Павел Демичев возглавляв «Дороги Владивостока» в 2008 году

25 июля показания по делу экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего холдинг «Востокцемент» Андрея Пушкарёва дал Павел Демичев. Свидетель обвинения возглавлял «Дороги Владивостока», уже имеющие дебиторскую и кредиторскую задолженности, в 2008 году.

В ходе допроса Павел Демичев отметил, что экс-главу Владивостока всегда интересовали перспективы развития муниципального предприятия. Для увеличения спектра деятельности МУПВ закупалась специализированная техника: чтобы предприятие могло работать круглый год - не только ремонтировать дороги летом, но и заниматься ликвидацией последствий снегопадов зимой. 

Свидетель также подчеркнул: Игорь Пушкарёв никогда не ставил задачу обанкротить МУПВ «Дороги Владивостока». А холдинг «Востокцемент» продолжал поставлять стройматериалы в долг, не требуя немедленного их погашения.

Стенограмма допроса свидетеля Демичева

Судья: Судом устанавливается личность свидетеля. Назовите свою фамилию, имя, отчество.

Демичев: Демичев Павел Валентинович.

Судья: Я вам разъясняю, что вы вызваны  в качестве свидетеля для дачи показаний по  уголовному делу в отношении Пушкарева Игоря Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича и Лушникова Андрея Вадимовича. Как свидетель, вы  обязаны говорить суду правду. За отказ дачи показаний, за заведомо ложные показания,  уклонение от дачи показаний  предусмотрена  уголовная ответственность – статья 307, 308  Уголовного кодекса, в соответствии со статьей 51 Конституции РФ вы можете не свидетельствовать против себя, своей супруги,  своих близких родственников, иных близких лиц. В суде заседания имеете права пользоваться услугами переводчика, если не владеете русским языком,  заявить отвод переводчику. Вправе являться на допрос с адвокатом,  пользоваться мерами государственной безопасности в случае, предусмотренном  процессуальным законом, вправе делать замечания, заявления по поводу действий  участников процесса.  Вам права и ответственности понятны?

Демичев: Да, понятны.

Судья из Владивостока: Распишитесь  в подписке, пожалуйста.  Пишите свою фамилию, имя,  отчество.  

Судья:  Поясните, пожалуйста, вы какое-то отношение к МУПВ «Дороги Владивостока» имеете или имели?

Демичев: Да, имел.  Я там работал полгода директором.

Судья: Угу, понятно. А с Пушкаревым Игорем Сергеевичем, Лушниковым Андреем Вадимовичем, Пушкаревым Андреем Сергеевичем знакомы?

Демичев: Да, знаком.

Судья: Со всеми тремя?

Демичев: Со всеми  тремя.

Судья: Как в двух словах можно охарактеризовать ваши отношения, которые сложились  с Игорем Сергеевичем Пушкаревым?

Демичев: Ну, деловые можно сказать. Товарищеские.

Судья: А с Андреем Сергеевичем?

Демичев: Деловые отношения или служебные.

Судья: А с Лушниковым Андреем Вадимовичем?

Демичев:  То же самое. Деловые отношения.

Судья: Угу. У вас с подсудимыми никаких конфликтов не возникало? В силу которых вы могли бы  оговорить, рассказать о них неправду.

Демичев:  Нет, не возникало, Ваша честь.

Судья: Не возникало, поводов  для оговора не имеете. Пожалуйста, государственный обвинитель, можете  задать вопросы данному свидетелю.

Гособвинитель (1): Спасибо. Павел Валентинович, скажите, пожалуйста, суду, когда и при каких обстоятельствах вы познакомились с Пушкаревым Игорем Сергеевичем?

Демичев: Ну, с Пушкаревым Игорем Сергеевичем  я познакомился в середине 90-х годов.  Работал тогда во Владивостокской таможне, а он был представителем компании «Пусан», по-моему.

Гособвинитель (1): В дальнейшем ваше знакомство вылилось в какие-либо деловые отношения?

Демичев: Ну у нас были обычные отношения. Можно сказать служебные и даже переросли в товарищеские. 

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, вот вы упомянули деловые отношения. Когда они возникли, после вы пояснили про обстоятельства вашего знакомства… Вы стали компаньонами  и каким образом развивались ваши отношения?

Демичев: Ну до 2007 года  они были чисто деловыми отношениями. То есть Игорь Сергеевич был представителем  разных компаний. Я, соответственно, работал в госслужбе. После 2007 года, когда я вышел на пенсию,  я попросился на работу. Игорь Сергеевич меня взял. У нас стали как бы служебные отношения.

Гособвинитель (1): А до 2007 года, скажите, пожалуйста,  вот вы были представителем каких-то компаний. Игорь Сергеевич  был представителем каких-то компаний. Это были какие-то смежные виды деятельности, которые позволяли вам общаться?  Или у вас  чисто… Я просто не совсем поняла. Вы сказали несколько раз о том, что у вас были служебные взаимоотношения  еще до 2007 года. И не поясняли …

 Демичев: Это я  не так выразился. Это не служебные, это, скорее всего,  деловые.

Гособвинитель (1): Ну даже деловые. Хорошо. Мне все равно эта формулировка не совсем понятна. Вы во взаимоотношениях (неразборчиво) представителей компании, да?  Если да, то каким образом  вы взаимодействовали?

Демичев: Ну,  я работал во Владивостокской таможне, Игорь Сергеевич занимался в том числе и внешней экономической деятельностью. Вот на этой почве мы и пересекались. 

Гособвинитель (1): Угу. По чьей инициативе пересекались?

Демичев: Ну в смысле? Это обыкновенная работа. Участник приходит в таможню, таможня с ним работает.

Гособвинитель (1): Вот так я, собственно, и хотела от вас ответ получить.  После 2007 года вы  попросились к Игорю Сергеевичу  на работу, вы сказали. И, соответственно, были ли вы трудоустроены? 

Демичев: Да. 

Гособвинитель (1): Да. Кем?

Демичев: Директором Первомайского судоремонтного завода.

Гособвинитель (1): Угу. Сколько вы проработали  в этой должности? 

Демичев: 8 или 9, по-моему, месяцев.

Гособвинитель (1): Угу. По какой причине покинули эту должность?

Демичев: Произошло разделение бизнеса, как я понимаю, и собственниками  стали компаньоны Игоря Сергеевича, а у меня с одним из этих компаньонов не сложились отношения…  по этой причине  я просто ушел.

Гособвинитель (1): Угу. Тогда давайте немножко подробнее  о бизнесе. Вот этот вот судоремонтный завод, который вы сказали, частью чего он являлся? Это было независимое предприятие или это была часть бизнеса? 

Демичев: Я, честно говоря, так сейчас не могу сказать. Ну  как понять часть бизнеса? Я не понимаю вопроса.

Гособвинитель (1): Входило ли в какую-либо группу компаний данное предприятие? Либо существовало независимо, не являлось  клером  ни по отношению ни к кому.

Демичев: Я сейчас точно не могу утверждать. Но, скорее всего, входило в группу компаний «Парт Групп», кажется. Или как он назывался. Я не могу сейчас точно сказать. Потому что, честно говоря,  и не помню даже.

Гособвинитель (1): Не помните, понятно. Соответственно, раз уж вы сказали о разделении бизнеса. Судоремонтный завод – это, получается, все-таки часть или  судоремонтный завод на две части  все-таки поделили? Я не совсем поняла из вашего ответа.

Демичев: Нет. Там просто другие собственники стали.

Гособвинитель (1): Более подробно поясните,  пожалуйста. Каким образом  был разделен бизнес?

Демичев: Я не могу это более подробно объяснить. С точки зрения юридических вопросов, потому что я не занимался сменой собственника и так далее. Просто владелец стал Ермоленко Станислав, я не помню  отчество.

Гособвинитель (1): Владельцем чего, завода?

Демичев: Да, да. Ну там Первомайский торговый порт и ПСРЗ, но это одна и та же (неразборчиво).

Гособвинитель (1): Понятно.  А Игорю Сергеевичу-то что-то при разделении бизнеса досталось?

Демичев: Я не знаю.

Гособвинитель (1): И повторите, пожалуйста, кем и куда  он вас устроил после … а об этом вы еще не говорили. Устроил он вас куда-то после  разделения этого бизнеса? Игорь Сергеевич.

Демичев: Да, мне было предложено работать  на щебеночном заводе. 

Гособвинитель (1): А в какой должности?

Демичев: Исполнительный  директор.

Гособвинитель (1): Угу. В какой период времени вы там проработали в этой должности?

Демичев: Ну вот с октября, ну где-то около года. Ну сейчас точно не помню, месяцев 9 вроде.

Гособвинитель (1): Это было еще до избрания Игоря Сергеевича главой администрации?

Демичев: Да, да. 

Гособвинитель (1): Что входило в ваши обязанности исполнительного директора ВБЩЗ?

Демичев: Ну там был еще управляющий, который руководил предприятием и заводом полностью. А я в основном занимался… Там происходило строительство, вернее, было завершение строительства асфальтобетонного  завода. Я занимался проектными работами и  подготовкой к осуществлению строительных работ по бетонохранилищу и прочим прилегающим к асфальтобетонному заводу  структурам. 

Гособвинитель (1): Угу, понятно. А завод какой строился? Я  направление, профиль поняла. Я имею в виду, как он в дальнейшем развивался и где находился?

Демичев: Ну асфальтобетонный завод находился на территории ВБЩЗ. Как он назывался?  (Неразборчиво).

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, после избрания Игоря Сергеевича  главой администрации  в вашей судьбе что-то изменилось? Вот  вы продолжали работать на прежней должности? 

Демичев: Ну какое-то время еще продолжал. Потом перешел на работу директором МУП «Дороги Владивостока».

Гособвинитель (1): Угу. Кто вам предложил занять эту должность? И когда это было?

Демичев: Игорь Сергеевич.

Гособвинитель (1): Угу. Когда это было?

Демичев: Ну я точно не помню. Но ближе к октябрю месяцу.

Гособвинитель (1): Угу. Вы сейчас про какой год рассказываете? 8-й или какой-то другой ?

Демичев: 8-й. 

Гособвинитель (1): Каким образом Игорь Сергеевич, ну скажем так, озвучил свое предложение? Чем он вас  заинтересовал занять эту должность? Почему она была или не была, собственно, более привлекательной  для вас, нежили прежняя  занимаемая должность.

Демичев: Ну я же вам уже говорил, что в ВБЩЗ  был  один управляющий, который  периодически являлся первым лицом, занимался просто и целенаправленно асфальтобетонным заводом. Мне это казалось… история маловата. И когда мне предложили новое предприятие, где я буду руководителем…  и в смысле делать там, что  его наполнят техникой… и (неразборчиво). Я  согласился.

Гособвинитель (1): А вы, в принципе, когда разговаривали с Игорем Сергеевичем  обсуждали заработную плату? 

Демичев: Нет.

Гособвинитель (1): Вообще, да?! Вас это не интересовало?

Демичев:  Нет, он … Я не помню этого.

Гособвинитель (1): Так не помните или не обсуждали?

Демичев: Не помню, поэтому утверждать не буду. Сказал, скорее всего не обсуждал. Потому  что не помню.

Гособвинитель (1): Понятно. Скажите, пожалуйста, для вас перспективы развития МУПа были как-то  гораздо важнее, вас  разница в заработной плате  не интересовала между этими двумя должностями? 

Демичев: Ну,  в принципе, на то время, как и сейчас, я получал пенсию. Я говорил, что ушел с таможни на пенсию. Поэтому финансовый вопрос был не столь острым для меня, а вот поработать над чем-то новым гораздо интереснее.

Гособвинитель (1): Понятно. Скажите, пожалуйста, в какое время, когда вы приступили к своим должностным обязанностям? Кто был вашим заместителем? 

Демичев: Извините, я прослушал. Когда, что?

Гособвинитель (1): Когда вы приступили к исполнению своих должностных обязанностей в качестве руководителя МУПа? И кто  был вашим заместителем?

Демичев: Заместителем?

Гособвинитель (1): Да!

Демичев: На то время был Дементьев Дмитрий, отчество не помню.

Гособвинитель (1): Когда приступили к исполнению своих обязанностей?

Демичев: По-моему, в октябре.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, Дементьев кем до этого работал? 

Демичев: Дементьев, когда я пришел, заместителем. 

Гособвинитель (1): Вашим?

Демичев: Нет не моим. Там был другой директор.

Гособвинитель (1): Понятно. А кто был директор, помните?

Демичев: Ну фамилия Безручко, а имя, отчество не помню уже.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а до этого Дементьев кем работал? Вам известно было?

Демичев: Да он там работал директором, до Безручко. Да известно.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а вам было известно, по какой причине он  перестал быть директором предприятия?

Демичев: Нет.

Гособвинитель (1): Угу. Не интересовались этим вопросом? Или вам молчали по этому поводу?

Демичев: Я не интересовался.

Гособвинитель (1): Не интересовался. Понятно.

Демичев: У меня были другие задачи и цели.

Гособвинитель (1): А, понятно. Скажите, пожалуйста, когда вы вступили в указанную должность руководителем МУП, стало ли вам известно о наличии у предприятия задолженности дебиторской?

Демичев: Задолженности?

Гособвинитель (1): Да. Задолженности. 

Демичев: Да, конечно, конечно.

Гособвинитель (1): Какая она была на момент октября 2008 года, вы помните?

Демичев: Если мне память не изменяет, порядка 60 миллионов. Была общей… дебиторская задолженность и порядка 40 миллионов кредиторская.

Гособвинитель (1): Интересовались ли вы о причинах возникновения дебиторской задолженности? В связи с чем?

Демичев: Да, конечно.

Гособвинитель (1): У кого? И что вам объясняли на ваши вопросы?

Демичев: Ну я интересовался, конечно, у сотрудников и экономистов. Объяснений было много, и что маленький объем работы, также  около 100 миллионов в год  оборот предприятия был.  И что в зимний период практически предприятие не работает, а только занимается подготовкой к  летнему периоду, когда идут дорожные ремонтные работы. Вот. Далее нанимал экономистов там, для того чтобы они определили точку неубыточности предприятия в данном, в том состоянии, в котором оно было в тот момент.

Гособвинитель (1): Понятно. Скажите, пожалуйста, предложение обанкротить данную организацию  не поступало от должностных лиц, администрации либо МУПа?

Демичев: Нет, нет, нет. Данных предложений не поступало. Наоборот, его собирались развивать, ну в тот момент я имею в виду. То есть наполнять техникой и с тем, чтобы предприятие могло выйти в том числе и в зимний период. И отмечали трактористов, ой этих, извиняюсь, я имею в виду нанимались трактористы, чтобы они могли работать на тракторах в зимний период. То есть о банкротстве речи не было.

Гособвинитель (1): Угу, понятно. Скажите, пожалуйста, наполнили ли техникой МУП?

Демичев: Да. 

Гособвинитель (1): То есть в период вашего руководства сделали это?

Демичев: Ну нет, конечно же. В период моего руководства получили трактора, снегоуборщики, грейдеры… дай бог памяти… погрузчики типа…. Ну вот такую вот технику.

Гособвинитель (1): Понятно.

Демичев: Это, конечно, мало для всего города, но это для начала.

Гособвинитель (1): Примерно количество единиц помните техники, которой наполнилась,  наполнился МУП в период вашей работы?

Демичев: Ну это где-то порядка 25 тракторов «Беларусь», 2 грейдера, по-моему, 2 погрузчика, несколько малых вот этих тех машин. Ну вот как-то так.

Гособвинитель (1): А вот в тот период, когда вы руководили МУПом, как было с кредиторской задолженностью? Погашалась она, росла, оставалась прежней? 

Демичев: Ну вот, к сожалению, когда я пришел на МУП, да, там уже практически все контракты, все контракты были исполнены. И финансовые средства уже получены частично. Закрывали мои, контракт по Столетию. Поэтому того, чтобы поступят какие-нибудь денежки, чтобы закрыть кредиторку,  особых не было. Поэтому  мы проводили работы  по реструктуризации кредиторской задолженности, то есть я встречался с руководителями предприятий кредиторов по поводу рассрочки, то есть мы составляли план выплаты. Нет, не со всеми, но вот  с частью вот встречался.

Гособвинитель (1): Угу. Кому в основном должен был МУП?

Демичев: В основном должен был «ДВ-Цементу» или «Востокцементу», потом еще «ФедералСтрой» компания, «Примавтодор» вторым был из таких крупных.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, с «ДВ-Цемента» или «Востокцемента», вы, соответственно, сами немножко не определились, вы с кем-то встречались, договариваясь о реструктуризации долга, из этих компаний?

Демичев: Вот, честно говоря, я не помню, с кем встречался в тот период, из «Востокцемента», из «ДВ-Цемента. 

Гособвинитель (1): Угу. Не помните.

Демичев: Не могу сейчас точно сказать. 

Гособвинитель (1): А не помните с кем или не помните, встречались ли вообще?

Демичев: Не помню с кем.

Гособвинитель (1): То есть встречу подтверждаете?

Демичев:  То, что  речь шла о погашении кредиторской задолженности. Да, ну я ее старался погасить. Не только перед «Востокцементом», но и перед другими компаниями. Вот. Но вот с кем там разговаривал, не помню, не могу сказать точно сейчас. Просто не помню.

Гособвинитель (1): А я поняла. А ваше руководство, что-то кроме рассрочки платежа было сделано? Я имею в виду, как-то она уменьшилась, эта задолженность, или, наоборот, увеличилась?

Демичев: Еще раз, я не понял сути вашего вопроса.

Гособвинитель (1): В бытность,  когда вы руководили МУПом, с цифрами что произошло? Про рассрочку что вы, что вы договаривались по поводу рассрочки. А с цифрами что произошло?

Демичев: Ну с цифрами ничего не произошло. Потому что  были небольшие поступления денег и большие расходы на тот период.

Гособвинитель (1): Размер кредиторской задолженности оставался прежним, увеличивался или уменьшался?

Демичев: Дебиторка, дебиторка, и дебиторка уменьшалась. Ну, соответственно, и кредиторка. 

Гособвинитель (1): Я вас про дебиторку спрашиваю, ну ладно. Уменьшалась, да? 

Демичев:  Дебиторка? Ну да, частично  уменьшалась. А то, что мы остатки получали  денежных средств, в зимний период, не в зимний – в осенний период, там ноябрь  декабрь. Конечно, да, мы закрывали часть  по  дебиторской задолженности. Мелких там, крупных.

Гособвинитель (1): Угу. А существенно уменьшилась она, пока вы были руководителем?

Демичев: Да нет. Нет, существенно не уменьшилась, к сожалению.

Гособвинитель (1): Понятно. А скажите, пожалуйста, когда вы были руководителем МУПа, насколько МУП плотно работал с группой компаний «Востокцемент»? 

Демичев: Да особо плотно не работал. Потому что, опять же повторюсь, это был конец сезона. То есть большого количества материала не надо было никому. Я в начале года 2009-го, пожалуй, вот мы заключали договора на поставку материалов. Да, тогда был заключен договор…

Гособвинитель (1): Помните, с кем заключали ?

Демичев: С поставщиками. 

Гособвинитель (1): С кем, помните?

Демичев:  Конкретно с кем?

Гособвинитель (1): Меня интересует группа компаний «Востокцемент», вопрос был только об этой группе компаний. И, соответственно, если вы мне про нее отвечаете,  то поясните, с кем конкретно вы заключили эти договора.

Демичев: Директором там тогда была Кожаева, в тот период.  Но до нее… она подписывала договор.

Гособвинитель (1): То есть вы речь ведете о  компании «ДВ-Цемент»? 

Демичев: Да.

Гособвинитель (1): Угу. Какие договоры были подписаны? Помните, сколько их было?

Демичев: Один, по-моему, договор.  Ну не считая там всяких приложений и дополнений. А так, по сути, один договор. Когда вот точно?! В начале  2009-го  был подписан. Он там был, вернее, переподписан. Там до меня был договор действующий, мне нужно было только переподписать.

Гособвинитель (1): Пролонгировать что ли? Или предмет у этого договора был несколько другим?

Демичев: Нет. Там немножко менялась форма. Как я понимаю, там «ДВ-Цемент» (неразборчиво) свою форму разработал, и мы меняли договора. По сути, внутренняя составляющая его не менялась.

Гособвинитель (1): Понятно. Какие-то дополнительные соглашения  спецификации к договору подписывались с Кожаевой?

Демичев:  Да, что-то подписывалось, но детали я не помню.

Гособвинитель (1): Понятно. Предмет договора помните  сейчас?

Демичев: Поставка материалов с отсрочкой платежа.

Гособвинитель (1): Я поняла. А кто принимал решение о необходимости заключения данного договора? 

Демичев: Вы имеете в виду со стороны МУП «Дороги Владивостока»?

Гособвинитель (1): Да, конечно.

Демичев: Конечно, мной принимался.

Гособвинитель (1): Что, простите?

Демичев: Мною принималось такое решение.

Гособвинитель (1): Понятно. Скажите, пожалуйста,  когда вы покинули пост, в связи с чем?

Демичев: Ну пост я покинул, по-моему, в апреле.

Гособвинитель (1): Какого года?

Демичев: Следующего года. 2009-го. В связи  с переводом на работу в администрацию.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, оправдались  ли ваши надежды о перспективе? Или какая-то иная была причина перевода в администрацию?

Демичев: Даже почему, там перспективы были. Как продолжалось развитие МУПа , так и продолжалась. В этой части  у меня каких-то вопросов личных не возникало.  Это была инициатива Игоря Сергеевича  в связи с тем, что его не устраивала работа предыдущего начальника  (неразборчиво).

 Гособвинитель (1): А кто предыдущий начальник  был?

Демичев: Баранов (неразборчиво) Васильевич.

Гособвинитель (1): Угу. А что конкретно не устраивало по поводу работы его?

Демичев: Если мне память не изменяет, то во время одного из объектов документы плохо подготовленные и так далее… ну короче, вот это я не знаю точно. Сразу  100% гарантии, но  что-то не устраивало. Он сам уволился.

Гособвинитель (1): Угу. Все понятно. 

Демичев:  А может, обоюдно не устраивало.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, а вот это управление, которое  вы сейчас назвали, оно, вообще, в принципе, вам известно,  когда оно  было создано в администрации?

Демичев: Когда оно было создано?

Гособвинитель (1): Да. Задолго до вашего прихода?

Демичев: УСЖФ было создано предыдущей мэрией. Николаевым. 

Гособвинитель (1): То есть не задолго?

Демичев: Ну до прихода Игоря Сергеевича в администрацию, это точно.

Гособвинитель (1): Скажите, пожалуйста, функции этого управления каким-то образом поменялись, когда вы пришли на руководящую должность?

Демичев: А дело в том, что  это  управление, из своего названия… по сути, объединяло два огромных направления. Это жилищное, эксплуатация жилого фонда.  И благоустройство городских территорий, то есть то, чем сейчас занимается управление благоустройства. Объем работы был такой, что невозможно  объять необъятное. Поэтому я выходил с инициативой разбить это управление  на  два разных: управление содержания жилья и управление, которое будет заниматься  санитарией  и дорожным строительством в городе. 

Гособвинитель (1): Угу. Как ваша инициатива была  встречена? И,  собственно, перед кем вы с этой инициативой выступали? 

Демичев: Ну выступал в том числе и перед Игорем Сергеевичем – понятно. Не помню, кто на тот период был  курирующий замглавы. Скорее всего, это был Черкасов, может. Ой нет, не Черкасов  (неразборчиво). Инициатива  была встречена, изучена и одобрена. 

Гособвинитель (1): А разделено было управление? Да?

Демичев:  Да, разделено было управление. Управление стало  называться  управление содержания жилья  – это одно управление. И еще…  а второе управление, так и осталось  название УСЖФ, только потом оно уже было переименовано.

Гособвинитель (1): Понятно. Вы в каком остались? 

Демичев: УСЖФ, которое возникло и занималось дорожным строительством.

Гособвинитель (1): Все понятно. Скажите, пожалуйста, сколько вы проработали в качестве руководителя  данного подразделения?

Демичев: 9 месяцев. 

Гособвинитель (1): Почему покинули эту должность?

Демичев: Ну потому, что оно было… как бы сказать это правильно… ну очень напряженная работа, и, честно говоря,  у меня ни моральных, ни физических сил не хватало  вытянуть это управление. Я попросился, собирался уволиться. Но мне предложили другое место, я согласился.

Гособвинитель (1): Кто вам предложил эту должность? 

Демичев: Игорь Сергеевич.

Гособвинитель (1): Вам известно, кто вас заменил на должности в управлении? 

Демичев: Извините, там какой-то шум был. Я прослушал вопрос. 

Гособвинитель (1): Кто вас сменил, если вам это известно, на должности начальника управления, когда вы от туда уволились?

Демичев:  В УСЖФ ?

Гособвинитель (1): Да.

Демичев: Сташенко.

Гособвинитель (1): Угу. После того как вы покинули эту должность, кем вам предложил стать Игорь Сергеевич?

Демичев: Руководителем муниципального автономного учреждения «БОСДВ».

Гособвинитель (1): Это было вновь созданное учреждение или кто-то до вас руководил, оно давно существовало?

Демичев: Оно не так давно существовало. До меня там был другой руководитель.

Гособвинитель (1): Угу. Кто, помните?

Демичев: Мигунов. Извините, плохая память, имя, отчество не помню.

Гособвинитель (1): Это неважно, фамилия. Фамилию помните, уже хорошо.…

Демичев: Мигунов.

Гособвинитель (1): Ну, соответственно, Мигунов покинул совсем структуру автономного учреждения или остался  еще работать?

Демичев:  Уволился.

Гособвинитель (1): Уволился совсем, да? Скажите, пожалуйста, вы с Мигуновым общались, он вам какие-то дела передавал? Рассказывал о том, что из себя представляет работа МАУ?

Демичев:   Да фактический нет.

Гособвинитель (1): Ну, вообще, пересекались 

Демичев: Там был заместитель  Душутин  Алексей, вот с ним мы общались.

Гособвинитель (1): А с самим Мигуновым  найти возможность пообщаться хоть немножко?

Демичев:  Я не помню.

Гособвинитель (1): Не помните. Относительно компетентности  этого человека что-то сказать сможете? Я  имею в виду Мигунова. 

Демичев: Ну, честно говоря, нет.

Гособвинитель (1): Угу. Понятно. Что вам рассказал  Душутин?

Демичев: Ну в общий курс дела вводил. Рассказал. Ну не знаю. Что мог он мне рассказать. Вот здесь стул, вот здесь стол.

Гособвинитель (1): И все, да?! А  как вы поняли для себя, что такое-то  автономное учреждение  и чем оно занимается, каковы его задачи функции?

Демичев: Муниципальное автономное учреждение, горные устройства, озеленение, что- то там… дороги города Владивостока. Занималось… принимало муниципальные заказы  администрации города. По поводу благоустройства территории города Владивостока.

Гособвинитель (1): Угу. Когда оно было создано?  Когда Игорь Сергеевич уже занимал должность главы администрации или до его избрания?

Демичев: Нет, оно было создано, когда Игорь Сергеевич уже занимал должность. Оно очень долго обсуждалось, возможность его создания. И в конечном итоге было создано.

Гособвинитель (1): Угу, а вы участвовали в обсуждении его создания?

Демичев: Да в том числе, конечно.

Гособвинитель (1): Вы тогда еще какую должность занимали, когда  участвовали в обсуждении создания?

Демичев:  Начальник УСЖ.

Гособвинитель (1): Все понятно. И раз вы тем более участвовали в обсуждении его создания, скажите, пожалуйста, для чего, чего не хватало во Владивостоке, для чего же нужно было автономное учреждение?

Демичев: Во Владивостоке не хватало… Ну, учитывая, что уже шла подготовка к саммиту АТЭС. Во Владивостоке не хватало оперативности в выполнении необходимых  или, можно сказать, жизненно важных хозяйственных задач.

Гособвинитель (1): Например?

Демичев:  Это раз. Ну, например,  ремонт оперативный. И не надо проводить аукционы, не надо  тратить время на  общение с нерадивыми подрядчиками. Муниципальные задания МАУ «ГОСДВ»  все сделает.

Гособвинитель (1): Отлично. Ага.

Демичев: Если вкратце.

Гособвинитель (1): То есть вкратце. Угу. Так. Сколько вы проработали в этой должности, руководителем МАУ?

Демичев: Порядка одного года.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите,  пожалуйста, вы работали в МАУ в течение этого года, с кем  МАУ  в  этот период подписывало договоры? Имело договорные отношения.

Демичев:  Ну за это время.. ну  как всех перечислить?!  С МУП «Дороги Владивосток», и с рядом проектных организаций, и  еще, наверное, с дорожниками,  ну сейчас вот уже точно не скажу. Основной подрядчик был МУП «Дороги Владивостока». Часть работы МАУ «БОСДВ» выполняло самостоятельно – это  озеленение. 

Гособвинитель (1): Угу. Основной МУП «Дороги Владивостока», то есть «Дороги Владивостока». Скажите, пожалуйста… озеленение,  ага, понятно. А скажите, пожалуйста, с МУПом, вы сказали, большая часть договорных отношений этой организации касалось. А что за договоры вы заключили с МУПом, предмет этих договоров?

Демичев: Самые разные. Я, честно говоря,  ну уже не помню. Ну это где-то  договоры и на уборку в городе, и на ремонт дорог, ну вот не помню уже всех. И даже не могу и сказать.  

Гособвинитель (1): Угу. Ну большое количество договоров было подписано? В связи с этим не помните или с чем-то другим?

Демичев: Ну не только с МУПом «Дороги Владивостока», почему, там и другие организации.

Гособвинитель (1): Вы меня не поняли…

Демичев: Там просто шум.

Гособвинитель (1): Я поняла. Я спросила не об этом. Я не спросила о том, что только с МУПом. Я спросила, соответственно, почему вы не помните. Потому что большое количество с МУПом  было договоров подписано? Или по каким-то другим причинам?

Демичев: Да уже столько времени прошло, что я, что я, честно говоря… 9 лет… 8 прошло. С  моей памятью…  не помню.

Гособвинитель (1): Угу, понятно. Скажите, пожалуйста, вам было известно, когда вы, уже будучи руководителем МАУ, работали с МУПом, что происходило с кредиторской задолженностью МУПа?

Демичев: Ну, честно говоря, меня это даже не интересовало. 

Гособвинитель (1): И не интересовались.  А при этом вы, как руководитель МАУ, должны были интересоваться и интересовались ли  в принципе финансовым положением организаций, с которыми у вас были договорные отношения. Насколько они надежны, насколько они  финансово устойчивые.

Демичев: Ну я и так знал, что они надежные. Что они выполнят работы, которые  у нас с ними в договорах. Потому что одно простое правило было при заключении договоров. Работу не выполнил  – денег не получил. 

Гособвинитель (1): Угу. А это со всеми или с МУПом только? 

Демичев: Со всеми.

Гособвинитель (1): Со всеми, ага. Понятно. Но то есть ответ на мой вопрос так и не прозвучал. Ответьте: интересовались, не интересовались не только МУПом, всеми организациями, как вы сказали.  Финансовая стабильность?

Демичев: Финансовая, финансовое положение, о  наличии кредиторской задолженности  мне было известно.  Но вот там детали меня не интересовали. Сколько конкретно  не знаю. Я знаю, что у МУПа есть техника, есть  все для выполнения работ. 

Гособвинитель (1): Угу, понятно. Следующий вопрос. Когда вы работали на перечисленных вами должностях, я имею в виду начиная с руководства МУПом, а потом начальником управления, а потом начальником МАУ, имели ли вы дополнительные доплаты, которые не предусмотрены законодательством РФ. Вот от Пушкарева Игоря Сергеевича или от иных должностных лиц администрации города Владивостока получали?

Демичев: Нет.

Гособвинитель (1): Угу. Понятно. Скажите, пожалуйста, телефонный номер  вам знаком такой? 8-902- 524- 26- ХХ.

Демичев: Да это мой номер.

Гособвинитель (1): Ваш номер.

Демичев:  Сначала не понял.

Гособвинитель (1): Что, простите?

Демичев: Это, по-моему, мой номер. 

 Гособвинитель (1): Так по-моему или ваш?

Демичев: 8-902- 52- 426- ХХ если, это мой  номер.

Гособвинитель (1): Да, я совершенно так и сказала, несколько просто по-иному  цифры объединила. Неважно. Понятно. Скажите, пожалуйста, Войновская, вам знакома такая?

Демичев: Наталья Александровна. Да.

Гособвинитель (1): Угу. Кто это? Кем она является, была, работала, когда вы занимали все перечисленные вами должности.

Демичев: Она  была первым заместителем главы города.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста. В бытность руководителя МАУ вы с ней тесно взаимодействовали?

Демичев: Ну я со всеми взаимодействовал, и с ней в частности. У нас совещания проводились. 

Гособвинитель (1): Угу. А она каким-то образом курировала деятельность автономного учреждения  или  нет или наряду со всеми остальными интересовалась, скажем так, автономным учреждением?

Демичев: Наряду со всеми остальными интересовалась. Ну, может быть, больше, чем все остальные, интересовалась работой муниципального автономного учреждения, так как  оно вновь созданное. Ну не так давно созданное.

Гособвинитель (1): Так все-таки больше?  Так все-таки больше остальных интересовалась?

Демичев: Больше, чем другие замы, например.

Гособвинитель (1): А чем это объяснялось, вам было известно? 

Демичев: Нет. 

Гособвинитель (1): Угу. Понятно. Скажите, пожалуйста, вернемся к… закончим с МАУ, вернемся к управлению. Почему вы МАУ покинули? 

Демичев: Ну это такая история, незагадочная совсем. Там в это время изменилось законодательство, и из положения о муниципальном автономном учреждении были исключены слова, и короче… и короче там… МАУ могли быть образованы только в теме спорта, культуры,  ну что-то такого еще. То есть никаким там, ничем, чем занималось МАУ «БОСДВ»,  стало невозможно заниматься. И было предписано всем провести реорганизацию.

Гособвинитель (1): Угу. Вот как раз мой следующий вопрос был об этом. Скажите, пожалуйста, а почему в принципе распалось МАУ, тем более вы участвовали в  обсуждении создания МАУ. Почему была избрана такая правовая форма? 

Демичев: Ну сейчас скажу почему, потому что МАУ «БОСДВ» могло приступать к выполнению работ, к работам только на основании получения муниципального задания. А все остальные только проведение торгов.

Гособвинитель (1): Угу. Понятно. А кто, соответственно, принял решение о том, что именно такая правовая форма будет «БОСДВ?»

Демичев: Ну вот идея создания такого предприятия была давно.  И долго. А  решение, наверное, коллегиальное, что да, такое предприятие городу нужно.

Гособвинитель (1): Кто в принятии решения участвовал? Коллегиально? 

Демичев:  Да все, в том числе и я.

 Гособвинитель (1): Ну все кто? Вся администрация?

Демичев:  И глава города, и заместители  соответствующие по направлениям, и  ну и все, от кого зависит  принятие решения о создании или ликвидации какого-то предприятия в городе.

Гособвинитель (1): Все, понятно. Скажите, пожалуйста. Почему не была проведена, почему вы уволились? А не была проведена реорганизация МАУ? Другая регистрационно- правовая форма не подходила учреждению?

Демичев: Я не помню уже, честно говоря. Я уволился, потому что создавали муниципальное  предприятие   «Горзеленстрой».

Гособвинитель (1): Так.

Демичев: И я  туда перешел директором. А вот другая форма организационно-правовая, ну не знаю, какой смысл в ней.

Гособвинитель (1): Ну вот и я вас об этом спрашиваю. Понятно. 

Демичев: Не понимаю вас.

Гособвинитель (1): Не, я поняла.  В принципе, мне этого достаточно для… Скажите, пожалуйста,  в чем вы, вы как-то негативно сказали о  аукционах,  почему вам кажется неэффективной  система, при которой  подрядчик выбирается путем аукциона?

Демичев:  Не могу сейчас ничего сказать про нынешнюю  ситуацию  с аукционами. Потому что… а на тот момент система была крайне недееспособной  по одной простой причине. Потому что выходили недобросовестные компании подрядчиков на торги, пытаясь получить откат за неучастие  в этих торгах,  у которых не было ни сил, ни средств   для исполнения этого контракта. Которые просто играли для того, чтобы просто заработать денег. Мы об этом сообщали в  соответствующие инстанции и проверки там всякие устраивали. Не буду данный вопрос обсуждать. И тем не менее было именно так. Вы не поверите,  когда аукцион, например, по санитарии и очистке района,  аукцион опускали  до предела цифр, с шести миллионов до двух. Ну понятное дело, что за два миллиона  никто не мог убирать или до нового года этот район. И сейчас  все подзабывают и не владеют…  поэтому крайне негативно относился на тот момент.

Гособвинитель (1): Угу. Я поняла.  Скажите, пожалуйста, вот все, что сейчас прозвучало в вашем ответе. Откуда вам это было известно? Вы  общались, с этим сталкивались, к вам лично приходили, которые требовали  недобросовестно деньги  и  тому подобное. Это вот в бытность вашего руководства происходило? 

Демичев:  Да,  это было именно тогда,  когда на электронных аукционах, но  как сейчас на торговой площадке, а тогда торговали карточками. И собирались и обсуждали это все.  Ну вот все знали, что сейчас выйдет какой-нибудь Иванов, Петров, Сидоров и покажет карточки на снижение, абсолютно не имея за душой никакой техники, ни сил, ни средств. Это был общеизвестный факт, я не один 

Гособвинитель (1): Вы сами, если отбросить все эти общеизвестные факты,  вы сами сталкивались с тем, что на аукционах, вас побеждают такие компании?   

Демичев: Ну как сказать я сталкивался, ну мне…

Гособвинитель (1): С вашим  руководством  различными подразделениями, вот  администрации в том числе, МУПом, МАУ, вы сталкивались, что выигрывала такая компания?

Демичев: Ну вот я вам сейчас точно не скажу, но то, что аукционы проходили,  в частности, даже санитарии,  что понижения в цене были. Это я точно знаю. Да, были такие случаи. Были случаи, что и расторгали, меняли аукцион.  Расторгали контракт. 

Гособвинитель (1): Угу. Это в каком году такое происходило? 

Демичев:  Ну это период 2008-го, наверное,  9-й,  наверное,  год.

Гособвинитель (1): Угу. С кем расторгали контракт, например? 

Демичев: Я не помню.

Гособвинитель (1): Угу. А вы в связи с чем это знаете и когда такая была ситуация, когда расторгали контракт. Вы в какой должности были? 

Демичев: Я, наверное, директором МУПа был. Я тоже участвовал в этих аукционах, я был директором МУПа и участвовал тоже в аукционах.

Гособвинитель (1): Угу. И не помните название компании, с которой впоследствии …

Демичев: Нет, конечно. Нет.

Гособвинитель (1): Понятно, скажите, пожалуйста, практика укрупнения лотов при вас была? 

Демичев: Это что?

Гособвинитель (1): Ну, соответственно, я спрашиваю, известно ли вам об укрупнении лотов,  выставляемых… еще, естественно, до МАУ, выставляемых на конкурсы?

Демичев: Ну я, если честно, не очень понял, что такое укрупнение лотов. То есть…  

Гособвинитель (1): Вы даже не знаете? 

Демичев: 10 маленьких лотов  объединяются в один?

Гособвинитель (1): Ну типа того, да.

Демичев:  А для чего? 

Гособвинитель (1): Не знаю. Если вам об этом ничего неизвестно, так и скажите. И не придумывайте. 

Демичев: Ну я просто не очень понимаю. Скорее всего, неизвестно.

Гособвинитель (1): Ну ясно. Угу. Замечательно. Скажите, пожалуйста, известно ли вам что-либо о включении в условия, скажем так, чтобы вам было понятно, в конкурсную документацию, да. Условия о наличии у предприятия, участвующего в конкурсе, ремиксеров? 

Демичев: Ну я понял, о чем вы спрашиваете.  Я уже с этим (неразборчиво), там немного было по-другому. Было безусловное включение ремиксера, а условное  производство ремонтных работ  методом мерно, чего-то там, уже забыл, типа по спецификации, что-то ..а такую вещь делает только ремиксер. Да, было известно. Но сейчас отменило.

Гособвинитель (1): Угу. Понятно. Кто включил это условие и когда это произошло?

Демичев: Я включил.

Гособвинитель (1): Угу, вы включили. А когда это произошло? 

Демичев:  Ну будучи начальником УСЖФ. 

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста, а вам было известно на момент включения этого условия, что только у МУПа есть  этот ремиксер?

Демичев:  В городе Владивостоке  только у МУПа был ремиксер. 

Гособвинитель (1): Ясно. Угу. Скажите, пожалуйста, когда вы были руководителем МУПа, участвовали  вы в совместных совещаниях  с  руководством группы компаний «Востокцемент»?

Демичев: Когда я был начальником, директором МУПа, участвовал в совещаниях  с «Востокцементом»?

Гособвинитель (1): Да. Совершенно верно.

Демичев:  Ну, а зачем? А какое я отношение имел к нему?

Гособвинитель (1): Ага. Никогда не участвовали?

Демичев: Нет, я таких случаев не помню.

Гособвинитель (1): Понятно. Дальнейшее, когда вы руководили управлением, уже названным вами, и МАУ, участвовали также в совещаниях, проводимых  с участием  группы компаний «Востокцемент»?

Демичев: Знаете, одно такое совещание было. Это когда приезжала компания «Паллада», по-моему, когда собирались строить бетонный (неразборчиво). Нас собирали, ну и мы там были с представителями «Востокцемента». Ну как не помню, другие поставщики, соответственно работники администрации, ну вот и все.

Гособвинитель (1): Угу. Когда произошло данное собрание, вы в управлении работали? 

Демичев: Ничего не слышу.

 Гособвинитель (1): Когда вы в управлении работали? 

Демичев: Да, да, да. Когда я работал в управлении.

Гособвинитель (1): Угу. Понятно. 

Демичев: Причем их строитель  по России от  компании «Паллада»  собиралась поставлять бетонное  оборудование, которое… аэродромы можно делать, можно делать бетонную подстилку под  рельсы и так далее. Вот. А когда (неразборчиво), что дороги  бетонные будут и у нас, с ними была ознакомительная беседа.

Гособвинитель (1): Понятно. А задачи и функции в этом «Востокцемента»  были известны на этом совещании? Зачем они присутствовали?

Демичев:  Ну так как они производят  товаром бетон (неразборчиво), цемент. Конечно, это очень важно…

Гособвинитель (1): Что важно? Я спросила конкретно функции, зачем они там присутствуют ?

Демичев: Ну как сказать, за чем они присутствуют. Они производители цемента на Дальнем Востоке.

Гособвинитель (1): Так.

Демичев:  Ну вот. Я просто обязан присутствовать на совещании, которое проводится… на котором представитель компании… для укладки бетона рассказывает о том, как делать  и хорошо работать. Я как бы….

Гособвинитель (1): Понятно. Кроме «Востокцемента»  представители каких компаний были?

Демичев: Представители еще каких компаний были?  БУшники были, «Автодор», «ФедералСтрой»,  «Даль», забыл, «Даль…», «Даль…», не помню уже название.

Гособвинитель (1):  «Дальспецстрой»? Или что-то другое?

Демичев: Нет. Не «Дальспецстрой». Нет, не «Дальспецстрой» (неразборчиво), не помню.

Гособвинитель (1): Не помните. Понятно. 

Демичев: «Примавтодор» точно был.

Гособвинитель (1): Ага. Я поняла вас. Кроме этого совещания  что-то было еще  ну аналогично, чтобы в администрации проводилось с участием  представителей групп компаний «Востокцемент»?

Демичев: Ну не знаю. Я больше не участвовал.

Гособвинитель (1): Не участвовал.  Я вас правильно поняла, что вот эта встреча, с  представителями этой компании… Кстати, компания чья была?

Демичев: Я не помню что за страна? «Паллада», да, по-моему, это представитель… вообще, она, по-моему, американская, а представитель здесь, не по Дальнему Востоку, а по России.

Гособвинитель (1): Я правильно поняла с ваших слов, что эта встреча носила ознакомительный характер? Я имею в виду компаний…

Демичев: Да, она имела ознакомительный характер, да. Товарищи хотели показать, что у них есть очень хорошая техника.

Гособвинитель (1): Все понятно. И, соответственно,  более никаких совещаний вы не помните? Угу.  Скажите мне, пожалуйста…

Демичев: Нет, не помню.

Гособвинитель (1): Я вас поняла. У меня нет вопросов.

Судья: Нет вопросов? Представитель потерпевших есть вопросы?

Представитель потерпевшего МУПВ: Да есть. Павел Валентинович, у меня несколько вопросов. Вот вы в начале своего допроса пояснили, дали такое понятие –  наполнить МУП автомашинами. А что  в вашем понимании было наполнить МУП автомашинами?

Демичев: Ну не автомашинами, а спецтехникой.

Представитель потерпевшего МУПВ: Да, спецтехникой.

Демичев: В моем понимании это было передать МУПу в оперативное управление  специализированную технику для укладки дорог, для вывоза мусора, для проведения погрузочно-разгрузочных работ и так далее.  С той целью, чтобы МУП «Дороги Владивостока», который до моего прихода, директор этого МУПа никогда не занимался  санитарией, а без специализированной техники  этим заниматься невозможно. МУП мог работать круглый год.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Так, а  кто должен был наполнить или собирался наполнить?

Демичев: Городская администрация.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Так, сейчас еще. Так, подскажите, пожалуйста. Вот вы сказали, что занимались реструктуризацией задолженности, а кредиторы шли навстречу вашим действиям  по реструктуризации задолженности? 

Демичев: Ну кто-то шел, кто-то нет.  Одна, по-моему (непонятно), компания точно подписала график. Ну погашения задолженности. Там где-то на полгода растягивалась эта процедура. Вот, а кто-то говорил нет.

Представитель потерпевшего МУПВ: А вот предприятие группы компаний «Востокцемент», они шли навстречу? 

Демичев: Компания «Востокцемент»? Да, они шли навстречу, ну у нас с ними так было, потом мы с ними подписали договор о рассрочке задолженности, и в момент подписания задолженность  была там ну не меньше, по-моему, 20 миллионов. Точно не скажу, не буду сочинять. Но порядка 20 было.

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите, перевод ваш в администрацию как-то увязан с договором № 142-09?

Демичев: Абсолютно нет. Это две разные вещи, которые  друг с другом никак не соприкасаются. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Так, подскажите еще. Когда вы работали в МАУ, какой был принцип выбора подрядчиков для выполнения муниципальных заказов?

Демичев: Принцип был следующим. Соответственно, мы запрашивали от ряда компаний, ну если вот…  ну их по пальцам было пересчитать в то время,  которые проводили определенный вид работ, например ремонт дорожного покрытия. Ну это понятно «Примавтодор» – самый первый, самый главный. «ФедералСтрой» там еще. Мы запрашивали, смогут ли они провести такие работы, стоимость проведения работ и так далее и тому подобное, сроки проведения работ. Все это потом конкретизировалось и принималось решение, с кем будем заключать договор.

Представитель потерпевшего МУПВ: Ну так понятно, что анализировалось и что было превалирующим условием при заключении этого договора? Потому что  анализ  – это одно,  а…

Демичев: Ну превалирующим было наличие сил и средств. Для выполнения работ, конечно.

Представитель потерпевшего МУПВ: А цена выполнения задания вашего, она как-то влияла на выбор подрядчика?

Демичев: Конечно. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Подскажите,  бюджет МАУ  как формировался? 

Демичев: Бюджет МАУ формировался…  Смотрите: администрация города Владивостока  выставляла муниципальные задания на выполнение каких-либо работ и оказание услуг. Там проводился расчет, например, для укладки 1 квадратного метра асфальта, получите столько-то столько-то денег. Вот из этого и формировался бюджет. То есть  выполнили работу, уложили 100 квадратных метров асфальта – получили 100 рублей, уложили 200 –получили 200 рублей. Но в приделах этого муниципального задания. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Я понял. Скажите, а вот когда вы работали в МАУ, вот вы пояснение дали такое: выполнил работы – деньги получил, фразу бросили. Подскажите,  а было такое в работе, что подрядчики работу выполнили, а денег не получили? 

Демичев: Я не помню таких случаев.

Представитель потерпевшего МУПВ: Так. Подскажите еще такой вопрос. Пушкарев Игорь Сергеевич команды по включению в заявку работ  с помощью ремиксера давал  или нет давал?

Демичев: Ну вот мне задавали этот вопрос и раньше, да. Нет не давал. Это была моя инициатива. И объясню это следующим. Я считал тогда и сейчас считаю: ремиксеры – это отличная машина, которая  делает дорогу лучше, чем просто укладка асфальта, более эффективно  и более прямо и так далее. Есть у меня там, вся эта техника не такая дешевая, дорогая. И ее нужно обслуживать. Вот. На некоторых дорогах нет необходимости снимать асфальт, закатывать новый, когда это может сделать одна машина  за один проход.

Представитель потерпевшего МУПВ: Павел Валентинович, вот у нас в ходе предварительного следствия Пушкарев Игорь Сергеевич обвиняется в том, что 4 .03. 2009,  вернее 4.03.2009, вы по его указанию подписали с ООО «ДВ-Цемент» договор 142-09  на поставку продукции,  произведенной ООО «Спасскцемент»,  Теплоозерский цементный завод, СкаЦЫ, Владивостокский щебеночный завод и Дробильно-сортировочный завод ООО «Горная». Подскажите, вот вам давалось такое указание? Подписывать этот договор.

Демичев: Нет, конечно, не давалось. Подписывать договор… обстоятельства дела  совсем другие. То есть на тот момент  у МУП «Дороги Владивостока» числился  в задолжниках именно предприятий, производящих  материалы,  компания (неразборчиво) и ВПП и прочие,  была задолженность, и никто из них не  поставлял материалы без предоплаты.  Поэтому это было как палочка-выручалочка  – заключить договор, по которому ты можешь выбирать материал  и оплачивать его с отсрочкой.  Поэтому какие еще указания были.  Так что любой бы руководитель предприятия  заключил бы его не задумываясь. Тем более он никак не ухудшал положение МУПа. 

Представитель потерпевшего МУПВ: А вот эта отсрочка платежа за поставленный товар, то есть  товарный кредит так называемый, подскажите, как это влияло на работу МУПа в целом и что это давало?

Демичев:  Ну я вам скажу, что я, в принципе, заключил этот  договор, но по нему не работал, да. Поэтому мне трудно заключить, что оно там давало. Но, по идее, это должно дать возможности выполнить работы, получить средства, а потом рассчитаться  за материал. Вот это было самое главное. Потому что мне как контрактами не предусмотрена 100%  предоплата за материалы и так далее. МУПу просто неоткуда было взять деньги, только в банке взять кредит и потом платить по кредитной ставке. Или вот такой договор. Я твердо в этом убежден – палочка-выручалочка.

Представитель потерпевшего МУПВ: Угу. Подскажите, а вот за этот  товарный кредит  какие-то  проценты, как вы сказали, по аналогии с банком. Какие-то… дополнительная плата предусматривалась, взималась или оплачивалась МУПом?

Демичев: Ну, думаю, нет. Ну, во всяком случае,  договор, конечно, не помню, его внутреннего содержания. Но я помню его суть, никаких процентов там не предусматривалось, мало того, они были мизерными, даже если предусматривались.

Представитель потерпевшего МУПВ:  Ну то есть, когда вы были директором МУП, какие-то финансовые претензии со стороны группы компаний «Востокцемент»  поступали в МУП?

Демичев: Какие претензии? Ну в смысле заплатите долг?

Представитель потерпевшего МУПВ:  Да.

Демичев: Ну  каждый  из  дебиторов хочет, чтобы ему вернули деньги. Только… ну никто  никакого давления  на меня не оказывал. Если вы спрашиваете об этом.

Представитель потерпевшего МУПВ:  Ну сейчас, в плане досудебного производства о взыскании задолженности, документы поступали в МУП?  От компании «Востокцемент».

Демичев:  Нет, нет, нет.  И речи не шло об этом. Даже разговоров не было.

Представитель потерпевшего МУПВ:  Угу. А другие  кредиторы каким-то образом требовали, том числе и в досудебном производстве, денежные средства с МУП?

Демичев: Ну грозится грозились.  Ну я знаю, что даже готовили пакет документов,  но подали или нет, не скажу. Не знаю. Ну это единицы, один-два, и то те компании, которые не хотели ждать.

Представитель потерпевшего МУПВ:  Нет вопросов.

Судья: Пожалуйста. 

Третьяков: Добрый день, меня зовут Константин Третьяков, я адвокат Пушкарева Игоря Сергеевича. Вопрос следующий. Как вы можете… можете ли вы как-то охарактеризовать цены в договоре № 142/09 по отношению к рыночным ценам? Вот те, которые были в договоре, и рыночные цены. Как-то можете  провести сравнение или ваше видение этого вопроса. 

Демичев: Ну, честно говоря, сейчас мне сложно уже что-то судить о тех рыночных ценах, но то, что там были цены не выше среднерыночных. Так как конкуренция довольно-таки высока. 

Третьяков: А можете ли вы что-то сказать, принимал ли Андрей Сергеевич Пушкарев какое-либо участие в заключении договора № 142/09?

Демичев: Кто?

Третьяков: Андрей Сергеевич.

Демичев: Андрей Сергеевич? Ну я сомневаюсь, это не его вообще…

Третьяков: Спасибо. Нет вопросов.

Судья: Еще вопросы будут.

Поликарпов: Да. Адвокат Поликарпов, представляю интересы Андрея Сергеевича Пушкарева.  Павел Валентинович, еще раз уточните наименования, наименования предприятия, которые отказывались поставлять материалы для  МУП «Дороги Владивостока» с отсрочкой платежа? Вы вот сказали «Аврора»,  и еще я послушал там… 

Демичев: Вот точно,  к кому ходил пешком и лично сам разговаривал с руководителем,  они считают, что Дементьев мог привести еще кого-то, дополнительно по моему поручению. Там КПП, там директор Шаповалов, извините, вылетело из головы, и «Аврора».

Поликарпов: А вам известно предприятие «Примасфальт»?

Демичев: Ну не на столько.. А! Которое на Фадеева? 

Поликарпов:  Ну я не знаю.

Демичев:  Это асфальтный завод, который на Фадеева.

Поликарпов: Да асфальт выпускают они!

Демичев: Я просто название этой компании  не помню. Ну вообще, известно. Да.

Поликарпов: Ну а оно кому-нибудь отпускало материал с такими же, на таких же условиях?

Демичев: Да я вас умоляю. Нет, конечно. Я  случай ни один не знаю.

Поликарпов:  Все, спасибо.

Судья: Еще вопросы будут? Нет вопросов.

Гособвинитель (1): У меня еще. В продолжение вопросов, которые вам задавались представителем потерпевших, представителем защиты. Скажите, пожалуйста, вам было известно, давайте начнем так. Вот в период, когда вы занимали все эти вышеперечисленные вами должности, кто руководил «Востокцементом»?

Демичев:  Когда что? Когда я занимал должности в администрации?

Гособвинитель (1): Когда вы были руководителем МУПа, МАУ и управления. Да. Кто управлял компанией «Востокцемент»?

Демичев: Ну вот боюсь ошибиться. Ну вот Андрей Сергеевич. Но могу ошибаться.

Гособвинитель (1): А почему вы боитесь ошибиться?

Демичев: Ну потому что вот я так точно не помню.

Гособвинитель (1): Угу. Скажите, пожалуйста.  А вам что-то было известно, что фактическим руководителем группы компаний «Востокцемент» остается Игорь Сергеевич Пушкарев? 

Демичев: Мне об этом ничего неизвестно.

Гособвинитель (1): Спасибо большое. У меня нет вопросов. Будет, задам позже.

Янченко: Можно еще вопрос?

Судья:  Да, пожалуйста.

Янченко: Адвокат Янченко, защита Лушникова. Скажите, пожалуйста. Будучи в должности начальника УСЖФиГТ, значит, руководителем МАУ «БОСДВ» некоторое время и директором МУП «Дороги Владивостока», вы можете ответить на такой вопрос. Проводился ли мониторинг цен при… перед формированием муниципального задания на инертные материала?

Демичев:  Мониторинг цен проводился и при формировании муниципального задания, и (неразборчиво).

Янченко: Скажите, пожалуйста, а цены, которые были указаны в муниципальном задании, и предлагаемые цены на услуги, материалы потом подрядчиков, они были сопоставимы или были выше, ниже? Если да, то скажите, где выше были цены, где ниже.

Демичев: Я сейчас не могу ничего сказать по этому поводу, потому что я не помню.

Янченко: А вы можете воспроизвести основные условия  договора между МАУ «БОСДВ» и  МПВ «Дороги Владивостока»  на выполнение подрядных работ? Основные.

Демичев: То же, конечно, нет

Янченко: Конечно, нет. Скажите, пожалуйста, а на какие денежные средства существовал ваш штат МАУ «БОСДВ»?

Демичев: На те же денежные средства, ну муниципальные задания, в том числе в стоимости работ  вложены  и зарплаты.

Янченко: То есть в стоимости работ  уложены и зарплаты. Понятно. Спасибо. У меня нет вопросов.

Судья: Еще будут вопросы, защита? 

Гособвинитель (1): У меня будет ходатайство.

Судья: Угу. Пожалуйста.

Гособвинитель (1): Демичева несколько раз допрашивало следствие. Меня интересует  только три момента из его допроса. Первый протокол на листах дела 1- 6 кроме листах 30-м,  на 5-м листе имеется ответ на вопрос  следователя, как мы помним, я сегодня аналогичный задала об укрупнении лотов. И свидетель на мой основной и уточняющий вопрос  ответил, что ему даже сама формулировка вопроса непонятна.  Отвечая же на вопросы следователя, он  подробно объяснял, что он считает увеличение лотов и  в связи с чем это произошло, кстати, в бытность  его руководства.  Следующий протокол, в этом же  томе на листах с 13-го по 17-й. Сейчас секундочку, Ваша честь. Мне кажется, что мы ограничены со следующим протоколом, потому что здесь одно и то же получается. Много неоглашений. Да! Снимаю, Ваша честь. Следующий лучше протокол. Потому что там два момента сразу, чтобы нам организовать нашу деятельность. Пока. 26 30 этот протокол, то же самое, противоречие здесь имеется. Значит, здесь их два, небольших.  Первое – Шпартеев, рассказывает свидетель… хотя я его спрашивала об обстоятельствах сделки с «В-Цементом» и, соответственно, подробно его спрашивала  на лиц, которые участвовали  в заключении сделки. Шпартеева он мне не назвал. 

Судья: Обсуждается данное ходатайство. Садитесь.

Защита: По первому протоколу допроса, тут  из дела 1-8 , у меня нет  возражений. А по второму там нет противоречий.

Судья: Угу.

Защита: Поэтому оснований для оглашения нет.  

Судья: Пожалуйста, вторая защита.

Защита (2): На усмотрение суда, ваша честь.

Судья: (неразборчиво) свои позиции. Суд постановил признать значительность противоречий, которые изложены гособвинителем, на основании статьи 271 ПКРФ огласить показания свидетеля, содержащиеся в 30-м томе по делу 262630.

Гособвинитель (1): Угу. Спасибо, Ваша честь. Павел Валентинович, сейчас будут оглашаться ваши показания, которые вы давали на следствии, послушайте  внимательно. Первый протокол находится на листах с 1-6 в томе 30-м. Допрошены 4 июня 2016 года и пояснили следующее. Что в период с 94-го по 2007-й проходил службу во Владивостокской таможне в должностях инспектора до первого заместителя. Затем в Дальневосточном управлении на должности  начальника отдела. Примерно в 95-м я познакомился с Пушкаревым Игорем Сергеевичем на службе, он был представителем компании, по-моему,  компании «Пусан», которая занималась ввозом продукции  из Кореи. Отношения с Пушкаревым были деловые, со временем сложились и хорошие личные. После выхода на пенсию по выслуге лет я обратился к Пушкареву с просьбой  о трудоустройстве. Через некоторое время после моего обращения Пушкарев предложил мне занять должность директора предприятия «Первомайский судоремонтный завод». Предприятие входило в группу компаний «Востокцемент», которым владел Игорь Сергеевич Пушкарев с 2007 года,  Ермоленко Станислав и Зубахин  И.В.,  им я отчитывался о своей работе, и  именно они совместно руководили бизнесам «Востокцемента». Совещания проходили в офисе группы компаний «Востокцемент», Русская, 65 во Владивостоке. Примерно в конце 2007-го Пушкарев и Ермоленко объявили мне, что они решили разделить бизнес. Пушкарев забирал свое предприятие, связанное с производством   строительных материалов,  а Ермоленко и Зубахин – предприятие форта Владивосток, предприятие,  принадлежащее группе компаний «Востокцемент», в том числе возглавляемый мной  Первомайский судоремонтный завод. Ермоленко предложил мне остаться руководителем предприятия, но у меня не складывались отношения со вторым собственником Зубахиным. Поэтому я решил уйти  с занимаемой должности.  Пушкарев Игорь Сергеевич предложил мне должность исполнительного директора ОАО ВБЩЗ, на что я согласился. В период с конца 7-го года и до октября 8-го я работал в должности исполнительного директора ОАО ВБЩЗ, и это общество входило в группу компаний «Востокцемент» и занималась производством бетона, щебня  разных фракций, а также завод по производству  асфальтобетона. Запущен примерно через месяц после моего трудоустройства. Одним  из клиентов ВБЩЗ было муниципальное предприятие «Дороги Владивостока», директором которого в то время являлся Дементьев, летом 2008 года Пушкарев был выбран на должность главы города Владивосток. В октябре 8-го года Пушкарев предложил мне возглавить МУП «Дороги Владивостока». Обстоятельство, при котором поступило деловое предложение, я не помню. Скорее всего, я приехал в администрацию города к Пушкареву, который сообщил, что ближайшее время в МУПВ поступит новая специальная техника для дорожных работ, увеличится объемы работ и  мне нужно организовать работу предприятия. Я согласился на предложение Пушкарева,   так как мне хотелось возглавить это предприятие. На ВБЩЗ я был вторым лицом. С октября 8-го я занял должность в МУПВ «Дороги Владивостока», а заместителем стал Дементьев Дмитрий. На предприятии тогда работало около 40 человек, и оно имело кредиторскую задолженность около 60 миллионов рублей.  Дебиторскую около 40 миллионов. Выручка в зависимости от  плана  порядка 100 миллионов рублей. Все контракты по муниципальным заданиям на 8-й год  были  завершены. Кроме того,  в условии субподряда  в ОАО «Примавтодор»  заканчивал работу по ремонту дороги по проспекту Столетия Владивостока. Контрактов и договоров на содержание  и ремонт дорог Владивостока не  было. Была основная кредиторская задолженность  перед «ДВ-Цементом», ВБЩЗ,  «Примавтодор» за строительный материал. За время моего пребывание на посту директора  размер кредиторской задолженности  не изменился. Я заключил  несколько соглашений  о рассрочке погашения кредиторской  задолженности, с какими предприятиями, не помню. Старшим МУПВ участвовал в торгах и выиграл два конкурса на содержание  дорог. Документы  на участие в торгах готовил Дементьев и сотрудники  производственно-технического  отдела.  В начале 2009 года мною был заключен  договор поставки с «ДВ-Цементом», условие договора, поставки не помню. Не  могу сказать, была ли  цена поставляемого  асфальта бетонного и инертных материалов   выше или ниже, или же среднерыночной.  Приоритетом договора было условие доставки  продукции  МУПу с условием отсрочки оплаты. В апреле 9-го Пушкарев предложил мне возглавить управление содержания жилого фонда и городских  территорий,  я привык соглашаться,  когда мне предлагают новое место, поэтому согласился  на предложение Пушкарева.    В данной должности я продолжал работать с МУП «Дороги Владивостока»,  так как подчиненные мне сотрудники осуществляли приемку работ.  По поводу МУПВ  муниципальных заданий. В связи с давностью я не могу вспомнить,  каким стало финансовое положение МУПВ  к концу 10-го года. Увеличилась  кредиторская задолженность. В начале 9-го года  я по собственному желанию  ушел с должности начальника управления.  И  стал директором МАУ «БОСДВ»,  предложение которое мне поступило от Пушкарева Игоря Сергеевича.  Работа в управлении меня не устраивала, так как Гладин очень нервный.  Вопрос: вы получали от Пушкарева лично или через его доверенных лиц дополнительные денежные вознаграждения на должности директора МУПВ, в каком размере? Ответ: я не помню,  не получал никаких вознаграждений,  кроме заработной платы на этих должностях. Вопрос: почему вы согласились перейти из существующей должности на меньшую зарплату ВБЩЗ? Ответ: я уже сказал, что не привык отказывать, если мне предлагают новую должность.  Тем более что с Пушкаревым меня связывают давние  деловые, личные отношения. Вопрос: какое отношение Пушкарев имеет к группе компаний «Востокцемент»? Ответ: Пушкарев Игорь Сергеевич имеет отношение к группе компаний.  Раньше, до назначения главой города он был руководителем этой компании.  А какое  отношение юридическое фактическое он имеет сейчас, я не знаю. Насколько я знаю, на руководящих должностях в этих компаниях, в этой компании братья Пушкаревы.  Вопрос следователя: вам предъявлено по договору рассрочки платежа № 142/09  4 марта 09 года, расскажите об обстоятельствах заключения  данного договора. И ваша ли подпись  в нем? Ответ:  да, указанный договор подписан мной. Обстоятельства  я не помню, так как прошло много времени, но встреча с Кожаевой, был вопрос заключения этого договора, основным мотивом  заключения была возможность поставки продукции  МУПВ с отсрочкой платежа,  другие поставщики строительных материалов  не хотели в связи с задолженностью у МУПВ.  Из-за задолженности отказывались поставлять материал без предоплаты.  Вопрос следователя: какое отношение Пушкарев имеет к заключению данного договора о поставке? Ответ: данный договор  был заключен мною добровольно. Пушкарев  не склонял меня к его заключению.  И не настаивал на выборе  именно этого поставщика строительных материалов.  Вопрос: как начальник управления в 9-м году, при формировании технического задания,  конкурсной документации  к проведению конкурсных  торгов вы производили укрупнение лотов  и включали в конкурсную документацию  условия,  направленные для победы  МУПВ «Дороги Владивостока». Почему?  По чьему указанию это делалось?  Ответ:  увеличение  суммы торговавшихся лотов произошло в связи с увеличением финансирования. В то время в конкурсную документацию, работы МУПВ и улучшение качества включалось требование использования ремиксеров, которые были только у МУПВ. Решение о включении этого требования  в конкурсную документацию было принято  мною после консультации  со специалистами, по-моему, это была (неразборчиво), в мае, точно сейчас не помню. Договоры, на которых в качестве требования  участникам ставилось  использования ремиксеров,  были отменены УФАС по Приморскому краю.  Пушкарев никаких указаний к формированию лотов  документации тем или иным образом  не давал. С моих слов было записано верно.  И подписано. Соответственно, замечаний и каких-либо дополнений не поступило.  И следующий протокол, я сказала в этом же томе на листах дела 26-30,  вот от 23 марта 17-года протокол. Вопрос следователя: вам для обозрения предъявляются  договора, номер 149 от 4  (непонятно) 9-й год соответственно, об отсрочке платежа.  Спецификация – дополнительное соглашение.  Все в копиях. Заключали вы  данный договор? Поясните, кто являлся  инициатором заключения данного договора?  Согласован ли  данный договор   с должностными лицами администрации? Если да, то с кем именно?  Ответ: да, договор  мне знаком, заключал  спецификацию от 5 марта 9-го года  и  сам договор заключал я.  В октябре 8-го Пушкарев  предложил мне возглавить МУПВ. Пушкарев сообщил,  что в ближайшее время в МУПВ поступит спецтехника, от этого увеличится объем работы и мне нужно организовать работу предприятия. Поставщики должны будут поставлять строительные материалы в МУПВ.  Ознакомившись  с  текущим положением дел в МУПВ, я пришел к выводу,  что   МУПВ большую часть строительных материалов закупало  в группе компаний «Востокцемент».  По  ранее заключенному договору прежним  директором предприятия Дементьевым   этот договор заключил по моей инициативе (неразборчиво), договаривался с представителями «ДВ-Цемента», с менеджером данной компании по фамилии Шпартеев. Перед заключением данного договора основной вопрос  стоял о предоставлении  отсрочки платежа. После переговоров  ООО «ДВ-Цемент» был согласен  с тем, чтобы предоставить  строительный материал с рассрочкой. А почему в то время  было необходимо заключить договор, я уже не помню. Предполагаю, что  мной заключен договор был, более подробно  были подписаны конкретные поставщики, входящие  и входящие в группу «Востокцемент».  Перед заключением данного договора,  непосредственно после   я уведомлял об этом начальника  управления Баранова. Но я не согласовал  данного договора с  ним, так как не требовал. Я просто уведомлял его в общем порядке, на совещаниях, проводимых в управлении. Пушкарев Игорь Сергеевич  данного договора  не согласовывал, от него мне  никаких указаний не поступало. Я лично  Пушкареву после заключения данного договора не докладывал  о факте  заключения. Но это не было каким-то секретом, поэтому, скорее всего,  Пушкарев Игорь Сергеевич знал о факте его заключения.  Предполагаю, что мог узнать о факте его заключения  от Баранова или  от братьев Пушкарева Андрея Сергеевича и Пушкарева Владимира Сергеевича.  Вопрос: почему по предложению вы были назначены на должность начальника  управления? Ответ:  я был назначен на должность начальника управления по предложению Игоря Сергеевича Пушкарева,  в то время  Пушкарева не устраивала работа  Баранова, поэтому подыскивал нового начальника.  Почему он именно мне предложил занять эту должность,  я не знаю. Он мне ничего по этому поводу не объяснял.  Вопрос: почему предложения были  на должность МАУ, руководителем МАУ? По чьей инициативе было создано? Для чего создавалось? Кто именно готовил для подписания  и регистрационные документы данного  учреждения? Ответ: должность мне предложил Пушкарев Игорь Сергеевич. Я хотел увольняться с должности начальника управления и вообще уйти с работы в администрации. Пушкарев  об этом знал и  предложил  занять МАУ, так как работа была менее ответственная  и более высокооплачиваемая.  Я согласился на его предложение. Он назначал сентябрь,  созданием МАУ… неизвестно. Но эта идея мне была известна еще до прихода   на должность начальника управления. Создалось данное предприятие для того, чтобы администрация  города имела возможность проводить работы по благоустройству дорог по муниципальным заданиям, а не по результатам проведения аукционов. Практика работы по аукционам была  хуже, потому что (неразборчиво), сбои в работе государственно-хозяйственного (неразборчиво) сбои, аукционы занимали много времени,  в аукционах могли выиграть нерадивые компании, компании, которые могли не выполнить работу. Игорь Сергеевич поддерживал идею создания МАУ. В период учреждения МАУ  я являлся начальником управления, был неоднократно на совещаниях, (неразборчиво) был председателем Пушкарев, говорил о схеме работ по муниципальным заданиям. Пушкарев был не против создания МАУ и работы по муниципальным зданиям. Все документы для учреждения  МАУ готовил Душутин, он так же занимался вопросами согласования документов в правовом  правлении администрации города. Вопрос: вы получали от Пушкарева лично или от доверенных лиц  денежные вознаграждения, когда были на должности  управляющим МУПВ  и работали в управлении? Ответ:  я не получал вознаграждений ни от кого, кроме официальной зарплаты, на этих должностях.   Вопрос следователя: готовы ли вы подтвердить данные показания  при допросе с применением полиграфа? Ответ: нет, я не желаю давать данные пояснения  с применением полиграфа. С моих слов записано верно.  мною прочитано,  никаких замечаний, заявлений, сделанных по факту дачи показаний,  свидетелем  не было.  Можно да, Ваша честь?  Павел Валентинович, слышали, да, оглашенные мною показания ваши? А у нас  звука нет, Ваша честь.  А подождите секундочку. Слышно?

 Демичев: Слышно меня?   

Гособвинитель (1): Да, сейчас уже вас  слышно. Спасибо. Скажите, пожалуйста, подтверждаете ли вы те  показания, которые я сейчас огласила? 

Демичев: Да, конечно, подтверждаю.  Мало того, я там не вижу противоречия, потому что я не раз уточнялся, что именно подразумевается под   укрупнением лота. Когда  если что берутся и  используются, а я и говорил про укрупнение лота по своей  пояснения на допросе. Я понял об увеличении суммы. А это разные вещи. 

Гособвинитель (1): Угу, про укрупнение лота,   угу,  хорошо, что вы сейчас пояснили. У нас больше  нет с вами недопонимания.  

Демичев: Поход к следователю  – это всегда стресс. 

Гособвинитель (1): Поход к следователю – это всегда… Я поняла вас. Скажите, пожалуйста, а  Шпартеев, в этой части, я так понимаю, вы подтверждаете  показания, да. Шпартеев участвовал в увеличении контрактов? 

Демичев: Да-да, да-да, это же самый главный продажник.  Я что-то про него и совсем упустил. 

Гособвинитель (1): Вот скажите, пожалуйста, о чем вы с ним беседовали?

Демичев: В каком плане? 

Гособвинитель (1): Ну о заключении. Ну какие условия? Что вы с ним обсудили?  Такое что…  не было обсуждено.

Демичев: Ну это было 9 лет назад. 

Гособвинитель (1): Ну так и скажите: я не помню или дайте какие-то объяснения.  Не вынуждайте вас наводить на какие-то…

Демичев: Скорее всего, обсуждали условия контракта. Чтобы была рассрочка платежа.  Я мог спокойно получить материалы для  планирования работ. Ну  больше мы ничего такого с ним обсуждать не могли. 

Гособвинитель (1): Рассрочку платежа обсуждали, да? Или это ваши предположения? 

Демичев:  Это предположения. 

Гособвинитель (1): Предположения,  понятно.  Нет вопросов,  Ваша честь.

 Судья: Представитель потерпевшего есть вопросы?

Представитель потерпевших МУПВ: Нет.

Судья: У защиты?

Защита: Нет, Ваша честь, не имею.

Судья: Больше никаких ходатайств не будет? Допрос свидетеля завершен. Спасибо большое. Можете быть свободны.

Поделиться: