18+

Свидетель обвинения работал с экс-главой Владивостока с 2008 года 

Анатолий Карьев – капитан моторной яхты – дал показания по делу экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего группу компаний «Востокцемент» Андрея Пушкарёва 6 июля.  Капитан выступает как свидетель обвинения. 

Отвечая на вопросы государственного обвинителя, Анатолий Карьев рассказал, что Игорь Пушкарёв пригласил его на работу ранней весной 2008 года.   Свидетель стал капитаном катера «Надежда», а после того, как он был продан, катера «Афина», состоящих на балансе группы компаний «Востокцемент». 

Из показаний свидетеля обвинения следует, что плавсредство было приобретено до того, как Игорь Пушкарёв возглавил Владивосток. Однако в море на катере выходили не только члены семьи Игоря Пушкарёва, но и чиновники самого высокого уровня. 

Стенограмма допроса Анатолия Карьева 

Судья: Судом устанавливается личность свидетеля, назовите вашу фамилию, имя, отчество.

Карьев: Карьев Анатолий Анатольевич.

Судья: Я вам разъясняю, что вы приглашены в качестве свидетеля для дачи показаний по уголовному делу в отношении Пушкарева И.С., Лушникова А.В., Пушкарева А.С. Как свидетель вы обязаны говорить суду правду. За отказ от дачи показаний, дачи заведомо ложных показаний, уклонения от дачи показаний предусмотрена уголовная ответственность. Вы можете не свидетельствовать против себя, своих близких родственников, своей супруги, иных близких лиц. В судебном заседании имеете право пользоваться помощью переводчика, если не владеете русским языком, вправе заявить отвод переводчику, вправе являться на допрос с адвокатом, заявлять ходатайства, делать замечания и заявления по поводу действий председательствующего и участников процесса, вправе пользоваться мерами госбезопасности, в случае как это предусмотрено уголовно-процессуальным законом. Вам понятны ваши права и ответственность?

Карьев: Да.

Судья: Распишитесь, пожалуйста, в подписке, которая на столе лежит возле вас. Так, свидетель, поясните, пожалуйста, суду, вы какое-то отношение к МУПВ «Дороги Владивостока» имеете? Которое у нас потерпевшим по делу проходит.

Карьев: Нет, никакого.

Судья: Не имеете. А с Пушкаревым И.С., А.С., Лушниковым А.В. вы знакомы?

Карьев: С Лушниковым нет. С Пушкаревым да.

Судья: Какие отношения вас связывают с Пушкаревым Игорем Сергеевичем? В двух словах можете объяснить?

Карьев: Производственные. 

Судья: А с Андреем Сергеевичем? 

Карьев: То же самое.

Судья: У вас никаких с ними конфликтов не было, в силу которых вы можете их оклеветать, дать недостоверные показания, оговорить в чем-то?

Карьев: Да нет, наоборот, могу сказать, что очень уважаю этих людей.

Судья: Хорошо. Пожалуйста, тогда отвечайте на вопросы гособвинения.

Гособвинитель (женщина): Спасибо, Ваша честь. Анатолий Анатольевич, расскажите, пожалуйста, суду,  где и кем вы работали в период с 2008 по 2016 год.?

Карьев: Капитан на моторной яхте.

Гособвинитель (женщина): Весь этот период?

Карьев: Да.

Гособвинитель (женщина): Скажите, пожалуйста, это было одно плавсредство или их было несколько в один период или они менялись?

Карьев: Они менялись, их было несколько. 

Гособвинитель (женщина): То есть одновременно их было несколько, да?

Карьев: Ну в какой-то определенный период да.

Гособвинитель (женщина): Вот расскажите, пожалуйста, в какой период  капитаном каких плавсредств вы являлись?

Карьев: С 2008 года по нынешнее время был ответственный.

Гособвинитель (женщина): Вы меня не поняли. 

Карьев: Я вас понял, я был капитаном и на первой яхте, и на второй яхте, и на всех остальных, и последняя моя должность – старший капитан. Я отвечал практически за все плавсредства.

Гособвинитель (женщина): Я поняла вас, Анатолий Анатольевич, у нас нет в деле первой и второй яхты. Пожалуйста, наименование их обозначьте. Как они назывались или называются?

Карьев: «Надежда». Первая яхта – «Надежда». Вторая – «Афина».

Гособвинитель (женщина): «Надежда» и «Афина». Понятно. Скажите, пожалуйста, вы пояснили, что с Пушкаревыми вы знакомы. Расскажите суду, в какой период вы познакомились с каждым из них, если помните год, то вообще замечательно, и в связи с чем стали работать, кто вам предложил работать на тех плавсредствах, на которых вы мне сказали уже.

Карьев: С Игорем Сергеевичем когда познакомился, точно не помню, но это было начало 2000-х. Когда он был в гостях на моем прежнем месте работы, и мы были представлены друг другу. С Владимиром Сергеевичем и Андреем Сергеевичем познакомились уже в 2008 году, когда был принят на работу, непосредственно на ней.

Гособвинитель (женщина): Понятно. Скажите, пожалуйста, а кто вам предложил работу?

Карьев: Работу мне не предлагали, дело в том, что та яхта –  «Надежда», на которой я работал, прежним хозяином выставилась на продажу, вот и для меня было сюрпризом, и Игорь Сергеевич тогда был собственником этой яхты и принимал все решения. Ну тогда он мне и предложил тесно работать. Я согласился.

Гособвинитель (женщина): То есть  Игорь Сергеевич предложил?

Карьев: Да, после собеседования он предложил мне работу.

Гособвинитель (женщина): Понятно. А соответственно месяц не помните 2008 года, когда вы начали у него работать?

Карьев: Нет, не помню точно, это где-то начало сезона было. Очень ранняя весна, скажем так. Точно не могу сейчас.

Гособвинитель (женщина): Понятно. Скажите, пожалуйста, известно ли вам, в чьей собственности и в какой период, соответственно, находилась «Надежда» изначально, мы про «Надежду» говорим, на кого она была оформлена официально?

Карьев: Официально она была оформлена на предприятие.

Гособвинитель (женщина): Какое, помните? 

Карьев: Нет, не могу утверждать, я очень плохо тогда еще ориентировался, я, в принципе, и не знал, что (неразборчиво). Потом, насколько я помню, она так передавалась с баланса на баланс, но с какого предприятия на какое, я не могу сказать.

Гособвинитель (женщина): Это вы про «Надежду» мне говорите, да?

Карьев: Да, да.

Гособвинитель (женщина): Она с баланса на баланс перемещалась.

Карьев: Да, в самом начале.

Гособвинитель (женщина): Период помните, когда это произошло, или происходило неоднократно?

Карьев: Нет.

Гособвинитель (женщина): Это единожды было, чтоб она перемещалась с баланса на баланс?

Карьев: Да.

Гособвинитель (женщина): Понятно. Скажите, пожалуйста, какой период времени, весь ли с 2008 по 2016 год вы являлись капитаном «Надежды»?

Карьев: С 2008 года и, наверное, лет 4-5, где-то так.

Гособвинитель (женщина): Что с ней потом произошло?

Карьев: С ней ничего, она так и оставалась.

Гособвинитель (женщина): А почему вы больше капитаном на ней не являлись?

Карьев: Ну потому что был все остальное время капитаном катера «Афина».

Гособвинитель (женщина): То есть вы не совмещали капитанство на этих двух плавсредствах?

Карьев: Нет. Это юридически невозможно.

Гособвинитель (женщина): Я поняла вас. Просто вы тогда на мой первый вопрос не совсем точно ответили, ну ладно. Скажите мне, пожалуйста, а кто стал капитаном «Надежды», если вам это известно, после того, как вы стали капитаном на «Афине»?

Карьев: Был принят на работу еще один капитан.

Гособвинитель (женщина): Фамилию его помните?

Карьев: (неразборчиво)

Гособвинитель (женщина): Понятно. Скажите, пожалуйста, известно ли вам, на кого была оформлена «Афина» и когда она была приобретена, если вы, конечно, помните?

Карьев: …2010 год. Оформлена была на Спасскцемент.

Гособвинитель (женщина): Она, как и «Надежда» переходила с баланса на баланс или все время находилась на балансе одной организации – Спасскцемента?

Карьев: Нет, все время находилась на одном предприятии.

Гособвинитель (женщина): Понятно. Теперь к вам, Анатолий Анатольевич, в 2008 году, когда вы стали фактически работать капитаном «Надежды», вы официально были трудоустроены?

Карьев: Да, я был официально трудоустроен по всем законам ТК.

Гособвинитель (женщина): Я не сомневалась, я поэтому и спрашиваю вас, куда вы были трудоустроены, в какое предприятие и в качестве кого, кем вы числились в этой организации?

Карьев: Я числился капитаном. Должность моя была старший капитан.

Гособвинитель (женщина): На какое предприятие вы были трудоустроены? Изначально в 2008 году.

Карьев: Если я не ошибаюсь, по-моему, «Парк Актив». Или ДСЗ.

Гособвинитель (женщина): Понятно. Скажите, пожалуйста, вы, отвечая на мой вопрос, сказали, что не помните, на балансе какой компании находилось предприятие, находилась «Надежда». Я вам так задам вопрос: она находилась на балансе какой-то из тех организаций, которые вы мне сейчас назвали, или нет?

Карьев: Да-да, конечно. Я просто не могу так серьезно утверждать, поэтому сказал, что не помню.

Гособвинитель (женщина): Я поняла вас. Скажите, пожалуйста, кто пользовался катерами «Надежда», впоследствии «Афина», ну, соответственно, с какой целью использовались эти плавсредства?

Карьев: Плавсредства класса прогулочные, поэтому они использовались только в целях отдыха, морских прогулок, рыбалки.

Гособвинитель (женщина): Кто отдыхал, рыбачил, проводил свой досуг на этих плавсредствах? 

Карьев: Ну в первую очередь, даже не в первую очередь, много людей было, т.е. люди были и с предприятий, и семья Игоря Сергеевича, и Владимир Сергеевич, и Андрей Сергеевич, и дети (неразборчиво) на борту.

Гособвинитель (женщина): Кто-то приоритетно среди тех, кого вы перечислили, кто-то приоритетно пользовался этой яхтой? Этими яхтами, или катерами. Приоритетно – это большую часть времени. Это если, скажем так, их всех сравнить, кто большую часть времени использовал эти плавсредства?

Карьев: Не могу выделить кого-то конкретно, потому что график был напряженный и людей действительно было много. Задачи такой не стояло. Поэтому не отложилось у меня это.

Гособвинитель (женщина): Скажите, пожалуйста, а когда Игорь Сергеевич, допустим, хотел провести свое время на каком-то из плавсредств, обозначенных вами, кто вам звонил, сообщал об этом или каким-то образом другим вы узнавали о том, что Игорь Сергеевич планирует провести так время?

Карьев: Ну, по штатному расписанию непосредственно мой начальник был – это первый зам. гендиректора Спасскцемента Владимир Сергеевич, поэтому все свои действия, любые действия, связанные с плавсредствами, я согласовывал с ним и непосредственно получал от него указания.

Гособвинитель (женщина): Понятно. Бывали ли случаи, когда не от Владимира Сергеевича вы узнавали, что Игорь Сергеевич планирует воспользоваться каким-то из плавсредств?

Карьев: Допускаю, что да, но, как только я узнавал, после этого я обязательно сразу должен был сообщить Владимиру Сергеевичу.

Гособвинитель (женщина): Понятно. Скажите, пожалуйста, помощники Игоря Сергеевича не общались с вами по поводу организации досуга Игоря Сергеевича на катерах?

Карьев: По поводу досуга нет, по поводу организации каких-то выходов да.

Гособвинитель (женщина): Пускай так. Общались да, с вами?

Карьев: По поводу организации выходов – да. Но не досуга.

Гособвинитель (женщина): А тогда в двух словах объясните мне, выход и досуг – почему вы принципиальную разницу в этом видите, если вы сами обозначили круг функций плавсредств, в которые, по сути, ничего, кроме досуга, не входило?

Карьев: Вы задали вопрос, в каких целях использовалась яхта. Я вам ответил. Но досуг и выход, может быть, это наша терминология морская, но для меня это разные вещи. Когда мы идем на (неразборчиво) загорать и купаться и когда у нас на борту люди, скажем так, высокопоставленные, для меня это очень большая разница, поэтому надо разделять.

Гособвинитель (женщина): Это понятно, скажите мне, пожалуйста, т.е. помощники с вами общались в том случае, если предполагалось присутствие каких-то посторонних лиц? Только в том случае? Высокопоставленных, да?

Карьев: В основном да.

Гособвинитель (женщина): Скажите, пожалуйста, бывало ли такое, чтоб Игорь Сергеевич сам вам звонил по поводу организации выходов и досуга?

Карьев: Да.

Гособвинитель (женщина): Понятно. Скажите, пожалуйста, каким мобильным телефоном, модель меня интересует и номер, в период с 2008 по 2016 год вы пользовались?

Карьев: Ну, могу сказать, модели и телефон менялись соответственно.

Гособвинитель (женщина): Номер вы имеете в виду, да, менялся?

Карьев: Номер телефона один и тот же, марки и модели телефонов за этот период у меня менялись неоднократно.

Гособвинитель (женщина): Поняла. Поясните, пожалуйста, не помните ли вы тот номер телефона, который у вас был в тот период?

Карьев: 8-951-020-74-ХХ. 

Гособвинитель (женщина): А модели помните, какие у вас были за тот период, когда менялись?

Карьев: Нет.

Гособвинитель (женщина): Не помните. Понятно. Анатолий Анатольевич, скажите, пожалуйста, вы общались с Игорем Сергеевичем по поводу организации выходов и досуга путем личных разговоров, ну я имею в виду это были звонки именно или бывала и переписка, мессенджеры, там я не знаю, СМС-сообщения. 

Карьев: Да, были и звонки, и мессенджеры.

Гособвинитель (женщина): Скажите мне, пожалуйста, Макеева Людмила Ивановна вам знакома?

Карьев: Если мы говорим про помощников Игоря Сергеевича, то да.

Гособвинитель (женщина): Поясните, пожалуйста, она когда-либо за период с 2008 по 2016 год обращалась к вам, ну, скажем так, предупреждала вас о том, что Игорь Сергеевич планирует какие-то поездки, выходы на плавсредствах?

Карьев: Еще раз можно уточнить, передавала ли она распоряжения Игоря Сергеевича?

Гособвинитель (женщина): Как угодно, передавала ли она распоряжения..

Карьев: Да.

Гособвинитель (женщина): Передавала, да. Скажите, пожалуйста, а она сама к вам приезжала, я имею в виду на борту плавсредства была?

Карьев: Она была несколько раз на пирсе, т.е. возле плавсредства точно, ну на борт если и поднималась, то на море с нами я не помню, чтобы выходила.

Гособвинитель (женщина): Ой, будьте любезны, конец фразы я вот не услышала.

Карьев: Не помню, чтобы в море она выходила вместе с нами.

Гособвинитель (женщина): Все понятно. Скажите, пожалуйста, в заповедник ДВО РАН выходили с Игорем Сергеевичем?

Карьев: В заповедник мы не ходили, через территорию заповедника да, проходили, у нас были разрешительные документы.

Гособвинитель (женщина): Вас никто даже не подозревает, что вы без разрешительных документов туда выходили. Скажите мне, пожалуйста, когда это было, вы помните? Что вы проходили через заповедник?

Карьев: Это было, не знаю, 3-4 раза за все время, не могу сказать.

Гособвинитель (женщина): А по пути, куда вы заходили в этот заповедник?

Карьев: Бухта Витязь. …

Гособвинитель (женщина): Скажите, пожалуйста, разрешительные документы кто готовил? Подготавливает.

Карьев: Вы имеете в виду кто выдавал?

Гособвинитель (женщина): Что, простите? Кто организовал, вы спросили?

Карьев: Не, кто выдавал?

Гособвинитель (женщина): Не-не, ну, соответственно, кто оформлением занимался, соответственно, чтоб получить документ, нужен какой-то запрос, инициатива от кого-то, вот кто этим занимался?

Карьев: Да, да. Вот несколько раз мне передавали с дежурного автомобиля, несколько раз привозила Людмила Ивановна.

Гособвинитель (женщина): Людмила Ивановна вам привозила, замечательно. Скажите, пожалуйста, Анфимов такой вам знаком?

Карьев: По фамилии не могу сказать, что знаком. 

Гособвинитель (женщина): Водителя Игоря Сергеевича вы когда-либо видели, это, соответственно, мой первый вопрос, и второй, соответственно, знали ли вы, что Игорь Сергеевич периодически вылетает еще и на вертолете? То есть помимо плавсредств иногда и выходит на вертолете.

Карьев: Да, конечно, водителя видел и, что на вертолете летает, знал.

Гособвинитель (женщина): Бывало ли такое, что Игорь Сергеевич изначально был на вертолете, скажем так, вертолетная площадка, и затем он уже садился на борт какого-то из ваших плавсредств?

Карьев: Да.

Гособвинитель (женщина): Следующий вопрос. Скажите мне, пожалуйста, вы уже сказали, что переписывались, т.е. мессенджерами пользовались иногда при общении с обозначенными мною лицами. А кого вы в переписке с Владимиром Сергеевичем называли шефом?

Карьев: Игоря Сергеевича.

Гособвинитель (женщина): Почему вы его так называли? 

Карьев: Потому что я этого человека знаю, потому что он меня принимал на работу, имел полное право, и моральное, и…

Гособвинитель (женщина): Никто вас в этом не упрекает.

Карьев: Спасибо.

Гособвинитель (женщина): Скажите мне, пожалуйста, еще такой вопрос: коммерческие выходы в море плавсредств, обозначенных вами, имели место?

Карьев: Ни одного.

Гособвинитель (женщина): Никогда, да?

Карьев: Никогда.

Гособвинитель (женщина): Понятно. Расскажите еще суду о том, планировалась ли в тот период, который вы обозначили, обсуждалась, может быть, с вашим участием продажа какого-либо из плавсредств – «Афины» либо «Надежды»?

Карьев: Не в моей компетенции это. Нет, я не принимал в этом какое-то участие, в обсуждении.

Гособвинитель (женщина): Не принимали участие в обсуждении. Понятно. Анатолий Анатольевич, в судебном заседании нами исследовалось прослушивание телефонных переговоров, протокол осмотра расшифровок этих, и я вам сейчас приведу быстренько реплики, имеющиеся в этом документе, и вы мне поясните, знаете вы что-то об этом разговоре или нет. Договорились?

Карьев: Хорошо.

Гособвинитель (женщина): Значит, «Анатольевич, на сегодня выходов не будет никаких, так что смотрите, закругляйтесь, Москальцов отказался, сказал маловато ему, вот так вот, да? – Да. Жалко. – Говорит: «Афину» бы я взял. Там другая цена. Во-первых, она не продается. – Понятно. – Завтра Наташа с подружками хочет выйти. – Да, она говорила. – Да, пригодитесь на завтра. – С Владимиром Сергеевичем я списался вчера по поводу оборудования и тому подобного, он в понедельник вернется, и будем думать, он категоричен, нам надо решить, чтоб остаться под российским флагом. Я говорю, чтобы остаться под российским флагом, нам надо переоборудование. Он: мы как-то фирму пытались открыть, вернее, открыли, потратили деньги. Кстати, они мне позвонили, цену обозначили, у нас цена получается 35 800 евро, чтобы это все сделать. Я пересчитал, говорю 6 лет можно фирму держать за рубежом. Он говорит: ладно, давай, я  в понедельник вернусь, решим, посмотрим. Пока ходим. За лето месяц переоформимся, а в сентябре уже будем под иностранным флагом. Сейчас плотнее узнаем, как нам оформляться за границу в этом состоянии. Да, мы до этого состояния переоформимся, в понедельник проговорите и примите решение. Он так настроен, чтобы не менять гражданство, ходить в сопровождении. – Посчитаете, объяснишь все, будет и другое. – Понятно, хорошо, Игорь Сергеевич, я понял. Надо все считать. Ясно, понятно».

Скажите, пожалуйста, что-то по поводу этих обстоятельств, фигурирующих в этом диалоге, вам известно?

Карьев: Да, конечно.

Гособвинитель (женщина): Поясните, пожалуйста, что вам известно? 

Карьев: Все, о чем там говорилось.

Гособвинитель (женщина): А кто такой Москальцов и остальные участники, ну начнем с того, что кто разговаривает? Кто ведет диалог в данном случае?

Карьев: Ну я так понял, что Игорь Сергеевич и я.

Гособвинитель (женщина): Вот что вы обсуждаете, я имею в виду, кто такой Москальцов, что такое, объясните нам, выход под флаг? Соответственно, переоформление или продажу чего вы обсуждаете?

Карьев: Кто такой Москальцов? Доподлинно вам не скажу. Предполагаю, что разговор шел о катере «Надежда», со слов, то, что он маленький. Это (неразборчиво) По поводу того, обсуждалась в разговоре не продажа катера, обсуждалась постановка на учет в связи с изменением законодательства по (неразборчиво) флоту. Катер «Афина» полностью выплачен. То есть госпошлина за него внесена государству. И на сегодняшний день есть несколько вариантов постановки таких судов на учет. Вот в этом разговоре и обсуждалась возможность. Одна из возможностей.

Гособвинитель (женщина): Все понятно. Еще одну расшифровку совсем коротенькую вам зачитаю: «Анатольич, ну завтра где-то к 9.30 будьте готовы выйти там порыбачить, если что там, купите там чеснока.  – Да у нас все есть на катере.  – Есть да? – На камбалу пойдем или на зубра? – Не знаю, решим потом, утром. – Понял, хорошо. Ага, все понял». Скажите, пожалуйста, Анатолий Анатольевич, а по поводу этого разговора помните что-нибудь? Кто участниками его являлся?

Карьев: Да, помню, участниками являлись я, Игорь Сергеевич. Помню по той простой причине, потому что следователь, как-то выделилось у меня это, он все спрашивал, кто такой зубр. Я ему долго объяснял, что зубр – это не зверь. Это такая точка на карте  – база зубра, туда обычно ходят на рыбалку.

Гособвинитель (женщина): То есть вы с Игорем Сергеевичем обсуждали в данном случае рыбалку, а не охоту. Этим вам запомнилось. 

Карьев: Да.

Гособвинитель (женщина): Понятно. Все ясно. Так. Вот еще один разговор, реплик тут совсем немного: « – Да, Игорь Сергеевич. – Анатольич, там Василий Иванович подошел, нет? – Да, сидит он в автобусе, говорит, не хочу я на катер ваш заходить, там качает. – Все, хорошо, тогда заводись. – Я уже завелся, я уже минут 30. – Понял, я на  Первой Морской уже. – Хорошо». А по поводу этого разговора что-то помните? Ну, я имею в виду участников разговора назвать можете?

Карьев: Участники – я и Игорь Сергеевич.

Гособвинитель (женщина): Понятно, Василий Иванович кто такой, помните? 

Карьев: Нет. …

Гособвинитель (женщина): Все понятно. И еще один вопрос, скажите, пожалуйста, а вам неизвестно, в связи с чем с баланса на баланс передавалось плавсредство?

Карьев: Нет. Не моя компетенция как бы.

Гособвинитель (женщина): Не интересовались. 

Карьев: Не интересовался.

Гособвинитель (женщина): Вы вот в тот период, который обозначили, с 2008 по 2016 год, меняли место работы свое официальное, я имею в виду вот то предприятие, которое вы назвали,  «Парк Актив» или ДСЗ, на что-то другое меняли по истечении времени?

Карьев: Нет, я переходил с предприятия на предприятие только вместе с катером и оставался работать на этом катере, т.е. …

Гособвинитель (женщина): Я вас про это не спрашиваю, Анатолий Анатольевич, я вас про это не спрашиваю, я не спрашиваю вас про катер, с катерами я уже, слава богу, все поняла. Меня интересует именно формально предприятие, на котором вы работали, менялось ли это предприятие вот с течением времени, с 2008 по 2016 год.

Карьев: Да, конечно.

Гособвинитель (женщина): В связи с чем? 

Карьев: Я числился на ДСЗ, и последние лет шесть, наверное, это Спасскцемент.

Гособвинитель (женщина): Все понятно. Скажите, пожалуйста, известны ли вам такие люди, как Алешина, Згардовская, Эпова, Черепанова?

Карьев: По фамилиям нет.

Гособвинитель (женщина): Не слышали никогда, да?

Карьев: По фамилиям да, не слышал.

Гособвинитель (женщина): Не слышали, все понятно. Так, пока нет вопросов, Ваша честь.

Судья: У представителя потерпевшего будут вопросы?

Представитель потерпевшего: Анатолий Анатольевич, вот поясните, пожалуйста, вы сказали, что отдыхала на катере семья Пушкаревых. А кто, по вашему мнению, входил в состав семьи?

Карьев: Ну как. Старшее поколение: отец, мать. Старший сын, средний сын, младший сын. Их дети и жены.

Представитель потерпевшего: А вы как-то разделяли между собой или считали за единое целое как семья Пушкаревых?

Карьев: Еще раз, пожалуйста?

Представитель потерпевшего: Вы как-то разделяли между собой? Семья там Игоря Сергеевича, семья Андрея Сергеевича, Владимира Сергеевича или считали их как единое целое, одна единая семья Пушкаревых?

Карьев: Ну как единая семья, конечно, они все очень дружны.

Представитель потерпевшего: Все, нет вопросов.

Судья: У защиты будут вопросы?

Третьяков: Да, Ваша честь. Анатолий Анатольевич, здравствуйте, меня зовут Константин Третьяков. Я адвокат Игоря Сергеевича Пушкарева. Подскажите, пожалуйста, да, какое отношение Игорь Сергеевич Пушкарев имел к ГК «Востокцемент», по вашему мнению?

Карьев: По моему мнению, со времени моего знакомства, как я уже сказал, это начало 2000-х годов, он мне был представлен как (неразборчиво) работодатель, и от него я получил информацию, что (неразборчиво) поднял Спасскцементный завод, дал людям работу и все остальное, а отсюда у меня и мнение соответственно, что это человек, который умеет работать, может руководить, и все остальное.

Третьяков: Я вас понял, какое отношение Игорь Сергеевич, я вынужден повторить вопрос, к ГК «Востокцемент»...

Карьев: Как собственник.

Третьяков: Как собственник компании, отлично. Кто являлся фактическим руководителем ГК «Востокцемент»? Фактическим.

Карьев: Я думаю, что он и являлся.  

Третьяков: Хорошо, спасибо, у меня нет вопросов больше.

Судья: Еще будут вопросы? Пожалуйста, Игорь Сергеевич.

Пушкарев И.С.: Анатолий Анатольевич, добрый день.

Карьев: Добрый день, Игорь Сергеевич!

Пушкарев И.С.: Рад тебя видеть. 

Карьев: Взаимно.

Пушкарев И.С.: Всего самого доброго! Спасибо, Ваша честь, у меня больше нет.

Судья: Так, ну, понятно, Игорь Сергеевич, вопросы нужны были.

Пушкарев И.С.: Так я 2 года не видел его.

Судья: Не надо общаться со свидетелем. 

Судья: Хорошо, допрос свидетеля завершен, спасибо большое, свидетель, вы можете быть свободны. 

Напомним, допросы свидетелей по делу Игоря Пушкарёва начались в конце июня. Всего их заявлено более 90, показания уже дали больше 40 из них. В основном это сотрудники администрации города, МУПВ «Дороги Владивостока», группы компаний «Востокцемент».  Свидетели из Владивостока отвечают на вопросы суда по видео-конференц-связи. 

 

Поделиться: