Свидетель обвинения подчеркнул, что претензий к МУПу не было  

Бывший генеральный директор «Приморского водоканала» Пётр Журавлёв дал показания по делу экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего компанию «Востокцемент» Андрея Пушкарёва 23 августа.

Свидетель обвинения сообщил, что, работая генеральным директором «Приморского водоканала», который обеспечивал город водой, он на постоянной основе взаимодействовал с главой Владивостока Игорем Пушкарёвым. Это были рабочие встречи и совещания, в ходе которых оперативно решались вопросы водоснабжения.

Взаимодействовал Пётр Журавлёв и с Андреем Лушниковым.  Свидетель рассказал, что после того, как КГУП «Приморский водоканал» производил  ремонтные работы своего оборудования, для которых вскрывалось дорожное полотно, дорогу необходимо было восстановить. Для этих работ «Примводоканал» привлекал специализированные предприятия на условиях субподряда.

Свидетель подчеркнул: он хотел, чтобы именно МУП – надёжная компания -  работало на подряде. 

Отвечая на вопрос гособвинителя, Пётр Журавлёв сообщил, что по качеству выполненных работ к МУПВ «Дороги Владивостока» у КГУП «Приморский водоканал» никаких претензий не было, сотрудничество являлось взаимовыгодным.

Стенограмма допроса Петра Журавлёва

Судья: Суд устанавливает личность свидетеля. Назовите вашу фамилию, имя, отчество.

Судья из Владивостока: Вас просят назвать фамилию, имя, отчество.

Журавлев: Журавлев Петр Владимирович.

Судья: Паспорт вы судье предъявили? Ваша личность установлена, я вам разъясняю, что вы приглашены в качестве свидетеля для дачи показаний по уголовному делу в отношении Пушкарева Игоря Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича, Лушникова Андрея Вадимовича. Как свидетель вы обязаны говорить суду правду, за отказ от дачи показаний, дачу заведомо ложных показаний и уклонение от дачи показаний предусмотрена ответственность по ст. 307, 308 УК РФ. Соответственно статье 51 Конституции РФ вы можете не свидетельствовать против себя, своей супруги, близких родственников и других близких лиц. В судебном заседании имеете право пользоваться помощью переводчика, если не владеете русским языком, вправе заявить отвод переводчику, являться на допрос с адвокатом. Делать замечания и заявления, подавать ходатайство, вправе пользоваться мерами государственной безопасности в случаях, предусмотренных процессуальным законом. Права и ответственность понятны?

Журавлев: Да, понятны. 

Судья: Хорошо, распишитесь в подписке свидетеля.

Судья из Владивостока: В подписке распишитесь, напротив вашей фамилии, да. И дату, пожалуйста, поставьте сегодняшнюю, 23 число. 

Судья: Свидетель скажите суду, вы какое-то отношение к МУПВ «Дороги Владивостока» имеете или имели?

Журавлев: Нет, не имел и не имею.

Судья: Знакомы с Пушкаревым Игорем Сергеевичем?

Журавлев: Знаком.

Судья: Как в двух словах можно охарактеризовать ваши отношения с ним?

Журавлев: Рабочие.

Судья: С Пушкаревым Андреем Сергеевичем знакомы?

Журавлев: Знаком.

Судья: Какие с ним отношения поддерживались?

Журавлев: Никаких.

Судья: Лушникова Андрея Вадимовича знаете?

Журавлев: Знаю.

Судья: С ним отношения какие-то поддерживаете?

Журавлев: Рабочие отношения.

Судья: У вас какие-то конфликты с данным подсудимым возникали, в силу которых вы можете их оговорить, сказать в отношении них недостоверные сведения?

Журавлев: Нет.

Судья: Пожалуйста, государственный обвинитель, какие у вас вопросы к данному свидетелю?

Гособвинитель (1): Угу, спасибо, Ваша честь. Петр Владимирович, добрый день. Будьте любезны, расскажите, пожалуйста, суду, где и кем вы работали в период с 2008 по 2013 год?

Журавлев: Добрый день. Директором краевого государственного унитарного предприятии «Приморский водоканал».

Гособвинитель (1): Угу, скажите, пожалуйста, данное предприятие, названное вами, какое-то отношение к дорожной инфраструктуре имело?

Журавлев: Нет.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, какие-либо дорожные работы выполняло данное предприятие?

Журавлев: МУП «Дороги Владивостока» вы имеете в виду?

Гособвинитель (1):  Нет, нет, нет. Ваше.

Журавлев: Наше предприятие нет, но были субподрядчики, которые выполняли эти работы.

Гособвинитель (1): Все понятно. Скажите, пожалуйста, заключали ли вы, ваше предприятие, названное вами, договоры на поставку материалов? Меня интересуют такие материалы, как асфальт, щебень и бетон.

Журавлев: Заключало.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, если вы помните в этот же период, с кем заключали, соответственно, поставку каких конкретно материалов, с какими предприятиями заключали?

Журавлев: Поставляли щебень, бетон и асфальт, но я сейчас, наверное, не назову предприятия, которые это делали.

Гособвинитель (1): Щебень, бетон и асфальт, ну все три названные? 

Журавлев: Нет, щебень точно поставляли, а бетон… как правило, подрядчики занимались поставкой бетона и асфальт то же самое, как правило, подрядчики брали асфальт.

Гособвинитель (1): Угу, понятно. Соответственно, вот то, что вы обозначили щебень, как материал, который вам непосредственно поставляли, не помните, какое предприятие вам поставляло щебень?

Журавлев: Нет, не помню точно название его.

Гособвинитель (1): Угу. Ну не помните и не помните, я поняла вас. Скажите, пожалуйста, помните ли вы, из каких цен исходили, меня интересует заключение вот этих вот договоров поставок, вернее, договоров на поставку щебня. Руководствовались ли вы в данном случае ценами и РЦЦС при заключении договоров поставок?

Журавлев: Да, у меня были цены, заложенные в проектно-сметной документации, в которой как раз исследовали РЦЦС и я собственно этими ценами только руководствовался. 

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, вы упомянули применительно к бетону и асфальту субподрядчиков, которые с вами работали, да? Скажите, известно ли вам, ваши подрядчики работали ли с давальческим сырьем и, соответственно, с вами я имею ввиду, работали ли по системе давальческого сырья? И если да, то всегда ли такое было или в каких-то определенных случаях?

Журавлев: Еще раз, я не очень понял вопрос. То, что касается щебня, там было давальческое сырье, мы приобретали его, я помню компания (неразборчиво) называлась такая, мы у нее брали много щебня. 

Гособвинитель (1): И, соответственно, ваши подрядные организации работали с этим сырьем, да? Которые вы приобретали предлог, да?

Журавлев: Да.

Гособвинитель (1): Понятно, вторая часть моего вопроса: это было всегда или, соответственно, в каком-то определенном случае вы работали по системе давальческого сырья?

Журавлев: Нет, ну в основном работали по системе давальческого сырья. Там, где гравий подешевле приобрести, там работали на давальческом, расценки на самом деле все были, мягко говоря, не (неразборчиво).

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, ваши подрядчики, которые работали с вами по системе давальческого сырья, имели возможность искать перед тем, как заключать с вами договор подряда, имели возможность предложить вам работать с иным сырьем, не тем, который вы им предлагаете? 

Журавлев: Да, конечно, могли. Если это сырье, которое мне предлагали подрядчики, вписывалось в расценки, которые были установлены, они и работали с этим сырьем, а если они не могли найти сырье, то есть мы говорим о щебне, то мы находили поставщика, который по этой цене мог поставлять щебень.

Гособвинитель (1):  Скажите, пожалуйста, вот за этот период с 2008 по 2013 год работали ли вы с МУПВ «Дороги Владивостока»?

Журавлев: Работал, уже, наверное, в 2012-м или в 2011 году.

Гособвинитель (1):  С чем связаны были эти работы, я имею в виду, какого характера были ваши взаимоотношения?

Журавлев: Восстановление дорожного покрытия.

Гособвинитель (1):  А где конкретно, помните?

Журавлев: Сейчас сижу, думаю, по-моему, улица Набережная и где-то в районе перекрестка с Семеновской, по-моему, не помню уже название, но Набережная улица точно.

Гособвинитель (1): Угу, я поняла вас. Скажите, пожалуйста, помните ли вы, каким образом были заключены, вернее, каким образом регламентированы были ваши взаимоотношения с МУПВ, соответственно, заключали ли вы договор субподряда с МУПВ, каким образом вы вообще работали с муниципальным предприятием?

Журавлев: На самом деле я как бы требовал, чтобы муниципальное предприятие работало у нас на подрядах, потому что это муниципальное предприятие, и есть там ООО, которые сегодня есть – завтра нет. Поэтому, собственно говоря, я сам искал возможность для того, чтобы МУПВ «Дороги Владивостока» зашли на восстановительные работы в городе Владивостоке. Ну, пока были разногласия полноценные, они не могли зайти они, потом договорились – зашли.

Гособвинитель (1): Ага, а какие разногласия у вас были и с кем?

Журавлев: Вопросы ценообразования. Еще раз повторюсь, что у меня смета, цены были крайне низкие, и никакие подрядные организации, которые бы укладывались в эти сметы, ну это было достаточно сложно, не могли найти общий язык.

Гособвинитель (1): Понятно, скажите, пожалуйста, а с кем вы вели переговоры, если вообще таковые велись, по работе с МУПом?

Журавлев: С МУПВ «Дороги Владивостока».

Гособвинитель (1): Нет, я поняла, МУПВ «Дороги Владивостока» в лице кого вел с вами переговоры?

Журавлев: Лушников, директор МУПВ «Дороги Владивостока».

Гособвинитель (1):  Скажите, пожалуйста, вы лично с ним встречались или в телефонном режиме общались по этому поводу?

Журавлев: Лично общался и общался по телефону.

Гособвинитель (1): Угу, понятно. Скажите, пожалуйста, вот вы уже пояснили, что вопрос ценообразования стал ключевым, и, соответственно, из-за этого не смогли долго достичь договоренности. Что по поводу этого вопроса, какое мнение по этому вопросу имел Лушников, почему сразу не могли найти взаимопонимание с ним?

Журавлев: Если взять стоимость работ, то у меня получается стоимость работ по смете была такая, МУПВ «Дороги Владивостока» предлагал другие условия по стоимости работ, вот и не могли обратить внимание, потом, когда согласились на те условия, которые мы предлагали, заключили договор.

Гособвинитель (1): Это я поняла, Петр Владимирович. По-другому сформулирую: они что предлагали вам взамен, то есть они не соглашались с вашими ценами, что-то предлагали вам взамен?

Журавлев: Нет, ничего не предлагали, соглашаясь с нашими сметами, мы заключали контракт, и все, в общем-то. (Неразборчиво) качественно й работы, и все, собственно говоря.

Гособвинитель (1): Понятно. Скажите, пожалуйста, работали ли вы с МУПВ по системе давальческого сырья?

Журавлев: Нет.

Гособвинитель 1: Скажите, пожалуйста, вам известно, с кем МУПВ работало в плане поставок стройматериалов?

Журавлев: Вы имеете в виду щебня?

Гособвинитель (1):  Щебень, асфальт, бетон – меня вот все эти три позиции интересуют.

Журавлев: По щебню я понимаю Бутощебеночный завод. Основной поставщик был (неразборчиво), а по остальным я не знаю, с кем они работали, там асфальт, бетон.

Гособвинитель (1): Скажите, вам известно по какой причине МУПВ работало с ВБЩЗ в плане поставок щебня?

Журавлев: Нет.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, вы работали с компанией «Авантаж»? Если да, то, соответственно, поясните, в связи с чем у вас с данной компанией были договорные отношения?

Журавлев: С компанией «Авантаж» работал на Северных очистных сооружениях. Подрядчик мой.

Гособвинитель (1): Угу. Петр Владимирович, мы исследовали в судебном заседании расшифровку телефонного разговора. Я вам сейчас зачитаю ее в данном разговоре, реплики обозначены И.С. и П.В., соответственно, по инициалам лиц, которым, по мнению предварительного следствия, принадлежат данные голоса. После того, как я ее вам оглашу, я вам задам вопрос о том, известен ли вам данный разговор и, соответственно, знаете ли вы что-то о его содержании. 

Журавлев: Угу.

Гособвинитель (1): «И.С.: Петр Владимирович, там у тебя на северных очистных компания «Авантаж», подрядчик есть. П.В.: Да, есть такая. И.С.: Они берут цемент, бетон из импортного цемента и щебень не наш. П.В.: Я понял, это Вахнин. И.С.: Вахнин берет не это самое. П.В.: Понял, хорошо, сейчас разберусь, потому что мне говорили, что (не договариваете), а сами берут в другом месте. И.С.: Поправь их как-то, то есть они берут бетон у «СпецСу», я сейчас еще с Чемирисом поговорю. П.В.: А кто, чей бетон это? И.С.: Бетон «СпецСу», Чемирис так или иначе к этому имеет отношение, щебень они берут в Тереховке. П.В.: Понятно, хорошо, Игорь Сергеевич, разберусь. И.С.: Ты потом скажешь, чем дело закончится? П.В.: Хорошо. И.С.: Спасибо. П.В.: Договорились». Петр Владимирович, скажите, пожалуйста, вот этот разговор вам известен?

Журавлев: Ну, во время допроса, да. Мне его говорили, вернее,  показывали.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, известно ли вам, самое главное, содержание данного разговора, соответственно, что-то пояснить по содержанию вы можете? 

Журавлев: Ну, пояснить могу то, что собственно компания «Авантаж», которая работала подрядчиком, она закупала все материалы самостоятельно, так как вмешиваться в процесс и в покупку материалов – там у того или у другого поставщика – это как бы не в моей компетенции было, есть подрядчик, он выполняет работы, где он берет материалы для выполнения работ. Меня интересовало только одно, чтобы бетон соответствовал по качеству тому, который заложен в проекте, мы там использовали гидротехнический бетон, поэтому я собственно и выяснял то, что касается качества этого бетона, тот ли это бетон, который соответствует правильной документации.

Гособвинитель (1): Давайте начнем еще с того, собственно, между кем происходит этот разговор, соответственно. Я по вашему ответу понимаю, что вы участник этого разговора, правильно?

Журавлев: Ну, очевидно, да, если вы сказали, что я участник.

Гособвинитель (1):И поясните, с кем вы разговариваете?

Журавлев: Знаете, мне этот разговор показали на стенограмме и сказали, что это мой разговор с Игорем Сергеевичем. Я там не помню, в 2010-м, по-моему, году или 2009-м, я не помню точную дату, о чем я с ним разговариваю.

Гособвинитель (1): Поэтому я вас сейчас и спрашиваю, меня сейчас не интересует мнение предварительного следствия по содержанию этого разговора, меня интересует ваше мнение, о чем этот разговор, соответственно, помните ли вы не момент демонстрации его вам в ходе допроса, а именно момент обсуждения, то есть, соответственно, помните ли вы это обсуждение?

Журавлев: Нет, не помню, об этом разговоре я узнал как раз во время допроса, мне показали запись, стенограмму и сказали: ваш разговор с Игорем Сергеевичем.

Гособвинитель (1):: И, соответственно, вы само содержание этого разговора не помните, правильно я вас понимаю?

Журавлев: Нет.

Гособвинитель (1): Понятно. Скажите, пожалуйста, вы в самом начале допроса пояснили, что вы с Игорем Сергеевичем знакомы, у вас рабочие отношения. Скажите, пожалуйста, как давно вы знакомы с Игорем Сергеевичем?

Журавлев: Ну, как рабочие отношения или как давно я вообще слышал об Игоре Пушкареве?

Гособвинитель (1):Нет, как давно вы лично с ним знакомы?

Журавлев: Ну, наверное, с 2008 года.

Гособвинитель (1): В связи с чем вы с ним познакомились?

Журавлев: Когда он стал исполнять обязанности главы города.

Гособвинитель (1): Угу, ну вы, соответственно, уже работали на указанной вами должности? В связи с чем вы с ним познакомились, будучи в указанной должности, я имею в виду в должности генерального директора КГУП «Приморский водоканал»? Каким образом вы пересекались?

Журавлев: Я занимался водоснабжением города, поэтому всегда возникают рабочие вопросы, связанные с подключением, и с ремонтными работами, с восстановительными, водоснабжением, и с качеством (неразборчиво), поэтому здесь работа с главой города, она постоянная, еженедельная и ежедневная бывает.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, это был режим телефонной связи или вы участвовали в каких-то совместных совещаниях с Игорем Сергеевичем?  

Журавлев: Я участвовал и в совещаниях совместных, в том числе.

Гособвинитель (1):Совещания эти где происходили?

Журавлев: В администрации города и выездные совещания, которые проводились.

Гособвинитель (1): Помимо вас и Игоря Сергеевича кто еще принимал участие в таких совещаниях?

Журавлев: В администрации края, ну, нужно заявиться там. Чиновники администрации края, администрации города Владивостока.

Гособвинитель (1): Помимо вас представители каких-то еще предприятий присутствовали на данных совещаниях?

Журавлев: Всех участников не знаю как бы, может, кто-то и участвовал из представителей предприятий, муниципальные предприятия, наверное, участвовали.

Гособвинитель (1): Понятно. Скажите, пожалуйста, фамилия Гуснов вам знакома?

Журавлев: Еще раз, как?

Гособвинитель (1): Гуснов.

Журавлев: Нет, не помню такого.

Гособвинитель (1): Угу, скажите, пожалуйста, на момент вашей работы с 2008 по 2013 год вам было что-то известно о том, какое отношение имеет Пушкарев Игорь Сергеевич к группе компаний «Востокцемент»?

Журавлев: Я знаю, что он создавал эту компанию как бы.

Гособвинитель (1): Создавал до 2008 года или после, уже будучи мэром?

Журавлев: Да нет, он до 2008 года, давно компания была создана.

Гособвинитель (1): Была давно создана. Я вас спросила именно в этот период – с 2008 по 2013 год. Что-то вам известно было о том, какое он отношение имел кроме, естественно, создания когда-то до 2008 года?

Журавлев: Нет.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, вам было известно, кто является руководителем группы компаний «Востокцемент»?

Журавлев: Нет.

Гособвинитель (1): Вы пояснили, что с Андреем Сергеевичем вы, ну, соответственно, незнакомы, вернее, у вас никаких отношений нет, но вы его знаете. Как кого вы его знаете, то есть в каком качестве вы его знаете?

Журавлев: Андрея Пушкарева – я с ним не пересекался никак: ни по рабочим вопросам, ни по личным, просто знаю, что есть такой Андрей Пушкарев и не более того.

Гособвинитель (1): Какую-нибудь должность он занимал, чтобы вы его знали?

Журавлев: Нет.

Гособвинитель (1): А где же вы о нем в принципе слышали-то тогда?

Журавлев: Знаете, у нас не такой большой город, поэтому я знаю очень многих людей, с которыми даже лично незнаком, но фамилию и имя знаю.

Гособвинитель (1): Все понятно, то есть применительно к какой-то организации либо должности он вам никоим образом незнаком.

Журавлев: Нет.

Гособвинитель (1): Понятно. Скажите, пожалуйста, Лушникова вы с какого периода знаете?

Журавлев: Лушникова, когда мы начали общаться по вопросам как раз восстановления дорог, наверное, это был 2011 или 2012 год.

Гособвинитель (1): Ага, все понятно. Скажите, пожалуйста, вот вернемся к «Авантажу», вы мне начали рассказывать. Скажите, Вахнин Сергей Игоревич кем являлся по отношению к компании «Авантаж»?

Журавлев: Вахнин, по-моему, директором был.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, суть договора с «Авантажем», поподробнее. Какие у вас отношения были с данной компанией применительно к тому периоду времени, я имею в виду 2009 год. О чем вы мне уже начали рассказывать, но подробно я вас не спрашивала. О чем был договор?

Журавлев: Подрядная компания работала у меня по договору субподряда в строительстве северных очистных сооружений, выполняла там планировочные работы, потом железобетонные конструкции.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, известна ли вам…хотя нет, это я не буду спрашивать, потом спрошу. У меня пока нет вопросов.

Судья: Угу. У стороны потерпевших, будут вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да. Петр Владимирович, представитель потерпевшего МУПВ «Дороги Владивостока», подскажите, вы как руководитель «Приморского водоканала» подчинялись Пушкареву Игорю Сергеевичу?

Журавлев: Нет.

Представитель потерпевшего МУПВ: За выполненные работы МУПВ «Дороги Владивостока» претензии со стороны вас как руководителя «Приморского водоканала» были какие-либо?

Журавлев: Нет.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, импортный цемент по качеству хуже или лучше отечественного?

Журавлев: Я не готов сказать, я не специалист по цементам.

Представитель потерпевшего МУПВ: Еще раз уточните, вы сказали, что вам во время допроса показывали стенограмму, так все-таки это была стенограмма или, может быть, вам давали прослушивать аудиофайл?

Журавлев: Нет, стенограмму.

Представитель потерпевшего МУПВ: То есть это на листке распечатанный текст, правильно я понимаю?

Журавлев: Да, совершенно верно.

Представитель потерпевшего МУПВ:  А аудиофайл вы слушали?

Журавлев: Нет.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу, у меня нет вопросов.

Судья: У сторон защиты будут вопросы?

Поликарпов: Разрешите?

Судья: Да. 

Поликарпов: Петр Владимирович, добрый день. Адвокат Поликарпов, представляю интересы Пушкарева Андрея Сергеевича. Вы в своих показаниях сегодня сказали, что ваше предприятие было обязано руководствоваться ценами на материалы, которые были утверждены Приморским РЦЦС, и что эти цены были очень низкими. Правильно я понимаю вас, что эти цены отличались от рыночных цен, которые были на тот момент на рынке в городе?

Журавлев: Ну, конечно, на рынке в городе на тот момент был спрос, достаточно большой на строительные материалы, поэтому цены ползли вверх на сырье, на материалы, на все.

Поликарпов: Цены отличались, рыночные были выше, чем утвержденные  РЦЦС?

Журавлев: Да.

Поликарпов: Соответственно, можно ли сказать, что цены, утвержденные РЦЦС, не соответствовали рыночным ценам, которые были в тот период?

Гособвинитель (1): Ваша честь, я прошу снять вопрос, который начинается со слов «можно ли сказать»?

Поликарпов: Скажите, пожалуйста, цены, утвержденные РЦЦС, соответствовали рыночным или не соответствовали рыночным?

Журавлев: Цены на ряд материалов были ниже рыночных.

Поликарпов: Ниже рыночных, спасибо.

Судья: Еще вопросы будут? Ходатайства?

Гособвинитель (1): Ваша честь, у меня будет ходатайство, я прошу исследовать показания Журавлева. Данные в ходе предварительного следствия в 29 томе он их давал, вернее, зафиксированы они в протоколе в 29 томе на листах дела 106–110. Существенные противоречия, в связи с наличием которых я и прошу огласить данный протокол, заключаются в следующем: будучи допрошенным в качестве свидетеля на следствии, Журавлев пояснял, что он обращался помимо Лушникова к Гуснову и генеральному директору ООО «Востокцемент» Пушкареву Андрею Сергеевичу, с которыми так же, как и с Лушниковым, о котором он нам сегодня рассказал, обсуждал свои предложения. Это первое. И, соответственно, второе относительно расшифровки разговора, которая ему предъявлялась в ходе следствия. Петр Владимирович не говорил о том, что он не помнит содержание данного разговора (я не буду приводить здесь целый абзац, все его прекрасно видят на 109 листе), а пересказывал содержание данного разговора, соответственно, указывая на конкретные обстоятельства, в связи с чем он состоялся.

Судья: Обсуждается данное ходатайство, представитель потерпевшего, вам слово.

Представитель потерпевшего МУПВ: Да, Ваша честь, я не возражаю, на самом деле существенными противоречиями является то, что свидетель сейчас пояснил, что ему не давали прослушивать на предварительном следствии, в протоколе указано, что он прослушал телефонный разговор. Считаю возможным огласить.

Судья: Защита что думает по данному вопросу?

Защита: На усмотрение суда.

Судья: У других защитников, у подсудимых такая же позиция?

Защита (1): Да.

Судья: Хорошо. Суд постановил на основании ч. 3 ст 78 УПК РФ огласить показания свидетеля, данные на предварительном следствии, в связи с наличием существенных противоречий, указанных государственным обвинителем, содержащихся в томе 29 раздела 106–110. Пожалуйста, прослушайте, свидетель, показания.

Гособвинитель (1): Петр Владимирович, 1 ноября 2016 года вы были допрошены и пояснили следующее. В период с 2008 по май 2013 года я работал в должности генерального директора КГУП «Приморский       водоканал», предприятие занималось предоставлением услуг по водоснабжению и водоотведению, предприятие осуществляло устройство коллекторов, в связи с чем было обязано восстановить дорожное покрытие, таким образом, предприятие выполняло также дорожные работы. Учитывая необходимость производств таких работ, предприятие заключало договоры на поставку строительных материалов – щебня, асфальта, бетонных изделий. Необходимым условием для приобретения данных строительных материалов являлась их стоимость, предприятию было необходимо закупить материалы в соответствии со сметной документацией, утвержденной Приморским РЦЦС. В период моего руководства строительные материалы закупались у различных поставщиков, например, щебень приобретался у компании (неразборчиво) в районе села Раздольного Приморского края, асфальт приобретался у компании из города Артема (название не помню). Впоследствии на предприятии заключались договоры подряда со сторонними организациями, которые производили ремонт дорожного покрытия, данным компаниям нами предоставлялся давальческий стройматериал, но это было только в случае, если сами подрядные организации не могли найти материалы по стоимости, установленной сметной документацией. В период моего руководства в администрации Владивостока я неоднократно участвовал в совещаниях, связанных с ремонтом дорог, на которых также присутствовал глава города Пушкарев Игорь Сергеевич. Он мне неоднократно предлагал заключить договор подряда с МУПВ «Дороги Владивостока» на выполнение работ по установлению дорожного покрытия во Владивостоке. Я был не против этого, я знал, что МУП приобретает строительные материалы у группы компаний «Востокцемент», деятельность которых контролирует семья Пушкаревых, в том числе Пушкарев Игорь Сергеевич. Мне это было интересно, так как строительные материалы приобретались в черте города, кроме этого, МУПВ являлся муниципальным предприятием и, как я считал, являлось надежным предприятием. В то же время меня не устраивала цена строительных материалов, в частности, на щебень, который предлагала группа компаний «Востокцемент». Она была выше, чем это было предусмотрено сметной документацией, и выше, чем предлагали другие поставщики стройматериалов. В связи с этим я сказал Пушкареву Игорю Сергеевичу, что буду согласен заключить договор подряда с МУПВ «Дороги Владивостока», если группа компаний «Востокцемент» сделает скидку на строительные материалы. Процесс обсуждения был достаточно длительный, Игорь Сергеевич направлял меня для обсуждения этих вопросов к директору МУПВ Лушникову, а затем к Гуснову,  и к генеральному директору «Востокцемента», Пушкареву Андрею Сергеевичу, с которым я также обсуждал свое предложение. Примерно в 2011 году с Пушкаревым было достигнуто соглашение о заключении договора подряда с условием тех цен строительных материалов, которые были утверждены Приморским РЦЦС. После этого МУПВ выполняло работы по договорам подряда с КГУП «Приморский водоканал» по улице Бородинской, Корабельной набережной и улице Набережной у кинотеатра «Океан». В 2009 году КГУП «Приморский водоканал» выиграл аукцион на право заключения госконтракта на строительство единого комплекса очистительных сооружений во Владивостоке Приморского края. Учитывая необходимость производств таких работ, был заключен договор подряда с компанией «Авантаж», директором которой и учредителем являлся Вахнин Сергей Игоревич. Где именно его компания приобретала стройматериалы, я уже и не помню. Далее вопрос свидетелю: Вам предъявляется для прослушивания телефонный разговор, состоявшийся 22 июля 2010 года, между вами и Пушкаревым Игорем Сергеевичем, реплики участвующих лиц обозначены в разговоре как П.В. и И.С., П.В. – Журавлев Петр Владимирович и И.С. – Пушкарев Игорь Сергеевич. Далее приводится расшифровка, которую я уже приводила, когда задавала свой вопрос. Вопрос следователя после приведения расшифровки: Поясните, имел ли место этот разговор и в связи с чем он состоялся? Ответ свидетеля: Да, этот разговор имел место быть, в этом разговоре Пушкарев Игорь Сергеевич просил меня повлиять на директора компании «Авантаж», чтобы данная компания закупала строительные материалы для строительства очистных сооружений исключительно в группе компаний «Востокцемент». В разговоре я пообещал ему поговорить по этому поводу с Вахниным. Скорее всего, я составил разговор с Вахниным после того, но никаким образом я не мог повлиять на него, чтобы его компания закупала стройматериалы в группе компаний «Востокцемент». Скорее всего, я поинтересовался у Вахнина, где именно, по какой стоимости он закупает цемент и бетон и подходят ли эти стройматериалы по качеству для производства работ. Я не просил Вахнина закупать стройматериалы в группе компаний «Востокцемент». Разговаривал ли я после этого с Пушкаревым Игорем Сергеевичем по этому поводу, я уже не помню. Далее стоит подпись свидетеля, в ходе допроса и по окончании его, соответственно, от свидетеля каких-либо заявлений не поступило, протокол предъявлен свидетелю для ознакомления путем личного прочтения, изучен, замечаний, дополнений, уточнений, как я уже сказала, не сделано. Подпись следователя и допрашиваемого лица в завершении. Петр Владимирович, вы меня слышите? 

Журавлев: Да, слышу.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, вы слышали те показания, которые я сейчас огласила, которые вы следователю давали и которые зафиксированы в протоколе вашего допроса?

Журавлев: Слышал.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, вы подтверждаете указанные показания, вы их давали? 

Журавлев: Ну что касается Гуснова. Сейчас вы сказали, что он директор МУПВ «Дороги Владивостока»?

Гособвинитель (1): Угу, ну так зафиксировано в протоколе вашего допроса.

Журавлев: Возможно, я с ним и разговаривал, если он был директором МУПВ «Дороги Владивостока», я не помню, какая фамилия у него. А что касается прослушивания еще раз, у меня была распечатка этого разговора, с этого мы и начали разговор со следователем, что мне положили распечатку, показали, о чем мы разговаривали,  что это мой разговор с Игорем Сергеевичем, и мне сказали: это ваш разговор с Игорем Сергеевичем. Но я, собственно говоря, если бы мне предъявили распечатку моего разговора с Игорем Сергеевичем, тогда я и соответственно… ну, наверно, это мой разговор.

Гособвинитель (1): Я поняла вас. Скажите, пожалуйста, мы сейчас к этому разговору еще вернемся, применительно к Гуснову еще вопрос. Вы в этом же предложении – в протоколе вашего допроса так зафиксировано – помимо Гуснова называли еще фамилию Пушкарева Андрея Сергеевича как человека, с которым вы также вели переговоры, вернее, не вели переговоры, а обсуждали вот тот вопрос, о котором ведется речь выше в вашем протоколе. В этой части вы подтверждаете ваши показания на следствии?

Журавлев: Возможно, было, я уже и не помню на самом деле, о чем и с кем я разговаривал. 8 лет назад было.

Гособвинитель (1): Меня интересует, вы сами давали эти показания на следствии?

Журавлев: Да.

Гособвинитель (1): Понятно. Теперь вернемся к расшифровке, которую вам предъявляли согласно вашим пояснениям. Это больше даже интересует представителя потерпевшего, он вам задаст наверняка свой вопрос, меня же интересует совершенно другое. Меня интересует именно ваше пояснение относительно содержания этого разговора: что значит, раз это мой, соответственно, значит, это мой? Вы здесь говорите, что этот разговор имел место быть, и далее поясняете обстоятельства. Вы же не говорите здесь, что не помните, был такой разговор или нет, а вы рассказываете конкретные обстоятельства. Меня интересует только то, подтверждаете ли вы в этой части те обстоятельства, о которых вы пояснили следователю после приведения вот этой расшифровки в протоколе? Вот подтверждаете либо нет. 

Журавлев: Еще раз, я не понял, что подтвердить? 

Гособвинитель (1): Петр Владимирович, я вам напоминаю, смотрите: после приведения расшифровки в разговоре идет вопрос следователя, я только что это огласила, но я повторю, ничего страшного. Вопрос следователя звучал следующим образом: «Поясните, имел ли место этот разговор и в связи с чем он состоялся?» На что последовал ваш ответ, зафиксированный в протоколе: «Да, этот разговор имел место быть, в этом разговоре Пушкарев просил меня повлиять на директора компании «Авантаж» для того, чтобы данная компания закупала строительные материалы для строительства очистных сооружений исключительно в группе компаний «Востокцемент», в разговоре я пообещал ему поговорить по этому поводу с Вахниным. Скорее всего, я составил разговор с Вахниным после того, но никаким образом я не мог повлиять на него, чтобы его компания закупала стройматериалы в группе компаний «Востокцемент». Скорее всего, я поинтересовался у Вахнина, где именно и по какой стоимости он закупает цемент и бетон и подходят ли эти стройматериалы по качеству для производства работ. Я не просил Вахнина закупать стройматериалы в группе компаний «Востокцемент». Разговаривал ли я после этого с Пушкаревым Игорем Сергеевичем по этому поводу, я уже не помню». Меня интересует, вы эти показания свои подтверждаете или нет?

Журавлев: Ну если они есть в протоколе, конечно, подтверждаю.

Гособвинитель (1): Нет, ну если бы их не было, наверное, соответственно, я бы вам сейчас их не огласила.

Журавлев: Я помню, мне их зачитывали, конечно, я же не вижу протокола.

Гособвинитель (1): Я вам с разрешения суда оглашаю то, что есть в материалах уголовного дела, иначе бы мне не позволили.

Журавлев: Подтверждаю.

Гособвинитель (1): Подтверждаете, понятно. Нет вопросов, Ваша честь.

Судья: Представитель потерпевшего, будут вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да. Петр Владимирович, подскажите, в вашем оглашенном протоколе, что вы вот сейчас подтвердили, есть такая фраза: «Пушкарев Игорь Сергеевич просил меня повлиять на директора компании «Авантаж», чтобы данная компания закупала строительные материалы для строительства очистных сооружений исключительно в группе компаний «Востокцемент». В том отрывке из протокола допроса, где, так сказать, ваш разговор напечатан, «группа компаний «Востокцемент» – такое название компании «Востокцемент» не упоминалось ни разу. Подскажите, о какой фразе идет речь? Когда, так сказать, человек, участвовавший в разговоре, просил вас, чтобы исключительно в группе компаний «Востокцемент» приобретались материалы? Какую фразу из разговора вы так интерпретируете? 

Журавлев: Я на самом деле не понял этот разговор, мне приводили стенограмму разговора, там не было такого, что группа компаний «Востокцемент» участвовала, как это в протоколе. Каким боком там это оказалось, я, честно говоря, уже забыл.

Представитель потерпевшего МУПВ: Ну, может быть, у вас раньше был какой-то разговор и какие-то фразы в этом разговоре, и вы понимали из ранее состоявшегося разговора о том, что именно так надо поступать? Было что-то подобное?

Журавлев: Нет.

Представитель потерпевшего МУПВ: Ответьте на мой вопрос: значит, нет такой фразы, где бы другое лицо, участвующее в разговоре, просило вас покупать материалы в группе компаний «Востокцемент»?

Журавлев: Нет.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу, в принципе, нет пока вопросов.

Судья: У защиты будут вопросы?

Поликарпов: Разрешите?

Судья: Пожалуйста.

Поликарпов: Петр Владимирович, еще раз, адвокат Поликарпов. Скажите, пожалуйста, вы подтверждаете показания из оглашенного протокола в той части, что «Востокцемент» пошел вам навстречу и снизил цены для вас, стал опускать вам цены до уровня, утвержденного РЦЦС, и после этого вы заключили договор с МУПВ «Дороги Владивостока», подтверждаете?

Гособвинитель (1): Ваша честь, я возражаю, «пошел навстречу» – это где в протоколе написано? Я не могу этого найти словосочетания.

Поликарпов:  Сейчас я оглашу. 

Гособвинитель (1): Будьте любезны, сделайте, как я сделала.

Поликарпов: «Примерно в 2011 году с Пушкаревым было достигнуто соглашение о заключении договора подряда с условием тех цен строительных материалов, которые были утверждены Приморским РЦЦС». Вы подтверждаете этот момент, что цены по вашей просьбе были снижены?

Журавлев: Да.

Поликарпов:  Спасибо, нет вопросов. 

Судья: Еще у защиты, у подсудимых будут вопросы?

Янченко: Петр Владимирович, добрый день, адвокат Янченко. Представляю интересы Лушникова Андрея Вадимовича. Петр Владимирович, скажите, пожалуйста, ваше предприятие после 2012 года имело договорные отношения с МУПВ «Дороги Владивостока»?

Журавлев: Нет.

Янченко: То есть до 2012 года вы работали с этим предприятием. Скажите, пожалуйста, а впоследующем подрядные договоры вы заключали с какими-нибудь организациями на выполнение работ?

Журавлев: Да, у нас были в основном небольшие объемы, связанные с восстановлением асфальтного покрытия после ремонтных, и у нас там да, небольшие компании работали.

Янченко: А скажите, пожалуйста, вы можете припомнить наименования этих подрядных организаций?

Журавлев: Сейчас уже не вспомню.

Янченко: Скажите, пожалуйста, а подрядные работы выполнялись давальческим сырьем, либо подрядчики приобретали…

Журавлев: Эти работы выполнялись в рамках деятельности водоканала, там  никакого давальческое сырье (неразборчиво).

Янченко: Повторите, пожалуйста, ответ, не совсем понял.

Журавлев: Эти работы выполнялись в рамках просто хозяйственной деятельности Приморского водоканала, не в рамках строительства очистных сооружений на которые были установленные цен, а обычная хозяйственная деятельность водоканала по восстановлению асфальтного покрытия после ремонтных работ.

Янченко:  Хорошо. И кто приобретал инертные материалы для выполнения этих работ? 

Журавлев: У них наверно снабжение. Не знаю. Подрядчик работал, подрядчик и занимался этим.

Янченко: А приемка работы осуществлялась по каким расценкам?

Журавлев: На эти работы расценок РЦЦС не было, были рыночные цены, и все.

Янченко: Все. Спасибо.

Судья: Еще вопросы будут?

Гособвинитель (1): У меня будут.

Судья: Пожалуйста.

Гособвинитель (1):  Петр Владимирович, скажите мне, пожалуйста, с учетом вашего ответа на вопрос представителю потерпевшего. Из расшифровки, которую я вам приводила, реплика Игоря Сергеевича Пушкарева, адресованная вам, раз уж вы подтвердили этот разговор… Так вот, Игорь Сергеевич говорит, что они берут бетон из импортного цемента и щебень не наш.  Скажите, пожалуйста, что значит щебень не наш?

Журавлев: Может, импортное какое-нибудь, не знаю.

Гособвинитель (1):  Нет, здесь как раз и говорится: «…бетон из импортного цемента и щебень не наш». Что это означает? Импортный? Тут только что говорится, что, наоборот, из импортного цемента и щебень не наш.

Журавлев: Не знаю.

Гособвинитель (1): Затрудняетесь ответить, да?

Журавлев: Да.

Гособвинитель (1):  Понятно, а почему затрудняетесь-то?

Журавлев: Я не знаю, что он подразумевал, говоря именно «не наш».

Гособвинитель (1): Ну что значит не знаете, если вы этот разговор подтвердили? Вы не помните или вы, соответственно, не подтверждаете? Вы мне, собственно, понимание какое-то дайте.

Журавлев: Импортный цемент и щебень не наш. Щебень не наш - это значит тоже импортный, что ли?

Гособвинитель (1):  Вы меня, да, сейчас спросили? Я вас спрашиваю.

Журавлев: Я не знаю, я знаю, что выяснил (неразборчиво).

Гособвинитель (1):  Как мне понимать ваш ответ-то?

Журавлев: Я не знаю, что имелось в виду под словом «не наш».

Гособвинитель (1): Понятно, не знаете, я поняла. И, соответственно, ваша реплика в ответ на реплику Игоря Сергеевича: «Понял, хорошо, сейчас разберусь». Вот что такое «сейчас разберусь»?

Журавлев: Ну, я выяснил, откуда они брали и какой бетон применяли, какие сертификаты, и они соответствовали тем, которые были заложены в проектную документацию, бетон – это технический там, щебень соответствовал качеству, который был заложен в проектно-сметную документацию.

Гособвинитель (1):  То есть все правильно они делали, да?

Журавлев: Они все правильно делали.

Гособвинитель (1):  Понятно. Вы Игорю Сергеевичу об этом рассказали, доложили о том, что они все правильно делают?

Журавлев: Я не помню, что я докладывал, что я не докладывал.

Гособвинитель (1):  Угу. Не помните? И он никак больше не интересовался этим вопросом, да? Петр Владимирович, он тоже сам никак больше не интересовался этим вопросом, да?

Журавлев: Наверное, не интересовался, я не знаю.

Гособвинитель (1):  Угу, все понятно, нет вопросов.

Судья: Еще вопросы будут?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да, еще. Петр Владимирович, а подскажите, чем МУПВ «Дороги Владивостока» отличался от других компаний? 

Журавлев: Ну, одно дело муниципальная компания, которая постоянно работает на рынке, с историей, надежная компания, которая никуда не исчезнет через год там, через два года. Или обычные ООО, которые появляются, как грибы и потом также исчезают сразу. Потом по качеству даже не кому предъявлять претензий. Как я понимаю, муниципальная компания будет всегда нести ответственность за качество тех работ, которые они выполнили, спустя год, два года, у нас, кстати, гарантийный срок был три года по дорогам.

Представитель потерпевшего МУПВ: Приходилось к МУПВ «Дороги Владивостока» предъявлять претензии за выполненную работу?

Журавлев: Нет.

Представитель потерпевшего МУПВ: Каково было качество используемых ими материалов?

Журавлев: Я не проверял используемые материалы, я принимал конечные работы. По конечным работам претензий не было.

Представитель потерпевшего МУПВ: Петр Владимирович, еще один вопрос задам вам, он достаточно длинный. Ну поскольку вы являетесь свидетелем обвинения, в любом случае необходимо на него ответить. Органами предварительного следствия и государственного обвинения Лушников Андрей Вадимович, Пушкарев Игорь Сергеевич обвиняются в том, что не позднее 23 мая 2008 года на территории города Владивостока у Пушкарева Игоря Сергеевича возник умысел, ну то есть попросту желание осуществить незаконное обогащение путем получения взяток, а затем им при посредничестве МУПВ взятки были получены. Это было осуществлено за обеспечение направления полученных по государственной программе бюджетных средств в подконтрольные Пушкареву Андрею Сергеевичу компании группы компаний «Востокцемент». Вы по этому поводу что-нибудь можете пояснить?

Журавлев: Нет.

Представитель потерпевшего МУПВ:Вы понимаете, что такое вообще взятка?

Журавлев: Конечно понимаю.

Представитель потерпевшего МУПВ: У меня нет вопросов.

Судья: Вопросы еще будут?

Гособвинитель (1): Да, у меня еще будет один вопрос. Скажите, пожалуйста, еще последняя попытка, скажем так, чтобы вы все-таки вспомнили, может быть, что-то. Петр Владимирович, смотрите, по той же расшифровке. После того, как вы, вернее, после того, как Игорь Сергеевич сказал, что щебень не наш, а вы сказали «сейчас разберусь», Игорь Сергеевич говорит следующее про щебень. Сейчас найду. Во: «Бетон «СпецСу», щебень они берут в Тереховке». Вот вы мне скажите, Тереховка – это что у нас, иностранное государство какое-то?

Журавлев: Тереховка? Нет, это поселок.

Гособвинитель (1): Что ж, не импортный получается щебень-то?

Журавлев: Ну если он говорит, что с Тереховки, значит, с Тереховки.

Гособвинитель (1): Так что такое может быть «щебень не наш»?

Журавлев: Это поселок в Приморском крае.

Гособвинитель (1):Угу, в связи с этим, соответственно, не вспомнили, что значит «щебень не наш» в реплике Игоря Сергеевича?

Журавлев: Вы хотите, чтобы я пофантазировал по этому поводу?

Гособвинитель (1): Нет, я пытаюсь, скажем так, освежить вашу память.

Журавлев: Не помню. Я просто не могу себе представить, что он имел в виду.

Гособвинитель (1):Все понятно, нет вопросов, Ваша честь.

Судья: Больше нет вопросов?

Представитель потерпевшего МУПВ: Еще один вопрос. Подскажите, Петр Владимирович, известны вам, может быть, факты протекционизма со стороны администрации города Владивостока по вопросам заключения муниципальных контрактов или иных каких-то соглашений с МУПВ «Дороги Владивостока», то есть протекционизм в отношении МУПВ «Дороги Влдадивостока»?

Журавлев: Неизвестны.

Судья: Еще вопросы будут?

Стороны: Нет.

Судья: Допрос завершен, спасибо свидетель, вы можете быть свободны.

Поделиться: