подписывается, и выделяется строительный материал, еще какие-то материальные ценности.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а Андрей Сергеевич с Игорем Сергеевичем вот эту спонсорскую помощь зачем там обсуждал, для чего? Он же руководитель компании, как генеральный директор он, что, не способен принять или не имеет полномочий принять решение об оказании спонсорской помощи в рамках социальной нагрузки?

Сысоев: К своему непосредственному руководителю Пушкареву Андрею Сергеевичу я по должностным обязанностям обязан был обращаться, и сейчас я должен обращаться непосредственно к генеральному директору, я сам принять не могу решение.  

Гособвинитель (1): Нет, я имею в виду Андрея Сергеевича. Андрей Сергеевич зачем с Игорем Сергеевичем это обсуждал? Какова роль Игоря Сергеевича при этом, если он не генеральный директор, не юридический собственник этой группы компаний и этих предприятий? Вот Игорь Сергеевич относительно спонсорской помощи какое касательство имеет?

Сысоев: На любой должности, где бы ни работал Игорь Сергеевич, генеральным директором до вступления в должность мэра, когда он работал мэром, мы по факту все знали, что, как мы говорили, он собственник данных предприятий, поэтому…

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а на основании чего вы считали, что он собственник данных предприятий, если вы даже не знаете, кто де-юре собственник, таких документов не видели?

Сысоев: Только при разговоре с Андреем Сергеевичем и Владимиром Сергеевичем.

Гособвинитель (1): А когда они вам говорили, что Игорь Сергеевич у нас является фактическим собственником?

Сысоев: Работая в подчинении у генерального директора Андрея Сергеевича, мы общались постоянно, ежесуточно, ежедневно. Когда это было, в каких разговорах, я не могу сказать. Но в обсуждении социальной политики, обсуждении приобретения каких-то материалов, в принятии серьезных решений вложения на заводе Андрей Сергеевич очень часто говорил: «Мне надо посоветоваться с Игорем Сергеевичем».

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а вот то, что Игорь Сергеевич фактический собственник, это как-то документально оформлялось, эти советы, его руководящие решения, можете привести пример, вот как это оформлялось, что Игорь Сергеевич влиял на что-то? Вы что-то согласовывали с Игорем Сергеевичем?

Сысоев: Я непосредственно работал только  с Андреем Сергеевичем Пушкаревым, письменных указаний от Игоря Сергеевича я никогда не получал.

Гособвинитель (1): Не получали. А устные, может быть, указания от Игоря Сергеевича вы получали?

Сысоев: Нет, тоже не получал никогда, получал указания от Андрея Сергеевича Пушкарева, он ссылался иногда на Игоря Сергеевича, но лично только от Андрея Сергеевича.

Гособвинитель (1): Следующий у меня к вам будет вопрос. Скажите, пожалуйста, имеются ли или имелись на балансе АО «Спасскцемент» какие-либо транспортные средства следующего характера: плавсредства, катера, яхты либо вертолет? Если да, то что это за средства транспортные, кому они принадлежали, для каких целей использовались?

Сысоев: Транспортные средства на предприятии акционерного общества имелись и имеются. В настоящее время это автомобили, тепловозы собственные также имелись до недавнего времени, имелся вертолет гирокоптер и катер «Афина» морского класса. 

Гособвинитель (1): Морского класса. Скажите, пожалуйста, а у нас что, предприятие «Спасскцемент» – ну я просто, вы уж простите, не так силен в географии – где находится, стоит на морских путях, что необходимо для морского класса?

Сысоев: Ну катер был приспособлен для перевозки какой-то продукции, это был нормальный прогулочный катер.

Гособвинитель (1): Для каких целей он предприятию, которое цемент производит? Прогулочный катер, он для каких целей служит предприятию?

Сысоев: К моменту необходимости: для встречи делегаций, заключения определенных договоров, для представительских целей.

Гособвинитель (1): Для представительских целей. Скажите, пожалуйста, кто давал распоряжения относительно того, как использовать данные транспортные средства – вертолет и катер?

Сысоев: По вертолету и катеру: непосредственно катер использовался, давал Владимир Сергеевич Пушкарев.

Гособвинитель (1): Только он или еще кто-то?

Сысоев: По данным вопросам он был ответственный, и я согласовывал все вопросы только с ним. 

Гособвинитель (1): Ну и расскажите тогда, как он использовался, использовался ли он исключительно работниками предприятия, либо в представительских целях, либо как-то по-иному?

Сысоев: Я не знаю, как он использовался, я подписывал договоры согласно указаниям Пушкарева Владимира Сергеевича.

Гособвинитель (1): Согласно указаниям Пушкарева Владимира Сергеевича. А кто занимался и за чей счет строилось обслуживание данных транспортных средств – техническое, их ремонт, модернизация, прохождение техрегламента?

Сысоев: До модернизации данного имущества в штате акционерного общества «Спасскцемент» имелись профильные подразделения – подразделение судовождения и подразделение вертолетное.

Гособвинитель (1): То есть за счет предприятия, я так понимаю, это все обслуживается?

Сысоев: Предприятием были приобретены данные средства, и предприятием обслуживались данные средства.

Гособвинитель (1): И курировал это все Владимир Сергеевич Пушкарев, правильно?

Сысоев: Да, правильно.

Гособвинитель (1): Хорошо. Скажите, пожалуйста, вернемся теперь к спонсорской помощи, социальной нагрузке. После того как Игорь Сергеевич Пушкарев перестал быть главой города Владивостока, социальная нагрузка продолжается в группе компаний, работаете ли вы с МУПВ «Дороги Владивостока» в рамках этой социальной нагрузки? Если работаете, то как строится работа с этим предприятием сейчас?

Сысоев: Социальная нагрузка предприятия «Спасскцемент» продолжается, также продолжают обращаться различные муниципальные образования, город, район, школы, детские сады.

Гособвинитель (1): И как это все оформляется?

Сысоев: Оформляется согласно поступившим письмам. Конкретное письмо отдается на согласование генеральному директору, он подтверждает, отправляется спонсорской помощью с прибылью предприятия.

Гособвинитель (1): Так, а вот с МУПом-то как работы сейчас строятся? С МУПВ «Дороги Владивостока», вот с данным муниципальным предприятием?

Сысоев: Данному муниципальному предприятию спонсорская помощь… я не помню, чтобы она оказывалась с прибылью предприятия, и сейчас тоже ко мне никто не обращался с МУПВ «Дороги Владивостока».

Гособвинитель (1): То есть никакую спонсорскую помощь предприятию не оказывали, да?

Сысоев: Нет, я не оказывал спонсорскую помощь. Мы работали с данным предприятием согласно хозяйственным договорам.

Гособвинитель (1): То есть на коммерческой, выгодной для вас основе, да?

Сысоев: Да.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а что мешало в рамках социальной нагрузки бесплатно спонсировать МУПВ?

Сысоев: Я такого письма от МУПВ «Дороги Владивосток», чтобы бесплатно спонсировать, не помню, чтобы отдать на рассмотрение генеральному директору.

Гособвинитель (1): Андрей Сергеевич по этому поводу не высказывался? Что надо бы в рамках социальной нагрузки, тем более что брат стал главой города Владивостока, спонсировать МУПВ, его работу, начинания, людям нужны дороги… горожанам?

Сысоев: Ну данный вопрос социальной нагрузки очень индивидуальный, и спонсорская помощь всегда выделяется на какой-то непосредственно объект. Никаких писем «Спасскцемент» не получал от МУПВ «Дороги Владивостока», чтоб мы что-то сделали.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, по хозяйственным взаимоотношениям с МУПВ вы можете что-либо пояснить сейчас? Как оно строилось, на каких принципах оно строилось?

Сысоев: Я не знаю, как оно было, я с этим предприятием незнаком. С его хозяйственной деятельностью.

Гособвинитель (1): Не можете ничего пояснить, да?

Сысоев: Не могу.

Гособвинитель (1): Хорошо. Скажите, пожалуйста, а вообще можете пояснить, почему АО «Спасскцемент» готов был заключить данные договоры поручительства, о которых я вас спрашивал, с предприятием МУПВ «Дороги Владивостока», которая являлась должником в том числе и у АО «Спасскцемент»?

Сысоев: На 2010 год я не слышал такой информации, чтобы оно являлось должником, такого уровня договоры подписываются по указанию генерального директора. 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, вот в период с 2008 по 2016 год Пушкарев Игорь Сергеевич приезжал к вам на предприятие, говорил там, как вам нужно цемент производить, какие-то руководящие указания лично вам отдавал?

Сысоев: По производственным вопросам, как производить цемент, Игорь Сергеевич указаний никогда не давал.

Гособвинитель (1): На предприятие-то приезжал в этот период? 

Сысоев: Конечно, приезжал. У меня очень много людей приезжает. 

Гособвинитель (1): А для чего он приезжал на предприятие в 2008–2016 годах, когда был главой Владивостока, что он там делал? Это даже не Владивосток, а другое опять же территориальное образование.

Сысоев: Ну в настоящее время самый последний визит был губернатора Приморского края, он тоже вроде как не со Спасска, а приезжал. Осматривал предприятие.

Гособвинитель (1): Нет, меня интересует Игорь Сергеевич. Что делает ваш губернатор – это не входит в обстоятельства, которые у нас подлежат выяснению по настоящему уголовному делу, в будущем, может быть, по другому какому-нибудь… но мы пока про Игоря Сергеевича.

Сысоев: «Спасскцемент» является крупнейшим предприятием Приморского края, и очень много людей посещают данный завод, у нас на предприятии всегда присутствуют…

Гособвинитель (1): Ну вот Игорь Сергеевич зачем посещал в 2008–2016 годах?

Сысоев: Ну мы всегда считали, что он родной брат генерального директора предприятия, мы всегда считали, что он является собственником предприятия, у него родители там живут, он Спасск посещал периодически. Посещал, смотрел, как работает предприятие, мы показывали оборудование. 

Гособвинитель (1): Показывали оборудование и что еще?

Сысоев: Я всегда рассказывал о достижениях «Спасскцемента», о том, какие изменения произошли. Ему было интересно.

Гособвинитель (1): Какие-то отчеты он у вас просил, как работают, сметы вы ему показывали какие-то?

Сысоев: Официальных документов я ему никогда не показывал.

Гособвинитель (1): А неофициальных?

Сысоев: У нас нет неофициальных документов.

Гособвинитель (1): Ну вы просто говорите, что «официальных документов я Игорю Сергеевичу не показывал», может, какие-то есть неофициальные документы? И что вы в термин «официальные документы» вкладываете?

Сысоев: Официальные документы – это документы по ведению всех процессов и регламенты, которые существуют на заводе. Приказы, документация, которую я имею право подписывать.

Гособвинитель (1): Понятно, нет пока вопросов.

Гособвинитель (2): У меня будет несколько уточняющих. Будьте любезны, подскажите мне, пожалуйста, вы в течение своего допроса дали два ответа на вопрос моего коллеги, вопрос был по сути один и тот же, а ответы вы дали разные. Если я не права, поправьте меня. Когда мой коллега вас изначально спросил о договоре поручительства со «Спасскцементом», вы начали ему рассказывать о социальной нагрузке, а затем, когда мой коллега повторно был вынужден уточнить, вы уже сказали о том, что ни о какой социальной нагрузке речи не идет, а речь идет о коммерческих взаимоотношениях, выгодных вашему предприятию. Так все-таки что такое договор поручительства «Спасскцемента» по отношению к МУПу: это социальная нагрузка или это все-таки для того, чтобы ваше предприятие получало коммерческую прибыль?

Сысоев: Работа с МУПВ «Дороги Владивостока» в рамках договоров хозяйственных, которые производил «Спасскцемент», это был договор услуги, где мы получали коммерческую прибыль в виде услуг. А списание долга в 2016 году, состоящего из многих позиций, является социальной нагрузкой для коммерческого предприятия.

Гособвинитель (2): Вы на мой вопрос так и не ответили. Вы ответили на тот вопрос, который я вам в будущем предполагала задать. Ну ладно, давайте с ним закончим. Что вам известно о списании долга в 2016 году, кто принял это решение и, соответственно, в связи с чем?

Сысоев: Данное решение приняли акционеры общества. Данное решение о списании задолженности было принято решением собрания акционеров.

Гособвинитель (2): Угу. В связи с чем было принято такое решение? И почему оно было принято именно в тот период, ну, соответственно, когда оно фактически было принято?

Сысоев: Данное решение могут принимать, конечно, только акционеры, и раз они приняли на тот момент, значит, наверное, это было необходимо. А что касается целесообразности такого решения… Мы всегда знали, что это социальная нагрузка, которую мы несем, финансовая нагрузка. До 2015 года я помню, что платежи от МУПВ «Дороги Владивостока» шли стабильно. Я не могу сказать, почему дальше они прекратились и почему акционеры в 2016 году приняли решение, что долг надо списать.

Гособвинитель (2): Понятно, скажите, пожалуйста, вам известно, чье было решение о постановке на повестку дня этого вопроса в тот период, когда он фактически был поставлен?

Сысоев: Нет, мне неизвестно.

Гособвинитель (2): Вы к этому отношения никакого не имели?

Сысоев: Нет, не имел.

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, в связи с чем вы полагаете, что это явилось социальной нагрузкой, а не приветствовало какую-то иную цель? Вы это с кем-то обсуждали или знаете это от какого-то достоверного источника?

Сысоев: Я являюсь управляющим предприятием «Спасскцемент», хозяйствующего, коммерческого объекта. Я понимаю (неразборчиво) руководителя, я понимаю, что такое списать больше 940 миллионов рублей. Это огромная нагрузка для предприятия, она не может быть несоциальной, потому что те деньги, которые мы списали, они шли на ремонт дорог, еще куда-то шли деньги. А так, конечно, списание – это убытки для предприятия.

Гособвинитель (2): Я поняла, вопрос-то мой, собственно, был об источнике, но, соответственно, исходя из вашего ответа, Алексей Николаевич, поправьте меня, если я не права, это ваше мнение, да?

Сысоев: Да, это мой вывод, почему это социальная нагрузка.

Гособвинитель (2): Понятно. Скажите, пожалуйста, вы с кем-то обсуждали именно это, о чем вы мне сейчас рассказываете, о прощении долга в разрезе того, что это социальная нагрузка, с кем-то из руководящего состава «Востокцемента»?

Сысоев: В данный момент мы обсуждали с Пушкаревым Андреем Сергеевичем в разрезе не именно этого момента списания непосредственно долга, а вообще при работе дебиторской комиссии. У нас существует дебиторская комиссия, где у нас отслеживают всех должников, и данному предприятию мы не писали никогда претензионных писем, уведомлений об изъятии долга. Не подавали в суд, потому что, когда мы видели эти долги, Андрей Сергеевич всегда говорил, что это наша социальная нагрузка, Игорю Сергеевичу надо ремонтировать город, надо ему помогать, поэтому мы и ввели социальную нагрузку.

Гособвинитель (2): А, вот теперь ясно, я правильно понимаю, что вы исходя из этих вот диалогов, которые имели место быть ранее, сделали для себя такой вывод, что прощение долга – это та самая социальная нагрузка, правильно я понимаю?

Сысоев: Конечно, я о долгах МУПВ «Дороги Владивостока» знал давно, и мы это обсуждали, иначе бы мы вели претензионную работу, потому что согласно нашему положению через 3 месяца после образования долга любой компании необходимо было писать письма-предупреждения о возврате долга, поэтому мы…

Гособвинитель (2): Алексей Николаевич, еще раз вопрос: я правильно вас поняла, что исходя из всех вами описанных обстоятельств и разговоров с Андреем Сергеевичем о социальной нагрузке вы впоследствии сделали вывод о том, что списание долга – это та самая социальная нагрузка?

Сысоев: Да, с этим выводом я соглашусь.

Гособвинитель (2): Правильно, теперь вернемся все-таки к вопросу, на который вы мне не ответили. У меня вопрос-то был какой? Вы начали мне про списание долга рассказывать, а я вас спросила про договоры поручительства, про которые мой коллега вас изначально стал спрашивать, помните, да, мой вопрос? Изначально на вопрос коллеги моего вы сказали, что договор поручительства – это социальная нагрузка, а потом на его уточняющий же вопрос сказали о том, что это для коммерческой, собственно, прибыли вашего предприятия. Так все-таки договоры поручительства – это социальная нагрузка либо это все-таки для прибыли было сделано?

Сысоев: Договор поручительства не может быть сделан для прибыли предприятия.

Гособвинитель (2): Вы так ответили на уточняющий вопрос, поэтому я и переспрашиваю вас. 

Сысоев: Я извиняюсь, может, не так понял, но, когда говорили о МУПВ «Дороги Владивостока», я с самого начала говорил, что данное предприятие мы ассоциировали с социальной нагрузкой, поэтому, возможно, у меня немножко переплелись вот эти договоры в социальную нагрузку, я извиняюсь.

Гособвинитель (2): Вот давайте тогда еще раз: договоры поручительства были заключены именно в рамках той самой социальной нагрузки, о которой…

Сысоев: Договоры поручительства были заключены на основании указания генерального директора на подписание данных договоров.

Гособвинитель (2): Вы это воспринимали как социальную нагрузку все-таки или нет, чтобы мне было понятно?

Сысоев: В 2010 году я это никак не воспринимал.

Гособвинитель (2): Никак не воспринимали. Сейчас как вы это воспринимаете?

Сысоев: Договоры эти именно? Вопрос можно уточняющий?

Гособвинитель (2): Я вам уже три раза сказала, что меня интересуют договоры поручительства. Только о них и речь. 

Сысоев: Вся работа с МУПВ «Дороги Владивостока» – это как одна большая социальная нагрузка для предприятия «Спасскцемент», которым я руковожу.

Гособвинитель (2): В том числе и те договоры поручительства, о которых я вас спрашиваю?

Сысоев: По истечении лет, с позиции сегодняшнего дня это в том числе и эти договоры тоже.

Гособвинитель (2): В смысле по истечении лет?

Сысоев: Ну вот сегодня 2018 год уже, если бы следователь не показал мне эти договоры, я бы просто о них даже не вспомнил.

Гособвинитель (2): Понятно, скажите, пожалуйста, на вопрос моего коллеги про катер и вертолет вы говорили о том, что вы подписывали некие договоры после того, как получали указания Владимира Сергеевича Пушкарева о том или ином использовании катера или вертолета, правильно я вас понимаю?

Сысоев: Правильно.

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, только в рамках договорных отношений использовались вертолет и катер?

Сысоев: Я не знаю, я не следил, как использовался катер.

Гособвинитель (2): А, то есть вам об этом неизвестно, как он использовался, правильно?

Сысоев: Да. Мне известно только согласно указаниям договорных отношений, что говорил Владимир Сергеевич, и я подписывал.

Гособвинитель (2): Понятно. Скажите, пожалуйста, а с кем договоры-то заключались?

Сысоев: Я сейчас не помню.

Гособвинитель (2): Ни одной организации не сможете назвать?

Сысоев: У нас даже прайс был на вертолет – 90 000 рублей летный час. А с кем заключались, я не могу вспомнить.

Гособвинитель (2): По сути, чтоб мне было понятно, это договор аренды или это какой-то иной вид договора?

Сысоев: Были договоры аренды на длительный срок, это я помню, а с кем заключались – не помню, в рамках договора в прайс-листах…

Гособвинитель (2): Скажите, пожалуйста, на вашей памяти подобные договоры с Игорем Сергеевичем Пушкаревым заключались?

Сысоев: Возможно, но я не помню, чтобы заключались.

Гособвинитель (2): Понятно, нет вопросов.

Гособвинитель (1): Еще вопрос, Ваша честь, разрешите? Алексей Николаевич, скажите, пожалуйста, у каких еще муниципальных унитарных предприятий (я думаю, что вы можете вот так вот привести пример) была вот такая социальная нагрузка? Кому еще ваша организация простила долги на 900 с лишним миллионов рублей?

Сысоев: Это единственная организация, которой «Спасскцемент» простил такие долги.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, в чем коммерческая выгода «Спасскцемента» как коммерческой организации группы компаний «Востокцемента» простить вот эти долги муниципальному унитарному предприятию? Ведь это не какая-то там фирма-однодневка, с которой ничего нельзя взять в рамках взысканий?

Сысоев: Как руководитель предприятия, я выполнил решение акционеров общества.

Гособвинитель (1): А кто у вас акционеры общества, можете назвать, кто вам сказал, что нужно вот так? Назовите. 

Сысоев: Есть протокол решения, подписанный акционерами общества. Кто является акционером общества, я не знаю.

Гособвинитель (1): Вы знакомы с этим протоколом?

Сысоев: Я его читал, но сейчас процитировать его не смогу.

Гособвинитель (1): Я не прошу вас его процитировать, я прошу вас назвать тех, кто там участвовал от лица акционеров.

Сысоев: Я не знаю, это был протокол общего собрания акционеров.

Гособвинитель (1): Хорошо, нет пока вопросов.

Судья: Представитель потерпевшего, будут вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да. Алексей Николаевич, представитель потерпевшего МУПВ «Дороги Владивостока». Вопрос касается качества продукции вашего предприятия. Скажите, пожалуйста, имелись ли конкуренты вашему предприятию в Приморском крае?

Сысоев: Если касается продукции «Спасскцемента» – цемента, то конкуренции не имеется. Мы являемся монополистами в плане продукции нашего предприятия, контролируемого УФАСом по ценообразованию. Мы очень жестко контролируемая и по качеству тоже.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Следующий вопрос: от Игоря Сергеевича вам поступали какие-либо указания с 2008 года по организации работы предприятия?

Гособвинитель (1): Ваша честь, просим снять этот вопрос, он уже задавался государственным обвинителем, подробно этот момент освещали. 

Судья: Ну да, этот вопрос снимается, уже выяснялся. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, а отпуска вы свои согласовывали с кем-либо?

Сысоев: С генеральным директором Андреем Сергеевичем Пушкаревым. 

Представитель потерпевшего МУПВ: А еще с кем-либо?

Сысоев: Нет, мне достаточно уведомить руководителя.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, имелась ли коммерческая выгода «Спасскцементу» при прощении долга МУПВ «Дороги Владивостока»?

Гособвинитель (1): Ваша честь, прошу снять данный вопрос. Он уже выяснялся.

Представитель потерпевшего МУПВ: Вопрос ставился в совершенно другой интерпретации, и на данный вопрос ответа не было..

Гособвинитель (2): Десять раз я спросила. 

Гособвинитель (1): Моя коллега ни один раз это спросила, Ваша честь, просим снять этот вопрос.

Судья: Вопрос снимаем, потому что уже говорили, что это была социальная нагрузка.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, решение о прощении долгов, принятое в 2016 году, долго находилось в проработке?

Гособвинитель (1), гособвинитель (2): Ваша честь, прошу снять вопрос, он вообще про проработку ничего не говорил. Подробно уже описали, как прощался долг, как приняли решение его простить.

Судья: Давайте, переформулируйте вопрос.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, сколько прошло времени между принятием решения о прощении долга и фактическим прощением? 

Сысоев: Я сейчас не могу сказать, извиняюсь, я не фиксировал данную дату.

Представитель потерпевшего МУПВ: В годах измеряется или в месяцах это время?

Сысоев: Нет, в месяцах, самое главное для нас было решение акционерного общества, в собрании акционеров, дальше уже в месяцах.

Представитель потерпевшего МУПВ: Скажите, пожалуйста, а можно ли было принять решение о списании долга без предварительной финансовой подготовки?

Гособвинитель (2):  Ваша честь, прошу снять вопрос, который начинается со слов: «Можно было бы…»

Судья: Да, переформулируйте.

Представитель потерпевшего МУПВ: Имелась ли предварительная финансовая подготовка при принятии решения о списании долга?

Сысоев: Мне неизвестно об этом.

Представитель потерпевшего МУПВ: А на вашем предприятии какая-то работа велась с вопросами, связанными с подготовкой к списанию долга?

Сысоев: Это обыкновенная рутинная бухгалтерская работа, бухгалтерская процедура, поэтому я не знаю. 

Представитель потерпевшего МУПВ: А с учетом доходов предприятия можно ли было принимать решение о списании долгов?

Сысоев: Ну предприятие ежегодно формирует отчеты, работает с прибылью.

Представитель потерпевшего МУПВ: Прибыль имелась?

Сысоев: В принятии счетов занимался Юркин.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, вы знаете, что такое взятка должностному лицу?

Гособвинитель (2): Согласно 290, уточните, УКРФ. Мы здесь все-таки не на кухне, а в судебном заседании.

Сысоев: Я не могу сформулировать так, как это звучит согласно закону.

Представитель потерпевшего МУПВ: Ну как вы это понимаете?

Сысоев: Как я понимаю слово «взятка»? 

Представитель потерпевшего МУПВ: Да.

Сысоев: Это превышение полномочий должностным лицом, неправомерное обогащение, исполнение своих обязанностей за денежное вознаграждение.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, а средства на взятки каким-либо должностным лицам на вашем предприятии выделялись?

Гособвинитель (1): Ваша честь, прошу снять этот вопрос, потому что у нас свидетель об этом никаких показаний не давал, в принципе, и что такое взятка не надо было допускать.

Судья: Я не буду снимать вопрос. Скажите свидетель, предусматривались, выделяли ли деньги на дачу взятки?

Сысоев: Наше предприятие работает, как это называют, по-белому, то есть с полной отчетностью, поэтому никакой черной бухгалтерии, никаких взяток наше предприятие не берет и не дает.

Представитель потерпевшего МУПВ: Частично вы уже ответили на следующий вопрос: позволяла ли ваша бухгалтерия в порядке ведения бухгалтерского учета выделение денежных средств?

Сысоев: Нет, у нас предприятие в белую работает, и идут постоянные аудиты – как российские, так и международные, и плюс постоянные, ежегодные проверки налоговой инспекции, которая подтверждает, что все по-белому.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, в ходе изучения материалов уголовного дела была представлена аналитическая справка УФАС, в соответствии с которой перемещение строительных материалов по Приморскому краю… Сложился такой рынок строительных материалов, таков вернее, что при перемещении строительных материалов на расстояние 100 км увеличивается стоимость этих строительных материалов на 100 %. Можете ли что-либо пояснить по увеличению цены строительных материалов при логистике применительно к Приморскому краю?

Сысоев: Я могу сказать, что в советское время даже запрещено было законом перекрестное перемещение любых строительных материалов, то есть любая логистика всегда увеличивает стоимость непосредственно строительных материалов, любых материалов, то есть иногда логистика составляет большую часть, чем стоимость самого материала.

Представитель потерпевшего МУПВ: Большой вопрос сейчас вам задам, его всем задают, но тем не менее. Органами предварительного следствия государственного обвинения Лушников Андрей Вадимович, Пушкарев Игорь Сергеевич, Пушкарев Андрей Сергеевич обвиняются в том, что не позднее 23 мая 2008 года на территории города Владивостока у Пушкарева возник умысел о незаконном обогащении путем получения взятки, а затем при посредничестве МУПВ взятки были получены. Взятки были получены за обеспечение направления полученных по государственной программе бюджетных средств, подконтрольных Пушкареву Андрею Сергеевичу, компаниями, в том числе в списке указана и ваша компания. Вы по данным обстоятельствам можете что-либо пояснить?

Сысоев: Я ничего не могу пояснить по данным обстоятельствам, взятки мы не давали и не даем.

Судья: Вопросы еще будут?

Представитель потерпевшего МУПВ: Нет. Вопросов нет.

Судья: Сторона защиты, вопросы будут?

Третьяков: Да, Ваша честь. Здравствуйте, меня зовут Константин Третьяков, я адвокат Игоря Сергеевича Пушкарева. Буквально несколько вопросов и возможных уточнений вопросов наших оппонентов. А вам известен ли точный размер задолженности муниципального предприятия перед группой компаний «Востокцемент»?

Сысоев: Ориентировочный размер я запомнил, потому что это большая сумма для предприятия, примерно 943 с копейками миллиона рублей, это сумма списания долга.

Третьяков: А с какого периода вам известна эта сумма, это на какую дату?

Сысоев: Ориентировочно также с 2016 года, когда агент передал нам задолженность.

Третьяков: А кто являлся агентом?

Сысоев: «ДВ-Цемент».

Третьяков: А почему «ДВ-Цемент» передал вам эту задолженность?

Сысоев: Данную задолженность необходимо было списать в связи с тем, что это  социальная нагрузка, а агент не может списать, может только источник формирования данной задолженности списать. Поэтому агент передал нам, мы ее приняли, и уже можно было списать только непосредственно на предприятии.

Третьяков: Понял, будьте любезны, поясните, пожалуйста, муниципальное предприятие в рамках всех других ваших контрагентов выглядело крупным контрагентом?

Сысоев: На фоне агента приобретения продукции «Спасскцемента» не было крупным, потому что я не помню данное название в формировании списка, а в «ДВ-Цементе» формируют крупнейших покупателей. И оно никогда не значилось в крупных приобретателях.

Третьяков: А этот список, он из скольких позиций состоит?

Сысоев: Обычно 20 крупнейших предприятий. Я просто по очередности не помню эти фирмы: «Трилитон», хабаровские предприятия различные, «ДальСпецстрой», ну такие предприятия. МУПВ «Дороги Владивостока» никогда в списке не было.

Третьяков: В эти 20 не входило. Понял. Вот относительно вертолета, катера и тех вот вопросов, которые уже задавались. А вам случайно не известно, имел ли какое-то отношение Игорь Сергеевич к приобретению этой техники?

Сысоев: Формально неизвестно, потому что при приобретении, тогда, когда обсуждался вопрос приобретения данной техники, указания давал мне генеральный директор Пушкарев Андрей Сергеевич. После того, как обсуждался вопрос, что приобретать, он всегда говорил, что принимает решение, какую модель выбрать, что приобрести, Игорь Сергеевич, и уже после этого Андрей Сергеевич давал указание подписывать договоры.

Третьяков: Спасибо. У меня нет вопросов.

Судья: Еще у защиты будут вопросы?

Защита: Пока нет. 

Судья: У вас, сторона обвинения, будут вопросы?

Гособвинитель (1): У меня будет ходатайство в связи с существенными противоречиями относительно суммы задолженности, что входило в данную сумму задолженности по одному договору, которая не была возвращена, когда было принято решение. А также есть еще существенные противоречия по тому, как проходили договоры, по тому, как складывались обстоятельства по исполнению вот этих двух договоров, которые были заключены на ремонт территории, и почему не были выполнены. В связи с этим мы заявляем ходатайство по оглашению показаний, которые данный свидетель давал, на страницах 132–136 в томе, соответственно, 31. Ну и также в данном протоколе показаний свидетель у нас не говорил относительного того, что Игорь Сергеевич являлся фактическим собственником предприятия. Таких показаний свидетель не давал. В связи с этим просим… 

Судья: Обсуждается ходатайство. Представитель потерпевшего, ваша позиция?

Представитель потерпевшего МУПВ: По данному протоколу допроса и протоколу допроса свидетеля в настоящий момент вообще нет ни одного противоречия, возможно, это только в цифрах номеров договоров, которые свидетель не называл, которые назывались только государственным обвинителем. Кроме того, прошу обратить внимание, что при оглашении любого показания от стороны государственных обвинителей ни разу не последовало вопросов типа: «Вы в ходе свободного рассказа в суде пояснили так, а в допросе написано так. Как нам нужно правильно понимать ваши показания?» Идет речь просто в целом о том, «что вы подтверждаете или не подтверждаете», то есть ни одного конкретного обстоятельства, противоречия в показаниях, которые давались в суде и которые даются на предварительном следствии, не выяснялось и не устранялось. То есть смысл оглашения заключается всегда не в том, чтобы устранить какие-то противоречия, которые имелись раньше и возникли сейчас, а в том, чтобы просто огласить. Поэтому я считаю, что нет оснований для оглашения данного протокола, и это как бы мое заявление в целом о тех недостатках, которые имеются.

Судья: Пожалуйста, стороны.

Третьяков: Ваша честь, мы полагаем, что основания для оглашения не имеется, поэтому просим в удовлетворении ходатайства отказать.

Судья: Это общая позиция других защитников подсудимых?

Защита, подсудимые: Да. 

Судья: Суд постановил на основании ч. 3 ст 7 (неразборчиво) УПК РФ в связи с наличием существенных противоречий, указанных государственным обвинителем, огласить показания свидетеля, содержащиеся в томе 31 раздела 132–136. Присядьте, пожалуйста, свидетель, прослушайте показания, которые вам сейчас огласят.

Гособвинитель (1): Оглашается из тома 31 листов дела 132–136, допрошен был Алексей Николаевич 29 декабря 2016 года, по существу заданных вопросов он пояснил следующее: В период с 7 года по настоящее время является управляющим АО «Спасскцемент», в должностные обязанности входит в том числе общее руководство деятельностью предприятия, представление интересов общества при гражданско-правовых отношениях и другими хозяйствующими субъектами, государственными органами и т.д. Вопрос следователя: Сегодня, то есть 29 декабря 2016 года, в помещении АО «Спасскцемент» по адресу Спасск-Дальний, улица Цементная, дом 2 обнаружен и изъят договор № 42-У/63.1/8 от 13 октября 2014 года, договор № 43-У/629/8 от 13 октября 2014 года. Положение: заключало данные договоры МУПВ «Дороги Владивостока». Кто являлся инициатором в заключении данных договоров? Ответ: Договоры № 42-У/631/8, № 43-У/629/8 от 13 октября 2014 года действительно заключались мной, как управляющим АО «Спасскцемент», с МУПВ «Дороги Владивостока», я лично подписывал экземпляры указанных договоров. Насколько я помню, в соответствии с заключением данных договоров у меня все переговоры, которые были заключены, велись посредством телефонных переговоров. Какие-либо коммерческие предложения от АО «Спасскцемент» в адрес МУПВ «Дороги Владивостока» не направлял, последний также не выходил с коммерческим предложением к АО «Спасскцемент». Заключение указанных договоров было обусловлено необходимостью проведения капитального ремонта участка дорожного покрытия, расположенного на территории завода и ведущего к автотранспортному цеху. Вопрос следователя: Какие работы по данному договору необходимо было выполнить, где именно выполнить и были ли выполнены данные работы? Ответ: По договору № 42-У/63.1/8 от 13 октября 2014 года необходимо было выполнить капитальный ремонт двух участков дорожного покрытия, расположенных в городе Спасске-Дальнем, на территории АО «Спасскцемент», а именно: первого участка дороги – от терминала «Стройцемент» до развилки дороги к цеху по упаковке цемента и второго участка дороги – от проходной цеха минеральной муки до ж/д переезда в районе гаражного бокса автопогрузчиков. По договору № 43-У/629/8 от 13 октября 2014 года необходимо было выполнить капитальный ремонт дорожного покрытия от транспортного цеха до перекрестка дороги в районе поворота на (неразборчиво) ГУФСИН России по Приморскому краю. Протяженность указанных участков дорожного покрытия, подлежащих капитальному ремонту, мне неизвестны, но представление локальных сметных расчетов по договору (неразборчиво). Фактически работы по указанным договорам выполнены не были, поскольку начинался зимний период, а представители МУПВ «Дороги Владивостока» (кто именно это был точно, не помню, возможно, это был директор МУПВ Лушников) пояснили, что приступить к выполнению работ они в настоящее время не могут, так как техника МУПВ «Дороги Владивостока», необходимая для производства работ и находящаяся в городе Спасске-Дальнем, будет перенаправлена в город Владивосток для исполнения работ по ранее заключенному договору. Фактически МУПВ «Дороги Владивостока» поставило перед фактом о невозможности выполнения в настоящее время работ по представленному договору. АО «Спасскцемент» заключал договоры с МУПВ «Дороги Владивостока», так как считал, что данный исполнитель успеет своевременно выполнить необходимые работы. Вопрос следователя: Работы по указанным договорам необходимо было выполнить на территории города Спасска-Дальнего. Чем вы руководствовались при заключении договора с предприятием, находящимся в городе Владивостоке? Ответ: При заключении указанных договоров я руководствовался тем, что в то время (август – октябрь) техника МУПВ «Дороги Владивостока», необходимая для выполнения работ по капремонту дорожного покрытия, находилась в городе Спасске-Дальнем, так как МУПВ «Дороги Владивостока» выполняло договор, заключенный с администрацией городского округа Спасска-Дальнего. Также мне было известно, что МУПВ «Дороги Владивостока» качественно выполняли работы. Именно этим фактором я руководствовался при заключении договоров. Вопрос следователя: Работы по договору (указаны эти два договора) фактически не выполнялись, что являлось препятствием для их выполнения службой МУПВ «Дороги Владивостока»? Ответ: Конкретных обстоятельств отказа МУПВ «Дороги Владивостока» от выполнения работ по капремонту дороги АО «Спасскцемент» я не знаю. Фактически я был поставлен перед фактом руководством МУПВ «Дороги Владивостока» о невозможности выполнить работы в 2014 году. Вопрос следователя: Работы по указанным договорам выполнялись или МУПВ «Дороги Владивостока» выполняло данные работы по списку? Кем именно были возращены денежные средства МУПВ «Дороги Владивостока» на счет АО «Спасскцемент»? Ответ: После отказа МУПВ «Дороги Владивостока» от выполнения работ по капремонту дорожного покрытия данные работы впоследствии никем не выполнялись. На следующий, 2015 год на АО «Спасскцемент» на ремонтный фонд было запланировано меньше денежных средств, чем требовалось, поэтому работы по ремонту вышеуказанных проезжих частей не проводились, а выполнялись более срочные ремонтные работы. По договору № 43-У/631/8 от 13 октября 2014 года никаких средств от МУПВ «Дороги Владивостока» на основании платежного поручения от (?) ноября 2014 года (неразборчиво) АО «Спасскцемент» денежные средства в сумме 21 миллион 279 тысяч 999 рублей 10 копеек в связи с невыполнением условий договора. По договору № (неразборчиво) денежные средства от МУПВ «Дороги Владивостока» в адрес АО «Спасскцемент» не поступали, насколько мне известно, у МУПВ «Дороги Владивостока» было тяжелое финансовое положение, в связи с чем данное предприятие не могло возвратить денежные средства, перечисленные АО «Спасскцемент» по данному договору. Также хочу пояснить, что собрание акционеров АО «Спасскцемент» 22 июля 2016 года приняло решение о прощении МУПВ «Дороги Владивостока» имеющийся долг в размере 943 миллионов 142 тысяч рублей. В данный долг входило обязательство по возврату денежных средств по договору № 43-У/629/8 от 13 октября 2014 года в сумме 28 миллионов 800 тысяч 152 рублей 90 копеек. Данное решение принято акционерами АО «Спасскцемента», я к ним никакого отношения не имею. В ходе следственного действия свидетелю Сысоеву представлен для обозрения договор поручительства без номера от 21 сентября 2010 года, договор поручительства без номера от 24 сентября 2010 года, согласно которому АО «Спасскцемент» выступило поручителем по обязательствам МУПВ «Дороги Владивостока», соответственно, по данным договорам от 21 сентября 2010 года и 24 сентября 2010 года. Свидетелю следователь задает вопрос: Заключались ли вами данные договоры с МУПВ «Дороги Владивостока» и управлением содержания жилищного фонда и городских территорий администрации города Владивостока? Кто был инициатором заключения договора, кто из «Спасскцемента» вел переговоры по заключению договора, кто из стороны МУПВ «Дороги Владивостока» и кто со стороны администрации? Ответ: Да, данные договоры я подписывал в 2010 году как управляющий АО «Спасскцемент». Кто являлся инициатором заключения договоров, я не знаю, но я от лица «Спасскцемента» выступал в качестве поручителя по обязательствам МУПВ «Дороги Владивостока», так как данные поручительства были согласованы с генеральным директором ОАО «Востокцемент» Пушкаревым Андреем Сергеевичем. Какие бы переговоры не проводило АО «Спасскцемент», обсуждением условий договоров поручительства фактически занимались сотрудники ОАО «Востокцемент».  Кто вел переговоры от лица МУПВ «Дороги Владивостока» и администрации города Владивостока, я не знаю. Вопрос следователя: При каких обстоятельствах подписывались данные договоры, где и в присутствии кого? Ответ: На данный вопрос я не могу ответить, так как договоры заключались в 2010 году, и прошло уже длительное время с момента их подписания. В среднем за год я подписываю около двух тысяч договоров и помнить о подписании каждого не могу. Вопрос следователя: Просил ли вас кто-либо из должностных лиц администрации города Владивостока заключать данные договоры? Ответ: Кто-либо из должностных лиц администрации города Владивостока меня не просил заключать данные договоры. При их заключении руководствовался тем, что данные вопросы согласовывались генеральным директором ОАО «Востокцемент» Пушкаревым Андреем Сергеевичем. Вопрос следователя: Почему АО «Спасскцемент» готово было заключать данный договор с предприятием МУПВ «Дороги Владивостока», который являлся должником и имел неудовлетворительное финансовое состояние? Ответ: Мне не было известно финансовое состояние МУПВ «Дороги Владивостока» по состоянию на 2010 год. Пояснить, являлось ли данное предприятие должником в указанный период, я не могу. Вопрос о заключении договоров поручительства был согласован с генеральным директором ОАО «Востокцемент» Пушкаревым Андреем Сергеевичем. Финансово-экономическая служба безопасности не нашла препятствий заключить данный договор. Ну и, соответственно, следующий вопрос: Готовы ли вы подтвердить свои показания, данные в ходе настоящего допроса, при помощи полиграфа? Ответ: Да, свои показания готов подтвердить и использовать систему полиграфа. Далее собственноручная запись: «С моих слов записано верно, мною прочитано». В графе «замечания» стоит собственноручная запись «нет». В графе «протокол прочитан» указано «лично», собственноручная запись, в графе «замечания к протоколу» стоит «нет». Соответственно, Алексей Николаевич, скажите, пожалуйста, давали такие показания следователю? 

Сысоев: Да, однозначно давал.

Гособвинитель (1): Добровольно их давали? 

Сысоев: Добровольно.

Гособвинитель (1): Следователь не просил вас каким-либо образом кого бы то ни было, в том числе Пушкарева Игоря Сергеевича, Андрея Сергеевича, Лушникова, оговорить?

Сысоев: Нет, не было такого.

Гособвинитель (1): С ваших слов фиксировал следователь показания?

Сысоев: Все фиксировалось с моих слов.

Гособвинитель (1): Подтверждаете эти показания?

Сысоев: Подтверждаю данные показания.

Гособвинитель (1): В полном объеме?

Сысоев: Все, что было зачитано, в полном объеме.

Гособвинитель (1): Очень хорошо. Поясните тогда, пожалуйста, как вы можете пояснить, что в данном случае, когда вы говорите о прощении долга, называете конкретные цифры, дату, когда было принято это решение акционерами, здесь вы не говорите, что это некая социальная нагрузка, а сегодня вы нам об этом стали говорить. Почему тогда вы об этом не говорили следователю? И все-таки с чем было связано это прощение долга? С невозможностью получить деньги от МУПВ «Дороги Владивостока» по заключенным с ним договорам или это были иные причины?

Сысоев: В тот момент, когда я давал показания следователю, я отвечал конкретно на поставленные вопросы, заданные следователем. Сегодня вы задаете много наводящих вопросов, дополнительных вопросов, поэтому я вам отвечаю на тот вопрос, который вы ставите передо мной. 

Гособвинитель (1): Скажите, а какие мы наводящие вопросы вам задавали?

Сысоев: Расширенные, у вас вопросы более расширенные, чем те, что задавал следователь.

Гособвинитель (1): А что вам мешало сразу тогда дополнить свои показания и следователю более широко ответить относительно обстоятельств прощения долга?

Сысоев: Мне не задавал следователь этот вопрос.

Гособвинитель (1): Следователь вам не задавал. Вы почему не сказали сразу, что это социальная нагрузка, что акционеры приняли решение в рамках социальной нагрузки так поступить?

Сысоев: Я, согласно каким-то законам или обязательствам, должен был говорить то, что меня не спрашивали?

Гособвинитель (1): Вы должны давать правдивые показания согласно закону. Все, что вам известно относительно тех вопросов, по которым вас допрашивали.

Сысоев: Я утверждаю, что следователь не задавал этого вопроса, я давал правдивые показания.

Гособвинитель (1): Хорошо. Скажите, пожалуйста, исходя из этих показаний вы все время как своего непосредственного руководителя постоянно упоминаете Пушкарева Андрея Сергеевича, про Игоря Сергеевича вы ничего не говорите в этих показаниях, что он фактический собственник. У вас все время только Андрей Сергеевич мелькает. Как вы можете это объяснить?

Сысоев: Ну потому что Андрей Сергеевич является моим непосредственным руководителем, генеральным директором с 2007 года.

Гособвинитель (1): Понятно. Скажите, пожалуйста, в связи с вашими показаниями, исходя из которых вам было известно, что МУПВ «Дороги Владивостока» имеет большие задолженности, долги, как вы можете, как управляющий организацией АО «Спасскцемент», пояснить, в чем была выгода сотрудничества с МУПом, с учетом того, что у него были долги, с учетом той суммы прощенного долга? Какова была выгода АО «Спасскцемент», группе компаний «Востокцемент» сотрудничать с МУПВ? Сотрудничали ли вы с другими организациями, имеющими такие долги?

Третьяков: Ваша честь, мы вынуждены возразить, поскольку этот вопрос уже выяснялся.

Представитель потерпевшего МУПВ: Мой вопрос такой же был снят, судом уже…

Судья: Нет, там в другом ракурсе выяснялся, здесь в ракурсе того, в чем была выгода работать с предприятием, которое не расплачивается за материал. Да, пожалуйста, отвечайте на данный вопрос.

Сысоев: Там был задан еще новый вопрос, в частности, в чем была выгода. Я уже говорил, повторюсь еще раз, что я считаю и считал это социальной нагрузкой,  а не коммерческой выгодой. 

Гособвинитель (1): Тогда еще раз скажите, с какого времени вы стали считать это социальной нагрузкой? Вот такую работу с организацией, которая имеет только долги, не оплачивает материалы? И, соответственно, были ли другие организации, которые также вам не выплачивали, но вы также с ними сотрудничали?

Сысоев: То, каким было финансовое положение МУПВ «Дороги Владивостока», я не знаю и ничего пояснить по этому вопросу не могу. Платежи от МУПВ «Дороги Владивостока» были до 2015 года, значит, не было у предприятия этого долга. Каких-либо запретов от служб экономической безопасности на заключение договоров хозяйственного выполнения работ по асфальтированию также не было. Поэтому были заключены договоры. Что касается вопроса, почему не велась работа, я уже пояснял, что у нас идет дебиторская задолженность, и когда было выяснено, что есть долг, то было принято решение генеральным директором не подавать претензии, но было указание, чтобы мы вели работу.

Гособвинитель (1): Поясните тогда в связи с этим… у меня будет следующий вопрос. Скажите, пожалуйста, а чем МУПВ «Дороги Владивостока» отличается от других ваших контрагентов, что к нему вы с претензиями не выходите, а к другим, как вы сказали, три месяца, и все, дальше это уже претензионные письма и вся вот эта работа. Вот в чем у МУПВ «Дороги Владивостока» такая исключительность по сравнению  с другими контрагентами?

Сысоев: Я, как руководитель предприятия «Спасскцемент», исполняю все решения непосредственно генерального директора, со слов генерального директора. На протяжении всего времени говорилось, что МУПВ «Дороги Владивостока» помогает городу и мы должны помогать городу, в этом и была социальная нагрузка.

Гособвинитель (1): Вы знали вообще уставные… вообще деятельность согласно уставу МУПВ «Дороги Владивостока», что это унитарное предприятие, что это не помощь городу, а выполнение уставных целей как унитарного предприятия городского? Или вы эти понятия не различаете между собой?

Сысоев: (Неразборчиво)… и что такое МУПВ «Дороги Владивостока» меня не интересовало.

Гособвинитель (1): Хорошо, скажите, пожалуйста, знакомы ли вам такие лица, как Згардовская, Черепанов, Беликов, Демичев, Гуснов? 

Сысоев: Из названных знакомы Черепанов и Гуснов.

Гособвинитель (1): Кто это? Что это за лица, какое отношение они имели к группе компаний «Востокцемент»?

Сысоев: Черепанов и Гуснов (не помню, в какие годы) работали в компании «Востокцемент». Годы не могу назвать.

Гособвинитель (1): В качестве кого они работали?

Сысоев: Черепанов в финансовом отделе, Гуснов в службе безопасности.

Гособвинитель (1): Угу, скажите, пожалуйста, Згардовская (не помню, называл или не называл) знакома вам?

Сысоев: Нет, незнакома.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а Алешину знаете?

Сысоев: Елену Григорьевну? Да, это помощник Игоря Сергеевича Пушкарева.

Гособвинитель (1): Она работала когда-либо в группе компаний «Востокцемент»?

Сысоев: Я не слышал и не знаю такой информации. 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а знакомо ли вам такое лицо, как Алексеев?

Сысоев: Да, Алексеев – помощник Игоря Сергеевича Пушкарева.

Гособвинитель (1): Он таким образом и был трудоустроен в группу компаний «Востокцемент»? Если да, то в качестве кого?

Сысоев: Не слышал, такой информацией не владею.

Гособвинитель (1): Не владеете такой информацией, хорошо. Нет пока вопросов, Ваша честь.

Судья: Пожалуйста, у представителя потерпевших будут вопросы? 

Представитель потерпевшего МУПВ: Нет. Уважаемый суд, прошу обратить внимание, что ни разу не был задан вопрос по поводу того, что «вы на предварительном следствии давали такие показания, а в суде дали такие, почему такое противоречие?» Это с учетом того, что было принято решение огласить допрос с существенными противоречиями. На самом деле их нет.

Гособвинитель (1): Ваша честь, сторона обвинения возражает. Опять же задавали эти вопросы в связи с оглашенным относительно задолженности, относительно дат. Ну если представитель потерпевшего играет в своем телефоне и не слушает, то это уже как бы проблемы представителя потерпевшего. Хотелось бы обратить внимание суда, что подобного рода высказывания не основаны на (неразборчиво) и направлены на попытку дискредитировать сторону государственного обвинения.

Судья: Еще будут вопросы?

Третьяков: Ваша честь, мы не имеем. 

Судья: У кого еще будут вопросы?

Гособвинитель (1): Да, Ваша честь. У меня будет вопрос. Я забыла задать  один из любимых теперь уже вопросов. Скажите, пожалуйста, вам представитель потерпевшего задал вопрос, в контексте которого следовало, что у Пушкарева Игоря Сергеевича совместно с иными лицами… прошу прощения, у Лушникова Андрея Вадимовича совместно с иными лицами возник умысел. Скажите, пожалуйста, вы знаете определение умышленного преступления согласно 25 статье Уголовного кодекса Российской Федерации?

Сысоев: Нет, такими подробностями я не обладаю.

Гособвинитель (2): Спасибо большое.

Сысоев: У меня образование техническое.

Гособвинитель (2): Спасибо.

Судья: Еще вопросы будут у сторон?

Сторона защиты, сторона обвинения: Мы не имеем. Нет. 

Судья: Так, спасибо большое, свидетель, ваш допрос завершен, можете быть свободны.

Поделиться: