Сайт в поддержку экс-мэра города Владивостока
Игоря Пушкарёва

c_200_150_16777215_00_images_1477326365.jpgИ как эта ситуация показывает изъяны нынешней следственной системы

Басманный суд Москвы 7 августа принял решение об изменении меры пресечения бывшему губернатору Удмуртии Владимиру Соловьёву, сообщает РИА VladNews. Таким образом арестованный 4 апреля 2017 года чиновник отправится из СИЗО «Лефортово» под домашний арест до 4 сентября.

Напомним, против Соловьёва было возбуждено уголовное дело в связи с совершением им двух особо тяжких преступлений, предусмотренных ч. 6 ст. 290 УК РФ (получение взятки должностным лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации, в особо крупном размере).

По версии следствия, в 2014-2016 годах Александр Соловьев получил от представителей организаций, осуществляющих строительство мостовых переходов через реку Кама и реку Буй у города Камбарки в Удмуртской Республике, взятки в виде денег на общую сумму 139 млн рублей, а также в виде доли участия в коммерческой организации, стоимостью 2,7 млн рублей. За это Александр Соловьев должен был обеспечить внеочередную и незамедлительную оплату выполняемых работ из федерального и регионального бюджетов, а также выделение лицензий для геологического изучения участка недр и на разведку, а также добычу песка и песчано-гравийной смеси.

Ситуация с Соловьёвым достаточна показательна. Дело в том, что с ходатайством об изменении меры пресечения выступила не сторона защиты, как обычно бывает в таких ситуациях, а следователь. Формальной причиной стало приобщение к делу справки о наличии хронических заболеваний у Соловьёва. Однако, как сообщаетРАПСИ, реальной причиной подобного снисхождения является то, что обвиняемый активно сотрудничает со следствием и ранее дал подробные признательные показания, изобличающие других участников преступления.

Эксперты отмечают, что теперь предварительное следствие по делу экс-главы Удмуртии закончится в ближайшее время. Следователям фактически остаётся формально собрать материалы уголовного дела, подготовить обвинительное заключение, ознакомить подозреваемых и отправить документы на утверждение в Генеральную прокуратуру. После всех этих манипуляций пройдёт судебное заседание, где Соловьёв судя по всему получит минимальный срок, учитывая следку со следствием.

Дело Соловьёва во многом является наглядным примером того, как работает нынешняя система следственных органов. Подозреваемый может рассчитывать на более мягкую меру пресечения только в том случае, если значительно облегчает дальнейшую работу следователей, соглашаясь дать признательные показания.  В ином случае, как показывает практика, все попытки подозреваемых добиться аналогичного решения с использованием законных оснований, разбиваются о позицию стороны обвинения, которая говорит о возможности надавить на свидетелей или помешать следствию.

Стоит сказать, что ярким примером является дело другого губернатора Александра Хорошавина, который в отличие от коллеги, свою вину так и не признал. Вчера суд Южно-Сахалинска продлил арест бывшему главе Сахалинской области до 7 ноября, несмотря на аналогичные справки об ухудшении состояния здоровья.

Другим, не менее резонансным примером является дело Пушкарёвых-Лушникова, в котором обвиняемые также не признают свою вину, за что вынуждены платить нахождением под арестом. И если в деле Хорошавина были найдены огромные суммы денег и килограммы драгоценностей, то у четы Пушкарёвых при обысках не нашли ничего особенного. Кроме того, изначально главу Владивостока, его родного брата и директора МУП «Дороги Владивостока» обвиняли в экономических преступлениях, которые несколько лет были предметом рассмотрения местного УФАС.

Нежелание признавать свою вину и попытки доказать невиновность в деле Пушкарёвых-Лушникова привели к тому, что следствие постоянно ищет новые доводы по обвинению участников процесса. Только за прошедший год сторона обвинения квалифицировала одни и те же действия подозреваемых под тремя разными уголовными делами, а также неоднократно предлагала Андрею Лушникову дать признательные показания против главы Владивостока и его брата в обмен на свободу.

Адвокат Алексей Клёцкин отмечает, что для следователей нормальная практика давить на подозреваемых с целью получить показания друг против друга.

«Зачастую следствие возбуждает уголовное дело, а потом ищет доказательства. Однако бывает так, что формальных причин не удаётся найти, в результате чего начинается моральное давление. Содержание под арестом, запреты свиданий с семьёй, телефонных звонков – всё это достаточно непросто для человека, которые ещё недавно был на свободе. Однако случается и так, что следствию не удаётся отыграть по собственным правилам и материалы дела отдаются в суд в том виде, в котором есть. И тут уже суд будет разбираться, но бывает и так, что именно там подобные дела разваливаются», - резюмирует Клёцкин. Источник