18+
Дело Игоря Пушкарёва: 300 коробок документов и ещё одна сомнительная экспертизаЗащита Игоря Пушкарёва вновь указывает на недостоверность доказательств

В четверг, 14 июня, в Тверском суде Москвы состоялось очередное слушание по существу дела экс-главы Владивостока Игоря Пушкарёва, бывшего директора МУПВ «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова и ранее возглавлявшего компанию «Востокцемент» Андрея Пушкарёва. На этот раз защита акцентировала внимание суда на сомнительной достоверности фонографической экспертизы – записей телефонных переговоров Игоря Пушкарёва.  При этом сомнения вызваны не только компетентностью экспертов и методом её проведения, но и правомерностью самой экспертизы.  

«В деле имеется фонографическая экспертиза постановление о назначении которой не выносилось. Эксперт, нарушив свои полномочия, не имея постановления следователя, и по собственной инициативе исполнил данный документ. А следователь попытался предать процессуальный статус этим доказательствам, поместив их в дело. Такое недопустимо, - подчеркнули адвокаты.  - Кроме того, в этом документе есть ссылка на результаты оперативно-розыскной деятельности, которые нами не изучались».


Также защитники указали на то, что на исследование предоставлялись только фрагменты разговоров, но их оценка вне контекста не может в полной мере передать достоверность. Возникли вопросы и по поводу профессионализма экспертов, которые проводили фонографическую экспертизу.

«Компетентность экспертов вызывает сомнения, так как в определённый момент в расшифровках просто появилось некое лицо, обозначенное двумя буквами. А в одном из диалогов эксперт уверенно указывает, что в разговоре участвует Пушкарёв Игорь Сергеевич. Однако вместе с этим в заключении он указал, что установить лицо, участвовавшее в диалоге, не удалось. Поэтому есть большие сомнение в достоверности экспертизы», - заявил адвокат Константин Третьяков.


Как отметила сторона защиты, допустимость телефонных переговоров как доказательств определяется допустимостью результатов оперативно-розыскной деятельности. Которая была проведена с существенными нарушениями Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Напомним, допустимость доказательств – это требование согласно которому они должны быть получены только с помощью предусмотренных законом средств. Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы.

В деле бывшего главы Владивостока недопустимых доказательств предостаточно. Одним из них и является прослушка телефонных разговоров, которая велась незаконно. Игорю Пушкарёву вменялось незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289), это преступление не является тяжким. А прослушивание возможно только в отношении подозреваемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Для того, чтобы прослушивание было санкционировано управление ФСБ по Приморскому краю включило в обвинение и другие статьи, например, ст. 159 Уголовного кодекса РФ – мошенничество с использованием служебного положения. Но даже в этом случае прослушка велась незаконно, так как на неё не было судебного разрешения.

Понимая, что по статье 289 судом не будет дано разрешение на прослушивание, сотрудники ФСБ обращались с тем, что Игорь Пушкарёв якобы подозревается по 159-й и другим статьям. Но и в данном случае прослушивание возможно только при возбуждении уголовного дела, чего на тот момент не было.

«Как доказательства в деле представлены мои телефонные переговоры. Получены они незаконным путём, так как незаконной была сама прослушка. Она сделана с помощью сфальсифицированных документов, которые были представлены в качестве основания для прослушивания суду. Эти документы есть в материалах дела, мы обращали внимание суда на это, - отметил Игорь Пушкарёв. - Однако мы заслушиваем телефонные разговоры, более того – фразы, вырванные из контекста. Зачастую они без начала и без окончания разговора. Тем не менее, все они подтверждают, что прежде всего, я действовал в интересах города и мупа. Они прямо на это указывают».


Так, среди озвученных гособвинением стенограмм телефонных переговоров представлен разговор Игоря Пушкарёва с Андреем Пушкарёвым. Тогда глава Владивостока договаривается с генеральным директором ГК «Востокцемент» о снижении цен на асфальт для МУПВ «Дороги Владивостока». Это ещё один факт, указывающий на то, что завышения цен не было, как не было и причинения ущерба муниципальному предприятию.

«Даже по вырванным из контекста фрагментам видно, что Игорь Пушкарёв работал на совесть и в интересах города, - сказал Константин Третьяков. - Например, по одному из разговоров понятно, что между готовой работать по предоплате компанией и МУПВ «Дороги Владивостока» предпочтение было отдано муниципальному предприятию. Ведь самое главное – интересы города и простой даже в три дня был недопустимым для Игоря Сергеевича. Обращу внимание и на разговор, где Игорь Пушкарёв просит Андрея Пушкарёва снизить цены на стройматериалы для строек к саммиту АТЭС-2012. Мотив его действий очевиден, и он точно не направлен на получение корысти. Саммит - это государственная задача при выполнении которой личное для Игоря Сергеевича становится вторичным».


Далее в ходе заседания были исследованы три тома уголовного дела – с 77-го по 79-й. Это протоколы обысков в офисе компании «Востокцемент», описание изъятых документов, оригиналы и копии контрактов МУПВ «Дороги Владивостока». А также перечисление изъятого в ходе обысков в муниципальном предприятии – документы на технику, самые разные акты, контракты и реестры. Без малого 300 коробок. Неудивительно, что при таком подходе «доказательством» стала каждая обнаруженная в помещении бумажка, будь то черновик или инструкция. Ведь чем-то нужно было наполнить 120 томов дела.

После восьми часов работы судья перенёс слушание на понедельник, 18 июня.

Речь Игоря Пушкарёва в ходе заседания 14 июня 
 
Поделиться: