На вопросы Тверского суда ответил начальник авиационного департамента ОАО «Спасскцемент»

Юрий Афонин - начальник авиационного департамента ОАО «Спасскцемент» дал показания по делу делу экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего холдинг «Востокцемент» Андрея Пушкарёва. Авиатор ответил на вопросы Тверского суда 18 июля.

Юрий Афонин сообщил, что экс-глава Владивостока Игорь Пушкарёв в основном летал на остров Русский и в Спасск-Дальний. 

Стенограмма допроса Юрия Афонина

Судья: Свидетель, встаньте, пожалуйста. Назовите ваши фамилию, имя, отчество.

Афонин: Афонин Юрий Александрович.

Судья: Личность ваша установлена. Я вам разъясняю, что вы приглашены в качестве свидетеля для дачи показаний по делу в отношении Пушкарева Игоря Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича, Лушникова Андрея Вадимовича. Как свидетель, вы обязаны говорить суду правду. За отказ дачи показаний, за уклонение от дачи показаний и за дачу ложных показаний предусмотрена уголовная ответственность. В соответствии со статьей 51 Конституции Российской Федерации (неразборчиво) имеете право пользоваться помощью переводчика, если не владеете русским языком, вправе заявить о (неразборчиво) переводчику, являться на допрос с адвокатом. Вправе заявлять ходатайства, делать замечания, заявления по поводу судебного процесса, пользоваться мерами государственной безопасности (неразборчиво). Вам права и ответственности понятны? 

Афонин: Да.

Судья: Распишитесь в подписках, пожалуйста, о проведении об ответственности (неразборчиво). 

Судья из Владивостока: Поставьте здесь подпись и сегодняшнее число. 

Судья: Расскажите, пожалуйста, свидетель, вы какое-то отношение к МУПВ «Дороги Владивостока» имеете? 

Афонин: Нет. К МУПВ «Дороги Владивостока» никакого отношения не имею. 

Судья: С Пушкаревым Игорем Сергеевичем, Пушкаревым Андреем Сергеевичем, Лушниковым Андреем Вадимовичем вы знакомы? 

Афонин: Извиняюсь, я не расслышал. 

Судья: С Пушкаревым Игорем Сергеевичем, Пушкаревым Андреем Сергеевичем, Лушниковым Андреем Вадимовичем вы знакомы? 

Афонин: Я знаком только с Игорем Сергеевичем Пушкаревым и с Андреем Сергеевичем Пушкаревым. 

Судья: Какие отношения, в двух словах, у вас сложились с Игорем Сергеевичем? 

Афонин: Отношения носили только производственный характер по принципу выполнения полетов. Больше никаких. 

Судья: Понятно. А с Андреем Сергеевичем? 

Афонин: Так  же. Он являлся моим руководителем, поэтому взаимоотношения были такими же. 

Судья: Какие-либо конфликты с данными подсудимыми у вас возникали, в силу которых вы можете оговорить их (неразборчиво)? 

Афонин: Нет. Не возникали.

Судья: Пожалуйста, отвечайте на вопросы гособвинителя. 

Гособвинитель: Скажите, пожалуйста, где и кем вы работали в период с 2008 года по 2016 год? 

Афонин: С 2008 по 2011 год я работал в компании «Владивосток Авиа». С 2011 года по настоящее время работаю в компании «Спасскцемент». 

Гособвинитель: Скажите, кем вы работали и работаете в «Спасскцементе»? 

Афонин: Начальником авиационного департамента. 

Гособвинитель: Кто и при каких обстоятельствах пригласил вас на эту работу? 

Афонин: Трудно сказать, что пригласили. Я был рекомендован (имя неразборчиво), бывшим генеральным директором. Таким образом, был принят на работу в «Спасскцемент», чтобы организовать авиационное направление.

Гособвинитель: Кто вас принимал на работу? 

Афонин: Начальник отдела кадров (неразборчиво), ну, в частности, оформлялся. Проходил собеседование с Владимиром Сергеевичем Пушкаревым. 

Гособвинитель: Скажите, на протяжении всего времени (меня интересует до 2016 года, настоящее время не берем, конечно) Владимир Сергеевич являлся вашим руководителем? 

Афонин: Да.

Гособвинитель: Вам известна должность Владимира Сергеевича? Как она звучала? 

Афонин: Заместитель руководителя «Востокцемента».

Гособвинитель: А по отношению к «Спассцементу»? 

Афонин: Руководитель «Спасскцемента» - это Сысоев Алексей Николаевич, но я понимаю и знаю, что «Спасскцемент» входит в структуру «Востокцемента». Поэтому  Владимир Сергеевич – вышестоящий руководитель. 

Гособвинитель: Скажите, с Пушкаревым Андреем Сергеевичем когда и при каких обстоятельствах познакомились? 

Афонин: Точно сказать не могу, потому что не помню. Я думаю, при выполнении полетов, в процессе эксплуатации вертолета. 

Гособвинитель: Как вам его представили, если вам кто-то его представлял? По каким вопросам Андрей Сергеевич вылетал (если вылетал) на вертолете? 

Афонин: Мне его никто не представлял, поскольку он сам, как я понимаю, представился. Летал он по производственным вопросам. По каким именно вопросам, я не знаю, меня в известность не ставили. Моя основная задача – безопасно обеспечить выполнение полета.

Гособвинитель: Как кто Андрей Сергеевич вам был известен? То есть его должность?

Афонин: Как руководитель «Востокцемента». 

Гособвинитель: Когда и при каких обстоятельствах вы познакомились с Пушкаревым Игорем Сергеевичем? 

Афонин: Точно тоже сказать не могу, но вроде также при выполнении полетов на вертолете. 

Гособвинитель: Его вам кто-либо представлял? 

Афонин: Нет, никто его не представлял. 

Гособвинитель: Ну, соответственно, про полеты мы с вами поговорим позже. Начнем про вертолет. Скажите, с того момента, как вы устроились на работу и по 2016 год, что из себя представлял авиационный парк «Спасскцемента»? Сколько вертолетов там было? Один, несколько? Что это вообще было за техническое обеспечение того профиля, которым вы занимались?

Афонин: На момент моего трудоустройства вертолет уже в «Спассцементе» имелся, и мои задачи – это обеспечить эксплуатацию вертолета надлежащим образом, организовать базирование, обучение персонала, поддержание на достаточном уровне профессионального учета (неразборчиво), тренировки (неразборчиво), техническое обеспечение. Вот моя стратегия. 

Гособвинитель: Понятно. Это было на протяжении этого периода, который я вам обозначала? Это был один вертолет? Не менялся? 

Афонин: Да. Это был один вертолет. Он не менялся.

Гособвинитель: Назовите, пожалуйста, его модель и технические характеристики. Что это за вертолет? 

Афонин: Это вертолет Eurocopter (неразборчиво) иностранного производства, его марка – «EC130 B4». Предназначен для перевозки пассажиров. 

Гособвинитель: В каком количестве максимально? 

Афонин: Шесть пассажиров и один пилот. 

Гособвинитель: Понятно. На тот момент, когда вы пришли, и на протяжении всего времени вашей работы, скажите, сколько пилотов предусмотрено было для работы в «Спассцементе»? Если там, конечно, была такая штатная единица – пилот. 

Афонин: Штатная единица была. И был всего один пилот на протяжении всего времени. 

Гособвинитель: Штатная единица была одна или был один человек? 

Афонин: И штатная единица была одна, и человек был один. 

Гособвинитель: А вспомните его фамилию, пожалуйста. Кто это был?

Афонин: Валерий Викторович Бурый. 

Гособвинитель: Кто занимался заправкой вертолета на протяжении времени, которое я уже обозначила? Я поняла, что вы отвечали за контроль технического обеспечения, а вы сами занимались покупкой деталей, контролем прохождения технического обслуживания вертолета? Вы этим занимались?

Афонин: Я занимался в той степени… как организатор. Непосредственно техническое обслуживание осуществлял авиационный техник.

Судья: А это кто? Фамилию помните? 

Афонин: Это Тулов Владимир Анатольевич. Насчет приобретения деталей и все финансовые расходы осуществляла структура «Спасскцемент».

Гособвинитель: Вы имеете в виду, что за счет «Спасскцемента» все приобреталось? 

Афонин: Конечно. У нас собственных средств нет. 

Гособвинитель: Я понимаю, но вопрос был не совсем об этом. Я уточню тогда. Вы сами непосредственно занимались покупкой деталей, допустим? Я не спрашивала, за чей счет, вы сами об этом начали рассказывать. 

Афонин: Я занимался этим в той степени, поскольку мне это было нужно. Ко мне обращался техник, интересовался, где, как и что необходимо купить. Я решал вопросы с компаниями, с которыми мы имели договорные отношения, и они поставляли запчасти нам. Как и техническое обеспечение в целом.

Гособвинитель: То есть вы этим занимались, да? 

Афонин: Конечно, это один из моих видов деятельности. 

Гособвинитель: Скажите, с кем согласовывались все расходы, которые вы были вынуждены делать в ходе вашей работы? 

Афонин: С руководителями «Спасскцемента», «Востокцемента».

Гособвинитель: С кем конкретно? 

Афонин: С Сысоевым Алексеем Николаевичем, Владимиром Сергеевичем Пушкаревым, Андреем Сергеевичем Пушкаревым. 

Гособвинитель: Во всех случаях были необходимы санкции всех троих? Или был еще какой-нибудь упрощенный порядок? 

Афонин: Меня этот вопрос не интересовал. Моя задача – обозначить необходимость дальнейшего прохождения (неразборчиво). В какой-то степени я мог информировать, в какой-то степени мне уже давали распоряжения о том, что уже есть согласие  руководителя. И далее, запчасть приобреталась в соответствии с договорами. 

Гособвинитель: Но первоначально вы докладывали об этом Сысоеву? 

Афонин: Ну, непосредственно он руководитель. 

Гособвинитель: Скажите, когда вам уже дана была санкция на приобретение, допустим, деталей, каким образом «Спасскцемент» вам выдавал деньги? 

Афонин: Мне «Спасскцемент» никогда деньги не выдавал. Это все осуществлялось через «Спасскцемент».

Гособвинитель: Безналичным платежом все это происходило? 

Афонин: Да. 

Гособвинитель: Какие документы тогда вы предоставляли в обоснование тех расходов, которые должен  понести «Спасскцемент» для покупки, допустим, деталей? 

Афонин: Я не предоставлял документы на приобретение. Это осуществлялось в договорных отношениях с компаниями, которые осуществляли помощь нам в техническом обеспечении, такие как «Eurocopter Восток-Москва», ну и другие. Все договора находятся в «Спасскцементе». 

Гособвинитель: Скажите, сами вы всей бухгалтерией, которая касалась именно вашего профиля (покупка деталей, топлива, технического обеспечения), не занимались, я правильно вас поняла? 

Афонин: Нет, не занимался. 

Гособвинитель: Что касается полетов, скажите, какие были цели у полетов? Всегда ли полеты осуществлялись по нуждам компании? 

Афонин: О целях полетов мне никто не говорил. Моей задачей было привезти пассажиров из пункта «А» в пункт «Б». 

Гособвинитель: Скажите, когда вы получали подобные поручения на вылет, каковы были ваши действия дальше? Вам же нужно было знать, находится ли вертолетная площадка в пункте «Б»? После того, как вы все это узнали, кому вы докладывали о том, что все проверено, о том, что вертолет готов к вылету? 

Афонин: Я получал распоряжение от моих руководителей, соответственно, им и докладывал. 

Гособвинитель: Скажите, пожалуйста, в каких случаях распоряжения отдавались какими  из трех руководителей? Вы назвали три фамилии. Отдавал ли вам подобные распоряжения Сысоев? Владимир Сергеевич? Андрей Сергеевич? 

Афонин: Да, отдавал. 

Гособвинитель: Всегда ли это происходило по телефону? Либо в мессенджерах вы вели переписку с ними? 

Афонин: Как правило, по телефону. 

Гособвинитель: Скажите, с Игорем Сергеевичем Пушкаревым как часто вы летали на вертолете? 

Афонин: Как часто это было, мне сказать трудно. Но достаточно часто. 

Гособвинитель: Кто вас предупреждал, что вылет планируется с участием именно Игоря Сергеевича? Поскольку Игоря Сергеевича вы не назвали среди тех трех лиц, которые отдавали вам поручения, отсюда и вопрос. 

Афонин: Касательно Игоря Сергеевича я имел распоряжения от Владимира Сергеевича. Мне говорили, что, если мне будут звонить и давать постановку задачи от Игоря Сергеевича, я должен буду выполнить ее в том же ключе и должен буду не обсуждать постановку задачи, а тут же выполнять ее. Ровно как если бы я получил ее и от Сысоева, и от Владимира Сергеевича, и от Андрея Сергеевича. 

Гособвинитель: То есть Владимир Сергеевич распорядился, что если от Игоря Сергеевича поступит такая просьба, то она будет для вас обязательна? 

Афонин: Да.

Гособвинитель: Это предупреждение было дано в самом начале вашей деятельности в «Спасскцементе»? 

Афонин: Да.

Гособвинитель: В какие места вы летали с Игорем Сергеевичем  в основном? 

Афонин: Город Спасск, остров Русский, Седанка – это основное.

Гособвинитель: Остров Русский, что вы еще назвали? Не расслышала. 

Афонин: Седанка. Это пригород Владивостока. 

Гособвинитель: На озеро Ханка летали? 

Афонин: Я непосредственно не выполняю полеты, я нахожусь на земле. И сказать точно не могу, но я думаю, что летали. 

Гособвинитель: Планировался ли как минимум один вылет на озеро Ханка и обсуждался ли он с вами? 

Афонин: Я точно не могу сказать, я думаю, что планировался и обсуждался. 

Гособвинитель: Почему вы так думаете, что все-таки планировался и обсуждался? 

Афонин: За шесть лет эксплуатации вертолета достаточно много было различных полетов, в том числе и на Ханку, и по Приморскому краю, в частности. 

Гособвинитель: Скажите, во всех случаях обязательно пилотом был тот человек, которого вы назвали, или вы сами когда-нибудь садились за штурвал? 

Афонин: Нет, я не допущен выполнять полеты на этом вертолете, поэтому я его никогда не пилотировал. 

 Гособвинитель: С Игорем Сергеевичем вы созванивались лично по поводу этих вылетов и, соответственно, он ставил задачу. Дальше, как вы эту задачу передавали пилоту? Или, соответственно, сами выезжали и контролировали вылет? 

Афонин: Я получал распоряжение, доводил его до пилота, после пилот подает заявку на полет в центр управления, дальше осуществляется полет уже при подтверждении заявки. 

Гособвинитель: Понятно. Скажите, Игорь Сергеевич с вами делился тем, для чего он летит, ну, допустим, на Ханку или в пригород города? 

Афонин: Я точно не могу сказать, потому что не помню.

Гособвинитель: С Игорем Сергеевичем вы обсуждали техническое состояние вертолета? Он интересовался этим вопросом? 

Афонин: Обсуждались такие вопросы, поскольку это было небезразлично в том числе и Игорю Сергеевичу. Интересовался, насколько исправна машина и ее состоятельность с точки зрения обеспечения безопасного выполнения полета.

Гособвинитель: В связи с чем он интересовался этим? Он ведь не являлся вашим руководителем. Он не доверял Владимиру Сергеевичу и Андрею Сергеевичу?

Афонин: Мне трудно судить почему. Просто он человек любознательный и ему было небезразлично состояние машины. Я думаю, как и любой пассажир, будет таким интересоваться. 

Гособвинитель: Помните ли вы ваш телефонный разговор с Игорем Сергеевичем, в ходе которого обсуждался вылет с участием таких лиц, как Бехтер? 

Афонин: По-моему, обсуждался, да.

Гособвинитель: Помните ли вы обстоятельства данного разговора? Куда планировался вылет, в какой период времени? И какова была цель этого вылета? 

Афонин: Цель мне неизвестна. Период времени – это, наверное, лето или осень.

Гособвинитель: Какого года? 

Афонин: Год тоже не помню, примерно года три назад, наверное.

Гособвинитель: Куда вылет был? Не помните? 

Афонин: Не помню. 

Гособвинитель: Скажите, помните ли вы разговор с Игорем Сергеевичем, который был посвящен прокурорской проверке, которая проводилась по вашему профилю? 

Афонин: Да, помню.

Гособвинитель: Расскажите, пожалуйста, про эту проверку кратко. Что это была за проверка и почему прокуратура проверяла ваш профиль работы. 

Афонин:  В связи с чем была проверка,  мне неизвестно.

Гособвинитель:  В связи с чем – это претензии, которые предъявляла вам прокуратура, чтобы вы понимали. 

Афонин: В связи с чем на меня обратила внимание прокуратура, мне неизвестно. Ко мне обратился по телефону товарищ (неразборчиво) с информацией о том, что он хотел бы меня посетить, на что я ответил положительно, мол: «Мы для всех открыты». Вот с этого момента началось наше знакомство, которое в конце концов вылилось в претензии с той точки зрения, что мы, как структура, не обеспечиваем надлежащий уровень безопасности полета. 

Гособвинитель: А чем обосновывала прокуратура свою позицию? 

Афонин: Незнанием документов.

Гособвинитель: В документах как именно излагались претензии к вам? Вы сказали, что вы не в той мере соблюдаете правила технической безопасности. 

Афонин: Я извиняюсь, не в технической безопасности. Они использовали вертолетные площадки под тот или иной тип воздушного судна. Соответственно, прежде чем возражать прокуратуре, хотя я объяснил наши требования лицензионные о том, что мы несем ответственность за эксплуатированный тип, а не за типы прилетающих воздушных судов, которые могут произвести посадку (неразборчиво) на нашей вертолетной площадке. Соответственно, иметь для всех типов воздушных судов маркировку мы не обязаны. Ну, на что мне было заявлено, что я неправ. Это выразилось в получении предписания о невыполнении требований. Я, как руководитель, обосновал свою позицию, и Спасский суд ее поддержал, требование было отклонено. 

Гособвинитель: С Игорем Сергеевичем вы обсуждали эту ситуацию? 

Афонин: Мне, к сожалению, не к кому было в эмоциональном плане обратиться, и я высказал Игорю Сергеевичу свою позицию на этот счет. 

Гособвинитель: А Сысоеву, Андрею Сергеевичу, Владимиру Сергеевичу вы так эмоционально обращались? 

Афонин: Может, не той степени эмоционально, но, конечно, я доложил им всю информацию о взаимодействии с прокуратурой, поскольку они мои руководители. Я писал докладные записки Алексею Николаевичу, соответственно, о происходящих событиях. И не только ему, но и в Дальневосточное управление гражданской авиации тоже. 

Гособвинитель: Скажите, как прокомментировал Игорь Сергеевич ваши слова о несогласии с прокурорской проверкой? Может, что-то вам посоветовал?

Афонин: Он выразил свое мнение в том плане, что дал мне понять, что у нас все должно быть правильно, что я и старался делать. 

Гособвинитель: Все правильно – это в каком смысле? 

Афонин: Все правильно с точки зрения соблюдения документов, регламентирующих летную деятельность. 

Гособвинитель: С площадками-то у вас все было в порядке? 

Афонин: Конечно. 

Гособвинитель: Не сомневаясь в этом, что он вам советовал? 

Афонин: Извините…

Гособвинитель: Ну, он вам что-то советовал, уже зная, что правда за вами, с площадками у вас все в порядке?  

Афонин: Мне трудно вспомнить. Он советовал, чтобы мы все выполняли правильно – это единственный совет и требование. 

Гособвинитель: Этот разговор был до или после суда в Спасске? 

Афонин: Наверное, до суда. Потому что очень много времени прошло после первоначального визита. 

Гособвинитель: Коммерческие вылеты на этом вертолете предусматривались? 

Афонин: Мы имеем лицензию на право выполнения аэросъемок. Это не коммерческие полеты, это аэросъемочные полеты, но они оплачиваются заказчиками этих полетов. 

Гособвинитель: Проще говоря, это аренда, да? 

Афонин: Вертолет предоставляется заказчику для выполнения полетов. 

Гособвинитель: Это тоже  вы контролировали? 

Афонин: Да. 

Гособвинитель: Скажите, каким образом велся учет этих коммерческих вылетов, которые оплачивались заказчиками?

Афонин: Заказчиком заключался договор, и заказчик оплачивал полет «Спасскцементу».

Гособвинитель: Те вылеты, которые осуществлялись с участием Игоря Сергеевича, как оплачивались? 

Афонин: Данные вылеты не оплачивались. 

Гособвинитель: Ну, пожалуй, все, спасибо. Нет вопросов, Ваша честь. 

Судья: Будут еще вопросы? 

Представитель потерпевшего МУПВ: Один вопрос буквально. Подскажите, Юрий Александрович, в интересах МУПВ осуществлялись полеты? С должностными лицами МУПВ вам приходилось работать? МУПВ «Дороги Владивостока». 

Афонин: Я, к сожалению, представителей МУПВ только на нашей сегодняшней встрече узнал. До этого я их не знал. Полеты не осуществлялись. 

Представитель потерпевшего МУПВ: Понятно, спасибо. 

Судья: У защиты будут вопросы? 

Третьяков: Да, Ваша честь. Добрый день, адвокат Третьяков в интересах Игоря Сергеевича Пушкарева. Подскажите, пожалуйста, в той стенограмме разговора, на которую ссылался гособвинитель, там говорится, что существует такая беседа, в которой вы говорите, что вы без согласия Игоря Сергеевича не будете допускать на площадку должностных лиц определенных и то, что вы хотите встретиться с Игорем Сергеевичем лично и поговорить по этому вопросу. Почему именно с Игорем Сергеевичем? Как вы воспринимали Игоря Сергеевича в этой ситуации? 

Афонин: Игоря Сергеевича я воспринимал как одного из руководителей, поэтому я эмоционально выразил свое мнение. Хотя я с этим же вопросом обращался и к Владимиру Сергеевичу, и к Алексею Николаевичу, и к Андрею Сергеевичу. 

Третьяков: Скажите, а администрация края перемещалась на этом вертолете? 

Афонин: Я точно не помню, но думаю, что да. 

Третьяков: А они оплачивали полеты? 

Афонин: Возможно, они летали в составе группы «Спасскцемент», поэтому не оплачивали полеты.

Третьяков: Полеты тоже не оплачивали, да? 

Афонин: Нет. 

Третьяков: Спасибо, вопросов больше нет. 

Судья: Вопросов больше нет? 

Гособвинитель: Ваша честь, в ходатайстве есть одно небольшое противоречие, которое я хотела бы огласить. Находится протокол допроса свидетеля в томе 30 на листах дела с 42 по 50. Отвечая на мои вопросы, свидетель пояснил, что не может назвать, куда планировался вылет в составе Бехтера. Будучи допрошенным, он пояснял, что в Красный Яр, Приморский край. 

Судья: Это все противоречия? 

Гособвинитель: Да. 

Судья: (неразборчиво) 

Защита: Я предполагаю, что этот момент просто можно спросить, но это не основания для оглашения. 

Гособвинитель: Я вопрос задавала. 

Защита: Предполагаю, что нет основания. Можно как-то по-другому сконструировать, к примеру: «Не в Красный ли Яр?».

Гособвинитель: Я не могу задавать вопросы в наводящей форме.

Судья: У защиты какая позиция? 

Защита: Ваша честь, полагаю, что противоречия здесь так такового не усматривается. Более того, этот вопрос не относится к предмету доказывания по данному уголовному делу. Эта ситуация лежит вне рамок нашего уголовного дела, поэтому мы считаем, что противоречия здесь нет. Это ходатайство удовлетворению не подлежит.

Судья: Суд постановил по основанию части третьей статьи (неразборчиво) УК РФ огласить показания свидетеля данные на предварительном (неразборчиво) с наличием существенных противоречий (неразборчиво). 

Гособвинитель: Юрий Александрович, будучи допрошенным 1 ноября 2016 года, вы дали следующие пояснения: «Работаю в должности начальника авиационного департамента ОАО «Спасскцемент» с сентября 2011 года. До этого времени я работал во «Владивосток Авиа». Мое рабочее место находится на посадочной площадке Трилитон , которая находится в поселке Угловое, улица (неразборчиво). Там находятся площадка для взлета и посадки вертолета, офисное помещение и ангар для вертолета. Трудоустроился на эту должность по рекомендации генерального директора ОАО «Владивосток Авиа» (неразборчиво). Непосредственным руководителем являлся управляющий «Спасскцемента» Сысоев. При моем трудоустройстве собеседование со мной проводил начальник отдела кадров «Востокцемента» (неразборчиво). Также при моем устройстве со мной разговаривал Пушкарев Владимир Сергеевич.
В мои обязанности входят обеспечение авиационного направления, обеспечение и организация полетов «Спасскцемента», эксплуатация воздушного судна  – вертолета марки «EC130 B4», регистрационный номер (неразборчиво), иностранного производства. Данное воздушное судно принадлежит «Спасскцементу». Когда именно приобретался вертолет, мне неизвестно, так как на момент моего прихода в компанию он уже имелся в собственности компании. Вертолет базируется (неразборчиво) на площадке в поселке Угловое. Данный вертолет вместе с пилотом может взять на борт 7 человек (неразборчиво). Максимальная нагрузка – 450 кг.
Помимо меня в авиационном департаменте «Спасскцемента» работают летчик Бурый, авиационный техник Турлов. Данные работники пришли работать на предприятие еще до моего трудоустройства. Их рабочее место так же находится на площадке в поселке Угловое.
Авиационный техник Турлов осуществляет оперативное обслуживание вертолета, а именно: осуществляет отправку вертолета, осмотр до взлета и после посадки. Периодическое обслуживание, а именно: его ремонт. Замену агрегатов осуществляют сторонние компании – «Уральская вертолетная компания», «Инженеринг», Тюмень (неразборчиво). Вся документация по стоимости ремонта находится в «Спасскцементе», Спасск-Дальний.
Полеты на вертолете для нашей компании проводятся следующим образом: мне либо пилоту Бурому от управляющего Сысоева либо от вышестоящего руководства компании – Пушкарева Владимира Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича поступают указания по необходимости вылета по определенному маршруту. После этого пилот докладывает в центр управления полетами сведения о маршруте полета и фамилию пилота. В случае если маршрут строится над неконтролируемой зоной полетов, то такой доклад носит уведомительный характер. Если зона контролируется, то доклад носит разрешительный характер. Доклад осуществляется в центре управления полетами, который находится в Хабаровске, но сам полет контролируется работниками центра управления полетами, который базируется на территории  аэропорта Владивосток  в городе Артеме. Сведения о датах вылета и маршрутах также имеются в центре управления полетами, который находится в городе Артеме. Сведений о фамилиях пассажиров и количестве пассажиров в центре управления полетами нет. Более того, в документах в «Спасскцементе» это тоже никаким образом не отражается. Журнал вылетов в «Спасскцементе» не ведется. В «Спасскцементе» имеется формуляр, где отражается количество часов полета, это делается только для того, чтобы знать, когда именно осуществляется техническое обслуживание. О том, какой характер носит вылет по указанию руководства,  я не могу сказать, так как цель полета мне никто никогда не говорил. Руководство мне обозначает  какой-то маршрут, я был обязан выполнить указания на основании маршрута Владивосток –Спасск-Дальний – Владивосток. В городе Владивостоке  вертолет также приземлялся в районе Седанкинского аэродрома, на вертолетной площадке на острове Русском. Помимо служебных вылетов вертолет имеет лицензию на аэросъемочные полеты. Вертолет сдавался в аренду сторонним компаниям, в связи с этим (неразборчиво). Вертолет также пилотировался Бурым. За период своей работы я помню, что вертолет арендовали такие компании, как «Находкинская база активного морского рыболовства», НК «Роснефть» и другие, какие именно – я не помню, для этого необходимо смотреть документы, а именно договоры, в которые хранятся в «Спасскцементе». Также договоры аренды заключались физическими лицами, этих граждан я не помню, так как необходимо смотреть договоры. Из последних арендаторов я помню только (неразборчиво) Илью Александровича. Договор аренды подписывал либо я, либо Сысоев. В «Спасскцементе» никто нигде не размещал объявления о возможности сдачи в аренду вертолета. Люди всегда обращались лично либо ко мне, либо к управляющим «Спасскцемента», либо мне поступали указания по необходимости сдачи в аренду от Пушкарева Владимира Сергеевича, Пушкарева Андрея Сергеевича. Предварительно компании, физические лица, которые собирались заключить договора в письменном виде, обращались на имя управляющего в «Спасскцемент». Впоследствии заключали договор аренды. Могу сказать с полной точностью, что я лично никогда не подписывал договор о сдаче в аренду вертолета, принадлежащего «Спасскцементу», Пушкареву Владимиру Сергеевичу, Пушкареву Андрею Сергеевичу, Пушкареву Игорю Сергеевичу. В настоящее время аренда рассчитывается исходя из трудности летного участка.  

Вопрос: «Поясните, пользователь данного вертолета Пушкарев Игорь Сергеевич (неразборчиво) каким маршрутом?»
Ответ: «Да, Пушкарев Игорь Сергеевич пользовался вертолетом (неразборчиво) Спасск-Дальний  – Владивосток. Конкретные даты и количество вылетов на данном вертолете я не могу сказать, так как не помню. Но могу сказать, что летал он несколько раз в год. С кем он летал на вертолете,  я не знаю, так как пилот забирал Пушкарева в основном в районе Седанкинского аэродрома, и с кем он был, мне неизвестно, так как я лично с ними никогда не летал. Вообще, Пушкарев Владимир Сергеевич в начале моей  трудовой деятельности  на «Спасскцементе» мне пояснил, что Пушкарев Игорь Сергеевич может обращаться с просьбой по поводу вылетов вертолета по определенным маршрутам. Владимир Сергеевич меня предупредил, что все просьбы Игоря Сергеевича для меня являются обязательными. Пушкарев Владимир Сергеевич мне пояснил, что все эти просьбы обязательны и с ним согласованы. Пушкарев Игорь Сергеевич неоднократно мне звонил на сотовый телефон и интересовался состоянием вертолета, возможностью полета, обозначал мне маршруты либо интересовался маршрутом, который ранее обозначили мне либо Пушкарев Владимир Сергеевич, либо Сысоев. Просьбы Игоря Сергеевича по возможности исправности вертолета в погодные условия, состояния здоровья пилота выполнялись».

Демонстрируется аудиозапись телефонного разговор между Пушкаревым Игорем Сергеевичем и Афониным. Приводится расшифровка. Речь идет о планируемой поездке на Ханку. Вопрос следователя: «Поясните, имел ли место этот разговор? В связи с чем он состоялся? Был ли осуществлен вылет вертолета по результатам этого разговора?»
Ответ: «Да, этот разговор имел место в действительности. В тот период у вертолета была поломка, он был на ремонте. Пушкарев Игорь Сергеевич просил по возможности, в случае устранения неисправностей, забрать его из Спасского района. Был ли осуществлен вылет за ним,  я уже не помню, необходимо смотреть плановую таблицу, которая хранится в центре». 

Приводится расшифровка разговора про прокурорскую проверку.
Вопрос: «Вам демонстрируется аудиозапись с телефонного разговора, состоявшегося 12 июня 2014 года. Между вами и Пушкаревым Игорем Сергеевичем. Поясните, имел ли место данный разговор? Почему вы докладываете Игорю Сергеевичу об имевшихся прокурорских проверках в отношении вертолета «Спасскцемента»? Почему вы доводите до него сведения о том, что без его согласия больше не допустите проверяющих к вертолету?»
Ответ: «Данный разговор имел место быть. В данном разговоре я просто высказался эмоционально, пожаловался на происходящие события в связи с прокурорской проверкой. Об этом событии я также докладывал Владимиру Сергеевичу, Сысоеву. Относительно моего высказывания, что без его согласия я больше не допущу проверяющих, могу сказать, что в данном случае я сказал сгоряча. Конечно, я понимал, что не вправе не пустить на проверку прокуратуру». Приводится расшифровка разговора о планируемом полете с участием лиц по имени Василий Александрович, Бехтер. Вопрос: «Вам демонстрируется аудиозапись с телефонного разговора 30 апреля 2014 года, который состоялся между вами и Пушкаревым. Поясните, имел ли место этот разговор? Состоялся ли впоследствии полет Пушкарева по намеченному маршруту? Кто именно вылетал с Пушкаревым  Игорем Сергеевичем?»
Ответ: «Да, этот разговор имел место быть. Игорь Сергеевич собирался вылетать со своим знакомым сотрудником «Спасскцемента» Василием Александровичем (фамилию не помню) и мужчиной по имени Бехтер. Лично с гражданином Бехтером я незнаком. Полный состав назвать не могу, так как не знаю этого. В данном разговоре Пушкарев уведомляет меня о планируемом полете в село Красный Яр Приморского края. Перед этим полетом, скорее всего, мне звонил Пушкарев Владимир Сергеевич, уведомлял о необходимости подготовки вертолета к полету. Состоялся ли полет – я уже не помню, мне необходимо смотреть  документы в центре управления полетами». «С моих слов записано верно, прочитано, замечаний никаких не поступило». Юрий Александрович, исключительно про Красный Яр вопрос. Лучше помнили на момент допроса 1 ноября 2016 года эти обстоятельства? Подтверждаете ли вы эту часть показания? 

Афонин: Да, подтверждаю. 

Гособвинитель: Нет вопросов больше, Ваша честь. 

Судья: У кого-нибудь еще вопросы имеются? 

Защита: Вопросов нет. 

Судья: Допрос завершен, спасибо большое. Свидетель, вы можете быть свободны. 

Поделиться: