18+

Анатолий Амосов возглавлял МУП в 2005-2007 годах, а в 2010-м - работал у него на субподряде 

22 августа на вопросы Тверского суда по делу экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего холдинг «Востокцемент» Андрея Пушкарёва ответил Анатолий Амосов. Свидетель обвинения является первым директором МУПВ «Дороги Владивостока», он возглавлял муниципальное предприятие в 2005-2007 годах. 

В ходе заседания Анатолий Амосов отметил, что основной задачей вновь созданного МУПа был ремонт городских дорог. Изначально штат предприятия составлял 8-10 сотрудников, в парке спецтехники имелись дорожные катки и другие специализированные машины. Во время, когда свидетель был директором предприятия, «Дороги Владивостока» выигрывали 30-40 процентов тендеров администрации Владивостока на производство работ.

Отвечая на вопросы гособвинителя, Анатолий Амосов сообщил, что строительные материалы закупались МУПом у ряда предприятий. Так, щебень приобретался в Владивостокского бутощебёночного завода. 

Далее свидетель рассказал, что покинув пост директора МУПВ «Дороги Владивостока», он возглавил частную компанию, занимающуюся ремонтом дорог. В 2010 году эта компания сотрудничала с МУПом – выполняла работы в рамках договора субподряда. Причём, инициатором взаимодействия стал именно Анатолий Амосов.

Свидетель сообщил, что МУПВ «Дороги Владивостока» полностью выполнило свои обязательства и оплатило ему все выполненные работы. 

Стенограмма допроса свидетеля Анатолия Амосова

Cудья: Назовите вашу фамилию, имя, отчество. 

Амосов: Амосов Анатолий Алексеевич. 

Судья: Я вам разъясняю, что вы приглашены в качестве свидетеля для дачи показаний по уголовному делу в отношении Пушкарева Игоря Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича, Лушникова Андрея Вадимовича. Как свидетель вы обязаны говорить суду правду. За отказ дачи показаний, дачу заведомо ложных показаний, уклонения от дачи показаний предусмотрена уголовная ответственность по статьям 307, 308 Уголовного кодекса Российской Федерации. В соответствии со статьей 51 Конституции Российской Федерации вы можете не свидетельствовать против себя, своих близких родственников и иных близких лиц. Во время судебного заседания вы имеете право пользоваться помощью переводчика, если не владеете русским языком, заявить отвод переводчику, являться на  допрос с адвокатом, пользоваться мерами государственной безопасности в случаях, предусмотренных законом, делать замечания, заявления по поводу действий председателя и участников судебного процесса, заявлять ходатайства. Вам понятны права и ответственности? 

Амосов: Понятны. 

Судья: Анатолий Алексеевич, поясните, пожалуйста, суду, вы какое-то отношение к МУПВ  «Дороги Владивостока» имеете?

Амосов: С  2005 году по 2007 год я был руководителем МУПВ «Дороги Владивостока»

Судья: Понятно. Пушкарева Игоря Сергеевича  знаете, знакомы с ним?

Амосов: Ну был главой города Владивостока. Лично незнаком.

Судья: Пушкарева Андрея Сергеевича знаете?

Амосов: Лично незнаком. 

Судья: Лушникова Андрея Вадимовича знаете?

Амосов: Ну это руководитель МУПВ «Дороги Владивостока». Ну с 2010 года я непосредственно… я работал по договору субподряда, ну вот оттуда я и знаю, а до этого не знал.

Судья: А какие у вас отношения с Лушниковым, только рабочие, по контракту?

Амосов:  Рабочие отношения были.

Судья: У вас никакого негативного отношения к подсудимым нет, конфликтов каких-то с ними не было, в силу которых  вы можете оговорить или сказать в отношении них недостоверные сведения?

Амосов: Нет, не было никаких конфликтных отношений.

Судья: Пожалуйста, государственный обвинитель, задавайте свои вопросы.

Гособвинитель (1): Угу, спасибо, Ваша честь. Анатолий Алексеевич, добрый день.  Вы уже сказали, в принципе, что вы работали директором МУПВ  с 2005 по 2007 год. Скажите, пожалуйста, вы были первым директором  данного унитарного предприятия?

Амосов: Да, я первый директор.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, цели и задачи вновь созданного МУПа?  Вот вы первым директором были, соответственно, такой вопрос. Поскольку  организация непосредственно создана, перед тем как вас назначили, какие цели и задачи стояли перед вами  как перед первым директором МУПВ?

Амосов: Задачи ставились… тот же ремонт городских дорог, именно в сезон вот ремонта городских дорог. Отдельно (неразборчиво) деньги давали  на содержание, небольшие (неразборчиво).

Гособвинитель (1): Я поняла вас. Скажите, пожалуйста, каково было техническое  оснащение МУПВ на момент его создания, на тот момент, когда вы были назначены? Какая-то техника имелась ли у МУПВ на тот момент уже? 

Амосов: У МУПВ имелись комплексы (неразборчиво), катки дорожные, ну и еще там, уже не помню, какая была техника, но оснастка именно по ремонту дорог, специализированная по ремонту дорог, машины…

Гособвинитель (1): Угу, скажите, пожалуйста, на чьем балансе  техника находилась, если вы помните, конечно?

Амосов: Техника находилась на балансе администрации города Владивостока и была передана МУПВ «Дороги Владивостока» на, по-моему, безвозмездной основе  или на пользование, я точно не помню. По-моему, на пользование, да. 

Гособвинитель (1): Угу. Все понятно. Скажите, пожалуйста, на момент создания МУПВ  каков был штат сотрудников, муниципального предприятия?

Амосов: Ну первоначально штат небольшой был.  Ну мы только начинали, уже впоследствии мы начали расширяться. Изначально штат был, по-моему,  8 или 10 человек было максимум.  Впоследствии  при наработке объемов у нас штат уже увеличился.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, Анатолий Алексеевич, вот в бытность вашего руководства МУПом, меня интересует участие МУПа  в конкурсах на заключение муниципальных контрактов. Как часто вы, ваше предприятие  в таких конкурсах участвовали, насколько  часто? 

Амосов: Ну насколько я помню… МУП (неразборчиво), происходили тендеры  по ремонту городских дорог. Участвовало очень много предприятий. Тогда  объемы были, ну  эээ , не могли осилить объемы, которые должны были выполнять,  половина складывалось на МУП. Вот.

Гособвинитель (1): То есть по остаточному принципу по какому-то доставалось?

Амосов: Ну как бы не по остаточному, хотя иногда  я им свои условия ставил. Ну на качество как бы мы претендовали, и наличие  как бы техники, вот  ну где-то 30-40%  по тендерам, ну (неразборчиво)…

Гособвинитель (1): Угу.  Понятно. Скажите, пожалуйста,  вы сказали, что много предприятий участвовало в данных конкурсах, а помните их, можете их назвать? 

Амосов: Так,  «Дальводстрой»… 

Гособвинитель (1): Угу.

Амосов: «Спецстрой», «ДС Надеждинск»,  Социализированное промышленное управление  и еще другие там были, я просто  не помню ...

Гособвинитель (1): Угу. Понятно все. Скажите, пожалуйста, МУПВ  на тот момент капитальным ремонтом дорого  занимался? 

Амосов: Капитальным ремонтом дорог как бы нет, не занимался.  У нас…

Гособвинитель (1):  По какой причине? 

Амосов: Потому что не проводились такие тендеры. 

Гособвинитель (1): Угу, таких конкурсов не проводили, на капремонт дорог?

Амосов: Да. Да. Да. 

Гособвинитель (1): Понятно. Скажите, пожалуйста,  какие компании в тот период,  в основном  вы уже назвали те, которые участвовали в конкурсах,  а, соответственно, известно ли вам, какие из них в основном  выигрывали эти конкурсы на заключение муниципальных контрактов в сфере дорожной инфраструктуры?

Амосов:  Какие организации вы имеете в виду? 

Гособвинитель (1): Да. Если вы помните, если вам это известно. Или все те, которые вы назвали, они и выигрывали  в той или иной степени?

Амосов: Да. В основном те организации, которые назвал, они  выигрывали. Ну там  «Примавтодор» еще участвовал.

Гособвинитель (1): «Примавтодор» еще участвовал.  Угу. Понятно. Скажите, пожалуйста,  вот по тому объему контрактов, который выигрывал МУПВ, соответственно, по тому объему работ, который  предусматривался этими контрактами,  кто являлся поставщиком строительных материалов для МУПВ? Я имею в виду  доска, щебень и бетон.

Амосов: Так, по материалам  мы входили на заводы, с которыми непосредственно  как бы заключали договор  на поставку. Поставляли  все заводы, которые  были на территории Владивостокского городского округа, ну, соответственно, и в Артеме брали,  и надеждинский асфальт брали, а щебенку на тот период у нас в Ольге… был завод, ВБЩЗ, у них  брали.

Гособвинитель (1): Угу, угу. На ВБЩЗ,  соответственно, вы брали щебенку, как сказали, а асфальт и, соответственно, бетон  у других, на других заводах. Правильно я вас поняла? 

Амосов: Да, да, да, да. 

Гособвинитель (1): А скажите, пожалуйста, в вашу бытность, вашего руководства, асфальт и бетон вы когда-то у группы компаний «Востокцемент»  покупали? 

Амосов:  Ну тогда  у «Востокцемента» асфальтового завода не было. Они, по-моему, только в 2008 году  организовались. И, естественно, как я могу купить у них, если  в это время еще не существовало. 

Гособвинитель (1): Угу. Не покупали, потому что они еще не производили  асфальт, да?  Правильно я вас поняла?

Амосов: Да, да, да. Правильно, да.

Гособвинитель (1): Я вас поняла. Скажите, пожалуйста,  по какой причине в 7-м году вы покинули вашу должность?

Амосов: По собственному желанию.  Было предложение такое (неразборчиво) на  работу, приглашение. Вот исходя из этого я  как бы и  уволился по собственному желанию.

Гособвинитель (1): Угу. Понятно. Скажите, после вашего, после того как вы покинули  данную должность, чем вы занимались?

Амосов: Я был директором компании ОАО «Рослан» 

Гособвинитель (1): Чем занималась данная компания? 

Амосов: Оказывали услуги по ремонту дорог, по благоустройству и так далее.

Гособвинитель (1): Угу.  В какой период вы возглавляли эту компанию?

Амосов: По-моему, с 2008 по  13-й год, по-моему, да. Или 12-й год 

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, вот в этот период, когда вы ее возглавляли, пытались ли вы работать с МУПВ «Дорого Владивостока»? И если да, то, соответственно, увенчались ли ваши попытки  совместной работы, попытки наладить совместную работу  удачей?

Амосов:  Я как  бы с МУПВ «Дороги Владивостока»  по ремонту дорог  работал. У нас  в подряде, ну 10-й год был. 

Гособвинитель (1):  То есть увенчались, успехи были, работали в МУПВ на субподряде, правильно я вас поняла?

Амосов: Да. Да, работал 

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста,  если вы помните, конечно,  с кем вы вели переговоры для того, чтобы  наладить работу с МУПВ  и работать с ними на субподряде? 

Амосов: Ну с директором  вел переговоры, чтобы участвовать в работе по ремонту дорог. 

Гособвинитель (1): Понятно. А кто на тот момент был директором МУПВ? 

Амосов: Лушников был.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, Анатолий Алексеевич, как проходили эти переговоры? Соответственно, какие-то условия  ставили вы  для совместной работы  и какие-то дополнительные условия ставил Лушников, чтобы, соответственно, вы  смогли работать с МУПВ в субподряде.

Амосов: Ну как в строительстве дороги условий не было.  Я соглашался на их услуги,  ну как бы обмен (неразборчиво)… выполнять на материалах, которые  предоставляются МУПом, вот на это соглашался. 

Гособвинитель (1): А с их стороны?

Амосов: С их стороны?

Гособвинитель (1): Да!

Амосов: Ну они материалы давали, я как бы на их материале производил, выполнял работы  по ремонту дороги 

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста,  вот то, что они давали материал, как вы ответили на мой вопрос, соответственно, это являлось условием  ну или, соответственно, то есть я имею в виду, это обсуждалось  во время переговоров или это было ну, допустим, я не знаю, потом достигнута такая договоренность, уже когда вы работали на субподряде? Как это происходило?

Амосов: Ну это было как бы условие заключения субподряда. Потому что  своими материалами я не мог  зайти…

Гособвинитель (1): Угу. Понятно. А  где вы должны были брать эти материалы, которые вам давали? 

Амосов:  Эти материалы брали с завода, на цементном заводе… 

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста,  каким образом происходило, система, каким образом было организована система оплаты  материалов,  кто их оплачивал и каким образом?

Амосов:  Я не знаю. За материалы оплачивал, за некоторые материалы мне давали, я как бы …. За выполненные работы получал,  а материалы как оплачивали, я не знаю. 

Гособвинитель (1): Они сами этим занимались, я поняла.  А скажите, пожалуйста, вы были  согласны с этой системой или предлагали какую-то альтернативу?

Амосов: Альтернативы-то не было.

Гособвинитель (1):  Ну по какой причине?

Амосов: На тот период времени был согласен. По какой причине? Объема не было работ, надо было работать, а так есть. 

Гособвинитель (1): Угу.  Нет, я имею в виду, вы,  соответственно, какие-то свои варианты  выхода из этой ситуации предлагали?

Амосов:  Ну в тот момент предлагали, конечно.  Было предложено…  как бы если  сумма за выполнение работ вместе с материалами, как бы давали подрядчику, а подрядчики сами именно закупались  материалом. Конечно, это было возможно, очень хорошо. Ну так как условия у них были такие, деваться некуда было. 

Гособвинитель (1): Угу. Понятно, в итоге, соответственно,  на протяжении какого периода времени  работали на субподряде с МУПВ? 

Амосов:  Да там период небольшой, 10-й  год. В итоге впоследствии уже перестали сотрудничать, я как бы понял, что  невыгодное это предприятие. Вот. 

Гособвинитель (1): Угу. По какой причине невыгодное?

Амосов: Ну, чисто за работу, вот именно  работы большие, невыгодно было. 

Гособвинитель (1): Чисто за работу? Можно развернуто, поясните, пожалуйста. Не совсем поняла вас. Деньги, получаемые чисто за работу,  имеете в виду?

Амосов:  Мы получали от выполненных работ.  Финансирование. Вот, соответственно,  как бы выполнение работ, объем,  сумма… ну и, соответственно, было невыгодным. То есть затраты большие, а  суммы выполнения… ну как бы невыгодно. 

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста,  а вот работать с этим давальческим  сырьем,  вы уже пояснили по этому поводу, что  вы предлагали свои варианты, но в целом,  когда вы уже работали, как вы можете оценить, это было выгодно для вашего предприятия или нет? 

Амосов:  Моему предприятию?

Гособвинитель (1): Вашему, да? 

 Амосов: Да нет, не было выгодно.

Гособвинитель (1): Не было выгодно. Угу.  Понятно. Пока нет вопросов. 

Судья: Представитель потерпевшего, будут вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да. Анатолий Алексеевич,  представитель потерпевшего МУП «Дороги Владивостока».  Скажите, когда вы были директором МУП,  существовала ли в администрации  какая-то система протекционизма в том плане, что МУП «Дороги Владивостока»  предоставлялись какие-то преференции в заключении договоров муниципальных?

Амосов: Такого вообще не было.

Представитель потерпевшего МУПВ: Ну вот вы пояснили, что порядка 30-40% тендеров вы выигрывали, ну МУП «Дороги Владивостока» выигрывал при проведении торгов администрацией?  Подскажите, а вас за это к ответственности не привлекали? 

Амосов: Нет.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Подскажите, когда вы работали директором фирмы «Рослан»,  какие работы вы выполняли,  какую деятельность эта фирма осуществляла?

Амосов: Фирма осуществляла деятельность по оказанию услуг по благоустройству, ремонт дорог, ну и другие виды услуг. Там целая (неразборчиво) и тому подобное.

Представитель потерпевшего МУПВ: А сколько штат был  работников на этом предприятии?

Амосов:  Ну штат где-то от 15  человек. 

Представитель потерпевшего МУПВ:  Техникой она какой была оснащена? 

Амосов: Техника. Маленький (неразборчиво), машинами грузовыми,  двухкабинники, самосвал… 

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, с учетом  количества работников, с учетом  техники оснащения весь спектр ремонтных работ,  дорожных могло осуществлять ваше предприятие? 

Амосов: Да нет, не весь, нет. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Подскажите, а вот вы получали  давальческое  сырье, а какие материалы  вы получали? 

Амосов: Асфальтобетонную смесь, бетон, щебень  для организации работ по ремонту дорог.

Представитель потерпевшего МУПВ: Количество получаемого давальческого сырья можете назвать?

Амосов: Ну я уже не помню, какое количество, много заказов.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Подскажите, а сколько бригад у вас было, вот в вашей организации?

Амосов: Ну у меня две бригады работали.

Представитель потерпевшего МУПВ: Ну то есть они работали как? Вы брали один какой-то объект или вы выполняли подрядные работы  на объекте, где  работают и другие организации, и какой-то отдельный вид работ выполняли?

Амосов: Мы выполняли работу именно на объектах, с которыми у нас договор был. Задание МУП «Дороги Владивостока», ну коммерческие Артема  мы тоже выполняли. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Вы не поняли, наверное, мой вопрос. Вы работали на субподряде, на конкретном объекте, брали его,  от начала до конца делали  или вы, или вы выполняли какой-то вид работ на объекте, где работала другая организация.

Амосов: От начала до конца.

Представитель потерпевшего МУПВ:  От начала до конца. Угу. А можете назвать объекты, которые вы ремонтировали?

Амосов: Ну Печорская улица, а другие я не помню, какие были.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Вы всю улицу закатывали ручными катками?

Амосов: Да, да, да.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Все пока, нет вопросов.

Судья: У защиты будут вопросы? 

Третьяков: Да, Ваша честь. Адвокат Третьяков, в интересах Игоря Сергеевича Пушкарева. Вопрос буквально… правильно я понимаю, в тот период деятельности Игоря Сергеевича Пушкарева  в качестве главы города вы  не работали в муниципальном предприятии?

Амосов: Еще раз.

Третьяков: Правильно я понимаю,  что вы закончили свою работу в МУПВ до того, как Игорь Сергеевич Пушкарев  был назначен главой города?

Амосов: Да, да, да.

Третьяков: Скажите, пожалуйста, а вы не помните финансовые показатели вашего предприятия, в тот период, когда вы начинали работать и когда  увольнялись, там … Меня интересует  наличие задолженности у предприятия.  

Амосов:  Так, ну у меня не было такой информации.

Третьяков: Вы руководили предприятием?

Амосов: Да, руководил.  Ну дело в том, что как  работы выполнялись, объемы шли, так как заключали контракты, и я не знаю, что там случилось потом.

Третьяков: На момент вашего увольнения предприятие было без кредиторских задолженностей? 

Амосов: Ну точно не могу сказать, не помню.

Третьяков: У меня нет вопросов больше.

Судья: Угу.  У других?

Елфимов: Да, у меня будут вопросы. Добрый день, адвокат Елфимов, защищаю интересы Игоря Сергеевича Пушкарева. Скажите, пожалуйста,  в период вашей деятельности уже в качестве директора коммерческой организации, которая на субподряды выходила… Скажите, пожалуйста, так сказать, участвовали там через конкурс, МУПВ вообще заключал контракты через конкурс? Ну вот когда вы уже в качестве субподряда… с организацией по муниципальным контрактам? 

Амосов: Нет, конкурсы не проходили. 

Елфимов:  Что?

Амосов: Конкурсы не проходили.

Елфимов: А вам, ну если вам невыгодно  было сотрудничать с МУПВ, вы зачем тогда заключали контракты? Приходили на субподряды, на работу, как вы говорите. 

Амосов: Ну надеялся на  то, что как бы объемы большие, будем осваивать. Не получилось. 

Елфимов: Ну вы перед тем как выйти, заключить договор, как-то просчитывали экономику, сколько будет, выгодно ли вам это будет… контракт или нет?

Амосов: Ну первоначальный расчет показал, что выгодно. А  потом что-то… когда наши работают уже … затраты большие ну, соответственно, как бы  почти… и невыгодно. 

Елфимов: Не совсем понял вас. Получалось так  из-за чего? 

Амосов: Затраты были большие. 

Елфимов: То есть неправильно посчитали вы, дебет с кредитом у вас не сошелся, так? Или какое-то другое основание?

Амосов: Ну  типа да, типа да, вот. 

Елфимов:  То есть вы сами неверно считали?  Ну вот реальное и то, что посчитали. Ну на последний вопрос  вы можете ответить?  То есть, получается, вы неверно рассчитали. Или посчитали, что будет выгодно, а оказалось невыгодно.  В  связи с тем, что…

Амосов: Ну мои расчеты оказались не такими, как  тот, который ожидали, от реального, проделанных, выполненных работ. 

Елфимов: Не совсем понимаю.  Вы не считали трудозатраты, вы сказали, да? Вы не понимали,  сколько необходимо для выполнения работ? Или что?

Амосов: Понимал.

Елфимов: На момент заключения договора… хорошо. На момент заключения договора с МУПВ  уже много работало организаций  в дорожном строительстве?

Амосов: Да, да, да 

Елфимов: Уже какие-то объемы работ в связи с другими какими-то контрактами  выполнялись? А вы сами считали  выгоду или  у вас там бухгалтерия, я не знаю, что?

Амосов: Бухгалтерия, и сам считал.

Елфимов: Все понятно. А так, скажем, параллельно какие-то работы велись еще?  Ну кроме вот этого контракта.

Амосов: Конечно, велись. Коммерческие заказы выполняли. 

Елфимов: Тоже во Владивостоке или в каких-то других муниципальных образованиях? 

Амосов: Во Владивостоке.

Елфимов: Понятно, у меня больше нет вопросов. Спасибо.

Судья: Угу. Еще есть вопросы у защиты? 

Янченко: Анатолий Алексеевич, добрый день. Адвокат Янченко, защищаю интересы Лушникова Андрея Вадимовича. Анатолий Алексеевич, скажите, пожалуйста, во время вашей работы в должности директора МУПВ «Дороги Владивостока» вы заключали субподрядные договора? 

Амосов: Да, заключал. 

Янченко: А скажите, пожалуйста,  каким образом вы находили субподрядные организации? 

Амосов: На тот период времени вот на субподряд, вот находил по объявлению, некоторые сами приходили, которые хотели работать. Вот так и происходило, именно вот продолжал  именно вот организациям на субподряд.

Янченко: Скажите, пожалуйста, а какие  условия вы предъявляли для  заключения договора субподряда?

Амосов: Условия? Ну там условия разные были. И со своим материалом и без материала, но как там было, если субподрядчик был  со своим материалом, то  как там маленький процент.

Янченко:  Угу. А как складывались взаимоотношения с субподрядчиками, которых не устраивали ваши условия,  по договору субподряда? 

Амосов: Ну, по крайней мере, я не помню таких (неразборчиво).

Янченко: Скажите, пожалуйста, а если условия, предлагаемые субподрядчикам, были бы невыгодными  МУПВ «Дороги Владивостока»,  договор субподряда был бы заключен вами? 

Гособвинитель (1):  Ваша честь, прошу снять этот в  предположильной форме вопрос.

Янченко: Хорошо, невыгодные для МУПВ «Дороги Владивостока» договора субподряда заключались? 

Амосов: Да что-то не помню такого.

Янченко: Не помните… заключались, или не помните,  заключались ли они?

Амосов: По-моему, не заключались такие договора.

Янченко: Не заключались. Анатолий Алексеевич, скажите мне, пожалуйста,  когда вы были руководителем своей коммерческой компании, да,  у вас компания росла, у вас были свободные денежные средства на… которыми вы могли свободно распоряжаться?

Амосов: Да, были.

Янченко: Были. Скажите, пожалуйста, при заключении договора субподряда  с МУПВ «Дороги Владивостока»  вы могли за счет собственных средств закупить инертные материала для  выполнения  условий договора?

Амосов: Да, мог.

Янченко: Могли бы. Скажите, пожалуйста,  а в какой бы организации вы закупали инертные материалы? 

Амосов: Ну «Примавтодор»… Есть в Надеждинске, у них мог купить.    

Янченко: Угу. Скажите, пожалуйста, а на чем основывается ваш  вывод о том, что это было бы дешевле? Что с чем вы сравниваете? 

Гособвинитель (2): Прошу снять вопрос. Некорректная формулировка, свидетель ответил на предыдущий вопрос, где бы он закупал, при этом он не говорил,  что дешевле, что не дешевле… он  где бы не купил…

Судья:  Не было фразы,  что дешевле.

Янченко: Угу. Скажите, пожалуйста,  а где было выгодно закупать, на ВБЩЗ или  у «Примавтодора»? 

Амосов: На тот момент?

Янченко: Ну вы нам рассказали события 2010 года. Естественно…

Амосов: Ну в 2010-м… Так, это завесило именно от…   какие условия обговаривались при покупке (неразборчиво).

Янченко: Ну я задал вопрос, я жду ответа на свой вопрос.  Вашего ответа я жду.

Амосов:  Вы имеете в виду, где выгодно брать было на тот момент времени? В «Примавтодоре».

Янченко:  Вы отвечали…  вопрос. Хорошо. На чем основаны ваши выводы? 

Амосов: Ну ценообразование меньше было у них.

Янченко: То есть  вы сравнивали прайсы? 

Амосов: Ну прайсы я не сравнивал, я уже не помню цифры, прошло сколько времени.

Янченко: Хорошо, тогда расскажите суду, пожалуйста, а процесс заключения договора субподряда и какие приложения к договору субподряда вы подписывали и согласовывали условия?

Гособвинитель (1): Ваша честь, прошу уточнить вопрос, будучи  директором МУПВ …

Янченко: Договора субподряда, будучи директором ОАО «Рослан» с МУПВ «Дороги Владивостока». То есть вы заключаете договор субподряда, какие документы вы подписываете на тот момент, где бы была видна… был бы виден объем материалов?

Амосов: Я не помню, какие уже там подписывал, времени прошло-то уже сколько.

Янченко: Ну вы на сегодняшний день продолжаете хозяйственную деятельность такую, нет?

Амосов: На сегодняшний день нет.

Янченко:  Нет. Ну в 2010 году, вы только что сказали, что вы сами считали, бухгалтерия у вас была. То есть какие  документы подписывали  при заключении договора субподряда?

Амосов:  Ну договор субподряда, а там…  что там происходило, я уже не помню… договор субподряда подписывали, да…  насчет аварийно-восстановительных работ…

Янченко: Ну тогда я задам простой вопрос, наверное, вам понятный, а может быть, меня, конечно, гособвинитель поправит. А на чем вы хотели заработать по договору  субподряда, если вы говорите, что вам просто услуги невыгодно было… на чем вы хотели заработать?

Амосов:  Ну насчет… я же сказал. Трудозатрат… с нашей стороны был   неправильный подсчет.

Янченко: Это трудозатраты  по услугам. Я  понял прекрасно. Это уже ваши просчеты, я говорю о материалах. На чем вы зарабатывать хотели?  С какой разницы?  С каких документов? Что с чем сравнивали?  Вы достаточно четко сказали: там трудозатраты  и услуги,  но вам невыгодны были услуги в связи с тем, что вам  не давали денег на  покупку материалов. Я вам задал вопрос: где дешевле? Я бы дешевле их покупал. Объясните мне, пожалуйста, на чем  ваша компания росла  и хотела заработать при договоре субподряда? Купить подешевле, продать подороже?  Или как, из каких-то других вариантов? 

Амосов: Ну вариант…

Янченко: Меня интересует 2010 год. Договор субподряда с МУПВ.

Амосов: Можно было подешевле купить.

Янченко: Подешевле,  чем что?  Вы говорите, вы прайсы не сравнивали. Что вы сравнивали с чем? 

Амосов: Цена (неразборчиво) и завода 

Янченко: Да, позвольте, пожалуйста, поинтересоваться еще раз.  Еще раз я поинтересуюсь. Вы не дали ответ мне на вопрос про договор субподряда. Какие документы  там еще прилагались, вы подписывали? Но тут же вы рассказываете мне про цены. Про цену чего?  Услуг! Вы уже сказали, что вами трудозатраты неправильно посчитаны. Я вам  задаю вопрос:  при заключении договора субподряда  по инертным материалам  на чем вы хотели заработать, сравнивая какие цены,  в каком документе ?

Амосов:  Не могу вам сказать ничего на это.

Янченко:  Понятно, спасибо.  Пока нет вопросов.

Судья: Есть еще вопросы у защиты,  у подсудимых? Нет вопросов?

Представитель потерпевшего МУПВ: Анатолий Алексеевич, подскажите вот еще: долги МУПВ перед «Росланом» были по результатам выполненных работ вышей организацией? 

Амосов: Так, по-моему, долгов не было.

Защита: То есть выполненные вами работы оплачивались своевременно?

Амосов: Ну задержки были. Ну оплачивались.

Защита: Угу. В различные инстанции о взыскании  долгов вы обращались?

Амосов:  Нет, не обращался.

Защита: Не обращались. Подскажите, а качество поставляемого  вам материала в качестве давальческого сырья от группы компаний «Востокцемент»,  оно соответствовало  нормативам?

Амосов: Визуально ну… я лабораторные испытания не проводил.  Потому что в мою компетенцию  это не входило 

Защита: Угу. Возникали ли проблемы из-за качества поставляемого  вам сырья  по вопросам принятия у вас  исполненных контрактов? 

Амосов: Да нет, что-то такую ситуацию не помню. 

Защита: Нет вопросов.

Янченко:  Если можно, один вопрос, Ваша честь. 

Судья: Да, конечно.   

Янченко: Анатолий Алексеевич, в  2010 году, когда вы были в должности  руководителя ОАО «Рослан»,  кто предложил вам сотрудничество  с  МУПВ «Дороги Владивостока»?

Амосов: Я сам пришел к директору и  предложил, соответственно получил  положительный результат. И заключили договор субподряда.

Янченко: Угу. Все спасибо.

Судья:  Еще вопросы будут?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да. Последний вопрос. Подскажите, еще один вопрос. Вы, отвечая на вопрос  защитника, пояснили, что могли бы сами за собственные средства,  ОАО «Рослан» могло за собственные средства  закупать строительные материалы. Какой объем  денежных средств имелся у Рослана, на какую сумму оно могло за собственные средства купить строительные материалы?

Амосов:  Вы имеете в виду по объемам что ли? 

Представитель потерпевшего МУПВ:  Да, да, да.  Сумма  денежных средств, которую вы могли  бы, скажем так, вывести из  обращения в своей кампании  и отправить на строительные материалы? 

Амосов:  Ну на то время были доверительные отношения с компаниями, которые поставляли  асфальтобетонную смесь. Естественно, они шли на уступки,  иногда даже материал давали в рассрочку. А средства, да позволяли  именно 1,5-2 тысячи тонны  купить асфальтобетонной смеси. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Ну то есть  сумму можете назвать все же? 

Амосов:  Конкретную нет. Я сказал, что (неразборчиво) мог купить.

Представитель потерпевшего МУПВ: А с учетом цен, на тот момент существовавших, сколько стоили 1,5-2 тысячи тонн асфальтобетонной смеси?

Амосов:   Ну я просто цену  не помню, в тот период времени какая цена была.

Представитель потерпевшего МУПВ: Я понял. Все. 

Судья: Еще вопросы? 

Гособвинитель (1): У меня ходатайство, Ваша честь?

Судья: Пожалуйста. 

Гособвинитель (1): Ваша честь, я прошу исследовать показания, данные на следствии свидетелем. Они находятся  в 29-м томе на 32-35 листах дела. В связи с наличием существенных противоречий  в данных показаниях. А именно: будучи допрошенным в ходе следствия,  свидетель пояснял, что МУПВ «Дороги Владивостока» в период  его руководства получил очень маленький процент от всех работ по ремонту дорог, сейчас назвал 30-40.  Ну соответственно, хотя бы для уточняющего вопроса, 30-40 – это очень маленький процент, потому что моем понимании это существенные противоречия. А также при ответе на вопрос о причинах, по которым не работал с «Востокцементом», пояснял, что  помимо того, что мне сказал  о «Примасфальте, про бетон был дан другой ответ.  Было сказано, что на бетонные изделия был цены… «Востокцементом» были самые дорогие цены. И относительно техники также был дан ответ, он ответил, что она находилась на праве хозяйственного ведения МУПВ «Дороги Владивостока».

Судья: Обсуждается ходатайство.

Представитель потерпевшего МУПВ: Уважаемый суд, ну, во-первых, противоречий никаких нет,  свидетель говорил, что штат сначала был 5-8 человек, 5-10 точнее,  а потом было больше, а поэтому начало  создания компании… в  допросе  в ходе предварительного следствия этот вопросе не обсуждался, не уточнялся, о каком периоде времени шла речь. Потому что, если почитать текст протокола, то получается, что все это идет речь о  периоде создания только компании. Поэтому интерпретация здесь неверная. В остальных, по остальным позициям  гособвинитель даже не спрашивал эти вопросы,  о тех, о которых он говорит, что существуют противоречия… сейчас показаний и тех, которые  даны на предварительном следствии. Поэтому оснований не вижу.

Судья: Защита?

Защита: Полагаем, что основания для оглашения не имеются, потому что  не видим существенных расхождений.

Гособвинитель 1: (неразборчиво) протокол, я такого противоречия по штату не обозначала, представитель потерпевшего.

Представитель потерпевшего МУПВ:   Я хочу…

Судья: Так, это общие позиции?

Представитель потерпевшего МУПВ:  Да. 

Судья: Суд постановил в соответствии со статьей 1 ПКРФ счесть данные противоречия, указанные государственным обвинителем,  существенными, огласить показания свидетеля  том 29, раздела 32-35. Присядьте, пожалуйста, свидетель, прослушайте  ваши показания, которые сейчас будут оглашены… 

Гособвинитель (1): Спасибо, Ваша честь. Анатолий Алексеевич, будучи допрошенным на следствии 28 июня 2016 года, вы дали следующие показания следователю. По существу заданных вопросов могу пояснить  следующее. С правами и обязанностями свидетель ознакомлен, показания давать желает. С января 2005-го по октябрь 2007-го я являлся директором МУПВ «Дороги Владивостока», до этого времени с осени 2004-го я работал в должности… производственно-технического отдела администрации Владивостока.  На работу меня принимал глава города Николаев. С января  2005 года по инициативе главы города был создан МУПВ «Дороги Владивостока», и я был назначен  на должность директора. Кто именно мне предложил занять, указанную должность,  я не помню.  Создавалось с целью ремонта городских дорог. После создания МУПВ предприятие начало пользоваться  техникой, которая числилась на балансе города, а именно: два больших ремиксера, малый ремиксер, два катка, два асфальтоукладчика, автомашина ЗИЛ с установкой для ямочного ремонта. На начальном этапе штат предприятия  составлял примерно 8-10 человек. Впоследствии и в период моей работы рос. Администрация города необходимую технику  закупала.  На праве хозяйственного ведения МУПВ «Дороги Владивостока» пользовался этой техникой.  Также в процессе работы увеличился штат работников МУПВ.  В то время  администрация города проводила так называемые  тендеры на право  производства работ по ремонту дорог. Основными условиями при проведении  тендеров были наличие  необходимой техники, работников предприятия, гарантии на выполнения работ, а также сумма, которую могло перечислить предприятие в обеспечение контракта.  В период моего руководства МУПВ «Дороги Владивостока»  получало очень маленький процент от  работ по ремонту дорог на территории Владивостока, так как у нас было мало техники, мало  рабочих и было  невозможно перечислить большие суммы  в обеспечение контракта. В основном все крупные муниципальные контракты  заключали с администрацией города такие предприятия, как ООО «СтикСтройинвест», ОАО «Примавтодор», ОАО «Дальводстрой», ОАО «Спецстрой, ОАО ДС «Надеждинская». Нашему предприятия доставался только небольшой объем работ, который оставался после заключения с указанными мною предприятиями  муниципальных контрактов.  Так как данные компании не  могли осилить весь объем работ… МУПВ «Дороги Владивостока»  в то время занималось только ремонтом  дорог, в которые входил ремонт дорог, снятие покрытия асфальта до основания, частично  замена бордюрного камня. Капительным ремонтом дорог мы не занимались. Основными поставщиками строительного материала, асфальта, щебня  в то время являлись:  асфальт – ДС «Надеждинская», «Спецстрой», «Примавтодор»,  Владивостокский комбинат производственных предприятий, прощу прощения.  По бетонным изделиям комбинат строительных материалов «Аврора»,  Институт экспериментальных технологий, а по щебню ВБЩЗ. Перечисленные мною компании поставляли строительные материалы  не только в МУПВ, но и остальным крупным предприятиям, перечисленным мною, которые занимались  ремонтом дорог по муниципальным контрактам.  С данной компанией… поставщики материалов  с МУПВ сложились нормальные рабочие отношения. Данные компании иногда предоставляли  кредит нашему предприятию.  Такая компания, как «Востокцемент»,  в момент моего руководства никогда не являлась поставщиком  бетонных изделий и асфальта в МУПВ, так как на рынке бетонные изделия, производимые «Востокцементом», самые дорогие. А асфальт тогда в «Востокцементе» еще не производили. Единственным строительным материалом компании, который поставляла группа компаний «Востокцемент», был щебень, так как закупался он в ВБЩЗ.  В то время у данного предприятия было выгодно приобретать щебень.  В октябре 7-го года я уволился с должности директора МУПВ «Дороги Владивостока». После меня в должности директора начал работать Дементьев Дмитрий, который до назначения на эту должность, работал в управлении по благоустройству Владивостока. После увольнения в 9-м году я учредил свою компанию «Рослан», где я работал в должности директора  по строительству и ремонту, в том числе и  дорог. В 2010 году  я обратился к директору МУПВ Лушникову с целью заключения договора субподряда  на ремонт дорог на территории Владивостока. Лушникова я ранее не знал. Лушников был согласен на заключение договора, но сразу же объяснил, что работать наши компании…  только с давальческим строительным материалом, то есть МУПВ закупало материал  в группе компаний «Востокцемент» и предоставляло нам.  В случае моего несогласия с Лушниковым  компания договор заключать отказывалась. Я предлагал ему мои условия, а именно: заплатить мне определенную сумму по договору с целью в том числе покупки строительного материала,  так как я знал, что строительные материалы  можно найти по более выгодной цене, чем в группе компаний «Востокцемент»,  однако Лушников мне пояснял, что это МУПВ не устраивает и что у них уже заключен договор на поставку стройматериалов с группой компаний «Востокцемент».  «Рослан» был заключен договор  с МУПВ на выполнение  работ по ремонту дорог во Владивостоке. После этого моим работникам  МУПВ выдавало талоны на получение строительных материалов. И по талонам  наша кампания  получала стройматериалы с завода  группы компаний «Востокцемент». Таким образом,  моей компании МУПВ выплачивало денежные средства только за выполненные работы. А «Рослан» были невыгодны такие условия,  и мы прекратили отношения с МУПВ. Насколько мне известно, что эти все  компании, которые в то время  заключали договоры субподряда, работали исключительно с давальческими материалами, которые предоставляла группа компаний «Востокцемент». Это было одним из условий  при заключении договора субподряда с МУПВ.  Протокол прочитан  свидетелем лично, замечаний  к протоколу не поступило, подпись стоит. Анатолий Алексеевич?

Амосов:  Да, да.

Гособвинитель (1):   Будьте добры, подскажите мне, пожалуйста, слышали ли вы те показания, которые  я сейчас огласила, из протокола вашего допроса? 

Амосов:  Да, да.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, подтверждаете ли вы те показания, которые вы давали следователю?

Амосов:  Еще раз повторите, пожалуйста.

Гособвинитель (1):   Подтверждаете ли вы  те показания, соответствуют ли они действительности, которые вы давали следователю?

Амосов:  Да, да, да.

Гособвинитель (1):   Угу. Скажите, пожалуйста, вот по оглашенному у меня к вам вопрос есть. Будучи допрошенным на следствии,  вы указывали, что получало МУПВ  очень маленький, когда вы были директором, очень маленький процент от всех работ по ремонту дорог на территории Владивостока.  И далее указываете, что  получали-то его, поскольку другие компании  не могли осилить весь объем работ. Скажите, пожалуйста, вот  как с вашими сегодняшними показаниями о 30-40 %,  соответственно, 30-40% – это очень маленький процент?  Или, соответственно, все-таки вы на момент следствия, когда говорили про очень маленький процент, что-то другое имели в виду? Понятен вопрос?

Амосов:  Да, я понял, да.  Я имел в виду все-таки «Дороги Владивостока», потому что все 100% невозможно было освоить. Ну это мое предположение в цифрах.  Ну как бы  я так подумал. Вот.

Гособвинитель (1):  То есть 30 %  – это ваше предположение? 

Амосов:  Объемы  маленькие были.  Ну как бы само предприятие  требовало расширения и закуп техники. Ее хотелось бы побольше. Ну я  не спорю.

Гособвинитель (1):  Угу, я поняла. Скажите, пожалуйста,  второй вопрос по оглашенным показаниям.  Вы говорили следователю  о том, что… сегодня вы нам сказали,  что асфальт «Востокцемент» и щебень  не производил в тот период, поэтому и не закупались МУПВ.  А вот относительно бетона вы указывали следователю, что бетонные изделия, производимые «Востокцементом», были самые дорогие. Соответственно, скажите, пожалуйста,  вот исходя из чего вы  делали такой вывод  и помните ли вы, откуда вы черпали сведения о ценах «Востокцемента»? 

Амосов:  Ну как бы не… информацию, как бы я из головы не выдумывал.  Ну мониторил там типа цены, где можно для выполнения работ купить более дешевый материал. Соответственно, знал, кто за что продавал.

Гособвинитель (1): Угу. Я вас услышала. Спасибо, у меня нет больше вопросов, Ваша честь. 

Судья: У представителя потерпевшего будут вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: Сейчас, секунду. Я сейчас паузу возьму, мне нужно немножко.

Судья: Защита, подсудимые,  будут вопросы? 

Лушников: Здравствуйте. Лушников. Анатолий Алексеевич, скажите, пожалуйста, договоры субподряда, которые вы заключали  в 10-м году,  будучи директором ОАО «Рослан» с МУПВ «Дороги Владивостока», где цены на материалы видели? 

Амосов:  Еще раз.

Лушников: Где вы видели цены на материалы в договоре субподряда, заключенном  между МУПВ «Дороги Владивостока»  и «Росланом», в 2010 году?

Амосов:  Цены, смету-то я видел.  Их не было просто-напросто. 

Лушников: Тогда почему вы считаете, что это было невыгодно? 

Гособвинитель (1): Ваша честь, отвечал на этот вопрос. Я считаю этот вопрос повторным 

Лушников: Он говорит, что не видел цену…

Судья: Нет, я понял. Вопрос перефразируйте. (Неразборчиво) Давальческое сырье, да, наверное?

Лушников: Тогда скажите, пожалуйста… угу. Тогда скажите, пожалуйста,  откуда вы могли знать стоимость материалов, приобретаемых по давальческому сырью, МУПВ «Дороги Владивосток»?

Амосов:  Ну, у меня таких данных не было. Потому что никто мне не давал эти цены.

Лушников: У меня нет вопросов, спасибо.

Пушкарев: Анатолий Алексеевич,  здравствуйте, Пушкарев. 

Амосов:  Здравствуйте.

Пушкарев: Анатолий Алексеевич, вы сказали про бетонные изделия, которые сравнивали, что вы имеете в виду под бетонными, что вы понимаете под бетонными  изделиями, которые нужны вам, когда вы руководили МУПВ, когда вы выполняли как  подрядчик, субподрядчик работы? Какие бетонные изделия вы имеете в виду?

Амосов: Ну бетоноасфальтовые смеси, которые применяются при устройстве дорожного  покрытия и для  выполнения колодцев, ливневых решеток. Вот это я и имею в виду.  Там же бетон.

Пушкарев: То есть бетон, не изделия из бетона? 

Амосов:  Нет, не изделия, сам бетон.

Пушкарев: А вы получали предложения по запросу  с «Востокцемента»…   предложение по поставке бетона? 

Гособвинитель (1): Ваша честь, отвечал на мой вопрос свидетель относительно того, откуда у него сведения о ценах.

Амосов: Предложения как-то не поступали. Просто, я объяснил же, что мониторил цены в городе Владивостоке, и исходя из этого вот я как бы и озвучиваю сумму. Ой, цену вот, именно как она, насколько где дороже, где дешевле.

Пушкарев: Вы когда-нибудь, будучи руководителем МУПа, получали бетон  от группы компаний «Востокцемент»? 

Гособвинитель (1): Ваша честь, указанное свидетелем, указанное Игорем Пушкаревым… был задан на следствии, соответственно, был получен мною ответ, сейчас я огласила протокол,  и соответственно, свидетель подтвердил  показания, что не получал у «Востокцемента» никогда.

Судья: Да, вопрос снимается, уже  данный вопрос был. 

Пушкарев: Анатолий Алексеевич, вы со слов ПТО знакомы, что были предложения по бетону от группы компаний. Или сами лично знаете, изучали, смотрели  прайсы какие-то, предложения какие-то коммерческие? 

Амосов:  Я давал команду ПТО,  и  они мониторили ценообразование материала, были… я и говорю со слов ПТО.

Пушкарев: То есть  сами вы не знаете,  были ли такие предложения из «Востокцемента», поставлял ли он, производил  ли, вы не знаете?

Гособвинитель (1):  Да, Ваша честь, я возражаю. Что значит поставлял и производил. Поставлял, опять же уже был выяснен этот вопрос. 

Пушкарев: Ну спасибо, вы ответили, что  не поступало таких предложений. Спасибо.

Амосов:  Да, не поступали.

Судья:  Еще вопросы?

Гособвинитель (1): У меня еще будут вопросы. Скажите, пожалуйста, Анатолий Алексеевич, опять же вернемся к протоколу вашего допроса. Будучи допрошенным на следствии, вы сказали о том, что, когда вы уже были директором «Рослан», а, соответственно, вели с Лушниковым переговоры на тему заключения субподрядческих договоров,  вы пояснили, что «я предлагал иные условия, заплатить мне определенную сумму по договору субподряда,  вы хотели  с целью в том числе покупки  строительных материалов, так как я знал, что строительные материалы  можно найти по более выгодной цене, чем в группе компаний «Востокцемент». Вот  почему-то Андрей Вадимович Лушников  полагает, что вы должны были обязательно это знать из самого договора субподряда,  он вам так некорректно вопрос задал, а отсюда и вопрос. Скажите, пожалуйста,  а вот давая такие показания следователю  о том, что вы знали  о том, что можно приобрести  по более выгодной цене где-то материалы, соответственно, откуда вы черпали  эту информацию? О том, что где-то есть иные цены, нежели  давальческое сырье  в МУПВ «Дороги Владивостока»? Понятен вопрос?

Амосов:  Да, да, да.  Вот  по ценам, непосредственно рынок как бы…  изучали рынок. Что как кто продает. Соответственно, там как бы обзванивали все заводы, которые непосредственно занимались выпуском  асфальтобетонных смесей  и материалов.  Исходя из этого вот.

Гособвинитель (1):  А мониторинг  рынка, да?

Амосов:   Да, да, да.

Гособвинитель (1):    Я поняла вас. Спасибо, нет вопросов.

Судья:  Ну у меня все-таки вопрос. Давайте четко поставим вопрос. В 2010 году  вы знали, по какой цене МУП  закупает давальческое сырье? 

Амосов:   Соответственно по договорам нет. Конкретно по договору нет.

 Судья: Тогда такой вопрос, из чего  вы делаете вывод, что вы  могли купить сырье дешевле? 

Амосов:  Ну у нас же как бы  пространство-то обширное…

Судья: Я имею в виду… вот смотрите.  Может, вообще они его бесплатно получали, давальческое сырье, а  откуда вы знали, если не знаете,  по какой цене приобретается  товар?  Вы предполагаете, что все равно можете дешевле достать?

Амосов:   Ну это мое предположение. 

Судья: Угу, еще вопросы будут?

Гособвинитель (1):  Да, у меня будет. Скажите, пожалуйста, на чем основаны ваши предположения, Анатолий Алексеевич?

Амосов: Скорее всего, предположения основаны на том, что,  если бы им как бы было выгодно заказывать… эти цифры в договорах, они бы показывали их. Если они отсутствуют, значит это все невыгодно. Для чего-то  они эти цифры скрывают.

Гособвинитель (1):   То есть они от вас скрывали эти цифры? 

Амосов: Во-первых, не говорил, какая цена, кто что…  есть материал, берите. Дают – берите. 

Гособвинитель (1):  Понятно. И еще один у меня к вам вопрос. Скажите, пожалуйста, вот все-таки вернемся к выяснению обстоятельств уже по работе, по договору субподряда, вы отвечали на вопрос защиты и отвечали, что трудозатраты были  в итоге причиной того,  что вы оценили этот договор невыгодным. Правильно я вас поняла, да?

Амосов:   Да, да, да.

Гособвинитель (1): Ну немножко поподробнее расскажите, пожалуйста, что вы имели в виду, когда отвечали на этот вопрос. Соответственно, в чем были, в чем была ошибка, скажем так, в расчетах по трудозатратам и по какой причине все это  вылилось в то, что стала невыгодна работа такая «Рослану»?

Амосов: Ну просчеты были как бы там… были же при заключении договоров субподряда, тот случай, когда  на квадратный метр… тем,  что ремонта  350 рублей. Ну я  точно не помню, это как бы  так, к примеру говорю.  350 рублей, эти  350 рублей, исходя из чего….  с какими затратами мы можем сделать  перерасчеты, вот  ну как бы на бумаге, а впоследствии, когда  реально зашли на работу  и начали выполнять, это не так, то не так,  вот эти все расходы, соответственно,  непредвиденные выезды были. И естественно, мы как бы…  прибыль не выходила.

Гособвинитель (1): Понятно. А вот это вот… это не так, то не так, это что такое? Чтобы нам всем было понятно.

Амосов:  Ну непредвиденные затраты – это  как бы… При выполнении ямочного ремонта, допустим, техника сломалась… которые непосредственно… ну человеческий фактор непосредственно… техника сломалась, да, вот которую не учли… вот. И время… продолжительность  ремонта тянется. Приходится начинать как бы, чтобы вот эту упущенную выгоду восполнить чем-то, нанять другую технику в аренду.  Соответственно, вот такие вот трудозатраты были.

Гособвинитель (1):   Ну вот это вот вы имели в виду?  

Амосов:   Да, да.

Гособвинитель (1): Все, я вас поняла. Скажите, пожалуйста, ну соответственно, вы до конца действия договора субподряда  доработали? 

Амосов:   Я точно не помню. По-моему, до конца.  По-моему, год 10-й там и до конца…  я точно не помню. Времени-то уже сколько прошло.

Гособвинитель (1):   Не помните. 

Амосов:  10 лет прошло, 8 лет прошло. Как я могу помнить.

Гособвинитель (1): Понятно. Скажите, пожалуйста, МУПВ «Дороги Владивостока» вам пролонгировать ваши взаимоотношения  не предлагал?

Амосов:   Пролонгировать? Нет, не помню такое. 

Гособвинитель (1): Угу. А вы сами с инициативой больше не обращались к ним? С точки зрения того, чтобы продолжить сотрудничество, по истечении какого-то времени, естественно. Вернуться к сотрудничеству.

Амосов: А там же… потом директора другие, менялись. К кому было обращаться?  Я никого не знал.

Гособвинитель (1): А вам известно, по какой причине там директора часто менялись?

Амосов:   Я не знаю. Мне об этом никто ничего не говорил.

Гособвинитель (1): Угу. По этой причине вы больше туда не обращались, потому что  не с кем было разговаривать?

Амосов:  Ну там как бы директора начали меняться, я как бы перестал. 

Гособвинитель (1): Понятно. Скажите, пожалуйста, а о том, что МУП находится  в тяжелом финансовом положении, вам что-то было известно? Ну  в дальнейшем, когда вы уже работали в «Рослане»?

Защита: Ваша честь, вопрос наводящий, можно сказать просто, какое было положение у МУП, а не  тяжелое или хорошее.

Судья: Давайте переформулируем. Что-то известно про ухудшение финансового состояния?

Гособвинитель (1): Ради  бога. Меня так тоже совершенно устроит. Вам что-то известно про финансовое положение  МУПВ после того,  как вы перестали быть директором этого предприятия? О наличии в том числе у них задолженности  в дальнейшем перед «Востокцементом»?

Амосов: Да, это было известно, люди в Интернете  писали и говорили, как …

Гособвинитель (1):  Угу. Понятно.  Ну и, соответственно, вы  что-то по этому поводу кроме  Интернета знали, что-то вам было известно?

Амосов:   Да, знал.

Гособвинитель (1):  А что конкретно?  

 Амосов: Ну конкретно, что  там, по-моему, я не помню, что руководитель…   вот тогда вот именно как бы  я узнал, что у них там задолженность… я не помню директора, они  вроде на Корнилова.

Гособвинитель (1):   А что, долг большой был, знаете?

 Защита: Он не сказал про долг.

Гособвинитель (1):  Нет, сказал.  Спасибо большое. У меня нет вопросов.

Защита: Разрешите вопросы еще. Анатолий Алексеевич, скажите еще, а вот ваша компания коммерческая, она когда прекратила  деятельность, вот работу  в сфере ремонта строительства дорог  в городе Владивостоке? В какой период?

Амосов: В 12-м году, по-моему, мы прекратили, да.

Защита: В каком?

Амосов: В 12-м.

Защита:  В 12-м. То есть…

Амосов: Или в 13-м, я точно не помню, в 12-м или 13-м.

Защита: Угу. Скажите, пожалуйста, а вот у меня следующий к вам будет вопрос. Вот в тот период, когда Пушкарев Игорь Сергеевич  стал главой города Владивостока, вот можете сказать, вы участвовали вообще в аукционах на заключение муниципальных контрактов по выполнению вот ремонтных, дорожных, вот ремонтных работ,  строительных каких-то?

Амосов: Нет, не участвовал.

Защита: Угу. А вам что-то известно о том, как вот проходили вот эти вот конкурсы? Кто был победителем  этих конкурсов? 

Амосов: Ну известно. Вроде как бы МУП «Дороги Владивостока» был победителем. 

Защита: Скажите, пожалуйста, а можете сказать, вот какой процент  был выигрыша МУП,   если вам это, конечно, известно,  по сравнению с другими  участниками этих конкурсов? Это было меньшая по объему,  количеству либо большая, либо равнозначная..?

Амосов: Да мне кажется… не знаю. Мне кажется  что все объемы…  муниципальные предприятия по ремонту дорог доставались им. Мне так кажется.

Защита: Угу.  Все объемы. Так, скажите, пожалуйста,  в связи с этим у меня вопрос.  Вот в бытность вашей работы, когда вы работали в МУПе, а потом стали работать на рынке, да, как коммерческая организация. Вот до того, как  Игорь Сергеевич Пушкарев,  до того, как был назначен на должность главы, ну да, выиграл выборы, стал главой города Владивостока, вот МУП также выигрывал все вот эти конкурсы?

(Непонятно):  Здесь вопрос поставлен так, что ему кажется… а там кажется не кажется, также кажется, можно сказать. Кажется ли там ему или не кажется. Креститься надо.

Амосов: Но дело в том, что с 2008 года, как… там тендеры по-другому  проводились. Это уже потом аукционную систему ввели. Ну и, соответственно, как бы (непазборчиво). Да, МУП участвовал в тендерах. Те, в которых участвовал, выигрывал, да. За счет чего тогда выполняли более качественно работу? Потому что на тот период времени такой техники  в городе Владивостоке  ни у кого не было.

Защита: Угу. Понятно. Нет вопросов. 

Амосов:   Судья:  Представитель потерпевшего, будут вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: У меня есть вопросы. Подскажите, пожалуйста, Анатолий Алексеевич, вот  вы сказали, что, по вашему мнению, 30-40% МУП, когда вы были директором, выигрывал контрактов, муниципальных контрактов, это было на  период, когда вы, 2005-й, 2006-й, 2007 год, на какой  период эта цифра соответствует действительности?

Амосов:   Может, на момент 2006-го, 2007 года. Вот были, вот как раз... В 5-м году…  как бы  там финансирование, у нас сумма была выделена  в бюджете не такая большая в сравнении с 6-м 7-м годом. Вот.  

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу.  Вот в вашем допросе, который был оглашен,  я не буду там дословно… указано, что штат маленький, техники мало, в связи с этим  субподряды разбирали конкуренты. Смысл в этом звучал.  Вот это  к какому периоду относится  вашего руководства МУПВ?

Амосов: Ну, наверное, да, 2007 года. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу, 6-й, 7-й год, штат маленький, да? Подряды разбирали конкуренты?

Амосов: Нет, это в 2005 году штат был маленький (неразборчиво), штат приличный у нас был. И в 7-м году хороший штат был.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу, понятно. Скажите, а вам известно в период работы  вами директором «Рослана»,  известны какие-либо компании,  которые готовы были или давали  сырье в долг с последующим прощением долга?

Амосов:  Не знаю таких. Не помню такого случая.

Представитель потерпевшего МУПВ: Нет вопросов

Защита:   Ваша честь, у меня  в связи с этим разрешите вопрос свидетелю.

Судья: Угу.

Защита: Анатолий Алексеевич, вот вопрос уточняющий в связи с  последним вопросом, который был задан  представителем  МУПа. Скажите, пожалуйста,  а вот у вашей компании возникали ситуации, когда вот ваша компания, значит, была вынуждена просить о том те организации, у которых покупала сырье, чтобы вам простили долг? Вот ваша компания в такие ситуации попадала или нет?

Амосов:   Нет, не попадала. 

Защита: Поэтому вы не можете ничего сказать  о таких ситуациях? 

Амосов:   Я бы, конечно, был бы рад, если кто  простил бы.

Судья: Так, еще вопросы есть?

Пушкарев:  Анатолий Алексеевич,  вы как руководитель сами прощали кому-нибудь долги?

Амосов: Я старался всем выплачивать, никому не прощал. 

Пушкарев:  И забирали у всех?! Анатолий Алексеевич, вопрос следующий,  вы можете назвать  объем выполненных работ во время вашего руководства МУПом?  В 2005-м,  в 2006-м, ну примерно, в 7-м?  Затем какой объем, если вам это известно, дальше был там в 8-м, 9-м, 10-м, 12-м, выполнялся МУПом? Если можете, ответьте, пожалуйста.

Амосов:  Так, мне на этот вопрос очень трудно ответить.  Потому что такие цифры я не помню, именно какие объемы и какие  выполнялись. 

Пушкарев: А можете ли  сравнить? Больше МУП стал выполнять или меньше. Допустим, в 7-м году  и в 12-м.

 Амосов:   Ну объемы работ, естественно, больше, чем выполняли. 

Пушкарев: А скажите, вот вы сказали, что было известно  о том, что у МУПа есть задолженность,  когда вам стало известно о задолженности, о том, что МУП имеет задолженность большую, в каком году?

Амосов: Так,  сейчас скажу … так, по-моему, это  2008 год, конец – начало 9-го года.

Пушкарев: То есть тем не менее  в 10-м году,  зная,  что у МУПа есть задолженность,  вы заключили договор  на выполнение подрядных работ? То есть не боялись, что МУП вас также запишет в должники, кому должен, и все.  То есть и вы заключили договор, зная, что  задолженность у МУПа есть?

Амосов:   Да,  объемы-то у них были, ну да. 

Пушкарев: То есть вы думали, что вам все равно деньги МУП заплатит? Да? 

Амосов: Надежда последней умирает. 

Пушкарев:  На чем основывалась надежда  и уверенность, что заплатят? 

 Амосов:   Надежда на то, что у МУПа были  большие объемы.

Пушкарев: То есть МУП выполнял работу и рассчитывался с подрядчиками?

Гособвинитель (1): Ваша честь, я возражаю против такой формулировки.  Свидетель не говорил, он повторяет слово,  а Игорю Сергеевичу, видно, это слово не нравится,  он каждый раз пытается перефразировать.

(Непонятно): Чем больше объем, тем больше нравится.

Судья: Так, давайте  переформулируйте вопрос.

(Непонятно): Это же специфический… 

Пушкарев:   То есть зная, что у МУП  есть задолженность,  вы тем не менее заключили договор субподряда, зная, что МУП будет рассчитываться, правильно? 

Гособвинитель (1): Ваша честь, я возражаю, это наводящий вопрос.

Судья: Этот вопрос был уже. Надежда была, что заплатит, так как большие объемы были.

Пушкарев: Понятно, ну то есть…  уже задавали вопрос. Вы не судились с МУПом, да?  Я просто уточняю.

Судья:   Уже задавался этот вопрос  по поводу претензий.

 Пушкарев: Претензий не было?! Спасибо. 

Судья:   Так, еще вопросы? 

Защита: Будет вопрос, Ваша честь. Поясните, пожалуйста, правильно ли я вас понял, что до 20013-го или 14-го года вы работали с муниципальным предприятием? Или до какого? 

Амосов:  До  января 2010 года. 

Защита: В каком году вы закончили свои отношения с муниципальным предприятием?

Амосов:   В 10-м году я закончил, конец года,  и отношения закончил.

Защита:  А, в 10-м году? Один год работали? 

Амосов: Да, да. Просто  компания «Рослан»  работала до 13-го года. 

Защита:  А, компания работала до 13-го года?  Все теперь понятно.

Амосов: Да, да. 

Защита:  Подскажите, почему компанию закрыли в 13-м году? 

Амосов: Нестабильная ситуация. 

Защита: Понятно. А финансовые показатели какие  были у компании на момент  закрытия? 

Амосов: На момент закрытия…  ну как бы положительные. 

Защита:  Понятно, то есть вы как бы прибыльный бизнес решили прекратить почему-то? Да?

Амосов: Ну там как бы другие были  предложения, всего же не расскажешь, предложения именно поступали с родины моей малой. Это все с этим связано.

Защита:  Ладно, понятно. Спасибо.  Все, нет, не будет… 

Защита (1): Можно я еще один последний вопрос задам?  Задолженность МУПа существовавшая отражалась на подрядчиках? Вот вы были субподрядчиком…

Амосов: Ну, по крайней мере, мои выполненные работы  вот оплачивались. Ну бывало, что с задержкой, но оплачивались. А как другие, другим выплачивали, я не в курсе? 

Защита (1): Ну оплачивались кем? 

Амосов: МУП «Дороги Владивостока».

Защита (1): Да, последний вопрос. Скажите, пожалуйста, а когда вас назначали на должность  директора МУПВ «Дороги Владивостока», бывший в то время глава города, какие он цели и задачи  вам ставил по развитию  данного предприятия?

Амосов: Ну большие-пребольшие,  просто не успели реализовать. 

Защита (1):  Ну хотя бы два-три направления.

Амосов: Для города хотели… вот именно для города,  чтобы на нужды работали, асфальтозавод хотели,  в планах был,  как бы была покупка этого завода. Даже уже где-то территорию подыскивали для того, чтобы размещать этот асфальтозавод. Потом плюс  ко всему хотели закупить лабораторию, которая вообще отсутствует в городе Владивостоке,  для проверки дорожных материалов. Все это было в планах.

Защита (1): Скажите, пожалуйста, динамику  развития предприятии  до 12-го, 13-го года, когда вы  еще контактировали, ее можно оценить как положительную, динамику развития  предприятия? 

Амосов: Ну как удовлетворительно. Положительно я не могу сказать.

Защита (1): Спасибо. 

Третьяков: Да, еще один. Просто вы сейчас упомянули про цель, мой коллега задал, вы ответили, что хотели купить лабораторию  и построить асфальтовый завод,  а цели-то какие были?  Или были цели прям завод построить  и на этом закончить все?  Или для чего это все?  Вот цели муниципального  предприятия какие были, вы сказали глобальные какие-то, большие. 

Амосов:  Ну ремонт городских дорог – вот  главная проблема,  цель была для предприятия МУП  «Дороги Владивостока». Чтобы именно это предприятие развивать, впоследствии  еще закупать технику. Вот были именно  такие цели. 

Третьяков:  Все, нет вопросов.

Судья:  Нет вопросов. У других вопросов нет?  Допрос завершен, свидетель, вы можете быть свободны. Ваш допрос завершен.   

Поделиться: