18+

Стенограмма допроса свидетеля обвинения

Один из бывших руководителей МУПВ «Дороги Владивостока» Андрей Пикулев дал показания по существу дела экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего группу компаний «Востокцемент» Андрея Пушкарёва 2 августа.

Андрей Пикулев заявлен по делу Игоря Пушкарёва как свидетель обвинения. Ему были заданы вопросы о работе МУПВ «Дороги Владивостока», взаимодействии с холдингом «Востокцемент» и системе давальческого сырья. Принцип системы заключается в том, что компаниям-подрядчикам МУП выдало талоны на стройматериалы, которые они обменивали в «Востокцементе» на щебень, асфальт и бетон. Строительные материалы отпускались в рассрочку, оплачивать их должено было МУПВ «Дороги Владивостока». Однако задолженность накапливалась годами, в итоге группа компаний «Востокцемент» простила муниципальному предприятию почти миллиардный долг. 

В ходе допроса Андрей Пикулев отметил, что такая система была разработана из-за того, что глава города заботился о городе. Благодаря системе давальческого сырья МУПВ «Дороги Владивостока» могло делать необходимую работу по ремонту магистралей и содержанию городских территорий.

«Если бы мы не получали материалы, у нас бы в городе было так же, как сейчас, - бардак был бы», - заявил Пикулев.

Стенограмма допроса свидетеля обвинения Андрея Пикулева

Судья: Паспорт вы предъявили судье, личность установлена ваша?

Судья из Владивостока: Да.

Судья: Хорошо. Я вам разъясняю, что вы приглашены в качестве свидетеля для дачи показаний по уголовному делу в отношении Пушкарева И.С., Пушкарева А.С., Лушникова А.В. Как свидетель вы обязаны говорить суду правду. За отказ от дачи показаний, дачи заведомо ложных показаний или уклонения от дачи показаний предусмотрена ответственность по статьям 307, 308 Уголовного кодекса РФ. Вы можете не свидетельствовать против себя, своих близких родственников, своих близких лиц. В судебном заседании вы имеете право пользоваться помощью переводчика, если вы не владеете русским языком, право заявить отвод переводчику, право являться на допрос с адвокатом, делать замечания и заявления по поводу действий председательствующего и иных участников процесса, вправе пользоваться мерами госбезопасности в случаях, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законом. Вам права и ответственность понятны?

Пикулев: Да.

Судья: Распишитесь в подписке. Свидетель, поясните, пожалуйста, суду: вы какое-то отношение имеете к МУПВ «Дороги Владивостока», которое у нас потерпевшее по делу является?

Пикулев: Да, я работал директором МУПВ «Дороги Владивостока» с 16 сентября 2011 года по 2 апреля 2012 года.

Судья: А вы с подсудимым знакомы - Пушкаревым Игорем Сергеевичем?

Пикулев: Ну конечно.

Судья: Какие у вас отношения, как в двух словах можно охарактеризовать ваши отношения с Игорем Сергеевичем Пушкаревым?

Пикулев: Рабочие. 

Судья: А с Андреем Сергеевичем Пушкаревым?

Пикулев: Тоже рабочие, но его я только один раз где-то видел, вообще отношений никаких. 

Судья: А с Лушниковым А.В. знакомы?

Пикулев: Лушникова встретил один раз, когда он пришел меня заменять. 

Судья: Никаких у вас конфликтов с подсудимыми не возникало, в силу которых вы можете дать недостоверные показания, оговорить их?

Пикулев: Нет.

Судья: Пожалуйста, какие у вас вопросы? 

Гособвинитель: Спасибо большое. Андрей Васильевич, расскажите, пожалуйста, когда и при каких обстоятельствах вы стали директором МУПВ «Дороги Владивостока».

Пикулев: В администрации какие-то перемены были, там поменялся директор УСЖФиГТ Молчанов, замом стал Эпов, и меня пригласили директором.

Гособвинтель: Вы назвали две фамилии – Молчанов и Эпов, кто из них пригласил вас?

Пикулев: Пригласил Эпов, потому что он меня знал как производственника.

Гособвинитель: Скажите, пожалуйста, с кем вы собеседование при решении вопроса о трудоустройстве проходили?

Пикулев: Сначала с Молчановым, потом с Игорем Сергеевичем.

Гособвинитель: Скажите, пожалуйста, как проходило собеседование с Игорем Сергеевичем? Что-то он у вас спрашивал? Или, наоборот, о чем-то вам сообщал?

Пикулев: Ну, он спрашивал, чем я занимался и справлюсь я или нет.

Гособвинитель: Ну, соответственно, вы ему сообщили, ответив на поставленные вопросы, рассказали, кем вы до того, как стали директором МУПВ «Дороги Владивостока», работали?

Пикулев: Я был директором компании «Стройиндустрия», занимался строительством.  

Гособвинитель: То есть до этого вы работали в области строительства?

Пикулев: Да.

Гособвинитель: Подскажите, пожалуйста, что-то о ваших задачах, задачах МУПВ Игорь Сергеевич рассказал на собеседовании?

Пикулев: В порядке город держать.

Гособвинитель: Понятно, скажите, пожалуйста, каким образом в бытность вашего руководства МУПВ проходила организация работы данной организации? Меня интересует, какие указания по оплате предприятиям, то есть подрядчикам, были озвучены перед вами? Каким образом происходила оплата этим подрядчикам? Требовалось ли чье-то одобрение соответственно из администрации или кого-то другого по оплате работ?

Пикулев: Подрядчики закрывали смету, естественно, все это согласовывалось непосредственно с начальником, с Молчановым, с Эповым. А дальше что происходило, я не знаю.

Гособвинитель: Ну понятно. А кто дал вам такое указание или сообщил о том, что необходимо оплату работ подрядчикам согласовывать с Молчановым и Эповым?

Пикулев: Они непосредственные мои начальники, и я не имел права сам заниматься платежами.

Гособвинитель: Это предусмотрено вашей должностной инструкцией или вам об этом кто-то сообщал?

Пикулев: Инструкцию не помню.

Гособвинитель: Скажите, пожалуйста, вначале, когда вы только возглавили МУПВ «Дороги Владивостока», встречались ли вы с руководством группы компаний «Востокцемент»? Если да, то с кем?

Пикулев: Я фамилии не помню, меня просто познакомили, чтобы я мог по телефону  звонить, что нужен щебень, нужен клинкер.

Гособвинитель: Ну понятно. Скажите, пожалуйста, кто вас познакомил с кем-то из «Востокцемента»?

Пикулев: Максим Николаевич Молчанов пригласил.

Гособвинитель: Если вы не помните фамилию этого человека из «Востокцемента», может, вы его должность вспомните? Какую должность этот человек занимал, с которым вас познакомили?

Пикулев: Я не знаю, не помню.

Гособвинитель: Для того чтобы вы в дальнейшем созванивались, вы изначально встречались с этим человеком из «Востокцемента»?

Пикулев: Нет. Я знал телефон. Если подрядчику нужно было срочно что-то, я звонил, просил, чтобы им без очереди дали.

Гособвинитель: Скажите, пожалуйста, когда вы только пришли на указанную вами должность, интересовались ли вы о финансовом положении МУПВ «Дороги Владивостока»?

Пикулев: Финансовым положением? Мне документы предоставили.

Гособвинитель: Скажите, пожалуйста, вы по этим документам или каким-то иным образом для себя в дальнейшем узнали, что соответственно у МУПВ имеется на тот момент  задолженность?

Пикулев: Да.

Гособвинитель: Какая это была задолженность – кредиторская, дебиторская? В каком размере?

Пикулев: Я не скажу, не помню. Это было 7 лет назад.

Гособвинитель: Размер не помните, а вид хотя бы задолженности?

Пикулев: Не помню, честно.

Гособвинитель: И это не помните, понятно. Скажите, пожалуйста, природа этой задолженности была вам известна? Интересовались ли вы у кого-то, в связи с чем в принципе она возникла?

Пикулев: Я интересовался, но так, дороги делались, сырье было давальческое, а потом нужно было отдавать деньги, и все.

Гособвинитель: Вы как-то связываете у МУПВ задолженности и систему давальческого сырья? Это как-то взаимосвязано с вашей точки зрения?

Пикулев: Не понял.

Гособвинитель: Вы на мой вопрос о задолженности стали говорить о давальческом сырье, поэтому я вас и спросила. Давайте тогда еще. Скажите, пожалуйста, природа образования этой задолженности – интересовались, откуда она образовалась?

Пикулев: Если честно, я не интересовался.

Гособвинитель: Не интересовались, понятно. Раз вы уже начали говорить о…

Пикулев: У меня была поставлена другая задача – дороги держать в порядке.

Гособвинитель: И перед кем была задолженность – это хотя бы помните? Андрей Васильевич, понятен мой вопрос?

Пикулев: Понятен. Ну я не знаю, по асфальту, по цементу.

Гособвинитель: Перед кем – помните?

Пикулев: «ДВ-Цемент» там.

Гособвинитель: Перед «ДВ-Цементом»?

Пикулев: По-моему, да, асфальт.

Гособвинитель: Раз уж вы начали про давальческое сырье, скажите, пожалуйста, что это за система давальческого сырья? Сложилась она в бытность вашего руководства либо до вас еще?

Пикулев: До меня, я пришел в конце закрытия сезона. И как это происходило… Я так понимаю, что давали в долг, а потом, когда оплачивалось это, расплачивались. Потому что купить асфальт за деньги – денег не было. 

Гособвинитель: Скажите еще раз – кто у кого брал в долг?

Пикулев: Я не знаю, кто брал в долг. МУПВ «Дороги Владивостока». 

Гособвинитель: МУПВ брал в долг что?

Пикулев: Асфальт, щебень.

Гособвинитель: У кого он брал в долг асфальт и щебень?

Пикулев: Ну, наверное, у завода.

Гособвинитель: У какого завода?

Пикулев: Бутощебеночный завод у нас есть.

Гособвинитель: А, Владивостокский бутощебеночный завод вы имеете в виду?

Пикулев: Ну, наверное.

Гособвинитель: Нет, не наверное. Либо да, либо нет. Я уточняю.

Пикулев: У меня занимались снабженцы, зам. Я пришел уже на закрытие сезона.

Гособвинитель: Я поняла, ВБЩЗ или не помните? Как ваш ответ понять? Меня только это интересует.

Пикулев: Я не помню.

Гособвинитель: Не помните, понятно. У какого-то завода. Скажите, пожалуйста, этот завод, у которого брали в долг, имел отношение к ГК «Востокцемент»?

Пикулев: Ну, я слышал, вроде бы да.

Гособвинитель: Понятно. Скажите, пожалуйста, известна ли вам система выдачи талонов? Это все в свете давальческого сырья.

Пикулев: По талонам, насколько я помню, давали подрядчикам талоны, они ехали на завод, получали определенное количество асфальта, щебень.

Гособвинитель: Кто давал талоны подрядчикам?

Пикулев: Ну, у нас в бухгалтерии.

Гособвинитель: Бухгалтерия МУПВ «Дороги Владивостока»?

Пикулев: Вы знаете, либо в снабжении, либо в бухгалтерии.

Гособвинитель: В снабжении, в бухгалтерии - я поняла. Я спросила в МУПВ «Дороги Владивостока» вы мне два подразделения называете? Бухгалтерия и отдел снабжения в МУПВ «Дороги Владивостока» или какой-то другой организации?

Пикулев: Подрядчики талоны брали в «Дорогах Владивостока».

Гособвинитель: В «Дорогах Владивостока», понятно. Скажите, пожалуйста, а в дальнейшем как оплата происходила за то сырье, которое они получали по талонам? Сами ли подрядчики его оплачивали либо МУПВ оплачивало? 

Пикулев: У МУПа оплата была.

Гособвинитель: МУПВ оплачивало?

Пикулев: Да. Подрядчики работали с давальческим сырьем, они получали только за работу, материалы все оплачивало МУПВ «Дороги Владивостока».

Гособвинитель: Все понятно. А как обратная связь происходила? Вот они по талонам по этим сырье получили, а потом как они должны были перед МУПВ отчитываться, что получили? 

Пикулев: Ну, если талон брали, значит, это отмечалось, бухгалтерия вела отчет.

Гособвинитель: Ну вам это известно или неизвестно? Каким образом происходил отчет?

Пикулев: Неизвестно.

Гособвинитель: Понятно. Скажите, пожалуйста, известно ли вам, как сами подрядчики относились к системе давальческого сырья?

Пикулев: Насколько я знаю, хорошо.

Гособвинитель: Довольны были?

Пикулев: Потому что сам подрядчик не в состоянии был закупить такое количество асфальта. Тот же щебень, асфальт. Насколько я знаю, были довольны. 

Гособвинитель: Понятно. Скажите, пожалуйста, с кем конкретно из подрядчиков вы обсуждали сложившуюся ситуацию?

Пикулев: «Стройсити» была компания, с ними разговаривал.

Госоювинитель: Так, еще кто?

Пикулев: Ой, там было миллион компаний… «Федералстрой».

Гособвинитель: Еще кто?

Пикулев: Но я не помню.

Гособвинитель: А вот те две, которые назвали. Они были довольны системой давальческого сырья, да? Правильно вас поняла?

Пикулев: Как бы довольны, не против были.

Гособвинитель: Андрей Васильевич, не против были и как бы довольны – это немного разные вещи, поэтому уточните.

Пикулев: Это надо их спросить, я не знаю, были довольны или недовольны.

Гособвинитель: Я вас спрашиваю только о том, о чем вам известно. Вот вам что известно?

Пикулев: Мне кажется, что довольны.

Гособвинитель: Скажите, пожалуйста, при каких обстоятельствах и по какой причине вы покинули вашу должность?

Пикулев: Дело было перед саммитом, здесь очень сложная работа предстояла, я посчитал, что я не справлюсь.

Гособвинитель: Сами вы посчитали. А что за работа предстояла?

Пикулев: Тяжелая, сложная работа перед саммитом.

Гособвинитель: Какая она тяжелая и сложная? Что это за работа?

Пикулев: Ну, большая работа, крупная.

Гособвинитель: Не, я поняла, мы можем эпитеты и дальше перечислять, а с чем было связано изменение объемов работ?

Пикулев: Изначально, когда у нас был разговор с Игорем Сергеевичем, мы обсуждали, что мне нужно отстоять зиму.

Гособвинитель: По какой причине именно об этом периоде времени шла речь?

Пикулев: Потому что до меня директор увольнялся.

Гособвинитель: До вас директор уволился. А он неожиданно для Игоря Сергеевича уволился?

Пикулев: Я не знаю. Это просто его было дело.

Гособвинитель: А что после зимы должно было произойти? Почему на зиму вы договаривались?

Пикулев: Потому что я – строитель, я не дорожник. Но я хорошо убирал дороги, снег убирал.

Гособвинитель: То есть уровень ваших знаний в дорожном строительстве не был так высок, правильно я вас поняла?

Пикулев: Мало опыта было.

Гособвинитель: Скажите, пожалуйста, а вы когда собеседование с Игорем Сергеевичем проходили, вы ему говорили о том, что у вас мало опыта в области строительства дорог?

Пикулев: Ну, в принципе, да.

Гособвинитель: Да. А как он отреагировал на это?

Пикулев: Сказал: «Научитесь».

Гособвинитель: Сказал, что научитесь? Понятно, а кто должен был научить-то?

Пикулев: Жизнь.

Гособвинитель: Научила вас жизнь?

Пикулев: Я уволился, значит, не научила.

Гособвинитель: Не научила. Скажите, пожалуйста, кто после вас стал директором МУПВ, вам известно?

Пикулев: Лушников Андрей. Отчество не помню.

Гособвинитель: Понятно. А вот директор, который до вас уволился, помните его фамилию?

Пикулев: Гуснов Александр.

Гособвинитель: Но мне фамилии достаточно. Я вас поняла. Пока нет вопросов. 

Судья: Представитель потерпевшего, будут вопросы?

Представитель потерпевшего: Андрей Васильевич, представитель потерпевшего, скажите, в каком году вы были руководителем?

Гособвинитель: Ваша честь, он назвал период времени.

Представитель потерпевшего: Отвечая на вопрос гособвинителя, вы назвали ряд фирм, две конкретно, которые были довольны тем, что работали на давальческом сырье, при этом сказали, что большое количество фирм работало. А были недовольные? Фирмы, которые претензии предъявляли, что работают на давальческом сырье?

Пикулев: Я с такими не общался, не знаю.

Представитель потерпевшего: То есть они были, но вы с ними не общались или таких не было?

Гособвинитель: Ваша честь, я возражаю.

Пикулев: Я не знаю.

Представитель потерпевшего: Не знаете. 

Пикулев: Мне неизвестно.

Представитель потерпевшего: Согласно предъявленному обвинению всем троим подсудимым, после вашего ухода начался второй этап преступной деятельности. И с этого момента Игорь Сергеевич дал указания директору МУПВ Лушникову, который вас сменил, закупать строительные материалы в ГК «Востокцемент». Подскажите, а до этого момента, когда вы были директором, у кого закупался строительный материал?

Пикулев: Закупали снабженцы, но, наверное, там же.

Представитель потерпевшего: Скажите, когда вот вы поменяли Гуснова, скажем так, пришли, стали руководить МУПВ «Дороги Владивостока», порядок закупки материалов и организации, у которых закупался материал, он как-то поменялся при вас?

Пикулев: Нет, как было, так и при мне.

Представитель потерпевшего: Какие-то договоры при покупке строительных материалов вы заключали в период бытности руководителем МУПВ «Дороги Владивостока»?

Пикулев: Не заключал ни одного контракта, ни одного договора.

Представитель потерпевшего: А как тогда приобретались строительные материалы?

Пикулев: Ну они уже были заключены.

Представитель потерпевшего: То есть вы работали в рамках ранее заключенных договоров?

Пикулев: Конечно. 

Представитель потерпевшего: Скажите, образование бюджета, платежи МУПВ «Дороги Владивостока» откуда поступали? Кто платил МУП «Дороги Владивостока» на тот период?

Пикулев: Администрация.

Представитель потерпевшего: А за что администрация платила?

Пикулев: За уборку дорог, закрытие дорог, снегоуборку. Это все обозначалось в договоре, и все оплачивалось.

Представитель потерпевшего: Подскажите, а само предприятие МУП «Дороги Владивостока» - как вы можете его охарактеризовать? Сколько там человек работало, сколько там, хотя бы примерно, бюджет был, можете что-то пояснить? Штат какой был?

Пикулев: Штатного расписания я не помню. Или 500, или 700 человек. Я не помню. 

Представитель потерпевшего: Подскажите, вы принимали меры к погашению задолженности МУПВ «Дороги Владивостока» перед различными кредиторами?

Представитель потерпевшего: С подрядчиками рассчитывались, с кредиторами тоже, погашались.

Представитель потерпевшего: Скажите, ставились перед вами задачи, что в первую очередь нужно рассчитываться с какими-то определенными кредиторами?

Пикулев: Нет, задачи не было.

Представитель потерпевшего: А как вы выбирали тех кредиторов, с которыми рассчитывались в первую очередь?

Пикулев: Если честно, со всеми понемножку. Потому что деньги сразу проплачивались, старались, чтобы всем немного доставалось денег – всем подрядчикам, кредиторам. 

Представитель потерпевшего: Подскажите, вот вы уволились в 2013 году, а чье это было предложение?

Пикулев: Ну, Игорь Сергеевич меня вызвал и предложил уволиться, я уволился.

Представитель потерпевшего: А ваши желания, скажем так, к увольнению как вы отнеслись?

Пикулев: Я ждал этого.

Представитель потерпевшего: То есть это не было своего рода наказание за неисполнение каких-то задач.

Пикулев: Не было.

Представитель потерпевшего: Больше нет вопросов.

Пикулев: Я зиму отстоял, пришла весна – я ушел.

Судья: У защиты есть вопросы еще?

Третьяков: Здравствуйте, меня зовут Константин Третьяков, я адвокат Игоря Сергеевича Пушкарева. У меня буквально несколько вопросов, касающихся отношений муниципального предприятия с группой компаний «Востокцемент». Подскажите, имелись ли у муниципального предприятия в достаточном объеме денежные средства, чтобы приобретать стройматериалы по предоплате?

Пикулев: Не было.

Третьяков: А кроме ГК «Востокцемент», который, как мы поняли из ваших показаний, отгружал в долг, ну без предоплаты, стройматериалы, кто-то еще мог, предлагал ли вам, делала ли предложения какая-то организация на аналогичных условиях отгружать без предоплаты стойматериалы? Кроме «Востокцемента»?

Пикулев: В долг больше никто не давал. 

Третьяков: А как вы считаете, для муниципального предприятия такая схема отношений была выгодна?

Пикулев: Я считаю, что да. 

Третьяков: Спасибо, у меня нет вопросов.

Судья: Еще есть вопросы?

Янченко: Да. Адвокат Янченко, защитник Лушникова Андрея Вадимовича. Скажите, пожалуйста, если вы знаете, конечно, по какой причине образовалась задолженность перед иными подрядчиками, за исключением «Востокцемента», в вашу бытность?

Гособвинитель: Ваша честь, я возражаю. Я задавала вопрос о задолженности не применительно к «ДВ-Цементу», свидетель ответил, что не помнит.

Янченко: Я по-другому задал вопрос, ваша честь.

Судья: Да, ответьте, пожалуйста, на вопрос, свидетель. Перед другими подрядчиками, кроме «Востокцемента», как образовалась задолженность? Вам это известно?

Пикулев: Перед подрядчиками задолженность. Но задолженность, пока они не закрывали объекты. Задолженность до меня, когда я пришел, была задолженность и по уборке города, я ее погашал потихоньку. 

Янченко: Скажите, пожалуйста, а компании-подрядчики за время вашего руководства обращались в суд за взысканием кредиторской задолженности?

Пикулев: В суд обращались, да.

Янченко: Скажите, пожалуйста, а какие-либо решения либо мировые соглашения были подписаны, вынесены за вашу бытность руководителем?

Пикулев: Мировое соглашение было подписано с компаниями (называет две компании) по уборке города.

Янченко: Я понял. Скажите, пожалуйста, за время вашей работы задолженность по заработной плате работникам МУПВ образовывалась?

Пикулев: Не было.

Янченко: У меня пока нет вопросов.

Поликарпов: Андрей Васильевич, добрый день! Адвокат Поликарпов, представляю интересы Пушкарева Андрея Сергеевича. У меня такой вопрос. В материалах уголовного дела в томе третьем лист дела 232–236 находятся документы, из которых следует, что вами были получены в компании «ДВ-Инвест» бордюрные камни на сумму 43 с лишним миллиона рублей и в декабре 2011 года, 15 декабря, вами как представителем МУПВ «Дороги Владивостока», «ДВ-Инвестом» и обществом «Спасскцемент» был заключен договор об уступке права требования по этому договору. Задолженность в размере 43 миллионов рублей с предприятия МУПВ «Дороги Владивостока» принял на себя «Спасскцемент». Что вы можете пояснить по этому договору? С кем вы вели переговоры и что за обстоятельства были? Какие последствия по 43 миллионам рублей – «Спасскцемент» простил этот долг или он был возмещен? Что-то можете пояснить?

Пикулев: При мне нет.

Поликарпов: Но ваша подпись стоит на этом договоре от имени MУПВ «Дороги Владивостока», это было 15 декабря 2011 года. В этот период времени вы были директором?

Пикулев: Да.

Поликарпов: Ну можете припомнить что-то? Подписывали договор?

Пикулев: Ну подписывал, значит, если подпись стоит. Бордюры получали, на дороги бордюрный камень. 

Поликарпов: Ну вот по поводу этого бордюрного камня – кто именно расплачивался за него, при вас расплатился, ваше предприятие МУПВ «Дороги Владивостока» или нет?

Пикулев: Я не помню такого.

Поликарпов: К сожалению, мы вам не можем показать этот договор, потому что у нас условия, сами видите, по видео-конференц-связи происходит.

Пикулев: Я вам верю. Но по поводу платили-не платили я вам не скажу. 

Поликарпов: А по поводу вообще задолженности вам известна какая-то судьба? Что было с долгами «Дорог Владивостока» перед «Востокцементом»? Эти долги были оплачены или прощены компанией «Востокцемент»?

Пикулев: Ну при мне в конце года какая-то сумма оплачивалась.

Поликарпов: Скажите, пожалуйста, вы употребили такую фразу, что МУПВ «Дороги Владивостока» получало в долг материалы от «ДВ-Цемента». Вот как понимать, что это означает, что был договор заключен с отсрочкой платежа, с условием отсрочки платежа или как договор назывался, по которому материал вы получали?

Пикулев: С отсрочкой платежа.

Поликарпов: Вам известно что-либо про иные организации в городе Владивостоке? Они готовы были поставлять для муниципального предприятия на таких же условиях материалы или не было таких предприятий, кроме «ДВ-Цемента»?

Пикулев: Таких предприятий не было. Были ситуации, когда на заводе поломка была…

Поликарпов: Я не понял последнее. Вы сказали сначала, что таких предприятий больше не было, а потом еще что-то, связь плохая.

Пикулев: Что если на заводе была какая-то авария, то на другом заводе я не мог получить. Нет.

Поликарпов: Все теперь понял, спасибо, больше нет вопросов.

Судья:  Нет больше вопросов? У подсудимых? Ходатайств? 

Гособвинитель: У меня есть, но у меня перед этим еще вопрос будет. Скажите, пожалуйста, в дополнение вопросов, заданных защитниками. Вам известно, по какой причине только лишь «ДВ-Цемент» шло на такие условия, а именно на представление материалов с отсрочкой платежа?

Пикулев: Я считаю, потому что глава города заботился о городе. 

Гособвинитель: Глава города заботился о городе. Это замечательно. А как это относится к ответу на мой вопрос?

Пикулев: А повторите вопрос.

Гособвинитель: А вопрос был о том, по какой причине, если вам известно, «Востокцемент», прошу прощения, «ДВ-Цемент» предоставлял стройматериалы с рассрочкой платежа?

Пикулев: Я не знаю, я вам ответил.

Гособвинитель: Нет, вы мне не ответили. Тогда ответьте мне на другой вопрос: как взаимосвязан мой вопрос с тем, что глава города заботился о городе?

Пикулев: Если бы мы не получали материал, у нас бы город был так же, как сейчас, – бардак был бы.

Гособвинитель: Глава города каким-то образом имел отношение к тому, что «ДВ-Цемент» предоставлял вам материалы с рассрочкой платежа?

Пикулев: Нет.

Гособвинитель: Что, простите?

Пикулев: Не знаю, наверное.

Гособвинитель: Вы не знаете, наверное. Что значит «наверное»? Из чего ваше предположение исходит?

Пикулев: Я не могу ответить на этот вопрос.

Гособвинитель: Но почему вы тогда ответили, что глава города заботился о городе? Почему вам на ум пришел этот ответ, когда я задала вам совершенно иной вопрос? Объясните тогда. Андрей Васильевич, логику свою объясните, пожалуйста. Нам непонятно.

Пикулев: Потому что «ДВ-Цемент» принадлежал Игорю Сергеевичу или его родственникам. 

Гособвинитель: «ДВ-Цемент» принадлежал Игорю Сергеевичу или его родственникам?

Пикулев: Я точно не знаю.

Гособвинитель: И что, он каким-либо образом влиял на условия предоставления материалов с отсрочкой?

Пикулев: Он давал отсрочку платежа. 

Гособвинитель: Он - это кто?

Пикулев: «ДВ-Цемент».

Гособвинитель: Мой вопрос был, Андрей Васильевич, снова о другом. Игорь Сергеевич имел какое-то отношение к тому, что «ДВ-Цемент» предоставлял с отсрочкой платежа стройматериалы?

Пикулев: Я не знаю.

Гособвинитель: Не знаете.

Пикулев: Я работал с «ДВ-Цементом».

Гособвинитель: Понятно. Объясните тогда свою логику: в связи с чем вы мне сказали, что глава города заботится о городе, когда я вас спросила совершенно о другом? Если вы не знаете, имел ли отношение Игорь Сергеевич к отсрочке платежа, почему мне так ответили, а, Андрей Васильевич?

Пикулев: Но если бы он не имел отношения, он бы там не сидел сейчас. Я вам больше ничего не могу сказать. 

Гособвинитель: То есть обоснованность предъявленного обвинения вас убеждает в том, что вы сказали. Вы считаете, обоснованно ему предъявлено обвинение?

Третьяков: Ваша честь, мы возражаем.

Судья: Вопрос снят.

Гособвинитель: Не вопрос, свидетель просто не отвечает на мой вопрос. Андрей Васильевич, как мне понимать ваш ответ? Имел Игорь Сергеевич отношение  к «ДВ-Цементу» или нет?

Защита: Я прошу снять этот вопрос, потому что свидетель уже сказал, что «ДВ-Цемент» принадлежал или Игорю Сергеевичу Пушкареву, или его родственникам. Поэтому повторная постановка тех же самых вопросов выбивает свидетеля, я считаю, и заводит в тупик.

Гособвинитель: Я переформулирую вопрос. Ваша честь, защита заботится о свидетеле, я понимаю прекрасно их, поэтому я переформулирую вопрос. Еще раз скажите мне, пожалуйста, еще раз пытаюсь задать вопрос, на который я так ответ и не получила. Скажите, пожалуйста, Игорь Сергеевич имел какое-то отношение к принятию решения о предоставлении отсрочки платежа?

Пикулев: Не знаю.

Гособвинитель: Все понятно. А скажите, пожалуйста, если вы не знаете, то, соответственно, как вы ответите на мой вопрос о том, по какой причине  «ДВ-Цемент» предоставлял в рассрочку платежа подрядчикам стройматериалы, МУПу?

Пикулев: Я не знаю.

Гособвинитель: Вы не знаете. Если вы не знаете, то по какой причине до этого вы ответили на мой вопрос, что глава города заботился о городе?

Пикулев: Потому что уважаю его.

Гособвинитель: Потому что уважаете. Замечательно, Андрей Васильевич. Ну все, у меня больше нет вопросов.

Янченко: Ваша честь, позволите?

Судья: Да.

Янченко: Андрей Васильевич, адвокат Янченко беспокоит. Вопрос такого плана: скажите, пожалуйста, за время вашей работы с сентября 2011 года по апрель 2012 года при личном вашем участии МУПВ подавало заявку на участие в каких-либо аукционах, выигрывало аукционы?

Пикулев: При мне нет.

Янченко: При вас нет. А если я задам вопрос про аукционы по содержанию городских территорий?

Пикулев: По содержанию – да, я имел в виду, что по дорогам нет, по содержанию городских территорий – да. 

Янченко: Скажите, пожалуйста, а кто занимался на МУПВ участием в аукционах по формированию заявок?

Пикулев: Юристы занимались.

Янченко: А лично вы как директор МУПВ какое участие принимали при проведении аукциона, что вы делали?

Пикулев: Я никакого участия не принимал.

Янченко: Скажите, пожалуйста, у вас была электронная подпись для участия в аукционах на электронной площадке?

Пикулев: У меня нет.

Янченко: У вас нет. А у кого она была, если таковая имелась?

Пикулев: Я даже не знаю, у кого она была.

Янченко: Скажите, пожалуйста, а какие-либо платежные документы на перечисление денежных средств для обеспечения заявки на участие в аукционах вы подписывали?

Пикулев: Наверное, подписывал.

Янченко: А кто предоставлял эти документы для подписания?

Пикулев: Юристы.

Янченко: Спасибо, у меня пока нет вопросов.

Защита: Андрей Васильевич, подскажите, мы изучали уголовное дело, в нем том 4-й лист дела 181–256 сведения из единой электронной площадки, согласно указанным сведениям вами подписано два договора по обслуживанию города, те два договора, о которых сейчас шла речь. Один из этих договоров был обеспечен банковской гарантией, а второй договор - договором поручительства ОАО «Спасскцемент». Подскажите, обеспечение банковской гарантии стоило для МУПа каких-то дополнительных средств?

Пикулев: Нет, насколько я знаю, не стоило.

Защита: Банку что-либо оплачивалось за предоставление банковской гарантии? 

Пикулев: Нет.

Защита: А ООО «Спасскцемент» за предоставление поручительства какие-то издержки МУП нес?

Пикулев: Насколько я знаю, нет. 

Защита: Также в ходе изучения уголовного дела во время судебных заседаний нами было установлено, что наиболее резкий рост кредиторской задолженности МУПВ «Дороги Владивостока» произошел в период с осени 2011 года по 1-й квартал 2012 года. Как-то можете это прокомментировать?

Пикулев: Задолженность была до декабря месяца, потому что работы еще не были оплачены, а материалов мы уже много взяли. С декабря уменьшилась задолженность.

Защита: В связи с этим вопрос. Подскажите, вас привлекали к какой-либо ответственности за то, что так резко рост кредиторской задолженности произошел? 

Пикулев: Нет.

Гособвинитель: Скажите, пожалуйста, на основании ранее заданных вопросов: а вы сами лично на занимаемой вами должности занимались вопросами оформления банковской гарантии?

Пикулев: Нет.

Гособвинитель: Скажите, пожалуйста, искали ли вы банки для того, чтобы оформить банковские гарантии?

Пикулев: Нет.

Гособвинитель: Отчитывались ли вы перед Игорем Сергеевичем Пушкаревым либо иными должностными лицами о поиске банковской гарантии?

Пикулев: Нет.

Напомним, новый этап в деле Игоря Пушкарёва – допрос свидетелей – стартовал в конце июня. На вопросы суда уже ответили более 30 свидетелей обвинения. Всего со стороны обвинения их заявлено 56. После того  как они дадут показания, начнутся допросы свидетелей защиты.

Всего в качестве свидетелей в деле экс-главы Владивостока проходит более 90 человек. В основном это жители Владивостока – представители городской администрации, компании «Востокцемент», МУПВ «Дороги Владивостока», общественных организаций города. Показания они дают посредством видео-конференц-связи. К слову, из-за неполадок системы дважды свидетели, проживающие в приморской столице, не смогли ответить на вопросы суда. Завершат процесс прения сторон.

 

 

Поделиться: